четверг, 23.11.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Мемориал Ю.Елисеева14.11
London Chess Classic01.12
Суперфинал чемпионата России02.12

Энциклопедия

Альберт КАПЕНГУТ,
международный мастер,
заслуженный тренер БССР

Ностальгия по 70-м


В предыдущей публикации я попытался обрисовать состояние теоретической мысли 60-70-х глазами участника "дебютной революции", для контраста проводя параллели с современностью. В качестве иллюстрации я взял мой путь к Модерн-Бенони через систему фианкетто и, в частности, историю моей почти полувековой новинки в варианте 15…f5!, остающемся сильнейшим продолжением в этой системе.

Как было сказано, толчком для написания статьи послужила в высшей степени добросовестная книга Бориса Авруха "Дебютный репертуар гроссмейстера. 1.d4, т. 2" Москва, 2011 (переведено с оригинального издания Quality Chess UK 2010), страницы 209-213 которой посвящены рассматриваемому варианту, где он пишет: " Вероятно, самый старый ход в этой позиции, введенный в практику в 1971 году Альбертом Капенгутом - одним из самых больших знатоков защиты Бенони. Ныне это продолжение незаслуженно забыто, и, чтобы восполнить пробел в современной теории, я решил обратить на 15…f5 пристальное внимание".

После выхода в свет упомянутой статьи мне попались на глаза два новых источника.
В том же издательстве в этом году вышла монография Мариана Петрова "The Modern Benoni", где в библиографическом указателе книга Авруха на почетном первом месте, однако … ни слова о 15…f5! Дальше - больше! В лучшем на сегодня, на мой взгляд, источнике для шахматистов, интересующихся теорией, "New in Chess" - Yearbook/107 напечатана статья Владимира Охотника и Мартина Эпплбери, которые также ссылаются на Авруха и анализируют 15…Bd7, 15…Rf8, даже 12.a5, но и для них продолжение 15…f5 не существует!

Я обращаю внимание на это не потому, что хочу упрекнуть авторов в некомпетентности. Такова тенденция! Сейчас в мире издается колоссальное количество дебютной литературы - по каждому началу выпущены десятки изданий. Естественно, компьютер помогает писать их гораздо быстрее, чем 30 лет назад. Однако во главу угла ставится не углубление теории, а популяризация, а если называть вещи своими именами, то коммерческий успех, который диктует политику издательств. Поэтому тратить лимитированный объем на малопопулярный вариант не хочется, вдобавок там еще "черт ногу сломит!" А то, что это - сильнейшее продолжение, мало кого волнует, ведь задача совсем другая - осветить наиболее популярные продолжения. Естественно, в пирамиде игроков чем ниже уровень, тем больше потенциальных покупателей, но кто же будет обеспечивать движение вперед?

Эта психология ведет к тому, что высококвалифицированных шахматистов не интересуют книги по теории. Еще 20 лет назад, когда я подписывал договор на издание семитомника по системе Найдорфа с Сейраваном, Ясер сказал о потенциальной аудитории: "Гроссмейстеры книг не читают, они их только пишут!" Как в том анекдоте: чукча не читатель, чукча - писатель.

Ясер Сейраван Фото: ChessBase

Бент Ларсен, Михаил Таль, Альберт Капенгут и Юрий Васильев наблюдают за блицпартией Александра Войткевича (сидит спиной) и Ясера Сейравана (Рига, 1979 г.)

К слову, этот договор, как и масса других моих начинаний, не был реализован, ибо мой переводчик Лена Ахмыловская, которой я помогал в матче на первенство мира в 1986 г., не успев перевести первый том, попала в серьезную аварию, и работа была остановлена.

В этой публикации я продолжу рассказ о развитии дебютной теории в 70-е. Вернемся к Модерн-Бенони. Почувствовав себя уверенно в системе с фианкетто, я начал экспериментировать с основным порядком ходов, даже играя с самим Тиграном.

Наиболее опасными в то время мне казались системы пешечного штурма, где черные могли "не выйти из дебюта".

 

1.d4 Nf6 2.c4 c5 3.d5 e6 4.Nc3 exd5 5.cxd5 d6 6.e4 g6 7.f4 Bg7 8.e5 Nfd7 Вариант Микенаса. Белые стремительно добираются до вражеского короля.

9.Ne4 dxe5 10.Nd6+ Ke7.

Первоочередная задача решена - король черных застрял в центре. Сейчас надо решать, что делать с единственной развитой фигурой - разменивать на неработающего слона соперника 11.Nxc8+ или попытаться использовать коня для создания новых угроз: 11.Nb5?! Re8 ( 11...a6? 12.d6+ Kf8 13.Nc7 Ra7 14.Nf3 Qf6 15.Bc4 b5 16.Bxf7! ) 12.d6+ Kf8 13.Nc7 exf4! ("один в поле не воин!") 14.Nxe8? Qxe8! (неплохо и 14...Qh4+!? ). Далее в партии Смирнов — Капенгут, Минск 1979, которую я прокомментировал в «Шахматы» (Рига) 80/13-12 и в "The New Chess Player"/5-91, было 15.Be2 Ne5! 16.Bxf4 Nbc6 17.Nh3 (не спасает и 17.d7 Bxd7 18.Qd6+ Kg8 19.0-0-0 Nd4 ) 17...Bxh3 18.gxh3 Nf3+ 19.Kf2 Qe4 20.Bxf3 Qxf4 21.Kg2 Nd4! 22.Rc1 Nf5 0-1.

Логичнее не торопиться забирать качество - 14.Be2 Nc6! 15.Nf3 Nd4 16.Nxe8 Qxe8 17.Nxd4 Bxd4 18.Bxf4 Ne5 , хотя и в этом случае инициатива черных опасна.

11...Qxc8 12.Nf3 Re8 13.fxe5 Nxe5 14.Bb5 Nbd7.

В начале 70-х эта позиция считалась критической для оценки не только варианта Микенаса, но и основного порядка ходов Модерн-Бенони. Белые стремятся как можно быстрее закончить развитие и всерьез взяться за легко уязвимого неприятельского короля.

В 1973 году в Минске на Мемориале Сокольского М.Шерешевский попытался "поймать на вариант" В.Савона: 15.0-0 Kf8 16.Nxe5 , однако чемпион СССР 1971 года нашел позиционную жертву качества 16...Rxe5!? 17.Bf4 a6!? 18.Bxd7 Qxd7 19.Bxe5 Bxe5. Комментируя эту партию в «Информаторе» 17/141, И.Болеславский и я указали 20.Qf3! Kg7 ( 20...Bxb2 21.Rae1 ) 21.d6!? с некоторой инициативой.

15.Nxe5! Важное усиление, продемонстрированное М.Шерешевским на том же турнире через год против автора. Далее я сыграл 15...Bxe5?! 16.0-0 Qc7 17.Qg4! Kd6?! (хотя черный король вынужден застрять в центре, меньшим из зол было 17...f5 18.Qh4+ Kd6 19.Qxh7 Bd4+ 20.Kh1 Ne5 21.Qxc7+ Kxc7 22.Bxe8 Rxe8 23.Re1 Kd6 24.Bf4 Kxd5 с шансами на спасение) 18.Rxf7 Bd4+ 19.Kh1 Ne5 20.Rf6+ Kxd5 21.Qe2 c4 (совсем плохо как 21...Rf8?? 22.Bc4+ , так и 21...Re7 22.Bf4 ), и к решающему перевесу ведет 22.Bf4!

Когда мы с ИЕ готовили партию с Савоном для публикации в «Информаторе», мне пришла в голову парадоксальная идея, и надо отдать должное Болеславскому, он буквально поймал меня за руку, сказав: "Не спешите печатать! Еще пригодится вам".

Через несколько месяцев на чемпионате ВЦСПС в Ярославле мне предстояла встреча черными с Аршаком Петросяном, которому незадолго до этого я помогал на отборочном к чемпионату мира среди юниоров. Мой недавний подопечный предложил "расписать".

Должен заметить, что в те времена это было распространенное зло. Я уже рассказывал про "расписную" партию Флор - Фурман, ХХI чемпионат СССР, Киев 1954 г., включенную А.Сокольским в "Шахматный дебют" как учебный пример.

Должен заметить, что я и сам как-то попался подобным образом. Однако расскажу по порядку.

В 1965 г. я стал постоянным автором журнала "Шахматы" (Рига) забавным способом - обнаружил плагиат! В №7 статья Б.Беленького повторяла фрагмент из брошюры В.Пушкина "Эвристика и кибернетика". Ответственный секретарь А.Домбровскис испугался шума (который я и не собирался поднимать - просто демонстрировал свою память) и потребовал доказательств. Пришлось мне раздобыть эту книгу, а он, в порядке компенсации, открыл зеленую улицу для материалов чужака.

В 1966 г., вернувшись в Ригу с чемпионата ВС, я показывал Талю интересные моменты, подготовленные для обзорной статьи. Тут главный редактор местного журнала предложил прокомментировать интересную ничью Аверкин - Криворучкин отдельно, но спустя год после публикации Эрик Аверкин при встрече посмеялся над примечаниями к ничьей без игры.

Сам Миша рассказывал мне увлекательную историю про свою партию со Штейном из межзонального турнира в Амстердаме в 1964 году. Они договорились накануне и набросали текст, имитируя борьбу. Когда позиция атаки Панова, возникшей из ферзевого гамбита, определилась, к Талю подошел известный теоретик Людек Пахман с поздравлениями: "Вы поймали своего!" и, назвав несколько ходов, которые они собирались сделать, обратил внимание 8-го чемпиона мира на эффектный удар, о котором они не знали. Миша вежливо поблагодарил, чертыхаясь в душе, и надолго застрял за доской, к изумлению своего партнера.

Людек Пахман

Таль лихорадочно соображал, как потом объяснить чеху, почему он не пошел на выигрывающий вариант! Наконец, сделав непредусмотренный ход, немало удивил друга, который, в свою очередь, надолго задумался. Таль, чтобы спасти ситуацию, предложил ничью, но заведенный Штейн отказался! В конце концов ничья была зафиксирована, недоразумение выяснено. Друзья отправились в гостиницу и для разрядки несколько часов играли блиц по 5 минут на 10 партий! (уронившему флажок засчитывается поражение в оставшихся встречах).

Зимой 1964-65 гг. в Риге мы играли много легких партий. (Кстати, однажды он вытащил янтарные шахматы с гравировкой "Комсомольцу чемпиону мира Михаилу Талю от ЦК ЛКСМ", и мы несколько партий подвигали на полудрагоценной доске не менее ценными фигурами.) Как-то, когда надоели обычные пятиминутки, Миша предложил попробовать изобретенный ими контроль времени, со смехом рассказав историю с межзонального. Любопытно, что когда на сборе команды СССР перед студенческой Олимпиадой в доме отдыха "Баковка" я повторил соседу по комнате Константинопольскому рассказ Таля, он не поверил. "Я был там, - сказал Александр Маркович. - Они играли всерьез".

Через несколько лет я сам попал в аналогичный переплет, куда менее веселый. В 1969 году в Вильнюсе на международном турнире ЦШК я проиграл в предпоследнем туре, позволив главному конкуренту меня догнать. В этот момент ко мне пришел будущий соперник, играющий белыми, и предложил "расписать". Поскольку в случае проигрыша другого лидера призрачные шансы на первое место сохранялись, мне надо было сымитировать борьбу. Не слишком серьезно воспринимая ситуацию, я взял попавшуюся под руку монографию учителя, открыл случайный вариант, соответствовавший нашему репертуару, где возникал четырехладейный эндшпиль с проходной пешкой а4 и предложил, разменяв ее на отсталую е6, окончить игру.

Надо заметить, что в советское время Прибалтика снабжалась лучше других республик, и просьба партнера одолжить деньги на покупку дефицитного костюма меня не насторожила. Во время последнего тура мы быстро добрались до позиции с предполагаемым разменом пешек, но соперник избирает другой путь! Подумав, что он что-то перепутал, я тут же предлагаю ничью, но белые отказываются. Полчаса я просидел в трансе, осознав, что мой партнер мог полтора дня анализировать лучший эндшпиль без контршансов, вдобавок подстраховавшись кругленькой суммой. В конце концов я сделал ничью и бурно обсуждал ситуацию с друзьями. На следующий день во время закрытия, как только он получил конверт с призом, я, по совету Разуваева, прямо на сцене громко попросил вернуть долг. Думаю, что дурная слава, заработанная на этом инциденте, напомнила ему слова Талейрана: "Это хуже, чем преступление, это - ошибка".

Был я и свидетелем аналогичной ситуации, которая стала нарицательной. В 1972 году во время Шахматной Олимпиады СССР мы жили в гостинице "Останкино". За несколько часов до последнего тура, в котором Белоруссия встречалась с Арменией, ко мне в местном ресторане подошел Карен Григорян и начал жаловаться, что у него не осталось денег на дорогу домой. Я отдал ему оставшиеся талоны на питание. Он тут же предложил ничью без игры сидевшему вблизи Купрейчику и на одолженные "на дорогу" заказал водку. Виктор последовал его примеру. Перед началом тура мы с Ваганяном уже сидели за своим столиком и услышали, как подошедший Карен, снимая пиджак, громко произнес: "Никаких ничьих". Я подумал, что он маскирует свои намерения перед командой, и был шокирован, когда он разгромил не вязавшего лыка белоруса.

Чемпионат СССР среди студентов, Одесса, 1968 г. Слева направо: Виктор Купрейчик, Лев Альбурт, Альберт Капенгут, Владимир Тукмаков, Вадим Файбисович, Александр Бах. Альбурт настолько поглощен чтением "Мастера и Маргариты", что не в силах посмотреть в объектив.

Через несколько лет на первой лиге чемпионата СССР, где было запрещено соглашение на ничью до 30-го хода, Рашковский в цейтноте Клована предлагает ничью, но нужно сделать кучу ходов. "Как?" - шепчет на сцене тот. Нема диктует. "А может, так?". "Ян, я же не Карен!" Тут же последовал Немин вариант с соглашением.

Альберт Капенгут, Наум Рашковский и Анатолий Вайсер встретились в Москве на матче Ананд – Гельфанд

Возвращаюсь к предложению Петросяна. Имелась сложность - его творчество находилось "под микроскопом" знаменитого однофамильца, и надо было устроить все так, чтобы "комар носа не подточил". Я решил совместить "приятное с полезным" и этой партией заманить потенциальную жертву под заготовленную новинку.

16...c4 17.d6+ Kf8 18.Qd5 ( 18.Bh6+ Kg8 19.Qd5 Qc5+ 20.Qxc5 Nxc5 21.Bxe8 Rxe8 22.Rae1 ) 18...Qc5+ 19.Qxc5 Nxc5 (А.Петросян — Капенгут, Ярославль 1975), но белые не должны соблазниться качеством - 20.Bh6+! Kg8 21.Bxc4

Однако действительность превзошла все ожидания. Этот вариант повторился уже в следующей партии черными с М.Шофманом, причем удалось применить две новинки в одной встрече!

Вернемся к предпоследней диаграмме.

15...Kf8! Таким путем черные нейтрализуют идею Шерешевского и возвращаются к его партии с Савоном.

16.0-0 Rxe5 17.Bf4.

17...c4! Именно этот ход Болеславский отсоветовал печатать в «Информаторе». Основная идея раскрывается в варианте 18.Bxe5?! Nxe5 19.Kh1 Qc5 20.Ba4 Rd8 с более чем достаточной компенсацией.

Мой партнер захотел забрать качество в другой редакции - 18.Bxd7?! , рассчитывая на 18...Qxd7? , однако его ждал сюрприз - 18...Qc5+! 19.Kh1 Rxd5 20.Qg4. Плохо 20.Be3? Qd6! , недостаточно и 20.Be6?! Rxd1 21.Raxd1 Kg8 22.Bd6 , и самое простое 22...Qb5! сохраняет большой перевес.

20...f5. Возникшая позиция с лишней пешкой, безусловно, в пользу черных, но пока белые владеют инициативой. Однако надолго ли?

21.Qh3. Спустя 33 года я сдуру решил после долгого перерыва сыграть в чемпионате мира среди сеньоров и вновь поймал соперника на ту же идею. Он предпочел 21.Be6?! fxg4 22.Bd6+ Ke8 23.Bf7+ (хуже и после 23.Bxc5 Rxc5 24.Rae1 Re5 25.Rxe5 Bxe5 26.Re1 Rd8! ) 23...Kd7 24.Bxc5 Rxc5 25.Rad1+ Kc6 26.b4 cxb3 27.Bxb3 Rf8 28.Rfe1 Be5 с преимуществом черных, Хвенекильде — Капенгут, Бад Цвишенан 2008.

21...Rxd7 22.Qxh7 Kf7. Черные грозят выиграть ферзя.

Шофман сыграл 23.Bh6 Rg8 24.Rae1 Re7 25.Rd1 Qe5 26.Bf4 , и черные сохраняли перевес после 26...Qf6! 27.Qh3 ( 27.Rd6 Rh8! ) 27...Rge8.

Спустя несколько месяцев на эти же новинки влетел С.Юферов в Мемориале Сокольского, Минск 1975. В то время лишь через газету "64" можно было раздобыть информацию о предыдущей встрече - если бы кто-нибудь включил ее в репортаж о турнире. Однако этого не случилось. Партию с Юферовым я прокомментировал в "Шахматы в СССР" за 1976 г. №7 стр. 14 и «Информаторе» 21/109. Мой партнер предпочел 23.Rad1 Rad8 24.Rxd7 Rxd7 25.h4 Qe7 26.Bg5 Qe2 27.Rf3 Qe5. Возможно было и сразу получить позицию из партии путем 27...Rd1+ 28.Kh2 Qe5+ 29.Bf4 ( 29.Rg3?! Rd4 -+) 29...Qe1.

28.Rf1 Qe2 29.Rf3 Rd1+ 30.Kh2 Qe5+! (опасно 30...Rd3?! 31.h5! ) 31.Bf4 Qe1 32.Kh3.

И здесь надо было играть 32...Qe4! 33.Kh2 Qb1 34.Kg3 Rh1 35.Bd2 Qe4 36.Bc3 Qg4+ 37.Kf2 Qxh4+ с переходом в выигранный эндшпиль.

Напрашивается вопрос: неужели черные из дебюта могут получить лучшую позицию? Ответ не заставил себя ждать.

В партии по переписке А.Шакаров — Г.Шмуленсон, 1976 г. в позиции на диаграмме

последовало

18.Qd4!

Не думаю, что раскрою большой секрет, если напишу, что в то время переписочники охотно спрашивали эпизодического совета у практиков. Например, я предполагаю, что какой-то вклад в победы Г.Несиса внес его подопечный А.Халифман. Многие помогали известному меценату Й.ван Остерому. В 70-е я работал старшим тренером Белсовета "Cпартак", и у меня порой консультировались А.Парнас, Я.Каменецкий, А.Габрилович, Г.Шмуленсон и др. Последний был капитаном сборной БССР по композиции, дважды побеждавшей в первенстве СССР. Одну из его партий, выигранную у Г.Сорокина, я прокомментировал в «Информаторе» и "Шахматы" (Рига). После развала страны он эмигрировал в Израиль и стал известным юмористом, выпустив под псевдонимом Григорий ГАШ 12 книг. Его соперник в рассматриваемой партии в то время был тренером юного Каспарова, и я не удивлюсь, если 13-летний Гарик приложил руку к этому ходу.

18...Rf5. Заслуживает внимания 18...Rh5!? , например, 19.Qxc4 Nb6 20.Qb4+ Kg8 21.Rac1 Qf8 22.Qb3 Rxd5 23.Be3 Qd6 24.Kh1 Rf8!?

19.Qxc4 Qxc4 20.Bxc4 Bxb2 21.Rad1 Ne5 22.Bh6+ Ke7 23.Rxf5 gxf5 24.d6+ , и партнеры согласились на ничью.

Я постарался вкратце рассказать историю варианта в виде, доступном для большинства читателей сайта. Как нетрудно заметить из последних статей, я охотно делился своими находками с читателями того времени, что в конце концов вылилось в книгу "Индийская защита", у которой своя история.

После выхода в конце 70-х закрытого постановления ЦК КПСС об увеличении выхода шахматной литературы Республиканская Федерация получила соответствующий запрос, и с подготовленными предложениями А.Шагалович и я пришли к зам. председателя Госкомиздата БССР. В ходе обсуждения В.Ф.Борушко удивился, почему я сам не предлагаю что-нибудь написать. Я сослался на работу с М.Талем, но пообещал по окончании написать серьезную монографию, которая и была внесена в план. Вскоре с аналогичной идей обратился зав. редакцией "ФиС" В.Чепижный, но я отказался, наивно предполагая, что дома будет легче сотрудничать. Через пару лет эйфория от постановления развеялась, а издательство не жаждало печатать авторов нетитульной национальности. Не хочу злоупотреблять вниманием читателей к моему многолетнему "хождению по мукам", поделюсь только маленькой деталью. От меня потребовали убрать фамилии эмигрантов. Списка у них, естественно, не было, но не приходилось сомневаться, что любой повод даст им возможность окончательно закрыть книгу. Я дал расписку: "В рукописи не упоминаются гроссмейстеры...и международные мастера...", однако вовсе не собирался выкидывать их партии. Просто я ссылался на «Информаторы» и «ЭШД», когда они цитировали эти встречи, а иногда и без этого! Верхом крамолы для меня было упоминание покинувших страну без титулов - в конце концов я не обязан был знать, кто еще уехал. Кстати, вопрос "на засыпку". Я попросил художника сознательно сделать ошибку на обложке. Какую?

Конечно, на Модерн-Бенони свет клином не сошелся, и много других тем привлекали мое внимание. Хочу рассказать несколько забавных историй, связанных с одной из них.

Перед партией с А.Сэйди в Люблине 1973 г. я придумал детскую ловушку, после 1.c4 e5 2.Nc3 Nf6 3.Nf3 Nc6 4.g3 Bb4 5.Nd5 Nxd5 6.cxd5 впервые сыграв в этой позиции 6...Nd4!?

и плохо 7.Nxe5? (правильно 7.Nxd4 exd4 8.Qc2!? ) 7...Qe7 8.f4 (эпитет "детский" относится к 8.Nd3?? Nf3# ) 8...d6 9.e3 (плохо как 9.Qa4+?? b5! ,так и 9.Nd3? Qe4 -+) 9...dxe5 10.exd4 exf4+ 11.Qe2 0-0 с лучшей игрой у черных.

Недостаточно соблазнительное 8...Qc5?! 9.Kf2!? Nc6+ 10.e3! (после 10.d4 Qxd5 11.Nxc6 bxc6 12.Bg2 Qb5 черные сохраняют встречные шансы) 10...Nxe5 11.d4 Qxd5 12.Bg2 Qe6 13.dxe5 , и перевес на стороне белых.

Я прокомментировал партию в "The Chess Player"/5-673 и решил всерьез заняться этой системой.

Для начала собрал на карточки всю информацию, которую смог найти в своей библиотеке. Кстати, впервые я увидел вырезки партий, наклеенные на карточки, у А.Суэтина еще в 1958 г. и даже помогал клеить на наших занятиях в "Спартаке", однако сам всегда заполнял их от руки. Затем выделил порядок ходов

3.g3 Bb4

ибо включение Nf3 Nc6 возможно как на 3-м ходу, так и в более поздней стадии. В отличие от Модерн-Бенони, здесь я сразу начал работать над статьей, и что-то мне показалось странным, а потом меня осенило. Теория этой системы была совершенно независима от своего аналога - системы Россолимо сицилианской защиты,

хотя разница только в очередности хода! Я начал работать над статьей противоположным цветом без темпа. Это характерно для многих дебютов - позиция воспринимается несколько по-другому. Был и существенный минус - оба начала стали сливаться в одно.

В 1975 г. сборная БССР играла дома тренировочный матч с командой Эстонии, готовясь к Спартакиаде народов СССР. Я играл черными с А.Вейнгольдом.

1.e4 c5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 g6 4.0-0 Bg7 5.Re1 Nf6 6.c3 0-0 7.h3 e5!

Этот ход впервые сделал Ю.Разуваев против Е.Васюкова на моих глазах в Баку в 1972 г. в финале 40-го чемпионата СССР. Белые продолжали 8.d3. Естественно, после турнира я проверил жертву пешки и даже напечатал где-то.

8.Bxc6 dxc6 9.Nxe5?! Re8 10.f4. После 10.d4? cxd4 11.cxd4 Nxe4! 12.Rxe4 Rxe5! у черных перевес в развитии.

10...Nxe4! (неплохо и 10...Nh5! ) 11.Rxe4 f6 12.Qb3+. В случае 12.d4 fxe5 13.fxe5 cxd4 14.cxd4 проще всего 14...Bf5! 15.Re1 c5! 16.Be3 (сомнительно 16.dxc5?! Rxe5 17.Nc3 Qd4+! ) 16...cxd4 17.Bxd4 Bxe5 с равенством.

12...Be6 13.Nc4.

13...Bd5! (соль замысла черных) 14.d3 (плохо 14.Rxe8+? Qxe8 15.Qxb7 Qe1+ 16.Kh2 Rf8 , и белый король беззащитен) 14...b5 15.Rxe8+ Qxe8 16.Qd1 (хуже и после 16.Kf2 bxc4! 17.dxc4 Bxg2! ) 16...bxc4 17.dxc4 Bxc4 18.Na3 Rd8 19.Bd2 Bf7! с лучшей игрой. Эту партию я прокомментировал в "Шахматы в СССР" за 1975 г. №6 стр. 12. и «Информаторе» 19/325.

Самое смешное было в диалоге после партии. Было ясно, что белые влетели на домашнюю разработку, и я подтвердил, что уже напечатал эту идею. Саша не понимал, ведь он при подготовке посмотрел все, что писалось по этой проблеме. Оказалось, что я привел этот вариант в упомянутой статье по...английскому началу! (с пешкой на h2).

Обычно главный редактор Ю.Авербах декларировал, что статья должна содержать около 10% новизны. Здесь получилось примерно пополам! Работа появилась в "Шахматном бюллетене" за 1974 г. в двух номерах (стр. 63, 97), а потом перепечатана в румынском журнале, который я получал по подписке. Затем мне достался годовой комплект одного из американских журналов с переводом этого же материала.

В то время редакция "Шахматы" (Рига) в порядке обмена получала много изданий со всех концов земного шара. А.Гипслис, назначенный главным редактором вместо Таля сразу после женитьбы последнего в Тбилиси, за бутылку коньяка разрешал мне копаться в его закромах, и я там нашел еще несколько перепечаток (О взаимоотношениях Таля и Гипслиса я уже писал в статье «Неизвестный матч Таля»). Увы, гонорар мне не доставался, ибо СССР не подписал конвенцию об авторском праве!

К моему удивлению, в книге "Batsford chess openings" Каспарова и Кина, Лондон 1982 г., эта система названа, наряду со Смысловым, моим именем. Много ссылок с аналогичным названием и в Интернете.

У второй части моей работы (с включением 3.Nf3 Nc6) судьба сложилась с точностью до наоборот. Меня попросили предоставить этот материал А.Карпову для подготовки к матчу с В.Корчным, гарантируя возможность публикации после матча. Когда после Багио я предложил рукопись в журнал, редактор "Шахматного бюллетеня", милейший Герман Самуилович Фридштейн, который был большим педантом, попросил справку, что чемпион мира не возражает против публикации. Я махнул рукой на этот облом, и статья пополнила ряд других моих неопубликованных материалов.

ГС был суров и в отношении публикуемого материала. Как-то я подготовил статью по продолжению 9...Ne6 в системе Мароци, где пытался словами объяснить механизм взаимосвязи фигур, который было не так просто понять из голых вариантов. Он каленым железом выжигал эти "лирические отступления" и жаловался мне, что вынужден был делать "дурную" работу при подготовке публикации в "Шахматном бюллетене" за 1973 г. №11 стр. 321-324. При этом на него невозможно было обижаться. Но то, что он сделал в "Шахматном бюллетене" за 1974 в № 3 стр. 63-67, воспринимается с трудом. Я не знаю, как у других авторов, но для меня тема закрывается с последней точкой в рукописи. Конечно, надо ее отослать, увидеть публикацию, наконец, получить гонорар, но все это как бы "за кадром", не имеет отношения к содержанию. Естественно, я не выверял журнал по рукописи.

Спустя четыре года в первой лиге чемпионата СССР в Ашхабаде я применил этот вариант против Е.Свешникова.

1.c4 e5 2.Nc3 Nf6 3.g3 Bb4 4.Bg2 0-0 5.e4 b5!?

Впервые этот ход встретился в партии В.Карасев - А.Капенгут на всесоюзном отборочном в Бельцах, в 1977 г., хотя моя заслуга минимальна, это - калька острого варианта системы Россолимо, где ладья уже развита на е8. Черные жертвуют пешку, надеясь перехватить инициативу.

6.Nxb5 Bb7 7.a3 a6.

Ленинградец предпочел 8.Nxc7 Qxc7 9.axb4 Qxc4 10.d3 Qxb4+ 11.Bd2 Qe7 (интересно 11...Qb5!? 12.Bg5 Qb4+ 13.Qd2 Nc6 14.Bxf6 Qxd2+ 15.Kxd2 Nd4!? с хорошей игрой у черных) 12.g4 d6 13.g5 Nfd7 14.h4 Nc6 15.Ne2 Nc5 16.Be3 a5 17.d4 exd4 18.Nxd4.

18...Ne5 (хорошо и 18...Nb4!? или 18...Nxd4 ) 19.Nf5 , и к перевесу ведет 19...Ned3+ 20.Kf1 Qe6.

В ашхабадской партии было 8.Nc3 Bxc3 9.dxc3 Nxe4 10.Nf3 d6 11.0-0 Nd7 12.Re1 f5 13.Qc2 Ndf6.

К сожалению, на турнире я сильно заболел и пропустил несколько партий. Дальше пропускать не мог и вынужден был в неважном состоянии играть в день доигрывания. Освободившиеся участники с интересом смотрели на нашу позицию. Особенно эмоционально наблюдал Гургенидзе. Прямо на сцене я у него спросил после 7-го хода: "Бухути, узнаешь?" Он ответил: "Что-то страшно знакомое, не могу понять!". Как все же цвет меняет позицию - он не мог узнать свой коронный вариант!

В позиции на диаграмме Женя предложил ничью, а я хотел побыстрее вернуться в постель и согласился, но пришлось еще доигрывать до 30 ходов. По дороге в гостиницу Свешников спросил, встречался ли 5-й ход черных. Естественно, я сослался на статью. "Нет. Там этого хода нет". Я не поверил, и он в гостинице показал журнал. Потом я спрашивал Фридштейна, и он признался, что какую-то "галиматью" выкинул из-за нехватки места.

Евгений Свешников с женой и автор в Хаммеровском центре в Москве во время чемпионата СССР 1988 г.

"Не мытьем, так катаньем". Благодаря этим партиям вариант все-таки попал в теорию, но и там ему продолжало не везти. В.Багиров в книге "Английское начало", переизданной в 80-90-х на многих языках, приводит вариант

1.c4 e5 2.Nc3 Nf6 3.g3 Bb4 4.Bg2 0-0 5.e4 b5!? 6.Nxb5 Bb7 7.Qc2 c6 8.Nc3 d5 9.d3 d4 10.a3.

По его оценке, размноженной в различных изданиях эпигонами, у белых перевес. Но что им делать после 10...Na6!? Причем я не "открывал велосипед". Это - идея Бухути, примененная его ученицей Н.Александрия против М.Шуль в Кисловодске в 1974 г. (естественно, другим цветом)

1.e4 c5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 g6 4.0-0 Bg7 5.Re1 e5 6.b4 Nxb4 7.Bb2 Qc7 8.c3 Nc6 9.d4 d6 10.d5 a6 11.Na3

11...Ke7 12.dxc6 axb5 13.cxb7 Qxb7 14.c4 b4 15.Nb5 Qb8 16.a3 , и вскоре белые выиграли. Отгадайте, почему масса авторов не знала эту идею? Правильно, Mega database не имеет этой партии!

Интересно, что есть и другой простой путь. Тим МакГрю в своем разделе на Chesscafe в 2002 г. приводит обе партии, рекомендацию Багирова и тут же ее опровергает, используя Deep Fritz 7. Однако, пытаясь копнуть глубже, он убеждает читателя, что я придумал все это потому, что...проиграл в разгромном стиле Э.Паоли в Кечкемете в 1972 г. Мне стало понятно, "откуда ноги растут", когда я заглянул в Mega database 2002, и убедился, что они перепутали цвет, о чем я и сообщил Р.Кнааку. Ошибка была исправлена. К слову, эту партию я прокомментировал в "The Chess Player" vol.2/1228, хотя кто сейчас найдет это издание!

6...cxb4 7.a3 bxa3 8.Bxa3 Nge7 9.Bd6 0-0 10.Nc3 Re8 11.Bc4 a6 12.Qb1! (с идеей Bxf7, Ng5) 12...Bf6 13.Qa2 Rf8 14.Nd5 с выигранной позицией.

Интересно, что после публикации статьи популярность порядка ходов 1.c4 e5 2.Nc3 Nf6 3.g3 Bb4 уменьшилась, ибо там доказана хорошая контригра. Поэтому все чаще стали предпочитать включение 3.Nf3 Nc6 4.g3 Bb4, где черным играть труднее.

Если резюмировать, то очевидно - теория английского начала и теория сицилианской защиты в этом варианте тесно переплелись. Конечно, система Россолимо первична, ибо А.Лейн сыграл 6.b4 против М.Тайманова еще в 1961 г. Реальный вклад в разработку идей фланговой атаки внесли также Б.Гургенидзе, Б.Каталымов и автор. Несмотря на гигантский прогресс теории за полвека, мне трудно представить, как компьютеру объединять эти два рукава в единое целое, разве что вводить партии вручную с помощью функции пропуска хода.

В целом, в обеих статьях нетрудно заметить ностальгию автора по дебютным поискам 60-70 гг. прошлого века, когда доминировал творческий поиск идей и еще возможны были открытия на 5-6 ходах!

 

Последние турниры

09.11.2017

Победители получают по 60 тысяч долларов, проигравшие – по 40 тысяч.

27.10.2017

В составах мужских и женских команд 4 основных игрока и 1 запасной.

07.10.2017

В составах мужских команд 6 основных игроков и 2 запасных, в женских – 4 основных и 1 запасная.

23.09.2017

Три главных приза: 50000, 25000 и 12500 фунтов стерлингов.

02.09.2017

Нокаут-система при 128 участниках.

13.08.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

01.08.2017

Общий призовой фонд – 300 тысяч долларов, победитель получает 75 тысяч.

24.07.2017

Бильский фестиваль проходит в 50-й раз.

15.07.2017

.

01.07.2017

В мужском и женском турнире 5 победителей вышли в Суперфинал.

28.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум