вторник, 19.09.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Клубный Кубок Европы07.10
Командный чемпионат Европы27.10

Энциклопедия

Владимир НЕЙШТАДТ

Что ни судьба, то трагедия (часть 10)


(Продолжение. Часть 9)

ПРАХ РАЗВЕЯЛИ НАД САДОМ ПРИ КОЛУМБАРИИ…

Среди почти 150 членов клуба имени Веры Менчик фигурируют уже не раз появлявшиеся на страницах chesspro.ru (как ключевые фигуры секретнейшей операции по взламыванию немецких шифросистем в годы Второй мировой) Хью Александер и Стюарт Мильнер-Барри.
Вот как героиня нашего рассказа лихо расправилась с одним из «стрелков капитана Ридли» в Гастингсе-34/35. 

 

Менчик – Мильнер-Барри
Славянская защита

1.d4 Nf6 2.Nf3 d5 3.c4 c6 4.Nc3 Bf5 5.cxd5 Nxd5 6.e3 e6 7.Bc4 Nd7 8.0-0 Bd6 9.Qe2 Bg4 10.e4 Nf4 11.Qe3 e5.

Стюарт пропускает удар на f7 от чемпионессы, по Флору – «пышечки», «пухленькой».

12.Bxf7+ Ke7 13.Nxe5 Nxe5 14.dxe5 Bxe5 15.Bb3 g5 16.Qc5+ Kf6 17.Be3 Nd3 18.Qc4 Qd7 19.f3 Be6 20.Nd5+ cxd5 21.Qxd3 Rad8 22.f4 gxf4 23.Bxf4 Bxf4 24.Rxf4+ Ke7 25.exd5. 1–0

1939-й, английский десант в Буэнос-Айресе. 

Двое из той команды (прервавшей свое пребывание на Турнире наций в аргентинской столице в связи с началом Второй мировой) – друзья не разлей вода Хью и Стюарт уже скоро станут лидерами криптологического сообщества в пригороде Лондона Блетчли-парке!
Вера так и не узнала, что именно ее старый друг и соперник двухметровый гигант Мильнер-Барри, возглавляя 6-ю хижину Блетчли-парка, заточенную на разгадку «Энигмы» ВВС Третьего рейха, сыграет в страшные военные годы огромную роль по защите Лондона (где Вера поселится с начала 30-х). Сначала – от «блица» (интенсивных налетов Люфтваффе), а затем – от наводящих ужас на лондонцев (и жителей других английских городов) «жужжалок», самолетов-снарядов ФАУ-1, летевших на высоте около трех тысяч футов со смертоносной начинкой весом в тонну. Во многом благодаря Мильнер-Барри и его коллегам по Station-X (кодовое название Блетчли-парка) британское командование располагало информацией о местонахождении немецких экспериментальных баз по разработке ФАУ-1, пусковых установок самолетов-снарядов и методично уничтожало все эти гнезда «чудо-оружия» посредством бомбардировок с воздуха… В конце мая 44-го «Общество любителей гольфа, сыра и шахмат» (как сами дешифраторы шутливо именовали свою суперзасекреченную контору), благодаря оперативной расшифровке важнейшей немецкой радиограммы, предупредило Лондон: десятки установок ФАУ-1 в районе Па-де-Кале вот-вот приведут в действие.
«Это, наконец, побудило Черчилля, – пишет Ф.Уинтерботэм в своей знаменитой книжице «Операция «Ультра», – потребовать начала операции «Оверлорд» (открытие второго фронта – В.Н.) в июне любой ценой». Высадившись на континент, союзники захватили или уничтожили склады и пусковые «чудо-оружия» на атлантическом побережье Франции.
Но к тому времени с этих площадок уже были выпущены по Лондону и другим городам Англии тысячи самолетов-снарядов.
В энциклопедии «Шахматы» (М., 1990), во многих интернет-публикациях говорится, что Вера погибла во время налета на Лондон немецкой авиации. На самом деле – от ФАУ-1, что подтверждает в своих биографических заметках и истинный лондонец, почтенный профессор, 85-летний Джон Ройкрофт (основатель единственного в мире специализированного альманаха по шахматным этюдам EG).
Нижеследующая фотография размещена в инете российскими туристами в путевых заметках «На автомобиле по Верхней Нормандии».

«Мы нашли пусковую площадку ФАУ-1 здесь, в лесах Нормандии. Ракета направлена точно по курсу на Лондон, расстояние до столицы – 232 км».

Не с этой ли установки утром 27 июня была выпущена та самая роковая «жужжалка», разметавшая один из домов в Южном Лондоне (47 Годен Роуд, Клэпхем). Проживавшие в том доме три женщины, заслышав сирену воздушной тревоги, не спешили укрыться в бомбоубежище неподалеку. Почему – это навсегда останется загадкой…

Кадры из военной кинохроники – старт ФАУ-1; полет смертоносного снаряда; одна из «жужжалок» накрыла жилые лондонские кварталы…

Есть такой ценный каталог – Andrews index, где собраны опубликованные в различных изданиях, начиная с 1790 года, уведомления о рождении, бракосочетаниях, некрологи и т. д.
И вот там один из читателей «Chess notes» Эдварда Винтера обнаружил уведомление о кремации в крематории Стризем-парка (это на юго-западе Лондона) погибших в результате вражеской атаки вдовы Стивенсона, чемпионки мира по шахматам, ее матери Ольги и сестры Ольги Рубери.
Их прах, как сообщили сотрудники крематория историку Леонарду Бардену, развеяли над садом при колумбарии, расположение которого известно … 

Уведомление о кремации
(Winter chess notes)

ВОПРОС ПО МАТЧУ-ТУРНИРУ РЕШИЛ ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ ВЫШИНСКИЙ?

Находясь на высоких шахматных постах, Снегирев наверняка не оставлял без внимания все, что появлялось в нашей и иностранной прессе о Вере Менчик.
Через полтора месяца после 2-го Московского чемпионка сразилась в традиционном турнире на английском курорте Маргите. Первый приз взял Решевский, на пол-очка обошедший Капабланку. Вера заняла предпоследнее место, то есть не выполнила данное «Правде» обещание сыграть так, чтобы мнение о ней в СССР «изменилось к лучшему». Расположение духа, надо полагать, вернулось к ней только после турнира на чешском курорте Подебрады (4-26 июля 1936 г.). Заняв там 13-е место из 18, Вера обыграла 6 мастеров-мужчин, в том числе одного из сильнейших польских шахматистов П.Фридмана, составившего конкуренцию в первой половине состязания самому Алехину…
Ну а в женских-то шахматах она по-прежнему не знала себе равных; в 39-м в Буэнос-Айресе параллельно с Турниром наций проводился 7-й турнир на первенство мира, и Вера на 2 очка опередила главную конкурентку – немку Соню Граф.

Вера и Сусанна (Соня) Граф, по мужу – также Стивенсон! (ее супруг был торговым моряком).

Единственное, о чем Снегирев уже не мог узнать из послужного списка бывшей соперницы по школьному турниру – о ее победе в матче с престарелым Мизесом (4-1 в результативных партиях) в 1942-м в Лондоне.
Наверное, и Вера была в курсе того, что Владимир в конце 1936-го стал правой рукой Крыленко (сменив на посту ответсека Всесоюзной шахсекции Еремеева), а затем возглавил шахматный отдел Всесоюзного комитета по физкультуре и спорту при Совете народных комиссаров. Возможно, Снегирев вел переговоры с чемпионкой о ее участии в 4-м Московском международном турнире, планировавшемся на 1938 год, но не состоявшемся по причине ареста шахматного Главковерха.
Среди судей 10-го чемпионата СССР (Тбилиси, апрель-май 1937-го) впервые за многие годы не оказалось слаженного дуэта в лице «доктора» Григорьева и Еремеева.
Почему отсутствовал Николай Дмитриевич – затрудняюсь сказать, а Валериана Евгеньевича к тому времени уже сослали на дальневосточную окраину.
Москва делегировала в судейский корпус чемпионата-37 двоих – Николая Зубарева и нового ответсека Всесоюзной шахсекции Снегирева. Турком возглавлял генерал Мильштейн, руководивший республиканским спорткомитетом Грузии. Ну, а в «постановке» остальных предвоенных чемпионатов страны Снегирев играл уже ключевую роль.
…В одном из спецвыпусков, освещавших XII чемпионат СССР, я неожиданно обнаружил этюд Либуркина, не учтенный даже таким знатоком творчества выдающегося этюдиста, как Кофман!
Во всяком случае, этой миниатюры нет ни в «Избранных этюдах С.Каминера и М.Либуркина», ни в базе Харольда Ван Хейдена.

 

Решение: 1.Ra8+ Kh7 2.Ne2 Bc4 3.Re8 Bxe2 4.Re7+ Kh6 5.Rxe2 Bxg3 6.Kg4 Bb8 7.Re8 с выигрышем.

Последняя страница последнего спецвыпуска «64» по XII чемпионату СССР, серьезно поколебавшему позиции Ботвинника как претендента на матч с Алехиным. 

И Михаил Моисеевич, как следует из его воспоминаний, был благодарен Снегиреву за то, что тот по горячим следам «сумел убедить начальство» – нужен матч- турнир с выявлением абсолютного чемпиона страны.
При этом Ботвинник не уточнил, на кого конкретно из начальства вышел Снегирев. Снегов, как мы знаем, вообще был бы рад перекрыть Ботвиннику кислород. А обратиться к кому-то из высшего партийного ареопага Снегирев вряд ли мог, невеликой был птицей. Да и зачем ему было идти на такое нарушение субординации! Всесоюзный Спорткомитет в ту пору курировал, отвечая за спорт (и в целом за культуру, а еще за науку, образование и репрессивные органы), заместитель председателя Совета народных комиссаров Вышинский. На всех высоких постах, которые ему доверяла партия, Андрей Януарьевич любил после работы до седьмого пота гонять с сослуживцами партии-пятиминутки на 64-клеточной доске. И вот не страстного ли любителя шахматной игры Вышинского и убедил Снегирев провести матч-турнир? И может, даже вопрос решился в нерабочее время, по ходу сражений в блиц?

«ВОЗГЛАВЛЯЕМАЯ ИМ РАЗВЕДГРУППА ЗАХВАТИЛА 11 «ЯЗЫКОВ»…

После того, как арестовали Крыленко, Снегирев, возможно, держал наготове чемоданчик со всем необходимым на тот случай, если его увезут вслед за шефом на Лубянку. Но обошлось, поскольку, как пишет в «Неразгаданных тайнах» (М., 1993) Аркадий Ваксберг, «альпинизм и шахматы в формулу обвинения Крыленко так и не вошли – она у него подверстана под общий ранжир…». Это надо понимать так, что, вменив бывшему наркомюсту попытку убийства советских руководителей, «сценаристы»-энкавэдэшники не сочли нужным пристегнуть Николаю Васильевичу сообщников из числа альпинистов и шахматистов.
Возглавивший после Крыленко Всесоюзную шахсекцию Ботвинник рулил ею недолго. Учитывая сложные отношения Михаила Моисеевича с тогдашним руководителем Спорткомитета – скорее всего, именно Снегов инициировал замену Ботвинника на Владимира Германа, человека нынче в российском шахматном сообществе почти забытого, почему-то не удостоившегося даже кратенькой персоналии в энциклопедии «Шахматы» (М., 1990).Впрочем, персоналии Снегирева там тоже не наблюдается.
Герман пришел на ключевые шахматные посты из аппарата ВЦСПС, где был одним из сильнейших первокатегорников.
«Когда в 1938 г. было принято решение о переводе редакции журнала «Шахматы в СССР» из Ленинграда в Москву, В.Е.Герман, по рекомендации председателя ВЦСПС Н.М.Шверника, был назначен ответственным редактором этого журнала. Работая там, познакомился с ведущими шахматистами страны – М.М.Ботвинником, Г.Я.Левенфишем, П.А.Романовским и другими. Ему удалось договориться об участии каждого из них в деятельности журнала и шахматной газеты «64»… Большую работу провел по организации матча на первенство мира между чемпионом мира А.Алехиным и чемпионом СССР М.М.Ботвинником. Однако начавшаяся Вторая мировая не позволила осуществить эти планы. На второй день после начала войны Владимир Евгеньевич отправился в райвоенкомат с просьбой направить его на фронт, но ему было отказано. Тем не менее он добился включения его в добровольческий батальон московской партийной организации и в конце июня 1941 г. все-таки уехал на фронт. По прибытии на Смоленско-Ярцевский участок фронта добровольческий батальон был расформирован и по частям передан в 38 дивизию 19 армии И.С.Конева. Учитывая охотничьи навыки, умение ночью ориентироваться в лесу и хорошую физическую подготовку лейтенанта Германа, его назначили командиром полковой разведки».
Это – из статьи к 100-летию Германа (1906-1988), подготовленной его сыном, доктором технических наук Борисом Владимировичем и опубликованной в «Охотничьем альманахе», с которым Герман-старший был связан почти 40 лет, оставаясь членом редколлегии до конца своей жизни. 

Замечательный охотничий писатель, Владимир Евгеньевич был одним из создателей «Настольной книги охотника-спортсмена», автором монументальной книги (400 страниц) «Охота на пернатую дичь» и многих других книг и брошюр про охоту, вышедших, в основном, в издательстве «Физкультура и спорт», где он проработал 32 года (фото из некролога В.Е. в «Охотничьем альманахе»). 

А вот цитата из статьи к 70-летию Германа в том же «Охотничьем альманахе»:
«Приобретенные на охоте наблюдательность, сноровка, мгновенная реакция (отточенная к тому же прежними занятиями боксом в категории перворазрядников) и по-охотничьи меткий выстрел в тяжелые военные годы помогали капитану В.Е.Герману выполнять ответственные боевые задания. Возглавляемая им разведгруппа при его участии захватила 11 «языков», в том числе двух офицеров…».
От Виктора Хенкина, доброго знакомого Владимира Евгеньевича, я знал, что Герман был женат на вдове Николая Григорьева (об этом пишет и Сергей Ткаченко в «Королях шахматной пехоты»), вероятно, вторым браком (ведь сын Борис Владимирович – 1935 года рождения).
Если архив Владимира Евгеньевича сохранился – там должно быть много интересного по истории отечественных шахмат...
Ведь он, например, был капитаном советской сборной на знаменитом радиоматче с американцами, как и на аналогичном заочном состязании с командой Хью Александера. Этот матч, в котором была разгромлена и команда туманного Альбиона, состоялся в июне 46-го. Тем летом у Владимира Евгеньевича, как пишет его сын Борис Владимирович, опять обострилась болезнь от полученных ран, и он снова оказался на больничной койке. «Ему пришлось покинуть работу на шахматном поприще и временно уйти на отдых». Сдвоенный (8-9-й) номер «Шахмат в СССР» за 1946 год подписывал в печать уже новый главный редактор – Вячеслав Рагозин. Но с поста руководителя Всесоюзной шахматно-шашечной секции Владимир Евгеньевич ушел только в 1947-м. Сейчас подзабылось, что по предложению Мориса Вертхейма (о нем я подробно написал в 5-й части «Страсть и военная тайна гроссмейстера Ройбена Файна») американцы намеревались ежегодно сражаться с нашими в радиоматчах – за переходящие кубки Чигорина и Маршалла. Вероятно, Герман в последний год своего пребывания на капитанском мостике советских шахмат занимался и этим вопросом.
Но идея Вертхейма тихо увяла – возможно, из-за похолодания, сами понимаете какого…
Начальником отдела шахмат Всесоюзного Спорткомитета был тогда Николай Зубарев, ставший преемником Снегирева в военные годы, когда еще не было точных сведений о его гибели … 

Страничка из книжицы Валериана Еремеева «Первые шаги» (М., 1968) с путаницей подписей к фотографиям Зубарева и Рюмина. 

В нашу Алтайскую краевую библиотеку имени Шишкова она поступила уже с этими исправлениями, вносившимися, по всей видимости, работниками издательства «Московская правда», если судить по выходным данным книжицы. А может, этим пришлось заниматься сотрудникам Всероссийского шахклуба, обозначенного на титульной странице «Первых шагов». Так или иначе, наверняка «исправители» добрым словом поминали того, кто спутал подписи, ведь их пришлось заменять в 10 тысячах экземплярах брошюры!
Кстати, в 1938-м именно Николай Рюмин, хотя он уже тяжело болел, был назначен ответсеком Всесоюзной шахсекции, а занимавший этот пост Снегирев, видимо, и перешел тогда на работу начальником шахматного отдела в особняке в Скатертном переулке…


ШАХМАТИСТЫ-ОПОЛЧЕНЦЫ, ПРОПАВШИЕ БЕЗ ВЕСТИ В БОЯХ ЗА МОСКВУ

Полагаю, Герман с большим удовольствием напечатал в последней книжке «Шахмат в СССР» за 1938 год отчет Снегирева с чемпионата Москвы. Хороший, добротный материал! Жаль, в кратенькой персоналии Снегирева (мы ее приводили в 9-й части) «Словаря шахматиста» (1929 г.) не уточняется, корреспондентом какого издания был в те годы Владимир Николаевич, а то бы знали, где он набирался журналистского опыта.
А в №10 журнала за тот же год Петр Романовский подробно рассказал о проходившем в Горьком Всесоюзном турнире первокатегорников, состязавшихся в 4-х группах, и среди участников одной из них значится не кто иной, как Снегирев! 

Таблица 3-й группы Всесоюзного турнира первокатегорников в Горьком

Как видим, в поединке двух начальников шахматных отделов Всесоюзного Спорткомитета разных лет Снегирева и Батуринского верх взял герой нашего повествования. А вторую победу он одержал над киевским первокатегорником Замиховским (будущим мастером), о котором вообще-то сдержанный в оценках «Петр I» Романовский уважительно написал: «Гроза украинских первокатегорников, прошедший уже на своем шахматном пути огонь и воду».

«64», №46 за 20 августа 1938 года:

 

Замиховский – Снегирев
Ферзевый гамбит

1.d4 d5 2.c4 e6 3.Nf3 Nf6 4.e3 (Пассивное продолжение, после которого черные легко уравнивают игру) 4...Be7 (Энергичнее 4...c5! ) 5.Bd3 0-0 6.0-0 dxc4 7.Bxc4 c5 8.b3 Nc6 9.Bb2 a6 10.Qc1 (Плохо теперь 10.Qe2 b5 11.Bd3 Nb4! с разменом сильного слона белых, так как из-за 8.b3 слон лишен возможности отступить на b3. Но и сделанный белыми ход нехорош. Естественнее 10.Nbd2 или 10.dxc5 ) 10...cxd4 11.Rd1 Qc7 12.Nxd4 Bd7 13.Nd2 Rac8 14.N2f3 b5 15.Bf1 Qb7 16.Qd2 Ne4 17.Qd3 (После этого черные форсированно разменивают слона b2, ослабляя черные поля в лагере белых. Предпочтения заслуживало 17.Qe2 ) 17...Nb4 18.Qe2 Nc3 19.Bxc3 Rxc3 20.Ne5 Rfc8 21.Nxd7 Qxd7 22.a3 (Лучше 22.Qg4 ) 22...Nd5 23.e4 Nf4 24.Qe1 Qc7 25.g3 e5 26.Nf5 Ne6? (следовало играть 26...Ng6 ).

27.Bc4? (Белые просматривают, что после 27.Qxc3 Qxc3 28.Nxe7+ Kf8 29.Nxc8 Qxc8 30.Bh3! с последующим Bxe6 они получали даже лучшие шансы) 27...Rc2 28.Bd3 (Не проходит 28.Ne3 bxc4 29.Nxc2 cxb3 с последующим Nd4 и шансами на выигрыш у черных благодаря сильной пешке b3 и мощной позиции коня d4) 28...Rb2! 29.Rac1 Bc5! 30.Ne3 ( 30.b4 неoсуществимо ввиду 30...Bxf2+ 31.Qxf2 Qxc1 c выигрышем качества) 30...Rxb3 31.a4 Qb7 32.Nd5 Nd4 33.Kg2 Rb2 34.axb5 axb5 35.Rd2 (Грубый просмотр в цейтноте, однако уже в безрадостной позиции) 35...Rxd2 36.Qxd2 Nb3 37.Qc2 Nxc1 38.Qxc1 Bf8. В этой безнадежной позиции белые просрочили время».

Примечания А.Ельцова, чье фото я нашел в №3 «Шахмат в СССР» за 1941-й:

В том последнем предвоенном чемпионате столицы победил Котов, Ельцов поделил 4-5 места с Дуз-Хотимирским

В 8-й части я уже приводил слова Ботвинника о том, что «все сотрудники шахматного отдела Комитета физкультуры: В.Снегирев, А.Ельцов и А.Курышкин погибли в первые дни войны». Жаль, ограничился Михаил Моисеевич инициалами…
На сайте Центрального архива Миноброны РФ более 80 страниц «Ельцовых», павших в годы войны, и среди них немало с именами Алексей, Александр, Афанасий… Но Снегирев в упомянутом отчете с московского чемпионата-38 как бы дал подсказку будущим историкам отечественных шахмат: «…19-летние Ваксберг и Ельцов только вступают на путь шахматного мастерства». После запроса «Ельцов, год рождения – 1919» сайт выдает уже только три страницы «Ельцовых», а по месту рождения и призыву на фронт подходит только «Александр Иванович Ельцов, уроженец Москвы, призывался Краснопресненским райвоенкоматом».
«Дата выбытия – 10.1941.». Безусловно, это тот самый А.Ельцов, один из самых перспективных молодых московских кандидатов в мастера предвоенной поры…
На сайте указано место его службы – 24 СП. Этот стрелковый полк как раз и был сформирован в составе 8-й Краснопресненской дивизии народного ополчения. Кроме 24-го в ее состав входили еще два стрелковых полка – 22-й и 23-й. 

Ополченцы-краснопресненцы 

Из Москвы все ополченцы были выведены 9 июля в расположенные в 20-30 километрах от столицы лагеря, где приступили к боевой подготовке…

С переводом дивизий народного ополчения, согласно приказу НКО от 24 августа, «на штаты и табеля действующей Красной Армии», Краснопресненская ДНО стала именоваться «8-я стрелковая дивизия», а ее подразделения получили общевойсковую нумерацию, так, 24 СП стал 1303-м стрелковым полком. В первых числах сентября эта дивизия, находившаяся в составе 32-й армии Резервного фронта, заняла оборону по восточному берегу Днепра, а с началом немцами «Тайфуна» была переброшена из-под Дорогобужа навстречу наступающему противнику восточнее Ельни. Как следует из книги «Солдаты Красной Пресни» (М., 1984) Юрия Пошеманского, ветерана-ополченца, участника тех боев, в ночь на 3 октября подразделения Краснопресненской ДНО «погрузились на машины и выехали… по маршруту Жевлаки – Ленкино – Торжок – Уварово… Авиация противника обстреливала и бомбила движущиеся колонны, темп марша снижали разбитые проселочные дороги… На рассвете 4 октября полки начали занимать боевые рубежи, развернули окопные работы»…
По данным smol1941.narod.ru/8sd.htm вероятно, уже в тот день – 4 октября 8-я оказалась в окружении и потеряла управление. На 1303-й полк, в рядах которого сражался Ельцов, наступала 15-я пехотная дивизия немцев – кадровая, имевшая огромный опыт боевых действий. Дивизия краснопресненцов фактически была уничтожена за два дня, 6-7 октября. Одна часть оставшихся в живых бойцов пополнила партизанские отряды, другая небольшими группами смогла прорваться из окружения, вышла к своим.
Красноармейца Александра Ельцова среди тех и других не оказалось…

Извещение о пропаже без вести А.Ельцова

А в какой дивизии народного ополчения воевал Снегирев? На запрос о нем сайт Центрального архива Минобороны выдает лишь копии двух похоронок (мы привели их в предыдущей 9-й части) из военкомата Дзержинского района. Но и этого достаточно, чтобы определить место службы Владимира Николаевича. Ведь, как мы знаем, Снегирев проживал на 3-й Мещанской (ныне улица Щепкина), относящейся к Дзержинскому району, а из его жителей формировалась 6-я дивизия народного ополчения, вначале входившая в состав 24-й армии Резервного фронта.
В середине августа, когда части московских ополченцев выдвигались на Ржевско-Вяземскую линию обороны, в 8-й Краснопресненской сформировали сводный отряд для ликвидации немецкого десанта, выброшенного в районе деревни Дуденки Угранского района Смоленщины. Как пишет Пошеманский в своей упоминавшейся выше книге, этот «отряд краснопресненцев совместно с подразделением 6-й ДНО Дзержинского района окружил и уничтожил несколько групп вражеских десантников».
И может, в той боевой операции ополченцы этих дивизий Ельцов и Снегирев сражались по соседству? А может, и свиделись – в последний раз?
В «Разных днях войны» Константин Симонов вспоминает, как в одной из деревень под Ельней он и его коллеги-военкоры «встретили части одной из московских ополченченских дивизий, кажется, 6-й. Это были, по большей части, немолодые люди – по сорок, по пятьдесят лет. Они шли без полковых и дивизионных тылов. Обмундирование – гимнастерки третьего срока, причем часть этих гимнастерок была какая-то синяя, крашеная. Командиры их были тоже немолодые люди, запасники, уже давно не служившие в кадрах. Эти части надо было еще учить, доформировывать, приводить в воинский вид. Потом я был очень удивлен, когда узнал, что эта ополченческая дивизия буквально через два дня была брошена на помощь 100-й и участвовала в боях под Ельней…».
Но следом Симонов уточняет: «Несколько слов по поводу выраженного мной в дневнике недоумения, на поверку не вполне справедливого. Разминувшись с частями ополченцев, двигавшимися навстречу нам от Ельни к Вязьме, мы скорее всего встретили тогда действительно части 6-й ополченченской дивизии, которую за два дня до этого было приказано отвести в район Вязьмы.
Об этом было сказано, – продолжает Симонов, – в той же сводке штаба армий Резервного фронта, в которой говорилось о прорыве немцев к Ельне и Ярцеву: «6-я дивизия народного ополчения отводится в район Вязьмы, а 4-я дивизия народного ополчения отводится… в район Сычевки». Очевидно, отвод дивизий народного ополчения, которые должны были заниматься работами по укреплению оборонительного рубежа, как раз и был вызван неожиданным выходом немцев к этому рубежу. Из текста оперативной сводки следует, что командование Резервного фронта поначалу старалось вывести из-под немецкого удара эти еще не обученные части и лишь потом в связи с дальнейшим резким ухудшением обстановки все-таки бросило их в бой».
С сентября 41-го, когда ополченченские формирования были включены в кадровый состав Красной Армии, 6-я ДНО была преобразована в 160-ю стрелковую. В инете есть ее «краткая боевая характеристика», составленная штабом 33-й армии в апреле 1942-го. Там говорится, что «после боев за г. Ельня и взятия ряда населенных пунктов дивизия перешла к обороне. Противник со 2 по 5 октября перешел в наступление и фланговым ударом отрезал состав этой дивизии от тыла, части 160-сд вынуждены были разрозниться, в результате чего дивизия как боевая единица перестала существовать. Часть командного состава и бойцов в количестве 68 человек составили костяк, на базе которого и была вновь сформирована 160-ая сд (вошедшая уже в состав 33-й армии – В.Н.)».

В.Богаткин. «На подступах к Москве» 

В первой похоронке на Снегирева указано, что он пропал без вести 31 августа. Во второй – месяцем позже, 31 сентября. Если так – значит, он пропал без вести (был убит, ранен, попал в плен – ?) в Ельнинском районе, где тогда находилась 6-я ДНО, а оттуда она в первых числах октября начала отступать с боями на восток Смоленской области и также фактически погибла в «Вяземском котле».
В вышеприведенной сводке штаба армий Резервного фронта в симоновских «Разных днях войны» в связи с прорывом немцев к Ельне и Ярцеву упоминаются две ополченченские дивизии – помимо 6-й, еще и 4-я.
Последняя формировалась из жителей Куйбышевского района, 6 июля на ее сборный пункт явился 27-летний москвич Лев Гугель, в довоенные годы наверняка не раз захаживавший на Скатертный, 4 к начальнику шахматного отдела Снегиреву – решать вопросы по задачно-этюдной части.
…18 мая 1938 года при взлете с аэродрома близ Архангельска потерпел крушение большой самолет Н-212. Из 16 человек, находившихся на его борту, погибли четверо – прославленный летчик, Герой Советского Союза М.Бабушкин, инженер И.Жутовский, механик К.Гурский и врач Е.Россельс. Последний был не только, как о нем сообщалось в траурной сводке, активным строителем советской нейрохирургии и рентгенологии, но и председателем Центральной комиссии по шахматной композиции. И вот преемником трагически погибшего энтузиаста и стал (по согласованию с новым руководителем Всесоюзной ш.-ш. секции гроссмейстером-орденоносцем Ботвинником) молодой композитор Гугель. Вскоре о новом председателе Центральной комиссии Семен Левман опубликовал в «Шахматах в СССР» большой теплый очерк, вот фрагмент из него:
«…Подводя итоги бурной эпохе исканий в области двухходовой задачи, мы можем смело утверждать, что Л.Гугелю принадлежит честь открытия и разработки одной из самых интересных идей современной двухходовой задачи – идеи продолженной защиты. Конечно, этот мотив встречался в композиции и до Гугеля, но он первый стал пристально изучать эту идею, он как бы сформулировал ее и пустил в обиход, и своими лучшими задачами показал, как плодотворна и богата новая идея.
В качестве примера приведем одну из первых задач Гугеля, которая была отмечена пятым призом в конкурсе журнала «Шахм. Листок» за 1929 г.

 

Мат в два хода

После хорошего первого хода 1.Rg4 создается угроза 2.Qg5#. Чeрные легко парируют эту угрозу – достаточно увести коня с8,чтобы белый ферзь оказался связанным. Нетрудно заметить, что после отступления коня с8 белые могут дать мат конем с поля е7. И вот тут-то выступает на сцену замечательная идея автора. На первый взгляд мат конем с поля е7 проходит при любом отступлении черного коня с8, но на самом деле это неверно. Черные учитывают, что, становясь на е7, белый конь перекрывает линию действия своего ферзя, отрезая его от поля f6, а взамен этого открывает на это поле действие ладьи а6. Нельзя ли заблаговременно отрезать белую ладью от поля и тем самым сделать невозможным мат? Вполне возможно. И вот черные находят две новые защиты – 1...Nb6 и 1...Nd6. Эти защиты названы продолженными, ибо помимо основной защиты (связки белого ферзя) они содержат в себе добавочную защиту от вновь возникшей угрозы (перекрытие белой ладьи).

Эта великолепная идея (современное название: черная коррекция – В.Н.) сыграла огромную роль в развитии двухходовки и до сих пор оплодотворяeт творчество проблемистов...

(На 1...Nb6 следует 2.d4 #, а на 1...Nd62.Rf4 # – В.Н.)

Фото Гугеля из очерка в «Шахматах в СССР»

Гугель, – говорится далее в статье, – не только даровитый проблемист, но и активный общественник, много сделавший для развития советской композиции. Руководя отделами в «Пионерской правде», «Смене» и других изданиях, он воспитал целую группу способных молодых проблемистов. По его инициативе были проведены первые массовые конкурсы решений, привлекшие тысячи участников…
Несколько месяцев назад Л.Гугель был выдвинут на большую работу – заместителем редактора журнала «Физкультура и спорт». За новое дело он взялся с присущей ему энергией и комсомольским задором», – заключил свой панегирик Левман.
О нем самом мы упоминали в 1-й части нашего повествования – в связи с жестоким ударом, который внезапно нанес своему ближайшему соратнику Крыленко. Напомним: в 1929-м Николай Васильевич экстренно собрал заседание Исполкома ш.-ш. секции, постановившего: «тов. Левмана за систематически применявшийся им в течение ряда лет обман, выражавшийся в том, что он выдавал себя за члена ВКП(б), хотя он из таковой был исключен еще в 1924 г., исключить из членов Исполбюро как за антиобщественный поступок, предложив соответствующим шахматным организациям, членом которых он состоит, также из таковых исключить».
После этого Левман лишился вообще всех своих шахматных постов – и одного из начальников Шахинтерна, и соредактора отделов в «Правде» и «Труде»…
Что уж такого Семен Семенович несовместимого со званием большевика совершил в 1924-м – Бог весть. Но вряд ли это был серьезный партийный проступок. Иначе кто бы ему затем позволил заняться литературным трудом, наверное, более партийным, чем шахматы, к тому же Левман был в 1934-м избран делегатом (от Белоруссии) первого учредительного съезда Союза писателей СССР с решающим голосом (тогда как любимец партии Николай Бухарин присутствовал на этом съезде как делегат лишь с голосом совещательным!).

Левман в Великую Отечественную в звании капитана-корреспондента газеты 8-й воздушной армии 

Семен Семенович умер от ран (по другим сведениям – от болезни сердца) 27 марта 1943-го.
А герой его очерка в «Шахматах в СССР » – «композитор-комсомолец» Гугель разделил общую трагичную судьбу многих тысяч июльских ополченцев-защитников Москвы...
Куйбышевская ДНО была переименована в конце сентября в 110-ю стрелковую. Когда немцы пошли на приступ Можайской линии обороны, на этот участок фронта были переброшены и куйбышевцы-ополченцы. Им была поставлена задача сдержать натиск врага в районе Наро-Фоминска – до подхода наших кадровых частей.
Против 110-й враг в те дни бросил около трех пехотных полков и 30 танков.
«Московское ополчение» (М., 1969): «Три дня и три ночи шли кровопролитные бои. Лишь 17 октября немцам ценой огромных потерь удалось оттеснить части дивизии на рубеж Кузьминка, Козельская, Инютино, Ермолино, Лапшинка… К полудню 20 октября создалась весьма критическая обстановка. Подразделения 1291-го стрелкового полка, оборонявшиеся на главном направлении дивизии, понесли большие потери». Красноармеец Гугель дрался в этом, 1291-м полку, 20 октября Лев пропал без вести в бою у села Инютино – как и многие его однополчане.

Сведения о потерях 1291-го полка – www.obd-memorial.ru

Возможно, на запись добровольцами в Куйбышевскую ДНО Гугель стоял в очереди рядом с будущим мастером спорта по шахматной композиции Владимиром Шифом. Тому было уже за 40, и первые свои трехходовки он опубликовал еще в 1915-м. 

Это фото Владимира Шифа – из статьи Р.Кофмана и Е.Умнова к его 70-летию в №5 «Шахмат в СССР» за 1967 год. 

Там можно прочесть, что юбиляр, журналист по профессии, в начале 20-х работал в редакции Южнорусского отделения РОСТА в Одессе – вместе с Михаилом Кольцовым, Валентином Катаевым, Юрием Олешей… День Победы встретил на Эльбе.

Из этого представления к боевой награде – медали «За боевые заслуги» следует, что с 14 августа 1942-го Шиф находился на должности писаря в 183-м армейском запасном полку 33-й армии. Но как доброволец-ополченец, согласно данным сайта «Подвиг народа», он 6 июля 1941-го явился на сборный пункт в Куйбышевском районе столицы…

Таким образом, как минимум два известных композитора начали свой фронтовой путь в 4-й Куйбышевской ДНО. Почему как «минимум»?
А в рядах июльских ополченцев ушли на фронт и такие талантливые московские композиторы как Сергей Крючков и Георгий Голубев. В свое время я интересовался их фронтовыми судьбами у председателя композиторской комиссии Центрального шахматного клуба Вооруженных Сил СССР, мастера, участника Великой Отечественной полковника Александра Калинина (мы с ним сначала познакомились заочно – в начале 70-х он публиковал мои, рядового Советской Армии, опусы в журнале «Военный вестник», где много лет вел шахматный отдел). Но и от него я услышал лишь то, что уже было в шахматной печати: оба они, инженер-радиотехник Крючков и художник-оформитель Голубев погибли в 1942-м. Надежды найти сведения о них на www.obd-memorial.ru пока не оправдались.

САМОЕ ЖЕСТОКОЕ ПОРАЖЕНИЕ КАПАБЛАНКИ ЗА ВСЮ ЕГО ШАХМАТНУЮ КАРЬЕРУ

Перед началом 2-го Московского международного знаменитый гость из заморской Гаваны так выложился в сеансе одновременной игры, что, как заявил журналистам, на следующий день не смог бы сыграть ни одной партии. «Хорошо, что моя поездка в Ленинград была отложена на день». А ведь устроители этого сеанса в Доме печати по-честному предупреждали Капу, что против него выставят сильных шахматистов. На что великий маэстро, по свидетельству мастера Ильи Кана, ответил, «что это ничего не значит и он закончит сеанс за 4 часа и уже в 8 вечера готов будет ответить на вопросы журналистов». Тут гений явно погорячился! Вместо 4 часов ему пришлось рубиться все 8 .Но дело даже не в этом… Счет-то: –14+7=9! Как отмечала советская пресса, «сейчас Капабланка потерпел самое жестокое поражение за всю свою шахматную карьеру».
Страдания небожителя- сеансера начались со следующей короткометражки:

 

Капабланка – Курышкин
Дебют Рети

1.c4 Nf6 2.g3 c6 3.Bg2 d5 4.Qc2 e5 5.b3 Be6 6.Bb2 Bd6 7.Nf3 Nbd7 8.0-0 0-0 9.h3 Nh5 10.d4 e4 11.Ne5 f6 12.Ng4 f5 13.Ne5 f4 14.g4 Bxe5 15.dxe5 f3 16.exf3 exf3 17.gxh5 Qg5. Капа капитулировал…

Из отчета о его черном дне – в «Известиях»: «Первая партия окончилась на восемнадцатом ходу победой А.В.Курышкина. По профессии он техник-строитель, ему 26 лет, игру в турнирах начал с одиннадцати лет, заняв второе место в одной начальной школе в Москве… Разбирая у демонстрационной доски свою партию, Курышкин заодно со своими собственными ходами прокомментировал и весь сеанс:
4.Qс2. Убедившись, что я достаточно знаю теорию для серьезного сопротивления, Капабланка стремится поскорее сойти с теоретических путей. Мне остается доказать, что мы достаточно знаем теорию для того, чтобы играть внетеоретическим путем. Особенно когда противник ставит себя в худшее положение. Как этим ходом, так и некоторыми последующими Капабланка показал, что он вел игру в расчете не на то сопротивление, какое встретил» – заключил счастливый победитель, погибший в первые дни Великой Отечественной, как и его коллеги по шахматному отделу Комитета физкультуры Снегирев и Ельцов. Это, напомню, известно по воспоминаниям Ботвинника.
А obd-memorial.ru никакими сведениями о Курышкине А.В., к сожалению, не располагает и откликается стандартным – «возможно, эта информация еще не загружена в базу данных». Но вероятно, и он был бойцом одной из московских дивизий народного ополчения …

9 февраля 1935-го, сенсационный сеанс в Московском Доме печати 

По данным «Известий», у Капы тогда «выиграли следующие товарищи: Курышкин, Коц, Камышев, Коган, Лебедев, Поляк, Рабинович, Котов, Богатырев, Загорянский, Кофман, Филимонов, Батурин, Кульчинский.
Вничью сыграли: Батуринский, Купцов,Орлов, Подольный, Слоним, Чистяков, Немлихер, Иглицкий, Штырин».
Подготовленные читатели сайта чесспро.ру легко вычислят, сколько наряду с будущим гроссмейстером Котовым кубинцу противостояло будущих мастеров, сильных кандидатов в мастера…
Небожителю надо было бы не высокомерничать, а, здраво оценив силы, попросить, чтобы состав сеанса ополовинили… Не посчитался уже далеко не молодой гений со своей наследственной предрасположенностью к сердечно-сосудистым проблемам! Да просто хотя бы силы поберег перед стартом в тяжелейшем турнире. Присущая Хосе-Раулю беспечность, бесконтрольность с возрастом все более донимавшей его гипертонической болезни – и трагический финал в марте 42-го в «Манхеттене».

«ПОШЕЛ НА ФРОНТ ДОБРОВОЛЬЦЕМ ИСКУПАТЬ «ВИНУ» ОТЦА И ВСКОРЕ ПОГИБ»

Рядом с упоминавшимся выше отчетом Снегирева с московского чемпионата 1938 года «Шахматы в СССР» поместили в том же 12-м номере и любопытную концовку одной из партий этого турнира.

 

А.Ельцов – Б.Ваксберг

«Несмотря на минус качество, черные стоят лучше. Грозит уже Nf4+ c выигрышем. Учитывая это обстоятельство, белые идут на следующие головоломные осложнения.

53.hxg6! Nf4+ 54.Bxf4 exf4 ( 54...Qxa7 55.g5 Bh3+ 56.Rxh3 Rxh3 57.Kxh3 exf4 58.Qh5 Qd7+ 59.Kh2 Bd6 60.Qh7+ Kf8 61.Qh8+ Ke7 62.Qxg7+ K-куда угодно 63.Qxd7+ и 64.g7. Достаточно и 55.Be3) 55.f3! (единственное, т. к. проигрывает 55.Ne1 f3+ 56.Nxf3 Bxg4 ) 55...Bxg4? Этот «красивый» ход проигрывает. Следовало играть 55...Qxa7 56.Qe1 Bc5!! 57.bxc5 Be6 58.Nb4 Qxc5 59.Nxd3 cxd3 , и выигр.

56.Qf2!

Единственное, но зато полное опровержение. Плохи были бы напрашивающиеся попытки, напр., 56.Rf7 Bxf3+ 57.Qxf3 Rxf3 58.Kxf3 Qd6! Или 56.Ne1 Bxf3+ 57.Nxf3 Qxa7 58.Ne5? Rg3+ и выигр. (Вместо 58.Ne5 выигрывает 58.Qe1 – В.Н.)

56...Bxf3+ 57.Kf1 Qe5. Единственная защита от мата в 2 хода ( 57...Rd1+ 58.Ne1 ).

58.Ne1! Bh5 59.Nxd3. Сдался».

Таблица московского чемпионата-38

Комментарии – Бориса Ваксберга, он и его соперник по этой партии поделили, как видно из турнирной таблицы, 4-7 места, что Снегирев в своей статье расценил как большой успех и показатель их несомненного прогресса.
«Ваксберг и Ельцов, одинаковые по возрасту, по сроку получения кандидатского звания, вместе с тем являются шахматистами совершенно разных стилей и направлений. Б.Ваксберг впечатлительный, нервный, но богато одаренный… Он обладает большой творческой фантазией. Правда, его фантазия не всегда находится в тесном контакте со стратегическим замыслом. И поэтому в турнире он нередко попадал в тяжелое положение. Но оптимизм и тактическая изобретательность в большинстве случаев помогали ему не только спасти сомнительное положение, но иногда и выиграть партию. В недалеком будущем он несомненно добьется звания мастера…
Игра Ельцова, – пишет далее Снегирев, – производит значительно более цельное впечатление. Притом стратегическое понимание позиции у него удачно сочетается с незаурядным тактическим дарованием. Его игра уже сейчас производит впечатление большой зрелости. Вслед за Смысловым Ельцов добился прекрасного счета против мастеров – 4 из 6. Несомненно, что в ближайшем будущем московская ш.-ш. организация в его лице получит полноценного мастера».
Если бы не война…

Борис Ваксберг – дружеский шарж из статьи П.Романовского о Всесоюзном турнире первокатегорников в Горьком («Шахматы в СССР,№10,1938 г.). Там Борис занял 2-е место (после Д.Гречкина, который станет мастером на следующий год) в 4-й группе.

Еще в советские времена меня занимал вопрос – а не родственник ли он известнейшему журналисту «Литературной газеты», автору имевших огромный общественный резонанс очерков о коррупции Аркадию Ваксбергу? Как-то, будучи в Белокаменной, я даже, набравшись храбрости, попытался связаться с ним по телефону, но в приемной «ЛГ» мне ответили, что Аркадий Иосифович в командировке. Когда в 2000-м вышел его двухтомник мемуаров «Моя жизнь в жизни», я тут же затребовал его по межбиблиотечному абонементу. Дошел до 2-й главы и ...да, они были двоюродными братьями.
«В восьмом классе он стал уже кандидатом в шахматные мастера: тогда это была редкость великая, ему прочили огромное будущее, – вспоминает Аркадий Иосифович (братья учились в одной московской школе – 110-й, но в разные годы – В.Н.). Я был совсем ребенком, но тоже баловался в шахматишки. Однажды Борис предложил мне сыграть со мной вслепую и поставил мат на 16 ходу: я запомнил это число как свой безутешный позор. Потом он сыграл «нормально», дав мне фору: ферзя. Я проиграл. Дал ферзя и ладью – результат был такой же. Добавил еще и коня – я проиграл. «Продолжим?» – тоскливо спросил он. Я отказался.
Его мать, очень крупный физик, была в разводе с Матвеем: поэтому, надо думать, Борис не отправился вслед за отцом в казахстанские степи (куда профессор Матвей Ваксберг был выслан как брат расстрелянного врага народа, Генриха, другого дяди автора мемуаров – В.Н.).
Он влюбился в девочку из соседней школы – ее постигло несчастье: неудачно спрыгнув с трамвайной остановки, она лишилась ноги. Верный чувству и слову, Борис женился на ней. Когда началась война, он получил по нездоровью (сильнейшая близорукость) «белый билет», но пошел на фронт добровольцем искупать «вину» отца и вскоре погиб…».

Когда точно и при каких обстоятельствах погиб – Аркадий Иосифович не пишет. А может, и не знал…
Но сведения о его двоюродном брате есть теперь на www. obd-memorial.ru:

Старший лейтенант начальник химической службы 1098-го пушечного артиллерийского полка Борис Ваксберг убит в бою 3.5.1943 года. Похоронен в деревне Рыковшина, на Смоленщине, где полегли тысячи наших солдат, ценою своих жизней укротивших «Тайфун», остановивших врага на подступах к столице…

Продолжение следует

 

Последние турниры

13.08.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

01.08.2017

Общий призовой фонд – 300 тысяч долларов, победитель получает 75 тысяч.

24.07.2017

Бильский фестиваль проходит в 50-й раз.

15.07.2017

.

01.07.2017

В мужском и женском турнире 5 победителей вышли в Суперфинал.

28.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

21.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

05.06.2017

Норвежский супертурнир прошел в пятый раз.

29.05.2017

22 лучших игрока получают право участия в Кубке мира.

12.05.2017

5 победителей получили право выступить в Кубке мира.

10.05.2017

Традиционный турнир возобновился после двухлетнего перерыва.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум