русская версия английская версия пятница, 20.04.2018
Расписание:
Сергей Воронков
литератор, историк
Энциклопедия

Между небом и землей

И конечно, если бы Сталин официально
крикнул клич: «Бей жидов!»,
то ни одного бы не оставили.
М.Плисецкая. Из интервью В.Познеру

Это ж надо: первые десять чемпионатов СССР закончились в 1937 году, а вторые десять – в 1953-м. Пик репрессий – и конец людоедской эпохи! Мистика чисел какая-то…
Я вообще люблю совпадения. Помню, как меня огорчало, что 20-й чемпионат датирован безликим 1952 годом. И вдруг такой бонус – дополнительный матч, продливший турнир до «нужного» года. Ведь до этого во всех чемпионатах, где случался дележ первого места (5, 9, 16 и 17-й), матчи, вопреки регламенту, не проводились и обоим победителям присваивался чемпионский титул. Почему на сей раз решили поступить иначе, история умалчивает, но без Ботвинника, уверен, не обошлось: он хотел примерно «высечь» обидчика («Я обязан был этот матч выиграть – не понравилось мне поведение Тайманова во время нашей партии в чемпионате») и заодно напомнить всем, кто в доме хозяин.
Ситуация была критическая. В книге «Полвека в шахматах» Михаил Моисеевич пишет: «С 1948 г. мои спортивные результаты несколько снизились, – должен же я был доказать, что не разучился играть в шахматы!» Какое там «несколько снизились»: то сплошь одни победы, то с трудом сведенный вничью матч с Бронштейном, 5-е место в чемпионате СССР (1951) и 3–4-е на турнире в Будапеште (1952). Недаром на вопрос Давида Ионовича, почему Ботвинник его так не любит, Ларсен ответил: «Так вы же сняли с него всю позолоту!»
Ситуацию усугублял стремительно нараставший в стране антисемитизм. В августе 1952-го, после трех лет пыток и издевательств, были расстреляны видные деятели Еврейского антифашистского комитета, а 13 января 1953-го – за две недели до матча – с сообщения ТАСС об аресте врачей-вредителей и статьи в «Правде» под названием «Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей» стало раскручиваться «дело врачей», грозившее вылиться в общенациональный еврейский погром (позже в архивах был найден оригинал этой статьи с собственноручной правкой Сталина).
Сразу же поползли слухи о депортации евреев в отдаленные районы – то ли в Еврейскую автономную область на Дальнем Востоке, то ли вообще на Крайний Север.

Бейлин: «В тот памятный день я читал материалы уголовного дела в канцелярии Львовского областного суда (мастер Бейлин был адвокатом). Я хотел улететь из Львова назавтра утром и поэтому работал не вставая. (…) Когда я вышел на площадь, меня вывел из некоторого оцепенения могучий рык уличных репродукторов. Бас диктора буквально рокотал, когда произносил слова “…Шпигунов та диверррсантов” и “…инфаррркт миокарррда”. Я остановился и понял, что вещают о зверствах врачей-убийц. Стало ясно, что сделан важный шаг в борьбе против космополитов. Среди еврейских фамилий профессоров-убийц затесались, для отвода глаз, имена Егорова и Виноградова, личного врача Сталина. Похоже было, что наступает решительная фаза.
(…) В Москве вечером я зашел к товарищу. Его отец, русский литератор еврейской национальности, был мрачен. Он сказал, что надо запасаться полушубками, валенками и кирзовыми сапогами. Возможна поголовная ссылка, как уже случилось с разными народами» (из книги «Не был, не состоял, не привлекался»).

Эти слухи упали на подготовленную почву: молва о депортации евреев шла с 1949 года, когда вслед за убийством Михоэлса были арестованы члены ЕАК. Кажется невероятным, чтобы страна, победившая нацизм под знаменем интернационализма, могла пойти на такую откровенно нацистскую акцию. Но если вдуматься, ничего невероятного в этом нет. Разве высылка целых народов не практиковалась уже в СССР? Почему можно было в одночасье выслать (да еще в разгар войны) чеченцев, ингушей, калмыков, крымских татар – и нельзя евреев? Разница только в масштабах. Но когда тиранов останавливал масштаб злодеяний?

Карикатура Кукрыниксов на задней обложке журнала «Крокодил», вышедшего в разгар «дела врачей» (№ 3, 30 января 1953). Надпись в центре гласит: «Органами Государственной безопасности раскрыта террористическая группа врачей-вредителей, наемных агентов иностранных разведок». Каких? Ответ справа внизу: «Американо-английская разведка». А «Джойнт» – это название крупнейшей еврейской благотворительной организации.

Противники этой версии ссылаются на то, что в архивах не обнаружено документов, где бы упоминалась подготовка депортации, нет там и списков на выселение. Но, во-первых, куча документов тех лет до сих пор засекречена, во-вторых, сохранились воспоминания тех, кого предупреждали о грозящей высылке, в-третьих, были те, кто видел такие списки. А как быть со свидетельствами людей из сталинского окружения – Микояна, Хрущева, Булганина? И я больше склонен доверять этим свидетельствам очевидцев, чем отсутствию документов. Прав Михаил Бейлин: «Угадать, что планировал Сталин, практически невозможно. Он был великим мастером неожиданных вариантов и, когда надо, не оставлял следов».
Свидетельств таких множество, приведу лишь два. Начну с двоюродной сестры моего отца – жены поэта Александра (Исаака) Соболева, автора знаменитого «Бухенвальдского набата» (в советское время это замалчивали, указывая только автора музыки В.Мурадели):

Татьяна Соболева (в девичестве Воронкова): «Я – русская, русая, белокожая, зеленоглазая. И несмотря на эти оберегающие  национальные и расовые признаки, оказалась первой жертвой еврейского погрома в редакции московских “Известий”. Именно тогда с моей журналистской карьерой было покончено раз и навсегда.
Правда, сначала меня решили спасти от неминуемой гибели. Выглядела забота обо мне подкупающе трогательно: в начале 1953 года мне конфиденциально порекомендовали срочно развестись с мужем. Зачем?! Почему?! Потому что он еврей, а в верхах созрел план выселения евреев из Москвы. Заботливое предупреждение сделала симпатизирующая  мне знатная дама Зинаида Михайловна Платковская – родная сестра самого Н.М.Шверника, председателя Президиума Верховного Совета СССР» (из интервью журналу «Мы здесь» № 179, 2008).  

 Те, кто видел фильм «Подстрочник», уверен, никогда не забудут его героиню – Лилианну Лунгину. Филолог, переводчик Бёлля, Гамсуна, Сименона, Астрид Линдгрен («Малыш и Карлсон»!), жена знаменитого драматурга Семена Лунгина (Сима в ее рассказе), мать еще более знаменитого кинорежиссера Павла Лунгина. Ее 15-серийный монолог – одно из самых сильных моих потрясений за последние годы. Впрочем, точнее, чем сказал о фильме Леонид Парфенов, все равно не скажешь: «Фантастическая жизнь Лилианны Лунгиной, вместившая в себя весь двадцатый век, и ее изумительный рассказ об этой жизни сокрушительно свидетельствуют: всё, что останется от страшного русского двадцатого века, – это культура».

Лилианна Лунгина: «…мне рассказывал приятель, журналист Семен Беркин: он готовил репортаж из Сталинграда – рабочие тракторного завода единогласно проголосовали за принятие резолюции о всеобщей депортации евреев. А Леня Агранович и Сеня Листов, наши друзья-драматурги, как-то раз придя к нам на ужин, рассказали, что они написали для Театра Советской армии пьесу, которую с энтузиазмом приняли, но когда завлит пошел к директору театра с вопросом, какой гонорар им выплатить (обычно это было от пятнадцати до двадцати пяти тысяч рублей “старыми”), то директор – генерал Паша его звали – ответил: “Выписывай три, им хватит”. Завлит изумился, а генерал пояснил: “По полторы тыщи на месяц вполне достаточно, а потом их посадят по вагонам и отправят в Сибирь”.
Тогда же мы получили и другое свидетельство того, что нас ждет. Служил в Симином театре зав постановочной частью Додик Левит. Он во время войны работал в ансамбле МВД, возил его на фронт, и теперь продолжал иногда организовывать выступления актерских бригад в армии. Он рассказал Симе, что недавно поехал на такую гастроль в Восточную Сибирь, в большую глушь, – к слову сказать, с Юрием Любимовым, который выступал в этих концертах как актер и чтец. И в какой-то момент летчик ему сказал: “Подойдите-ка сюда. – Тогда маленькие самолеты летали. – Посмотрите внизу, видите?” И показал такие большие, в виде букв поставленные бараки. Каждые восемь-десять метров гряда бараков в виде буквы “Т”. Он говорит: “А это ведь для вас построено”. Додик Левит, как вы понимаете, еврей был. “Что значит «для нас»?” – “А это вас туда вывозить будут. Есть уже постановление правительства”.
Евреев выгоняли из ЦК, из Моссовета, из горкома и райкомов, из госбезопасности. министерств, из газет, научных институтов, университетов. (…)
Как-то раз Сима пошел в домоуправление за какой-то справкой, и сидевшая там делопроизводительница не без злорадства, но как бы по-дружески сказала: “Вот видите списки? Вот нас заставляют здесь сидеть по вечерам и их дополнять и дополнять. Это списки ваши”. Сима говорит: “В каком смысле «наши»?” – “А ваши, вот вас высылать будут. Здесь написано, кому куда, на какой вокзал”.
Уже говорили о том, как именно произойдет выселение евреев. Сталин выступит и скажет: чтобы спасти еврейский народ от справедливого гнева русских, его надо удалить из больших населенных пунктов, где он контактирует с другими, поселить отдельно, изолированно, что это гуманный акт во имя спасения евреев. Говорили, что размечены вокзалы, какие подаются составы, когда, в котором часу, какие автобусы, что можно брать (не больше 15 кило), – в общем, эти разговоры все время вертелись, вертелись, и, конечно, жить с этим было крайне трудно. (…)
Я ни минуты не сомневаюсь – и это понимали все, кто жил в то время, – что если бы Сталин не умер, то, несомненно, евреев бы вывезли. Это было так же реально, как переселение кабардинцев и осетин, крымских татар, турок, болгар, греков, немцев Поволжья. Вы ведь знаете, как это было тогда организовано? Они в 24 часа выселяли народы. Мы плохие организаторы – плохие организаторы, а вот в такие минуты оказываемся гениальными организаторами. Мне рассказывали на Кавказе, как балкарцев выселяли. Всегда один и тот же сценарий: с наступлением ночи или на рассвете вооруженные солдаты окружали район, два часа на сборы, подгоняли нужное количество грузовиков, везли людей к запасным путям, где уже ждали вагоны для скота, – блестящая организация. Совершенно так же прошло бы выселение евреев из Москвы, из Ленинграда, в этом нет никакого сомнения» (из книги Олега Дормана «Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана», Москва, 2016).

В СПИСКАХ НЕ ЗНАЧИТСЯ

Споры о том, планировалась депортация или нет, не стихают до сих пор. Словно, от того, что вдруг выяснится: нет, не готовилась, это только слухи, – жившим тогда евреям станет легче. Нет, они испытали реальный ужас, для них ожидание высылки было каждодневным кошмаром. Это было разлито в воздухе, «висело, как черная туча над городом» (Л.Лунгина), и все евреи, включая шахматистов, жили под этим прессом.

Михаил Ботвинник, конец 40-х годов. Рисунок неизвестного художника.

Хотя Ботвинник был «государственным евреем», его это тоже могло коснуться. Скандал с исключением из олимпийской команды показал, что его поддержка в верхах пошатнулась и положение первого среди равных вряд ли могло служить охранной грамотой. Сталину было уже не до шахмат, а Берия его не жаловал.

В мемуарах Ботвинника есть фотокопия подписанного Сталиным распоряжения об увеличении «лимита расхода автобензина для легковой машины, выделенной для обслуживания чемпиона мира по шахматам т. Ботвинника». Но, оказывается, вождь поспособствовал ему и в дачных делах. Вспоминает зампред Спорткомитета СССР Дмитрий Постников, курировавший тогда шахматы:
«Став чемпионом мира, Ботвинник решил построить дачу. И не где-нибудь, а в одном из самых престижных мест Подмосковья – на Николиной горе. (…) Николина гора находится вблизи Москвы-реки, в районе водоохранной зоны столицы и контролировалась Министерством внутренних дел. Написав на имя министра внутренних дел Л.Берия письмо, Ботвинник обратился к тогдашнему председателю Спорткомитета Аполлонову с просьбой о поддержке.
Через некоторое время Аполлонов приказал Постникову вызвать Ботвинника и сообщить, что Берия ему отказал. Постников пригласил Михаила Моисеевича и передал слова председателя Спорткомитета.
– Разрешите воспользоваться вашей “вертушкой”, – неожиданно попросил Ботвинник и, получив согласие, быстро набрал номер. Было очевидно, что он готов к такому повороту событий и отступать не намерен.
В трубке послышался голос:
– У телефона Маленков. С кем я говорю?
– Здравствуйте, Георгий Максимилианович! Говорит чемпион мира Ботвинник. Прошу принять меня по небольшому вопросу.
В то время (конец 40-х годов) Г.Маленков был одним из ближайших сподвижников Сталина.
– Откуда вы звоните?
– Из Спорткомитета.
– Через двадцать минут жду вас на Старой площади. Пропуск вам будет заказан. (На Старой площади располагался Центральный комитет партии.)
Попрощавшись с Постниковым, Ботвинник поспешил на Старую площадь. А через неделю в Спорткомитет пришла телефонограмма. Ее содержание:
“По поводу заявления тов. Ботвинника М.М.
Министру лесного хозяйства тов. Орлову. Выделить столько-то кубометров леса для тов. Ботвинника М.М.
Министру путей сообщения тов. Бещеву. Обеспечить доставку леса до поселка Николина гора.
Председателю Моссовета тов. Попову. Выделить участок земли на Николиной горе для дачи тов. Ботвинника М.М.
Главному архитектурному управлению Моссовета. Представить тов. Ботвиннику М.М. стандартный проект дачи.
Все расходы за счет тов. Ботвинника М.М.”».
Эту историю Ю.Авербах обнародовал в книге «О чем молчат фигуры», добавив: «Но главное, конечно, было в подписи – И.Сталин. Так Ботвиннику удалось обыграть всемогущего Берию!» А недавно Юрий Львович признался мне, что не привел в книге фразу, в которую Берия облек свой отказ (Аполлонов с усмешкой процитировал ее тогда же своему заму). А без этих слов не понять всю степень неприязни Берии к Ботвиннику. «Каждому г…ну еще дачу на Николиной горе?!»

Поскольку, по словам А.Микояна, выселение готовилось «добровольно-принудительное», важным звеном плана должно было стать письмо известных евреев к руководству страны. О его содержании споры тоже идут до сих пор. Дело в том, что в Российском государственном архиве новейшей истории хранятся только два более поздних варианта (от 29 января и 20 февраля) с требованием «самого беспощадного наказания шпионской банды врачей-убийц», где о депортации ни слова. А об исходном письме мы можем судить лишь по словам людей, его видевших.
Вениамин Каверин: «Я прочитал письмо: это был приговор, мгновенно подтвердивший давно ходившие слухи о бараках, строившихся для будущего гетто на Дальнем Востоке». Илья Эренбург: «В письме содержалась нижайшая просьба. Врачи-убийцы, эти изверги рода человеческого, разоблачены. Справедлив гнев русского народа. Может быть, товарищ Сталин сочтет возможным проявить милость и “охранит евреев от справедливого гнева русского народа” и под охраной выселит их на окраины государства».
Неудивительно, что письмо не нашли: его, скорее всего, уничтожили сразу после смерти Сталина, понимая, каким позором для страны грозит обернуться затея с депортацией и какой будет реакция США. Но неужели этого не понимал Сталин?
«Конечно же, понимал! – пишет Эдвард Радзинский, автор капитального труда «Сталин» (Москва, 2007). – Значит, почему-то желал этой конфронтации? Хотел разругаться с Западом до конца? (…) Как справедливо объяснял Молотов в беседах с Чуевым, террор в 30-х годах имел конечную цель – подготовить страну к войне. И надвигавшийся террор 50-х годов ему нужен был, чтобы… Да, чтобы начать новую Большую войну – войну с Западом. Последнюю войну, которая должна была окончательно сокрушить капитализм.
Планировалась Отечественная, Священная война – под знакомыми, понятными лозунгами: сокрушить всемирное зло (капитализм) и его агентов (международное еврейство). Воплощением этого зла пропаганда, естественно, объявила Америку. Вот почему он провоцировал конфронтацию со Штатами».
Понятно, что, готовя письмо, организаторы должны были включить в число подписантов Михаила Ботвинника. Чемпион мира, гордость всей страны. Его подпись была очень весома. Но вот поставил ли он ее?
Слухи ходили разные, но в шахматной литературе эту тему никто до последнего времени не поднимал. Судя по всему, первым, кто нарушил негласное табу, был Гарри Каспаров: «В 1953 году, когда собирали подписи известных евреев по поводу пресловутого “дела врачей”, Ботвинник ухитрился остаться в стороне. Как ему это удалось – загадка: сам он не любил распространяться на такие темы» (из книги «Мои великие предшественники», 2003).
А почему, собственно, «не любил распространяться»? Не подписал – так и скажи, таким поступком можно только гордиться. Не мог же Михаил Моисеевич не знать, что скрытность только рождает подозрения? Тем более что, как выяснилось, и скрывать-то было нечего: ни в одном из хранящихся в РГАНИ вариантов письма фамилии Ботвинника нет. Но как же ему удалось этого избежать?
Ответ я нашел почти случайно, в книге Г.Сосонко и Б.Гулько «Юрий Разуваев. Очерки» (Вашингтон, 2013). Рассказывает Борис Гулько (кстати, он запомнил страшную деталь: они жили тогда в рабочем поселке под Москвой, и «отец держал под кроватью топор» на случай погрома):
«Меня всегда интересовало, как поступил Ботвинник, которого не могли не вызвать подписать это письмо. Среди отказавшихся подписать имя Ботвинника не называлось. Представить его подписавшим такое письмо я тоже не мог. Поддержать просьбу о смертном приговоре своим близким и, вероятно, себе самому можно было только от слабости характера. Этого про Ботвинника сказать не мог никто.
Ботвинник сообщил Ваксбергу, делавшему фильм [о заговоре Сталина против евреев], что Батуринский предупредил его и настоятельно рекомендовал в период собирания подписей “исчезнуть”, ни в коем случае не подходить к телефону. Такой совет многого стоит…»
Поиски в сети вывели меня на фильм «Реприза» по сценарию известного журналиста и писателя Аркадия Ваксберга (2005). Хорошо, что я не поленился его посмотреть. В фильме рассказ Ботвинника (в пересказе Ваксберга) оказался гораздо детальнее: «Меня вовремя предупредил Батуринский (это полковник юстиции, крупная шишка в советской шахматной федерации), чтобы я не подходил к телефону, а еще лучше – куда-нибудь уехал бы подальше от глаз. Уехать я не мог, я работал, но спешно взял бюллетень и к телефону не подходил. Не зная, в чем дело, просто на всякий случай. Поверил Батуринскому – человек осведомленный и зря не посоветует».

«Ангелом-хранителем» Ботвинника оказался подполковник Виктор Батуринский, в то время помощник главного военного прокурора СССР.

Еще бы не осведомленный: «крупной шишкой» в шахматах он стал позднее, а тогда был помощником главного военного прокурора СССР! В результате Ботвинник, в отличие от других, не был застигнут врасплох и сумел уклониться от подписания исходного письма. Но что помогло ему потом? Подписи под новый, смягченный под влиянием Эренбурга, вариант письма собирали с 30 января по 1 февраля, когда он был у всех на виду: 31 января на сцене ЦДСА игралась 4-я партия матча Ботвинник – Тайманов. Могу предположить, что повторно вызывали тех, чья подпись уже стояла, а про чемпиона мира просто забыли…
Или все-таки не забыли, и причиной было что-то другое? Ведь под письмом почему-то нет подписи еще одного знаменитого и, кстати, тоже «государственного еврея» – диктора Юрия (Юдки) Левитана!

ИЗ-ПОД «ПЕСКА ИСТОРИИ»

Парадокс: действующий чемпион мира сыграл матч, и этому событию никто не посвятил отдельной статьи – ни тогда, ни впоследствии (приводимое ниже описание матча – это кусок статьи Ильи Кана о 20-м чемпионате). Даже сами участники, такое впечатление, вспоминали про матч с неохотой. Тайманов впервые упомянул его, кажется, только в книге «Вспоминая самых-самых…», да и то лишь в связи со скандалом в турнирной партии. Ботвинник тоже крайне лапидарен в своих книгах. И понятно почему: если б не ошибки соперника в анализе отложенных партий, еще неизвестно, чем бы кончился матч. В любом случае убедительной его победу (3,5:2,5) не назовешь. По сути, только одна цельная партия (4-я), да и та смазана серьезным ляпом.

Об этом матче так редко вспоминали, что уже в трехтомнике «Шахматное творчество Ботвинника» датой его проведения было указано 1–16 февраля, хотя он проходил с 25 января  по 4 февраля (в «Советском спорте» есть даты всех партий).

Удивила мегабаза ChessBase: мало того что матч датирован 1952 годом, так еще ни одной партии с примечаниями! Матч так быстро занесло «песком истории», что уже в трехтомнике «Шахматное творчество Ботвинника» датой его проведения указано 1–16 февраля. Откуда Батуринский взял эти числа? Может, из турнирного сборника? Но там – просто февраль. Что, кстати, тоже ошибка: матч проходил с 25 января по 4 февраля.
И вот еще что удивило. Как старательно и в «Советском спорте», и в «Шахматах в СССР» обходили слово «матч»: дополнительное соревнование, состязание, встреча – только не матч. Видимо, чтобы избежать ненужных аллюзий: ведь любой матч с чемпионом мира – это матч с чемпионом мира! Недаром, когда годы спустя Петросян и Бронштейн поделят 1–2-е места в чемпионате Москвы (1968) и по регламенту должны будут играть матч, Тигран Вартанович откажется, объяснив свое решение тем, что «Бронштейн хочет в обход действующих правил сыграть матч с чемпионом мира».
Только теперь понимаешь, сколь многим рискнул Ботвинник: проигрыш матча Тайманову ставил под угрозу его репутацию чемпиона мира!
Из прессы: «В XX первенстве СССР 1-е и 2-е места, как известно, поделили М.Ботвинник и М.Тайманов. Кого же считать чемпионом 1952 года?
Это определит соревнование, начавшееся 25 января в Концертном зале Центрального Дома Советской Армии. Ботвиннику и Тайманову предстоит сыграть шесть партий. Однако, как только один из них наберет 3,5 или 4 очка, состязание будет закончено, независимо от того, сколько сыграно партий. При счете же 3:3 соревнование продолжается до первой победы одного из соперников.
Зал полон. Ровно в 5 часов 30 минут дня главный судья соревнования мастер М.Камышов включает шахматные часы. Играющий белыми Тайманов продвигает на два поля ферзевую пешку. Ботвинник избирает славянскую защиту. Противники рокируют в разные стороны: Ботвинник – в короткую, Тайманов – в длинную. Это определяет характер борьбы. Черные концентрируют силы на ферзевом фланге, белые пытаются создать контригру на королевском» («Советский спорт», 27 января 1953).
Кан: «В 1-й партии, после своеобразно разыгранного начала, инициативу захватил игравший черными чемпион мира. Изобретательной и упорной защитой Тайманов добился примерно равной позиции. Партия была отложена. После домашнего анализа Ботвинник решил отказаться от попыток добиться выигрыша и наметил для себя надежное продолжение, обеспечивавшее ему верную ничью, но требовавшее от белых известной точности.

Если бы не грубый просчет Тайманова при доигрывании 1-й партии, еще неизвестно, как сложился бы матч… Фото Н.Волкова.

В день доигрывания борьба закончилась неожиданно. При анализе отложенной позиции Тайманов допустил элементарный просчет. В результате он перевел игру в безнадежное пешечное окончание и сразу сдался.
Вторая встреча поначалу сложилась благоприятно для молодого гроссмейстера, и чемпиону мира лишь тонкими маневрами удалось добиться уравнения позиции и, как следствие, – ничьей.
Начало 3-й встречи приводит к положению с обоюдными шансами. Однако Ботвинник в середине партии играет не лучшим образом и даже допускает просмотр, приводящий к потере важной пешки g7. Партия откладывается в критической для чемпиона мира позиции, но в день доигрывания Тайманов снова преподносит своему противнику “приятный сюрприз”: в домашнем анализе на этот раз оказывается незамеченной довольно прозрачная угроза черных выиграть ферзя за ладью и коня.

Из прессы: «Однако наличие грозной проходной пешки белых сохраняло за Таймановым перевес. Ботвиннику надо было искать решение, обеспечивающее мирный исход борьбы. Чемпион мира нашел правильный путь. Сильно проведя окончание партии, Ботвинник сумел добиться ничьей, которая была зафиксирована на 56-м ходу. Таким образом, после трех встреч счет 2:1 в пользу чемпиона мира Ботвинника. Вчера был свободный от игры день» («Советский спорт», 31 января 1953).

В 4-й встрече Ботвинник применил важное усиление в дебюте (защита Нимцовича), по сравнению с его партией против Тайманова на XX чемпионате. Тайманов все же сумел создать контригру, и вскоре белые оказались перед выбором: либо принять трудный бой в условиях возрастающей контринициативы черных, либо пойти на интересную жертву фигуры, сулившую возможности сильной атаки.
Ботвинник избрал второй путь, и последующие анализы показали, что это было правильным решением. Правда, в процессе атаки был момент, когда Тайманов взятием неуязвимой на первый взгляд белой пешки мог, по-видимому, успешно защититься. Однако Тайманов неправильно оценил позицию и быстро проиграл (партия была отложена, но он сдался без доигрывания).
При счете 3:1 в пользу Ботвинника появилась угроза окончания соревнования уже в 5-й встрече. Однако этого не произошло. На 13-м ходу Ботвинник (на этот раз уже он избрал защиту Нимцовича) допустил серьезную неточность, не разменяв слона на коня. Если бы черные использовали возможность этого размена, они получали полноценную контригру, вполне оправдывавшую их дебютное построение. Тайманов умело воспользовался упущением Ботвинника, развил сильную атаку на королевском фланге и одержал заслуженную победу.
Итак, счет 3:2. Ботвинник набрал на очко больше и в 6-й партии играет белыми.

Портрет нового чемпиона СССР поместил только «Советский спорт» (7 февраля 1953). А вот в «Шахматах в СССР» обошлись без фотографии, хотя в том же номере (№ 4) дали большой портрет А.Толуша – победителя турнира в Бухаресте.

 Из прессы: «Многочисленные любители шахмат до отказа заполнили Концертный зал ЦДСА. Зрители имели основания рассчитывать, что 6-я партия – решающая. Ботвиннику для достижения победы в матче достаточно было добиться ничейного исхода. Однако Ботвинник не пошел на упрощение. Его противнику, избравшему защиту Нимцовича, пришлось упорно маневрировать.
Несмотря на упорные старания, ни одна из сторон не смогла осуществить прорыва, так как все линии были прочно скованы пешечной цепью… При доигрывании противники согласились на ничью.
Таким образом, М.Ботвинник (Москва, “Энергия“) завоевал почетное звание чемпиона СССР. В итоге шести встреч он набрал 3,5 очка, у М.Тайманова (Ленинград, “Искра“) – 2,5 очка.
После окончания игры М.Ботвиннику были вручены диплом первой степени и золотая медаль чемпиона СССР. М.Тайманову вручен диплом второй степени» (там же, 7 февраля).

Оценивая итоги дополнительного соревнования, следует отметить, что на качестве сыгранных партий отразились два обстоятельства: первое – спортивное напряжение, обусловленное короткой дистанцией, и второе – недостаточный для отдыха и подготовки перерыв после трудных испытаний в турнире.
Достигнутый Таймановым результат свидетельствует о том, что чемпион Ленинграда является одним из сильнейших наших гроссмейстеров. Как отметил на закрытии Ботвинник, Тайманов показал себя первоклассным шахматным стратегом, хорошо подготовленным теоретически.
Выявились и отрицательные черты игры Тайманова: технические просчеты, недостаточно глубокий анализ отложенных позиций. Можно не сомневаться, что прошедшие встречи с чемпионом мира помогут Тайманову устранить недостатки своего творчества» («Шахматы в СССР» № 4, 1953).
Заметили? Никакого славословия в адрес Ботвинника, как это обычно бывало. Нет даже его фотографии, хотя в том же номере дан большой портрет Толуша – победителя турнира в Бухаресте (в прошлом году портрет чемпиона СССР Кереса был вынесен на обложку!). Это к вопросу о тогдашнем отношении к Михаилу Моисеевичу. Нам только кажется, что он всегда был в фаворе. Нет, и у него случались черные периоды...

 КТО ОШИБЕТСЯ ПОСЛЕДНИМ

На качестве партий сказались не только «спортивное напряжение» и «недостаточный для отдыха и подготовки перерыв». Илья Кан не мог написать про давящую атмосферу страха и неопределенности, в которой проходил матч и которая, конечно, влияла на игру. Попробуй-ка, будучи евреем, забыть об антисемитской истерии и целиком сосредоточиться на партии! Поэтому удивляться надо, скорее, не ошибкам, а тому, что их было так мало...
Если же говорить об игре Тайманова, то напомню его слова: «Ботвинник четко определял сроки своих “приговоров” и с “обидчиками” подолгу не разговаривал. Мой срок истек года через два…» А это значит, что во время матча они не разговаривали. И такая ситуация была на руку Ботвиннику, который, как известно, любил портить отношения с противниками по матчам, чтобы настроиться на борьбу. А вот открытый и улыбчивый Тайманов, думаю, был не в своей тарелке, хотя ничем не выдавал своих эмоций. И в журнальных примечаниях он называет партнера просто «Ботвинник», а тот именует его либо «гроссмейстер Тайманов», либо «М.Тайманов», пряча свою неприязнь за нарочитой учтивостью.

ЖЕРТВА ШАБЛОНА

Ботвинник пишет, что «приключений в матче было немало». Что да, то да! Хотя грубую ошибку Тайманова при доигрывании 1-й партии точнее назвать злоключением. Вы думаете, просчет в домашнем анализе стал для него тревожным звонком и заставил более тщательно изучать отложенные позиции? Нет, в 3-й партии он наступит на те же самые грабли…

ТАЙМАНОВ – БОТВИННИК
Москва (м/1), 25 января 1953

41...Qe7. Записанным ходом черные максимально усиливают давление на пешку е4.

42.e5! В комментариях для журнала Ботвинник ограничился знаком. В «Аналитических и критических работах» читаем: «Завершая образование проходной пешки. У черных все же некоторый перевес, главным образом потому, что в перспективе их король (в случае размена ферзей) может оказаться активнее белого. Поэтому черные должны стремиться к ладейному окончанию».

42...bxc3 43.Qxc3 Qb4 44.Qb2?! Правильно было 44.Qxb4 axb4 45.f4 с идеей 45...f5 46.Rg2 Rh6 47.Rh1 Ra8 48.Kb1 Rha6 49.Rh3 b3 50.Rhh2! = (Ботвинник). Но, судя по всему, Тайманов хотел дождаться взятия пешки е5.

44...fxe5 45.Qxb4. Разумеется, плохо 45.Rxe5? Qxe1+ , а на 45.dxe5 Ботвинник заготовил 45...Qc5! с неприятной угрозой d5-d4.

45...axb4 46.Rxe5. Еще не поздно было свернуть с гибельного пути: 46.dxe5!? Kg7 47.f4, хотя задача белых уже очень трудна.

46...Rxe5.

47.Rxe5? «Равносильно сдаче партии, но и после 47.dxe5 Kg7 перевес на стороне черных (компьютер пишет «строчку»). Здесь гроссмейстер Тайманов предложил ничью, после чего стало ясно, что он находится в приятном заблуждении – результат ошибочного домашнего анализа» (Ботвинник).

47...Rxe5 48.dxe5 d4! Тот редкий случай, когда разрозненные проходные оказываются сильнее связанных – именно этого «исключения из правил» и не учел Тайманов! Все другие ходы упускали победу, так как король успевал занять поле с2.

49.e6 Kg7 50.f4 Kf6 51.f5 d3 52.Kb2 h5! Белые сдались. После 53.Kb1 b3 54.axb3 cxb3 55.Kc1 Ke7 они в цугцванге и одна из черных пешек прорывается в ферзи.

СИЛИКОНОВЫЕ ФОКУСЫ

По дебюту черные «добились отличной игры», но белым удалось «удержать равновесие». В позиции на диаграмме Тайманов не решился пойти на «неясную игру», сулившую ему некоторую инициативу, видимо, считая свою задачу (ничья черными) выполненной и решив побороться за победу белым цветом. Назавтра, после доигрывания 1-й партии, он, наверное, пожалел о своем малодушии!

БОТВИННИК – ТАЙМАНОВ
Москва (м/2), 26 января 1953
Комментирует М.Тайманов

21...Qd5. К неясной игре вело 21...Qxd4 22.Rd1 Qh4 23.g3 Qh5 24.Ned7 Rfe8 (24...Nxd7? 25.Rxd7) 25.Rxe8+ Rxe8 26.Nxb7.

К «неясной»? После 26...Nxd7 27.Rxd7 Bxg3!! (ай да Stockfish! ай да сукин сын!) белые теряют ферзя: 28.fxg3 (иначе мат) 28...Re1+ 29.Kf2 Qxh2+ и Qxc2. Но вместо 24.Ned7?! сильнее 24.Rde1 Rfe8 25.Nxc6! Rxe2 26.Rxe2 bxc6 27.Na6 Bxg3! 28.hxg3 с примерно равной игрой.

Явной ошибкой было бы 21...Re8 ввиду 22.Nxf7! Rxe2 23.Qxe2 Kxf7 24.Qe6+ Kf8 25.Re3 с неотразимой атакой.

И здесь нашему фокуснику есть чем удивить публику: 25...Qxd4!! 26.Rd3 Qf6 27.Rf3+ Bf4! , и атака отражена. Вместо 23.Qxe2 к победе ведет кульбит коня:


23.Nxh6+!! Kh8 (лучше всего) 24.Nf7+ Kg8 25.Qxe2! Kxf7 26.Ne6! , и слона не спасти. Например: 26...Qe7 27.Nxc7 Qxe2 (27...Qxc7 28.Qe6+ Kf8 29.Re4! с угрозой Rh4) 28.Rxe2 Rd8 29.Ne6 Re8 30.Ng5+ Kf8 31.Rxe8+ Kxe8 32.Ne6 Kf7 (32...g6 33.Nc5) 33.Nd8+ Kf6 34.Nxb7 и т.д.

22.Nf3 Bd6 23.Qe4. Ферзя на поле d5 долго терпеть нельзя.

23...Rfd8 24.Qxd5 Nxd5 25.g3 Nc7. Ничья. Позиция черных по-прежнему несколько предпочтительнее (слаба белая пешка d4), но реализовать такое преимущество вряд ли возможно.

Интересно, как они предлагали ничью, если не разговаривали друг с другом? Через судью, как Алехин с Капабланкой в АВРО-турнире?

Эффектный удар, выигранная отложенная позиция и… очередной просмотр Тайманова в домашнем анализе фактически предрешил исход матча!

ДЫРА В ДОМАШНЕМ АНАЛИЗЕ

После того как черные на 20-м ходу не нашли верного продолжения, белые захватили инициативу и развили сильную атаку. Отложенная позиция не сулила Ботвиннику шансов на спасение, но тут ему на помощь пришел… соперник!

Голландская защита A85
ТАЙМАНОВ – БОТВИННИК
Москва (м/3), 28 января 1953
Комментирует М.Тайманов

1.d4 e6 2.c4 f5 3.Nc3 Nf6 4.e3. Эту систему развития в голландской защите охотно применял в свое время А.Рубинштейн. Белые стремятся расположить свои фигуры по схеме Qc2, Bd3, Nge2, Bd2.

4...Bb4. С точки зрения борьбы за центр это развитие слона наиболее логично.

5.Qc2 0-0 6.Bd3 d6. Позже вошло в моду и 6...b6 , и немедленное 6...c5 (Тайманов – Копылов, п/ф чемпионата СССР-1954).

7.Nge2 c5. Эта позиция уже дважды встретилась в партиях Ботвинника (черными): с Котовым в 1947 году (на Мемориале Чигорина) и с Бронштейном в 1951-м (в 10-й партии матча на первенство мира).

8.a3. Котов играл здесь 8.d5 , но после 8...Bxc3+! 9.Nxc3 exd5 10.cxd5 Ng4! 11.0-0 Na6 12.Be2 Bd7 черные добились преимущества (правда, лишь из-за ошибок белых на 18-м и 19-м ходах!). Ход 8.a3 сильнее и рекомендован Ботвинником в примечаниях к цитируемой партии.

8...Ba5. Несомненно, лучше 8...Bxc3+ 9.Nxc3 (9.Qxc3!) 9...Nc6 10.dxc5 dxc5 , как случилось в партии Бронштейн – Ботвинник. После отступления слона белые получают лучшую игру.

9.d5! exd5. Если теперь 9...Bxc3+ 10.Nxc3 exd5 11.cxd5 Ng4 12.0-0 Na6 , то очень сильно 13.f4!

10.cxd5 Ng4. Конечно, не 10...Nxd5? ввиду 11.Bc4 Be6 12.Qb3.

11.Nf4 Ne5 12.Be2 Qe7 13.0-0 Na6 14.b3 Bd7 15.Bb2 Nc7 16.Rad1 b5.

Мобилизация сил завершена. На первый взгляд черные достигли полноправной игры благодаря целесообразной расстановке фигур на ферзевом фланге. Однако, как показывает дальнейшее течение борьбы, шансы белых в центре и на королевском фланге более реальны.

17.Nb1! Белые намечают перевод коня на f3, чтобы оттеснить с сильной позиции коня е5 и «оживить» таким образом своего чернопольного слона.

Агрессивнее 17.Ne6! , используя положение пешки на b5, поэтому крепче было 16...Rac8.

17...Rac8 18.Nd2 Ng6. Возможно, что следовало выждать ход Nf3, чтобы разменом на f3 упростить защиту.

19.Nh5 Ne8. Серьезная неточность. Лучше было 19...Rf7.

Ход в партии тоже неплох. Тайманов явно переоценивал свою позицию, а после 20.а4?! и вовсе мог столкнуться с серьезными проблемами.

20.a4! Неожиданный ресурс.

20...Bxd2. Черным нелегко выбрать удовлетворительное продолжение.

Явно невыгодно 20...b4 или 20...bxa4 , так как в этом случае белый конь получает отличную стоянку на с4. Нехорошо и 20...a6 ввиду 21.axb5 axb5 22.Ra1 , и разъединенность черных ладей позволяет белым овладеть вертикалью «а».

Заслуживала внимания попытка вызвать осложнения ходом 20...f4!? , чтобы на 21.axb5 ответить не 21...fxe3 22.Nc4 exf2+ 23.Rxf2 Rxf2 24.Kxf2 , что к очевидной выгоде белых (это спорно ввиду 24...Bd8!), а продолжать смело 21...Bxd2 22.Qxd2 f3 (предложено Чеховером). Если теперь 23.Bxf3? , то 23...Rxf3! 24.gxf3 Nh4 25.Qe2 Rb8 с сильной атакой черных. Однако после 23.gxf3! Bh3 24.Kh1! Bxf1 25.Rxf1 белые, имея две пешки за качество при активных слонах и крепком пешечном центре, имеют все шансы на победу.

А вот и нет: после 23...Qh4! (вместо 23...Bh3?) «все шансы на победу» были бы у черных!

Например: 24.Nf4 (24.f4 Qh3 и Nh4) 24...Nxf4 25.exf4 Bh3 26.Rfe1 Rxf4 27.Kh1 (грозил мат в 2 хода) 27...Qxf2 28.Rg1 Rxf3! или 24.Ng3 Qh3! 25.Kh1 Nh4 26.Rg1 Bg4! 27.Qc2 Nxf3 28.Rg2 Nh4 29.Rdg1 (29.Rgg1? Rxf2 с матом) 29...Nxg2 и т.д.

21.Qxd2 b4. После этого хода у белых развязываются руки для операций на королевском фланге, но и принятие жертвы пешки посредством 21...bxa4 22.bxa4 Bxa4 было малопривлекательно. Например: 23.Ra1 Bb3 24.Ra3 Rb8 25.Rb1! с различными угрозами.

После 25...Qe4 это ведет к потере пешки d5. Сильнее 25.Bc3!

22.f4! Rf7 23.Rde1 Qf8 24.Bd3. Намечая вскрытие линии «е» путем е3-е4. Другим хорошим планом было h2-h3, Kh2 и g2-g4.

24...Rc7 25.e4. Это неплохо, но еще сильнее было предварительно 25.h3!

25...fxe4 26.Bxe4 Bg4. В случае 26...Bf5 могло последовать 27.Bxf5 Rxf5 28.g4! Rff7 29.f5 и Nf4.

27.Bf3 Bxf3 28.Rxf3 Rce7 29.Re6 Nc7. При пассивной защите черные не имели бы никаких шансов (29...Nh4 30.Rf2!). Позиционная угроза 30.g4 и 31.f5 весьма неприятна.

30.Rxd6 Qe8. В связи с возможностью вторжения ладьей по линии «е» кажется, что черные получают контршансы. Однако неожиданный тактический удар разрушает эти планы. После окончания партии высказывалось мнение, что черные могли успешно продолжать борьбу, играя 30...Re2 31.Qxe2 Qxd6. Вряд ли с этим можно согласиться. Посредством 32.Rd3! белые сохраняют очевидное преимущество.

31.Bxg7! Re2 (или 31...Re1+ 32.Kf2) 32.Qd3 Qe7. На 32...Nh4 последовал бы эффектный мат путем 33.Qxh7+! Kxh7 34.Rh6+ Kg8 35.Rh8#.

33.Rxg6! hxg6 34.d6 Re1+ 35.Kf2 Qh4+ 36.Ng3. Проще выигрывало 36.Rg3! Например: 36...Qxh5 37.Kxe1 (37.dxc7!) 37...Kxg7 38.dxc7 Rxc7 39.Rg5 Qh6 40.Qd6 и т.д.

36...Kxg7 37.Kxe1 Ne6 38.Qe4 Nd4 39.Rf2 Qxh2 40.Qe5+ Kh7 41.Nf1. В этом положении партия была отложена.

41...Qh5 42.Ng3 Qh2. Проигрывает, конечно, 42...Qxe5+ 43.fxe5 Kg7 44.Ne4!

43.Qxc5 Rxf4. Единственный шанс. При других ходах черные проигрывали немедленно. Например: 43...Nxb3? 44.Qd5 или 43...Qxg3 44.Qxd4 Qxb3 45.Rf3 и т.д.

44.Rxf4? Просмотр в домашнем анализе! Рассматривая эту позицию, белые автоматически делали за противника ход 44...Qxg3+ , после чего выигрыш достигался путем 45.Rf2 Qe3+ 46.Kf1 Qd3+ 47.Kg1 Ne2+ 48.Rxe2 Qxe2 49.Qd4. Коварный же шах ферзем на g1 белые попросту зевнули. После промежуточного 44.Qc7+! Kh6 ход 45.Rxf4 уже приводил к несложному выигрышу.

44...Qg1+! Неприятная неожиданность!

45.Nf1 Nf3+ 46.Rxf3 Qxc5 47.Rd3. Несмотря на выигрыш ферзя за ладью и коня, положение черных кажется все же опасным, ибо проходная пешка d6 очень сильна. Ботвинник находит тонкий маневр, который спасает партию.

47...Qf5! Очень сильно. Теперь белые не могут консолидировать положение своих фигур и увести короля в безопасное от шахов убежище (к ничьей вело и 47...Qc2!).

48.Rd2 Qe6+! Снова единственный ход. Белый король не может скрыться на ферзевом фланге, так как на 49.Kd1 следует 49...Qxb3+.

Бегство на ферзевый фланг ничего не давало: 48...Qe4+ 49.Kd1 Qg4+ 50.Kc1 Qf4! 51.d7 Qxf1+ 52.Kc2 Qf5+ с ничьей.

49.Kf2 Qf5+ 50.Ke2 Qg4+ 51.Kf2 Qf5+ 52.Kg1 Qc5+ 53.Kh2 Qh5+ 54.Kg1 Qc5+ 55.Kh1 Qc1! Единственный, но достаточный ход. При 55...Qh5+ черные рисковали проиграть. Теперь же мирный исход неизбежен. Ничья.

В 4-й партии Ботвинник предстал во всем своем блеске. Увы, фотографии этой партии нет… В 6-й он тоже играл черными, и затвор фотоаппарата щелкнул аккурат перед 32…Qd8, за десять ходов до подписания мира и окончания матча.

ИСПОРЧЕННЫЙ ШЕДЕВР

Эта красивая победа могла бы стать одной из жемчужин в коллекции Ботвинника, если б не «сеанс обоюдной слепоты» на 27-м ходу. Тем не менее игра чемпиона мира заслуживает самой высокой оценки, а смелая жертва слона наверняка пришлась по вкусу зрителям.

Защита Нимцовича E40
БОТВИННИК – ТАЙМАНОВ
Москва (м/4), 31 января 1953

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nc3 Bb4 4.e3 Nc6. «Излюбленное продолжение гроссмейстера Тайманова, который часто стремится к оживленной фигурной игре уже с начала партии» (Ботвинник).

5.Nge2 d5 6.a3 Be7 7.cxd5 (7.Ng3 h5!? Ботвинник – Тайманов, чемпионат СССР-1951) 7...exd5 8.Nf4. Усиление по сравнению с партией в 20-м чемпионате, где после 8.g3?! 0-0 9.Bg2 Na5! 10.0-0 c6 черные достигли комфортного положения.

8...0-0 (потом нередко играли сразу 8...Bf5 9.Be2 Qd7) 9.Be2! «Только развивая план атаки пешки d5 путем перевода слона на f3 можно бороться за инициативу» (Тайманов).

9...Bf5?! С идеей 10.Bf3 Be4. По мнению Ботвинника, «надежнее было 9...Nb8 и с7-c6» – компьютер того же мнения. А вот 9...Be6? (Глигорич – Пахман, Сальтшобаден 1952) плохо из-за внезапного 10.e4!

10.g4! Be6.

11.Nxe6. Путем 11.g5! и h2-h4 белые получали значительный перевес. Теперь же черным удается стабилизировать положение.

11...fxe6 12.0-0 Qd7 13.f4 Nd8! Знак Ботвинника: «Перебрасывая коня для защиты от возможной атаки белых на королевском фланге и угрожая начать опасную контригру на ферзевом фланге (с7-с5)».

14.Bd3 Nf7 15.b4. Ничего не дает 15.g5 Ne8 16.Qh5 , так как после 16...g6 17.Bxg6?! hxg6 18.Qxg6+ Ng7 атака заходит в тупик, а у черных ясный план контригры: 19...Nh8 20.Qd3 Nf5 , Ng6 и сдвоение ладей по линии «h».

15...a5 16.b5 Nd6. «Черные достигли полноправной игры» (Тайманов)

17.Qf3 (17.a4!?) 17...a4 18.Ra2 c6 19.bxc6 Qxc6 20.Rc2 Qd7. «Теперь уже черные достигли явного перевеса на ферзевом фланге, им осталось лишь сделать профилактический ход g7-g6, прежде чем начать решительные действия. Белые поэтому не могут далее медлить с контригрой на королевском фланге» (Ботвинник).

21.g5 Nfe8? Кто бы мог подумать, что это уже решающая ошибка! Компьютер настаивает на 21...Nfe4 22.Nxe4 dxe4 23.Bxe4 Nxe4 24.Qxe4 Rac8 , и перспектива образования проходной (после b7-b5) компенсирует потерю пешки.

22.Bxh7+! Этот эффектный удар форсированно ведет к победе. Слабее было 22.f5 (22.Qh3 Nf5 =, а 22.Nxd5?! exd5 23.Qxd5+ Kh8 к выгоде черных) 22...Nxf5 23.Nxd5 Qxd5 24.Qxd5 exd5 25.Bxf5 Rd8 26.Be6+ Kh8 , и впереди еще много борьбы.

22...Kxh7 23.Qh3+ Kg8! «В случае 23...Kg6 24.Nxd5 Bd8 25.Nb4! положение черного короля было бы весьма опасным в связи с угрозой Nd3-e5+» (Ботвинник).

24.Nxd5 Bd8 (24...Bxg5? 25.Nb6 , но не 25.fxg5? Rxf1+ 26.Kxf1 Qb5+) 25.g6 Nf6 26.Nxf6+ gxf6.

«В этой интересной позиции правильным продолжением было 27.Rg2 Re8 (27...Ne8 28.d5 давало белым сильную атаку) 28.g7 Nf7 29.Rf3 Rc8!! 30.Bb2 (30.Bd2 Rc2) 30...Rc7 31.Qh4 (31.Qh5 Qd5 32.f5 Qe4!) 31...Qc8 32.Rh3 Rc1+! , и черные добиваются ничьей» (Ботвинник).

На самом деле вариант выигрышен для белых. Верный путь, «указанный чехословацкими шахматистами», Ботвинник привел только в комментариях для турнирного сборника.

К цели вел задачный ход 32.Bc3!! Грозит смертельное 33.Rh3, а слона брать нельзя из-за мата: 32...Rxc3 33.Qh8+! Nxh8 34.gxh8Q+ Kxh8 35.Rh3# или 34...Kf7 35.Rg7#.

27.g7? Re8? «Редкий случай обоюдной “слепоты”. Лишь по окончании партии было установлено, что черные могли взять пешку королем: в пылу боя это казалось обоим противникам чересчур опасным...После 27...Kxg7! попытки белых атаковать черного короля посредством 28.Rg2+ Kf7 или 28.Qh5 Rf7 не достигали цели, ибо черный король был бы на поле е7 или е8 надежно прикрыт. Правда, продолжение 28.f5! Kf7! 29.e4 Ke7! 30.Bd2 сохраняло за белыми известные практические шансы на спасение» (Ботвинник).

После 30...Bb6! эти шансы минимальны (например: 31.Kh1 Rh8 32.Qd3 exf5!).

28.Qh8+ Kf7 29.Qh5+! Лишая последних иллюзий. Теперь пешку g7 не взять: 29...Kxg7 30.Rg2+ Kf8 31.Qh8+ Ke7 32.Rg7+ Nf7 33.Rxf7+! Kxf7 34.Qh7+ и Qxd7.

29...Kg8.

30.Rg2. «Трудно было решиться на это продолжение, когда на обдумывание 11 ходов оставалось всего 5 минут, – признался Ботвинник в «Аналитических и критических работах». – Однако мне очень хотелось выиграть эту партию, что практически обеспечивало звание чемпиона страны. Этому способствовала, я бы сказал, даже азартная атмосфера матча в связи с тем, что во время нашей партии на чемпионате произошел довольно неприятный конфликт. Вот я и отказался от повторения ходов, хотя риск был велик».

30...Nf7 31.Rf3! Ra5 32.Qh4! Только увидев этот ход, белые и решились на 30.Rg2. Здесь Тайманов надолго задумался, но спасения уже нет: 32...f5 33.Qh5 и Rh3, 32...Qc7 33.Bb2! или 32...Qc6 33.Qh8+! , и мат в 3 хода.

32...e5 33.Rh3 (быстрее решало 33.f5!) 33...Qxh3 34.Qxh3 exf4 35.exf4 Bb6. На 35...Re1+ 36.Kf2 Rxc1 матует 37.Qh7+!

36.Bb2 Rb5. Последняя ловушка: 37.Qd7? Re1+ с ничьей (38.Kf2 Rxb2+ 39.Kxe1 Rxg2 40.Qxb7 Rb2).

37.Kf1 Ba5 38.Rc2 Rb3 39.Qd7 Rbe3 40.Qxa4 Re1+ 41.Kf2 Bc7 42.Qxe8+. Здесь партия была отложена, но черные сдались без доигрывания.

ГОЛ ПРЕСТИЖА

Потерпев накануне поражение, да еще после катастрофического доигрывания, другой бы опустил руки. Но не таков Тайманов! Воспользовавшись дебютной ошибкой соперника, он развил сильную атаку, проведя ее с юношеской свежестью и энергией.

Защита Нимцовича E58
ТАЙМАНОВ – БОТВИННИК
Москва (м/5), 2 февраля 1953
Комментирует М.Тайманов

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nc3 Bb4. Неожиданность! Последние годы Ботвинник почти не применял за черных защиту Нимцовича.

«Чемпион мира, вероятно, применил ее из соображений психологического порядка» (Юдович).

4.Nf3 c5 5.e3 0-0 6.Bd3 d5 7.0-0 Nc6 8.a3 Bxc3. Продолжение 8...Ba5 потеряло своих приверженцев после известной партии Новотельнов – Смыслов (XIX первенство СССР), в которой было сыграно 9.cxd5 exd5 10.dxc5 Bxc3 11.bxc3 Qa5 12.c4!

Но точнее 11...Bg4! = (Банник – Петросян, Тбилиси 1951), как позднее не раз играл и сам Тайманов.

9.bxc3 b6. Встречается также план, связанный с подготовкой освобождающего продвижения е6-е5 после 9...dxc4 10.Bxc4 Qc7 (это и стало одной из главных табий защиты Нимцовича).

10.cxd5 exd5 11.a4. Белые должны стремиться к вскрытию игры, чтобы могла проявиться сила их слонов. Ход в партии содержит и позиционную угрозу 12.Ba3 Nd7 (или 12...Qe7) 13.dxc5 bxc5 14.c4!

В дальнейшем Тайманов применял только 11.Ne5!? – против Петросяна (Цюрих 1953) и Багирова (п/ф чемпионата СССР-1957).

11...c4. Обязывающее, но наиболее логичное продолжение.

Оно и укоренилось на практике вопреки скептикам, советовавшим не спешить с этим ходом: «После него черным очень трудно получить контригру на ферзевом фланге. В то же время белые могут теперь из-за отсутствия пешечного напряжения в центре готовить продвижение е3-е4» (Юдович).

12.Bc2 Bg4. Только так! При других ходах белые могли бы начать типичную для таких позиций атаку посредством Nd2, f2-f3 и e3-e4.

13.Qe1. Хороший ход, впервые встретившийся в партии Толуш – Керес (Таллин 1945).

13...Re8. Этот естественный ответ оказывается серьезной ошибкой («Здесь, очевидно, сказалось незнание Ботвинником этого варианта» Юдович). Необходимо было играть 13...Bxf3! 14.gxf3 Qd7. В этом случае ввиду закрытого характера позиции кони могли бы с успехом бороться против белых слонов. Теперь же черные попадают в полосу затруднений.

Любопытно отметить, что аналогичную ошибку (13...Re8?) сделали также Керес в названной партии с Толушем и Бондаревский в партии против Тайманова (полуфинал XX первенства СССР).

14.Nh4! Толуш играл здесь 14.Nd2 с целью после 15.f3 подготовить е3-e4. Кересу, однако, маневром Bh5-g6! удалось обезвредить этот план.

Ход 14.Nh4! , преследующий ту же цель – наступление в центре, выполняет одновременно еще одну функцию – обезвреживает перевод слона на g6.

14...Bh5. Бондаревский испробовал другой план – 14...Na5 15.f3 Bc8 16.Ba3 Nb3 , но тоже не достиг уравнения.

15.f3 Bg6 16.Nxg6 hxg6 17.e4! Этот ход закрепляет преимущество белых.

17...dxe4 (иначе 18.e5 и f3-f4-f5) 18.fxe4.

18...Qd7. Не проходила попытка осложнить борьбу путем 18...Nxe4 19.Bxe4 Nxd4 (19...f5? 20.Bxc6! Rxe1 21.Rxe1) с целью после 20.cxd4 Qxd4+ получить три пешки за фигуру. Белые играли бы 20.Qe3! Nc2 21.Qf3! Rxe4 22.Qxe4 Nxa1 23.Bg5! , оставаясь с материальным перевесом.

19.Bg5 Nh7. Получить три пешки за фигуру путем 19...Nxd4 20.cxd4 Qxd4+ 21.Kh1 Nxe4 опять не удавалось из-за 22.Rd1! Qe5 23.Bf4 Qe6 24.Rd4 (например: 24...Nc5 25.Qxe6 Nxe6 26.Rxc4 или 24...f5 25.Bxe4 fxe4 26.Rd6 Qe7 27.Rxg6).

20.Be3. Преимущество белых стало настолько значительным, что партию черных вряд ли уже можно спасти.

20...Ne7 21.Rf3. Сигнал к решительным операциям. Угрожает 22.Rh3 и 23.Qh4.

21...f5 22.e5. Теперь 22.Rh3 ничего не давало ввиду 22...fxe4 23.Qh4 Nf6.

22...Nf8. Черные не успевают осуществить важный для защиты ход 22...g5 , так как на это последовало бы 23.Qf1 с выигрышем пешки, а уже на следующем ходу белые предупреждают это продвижение.

23.h4 Ne6 24.Rd1 Qd5. Не удается поставить на это поле коня, ибо на 24...Nd5 очень сильно 25.h5! (25...f4 26.Bd2 g5 27.Qe4 или 26...gxh5 27.Rh3).

25.Bc1! Белые переводят слона на а3, чтобы взять под обстрел коня е7 – единственного защитника слабой пешки g6. Положение черных сразу становится критическим.

25...Rf8 26.Ba3 Rae8 27.Qg3 g5. На 27...Kh7 решает 28.h5!

28.Bxe7 Rxe7 29.Rxf5 Rxf5 30.Bxf5 Nf4. Или 30...gxh4 31.Qxh4 с многочисленными угрозами.

31.Qxg5 Rxe5 32.dxe5 Qxd1+ 33.Kh2 Qd2. На отступление коня следует мат в несколько ходов.

34.Be6+ Kh7. Если 34...Kf8 , то 35.Qf5+ Ke7 36.Qf7+ Kd8 37.Qf8+ Kc7 38.Qc8#.

35.Bxc4 g6 36.Be6! Черные сдались.

Ответив ударом на удар, Тайманов заставил чемпиона мира дрогнуть, и в 6-й партии тот решил не искушать судьбу: «Один из тех моментов, когда спортивные соображения превалируют над творческими. В турнирной встрече белые, вероятно, сохранили бы напряжение и с полным основанием продолжали бы борьбу. В условиях же последней партии матча, когда ничьей было достаточно, чтобы закрепить победу в соревновании, белые не могли не соблазниться возможностью запереть позицию и, по существу, закончить партию вничью».

 

 
CHESSPRO ONLINE

Последние турниры
12.04.2017

За победу в первом круге начисляется 2 очка, за ничью – 1 очко; во втором – 1 очко и 0,5 очка соо

28.03.2017

Призовой фонд 194 тысячи долларов, первый приз 50 тысяч долларов.

22.03.2017

Призовой фонд 90 тысяч долларов, первый приз 20 тысяч долларов.

20.02.2017

Гарантированный призовой фонд – 140 000 евро (с учетом призового фонда блицтурнира).

Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум