четверг, 21.09.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Остров Мэн23.09
Клубный Кубок Европы07.10
Командный чемпионат Европы27.10

Энциклопедия

Альберт КАПЕНГУТ,
международный мастер,
заслуженный тренер БССР

ПРАВДА, ТОЛЬКО ПРАВДА, НО НЕ ВСЯ ПРАВДА


В предисловии к книге "Дебютная революция 70-х" Гарри Каспаров написал: "Хотя Фишер, став чемпионом мира, отошел от практики и многие из его схем вскоре устарели, вызванные им тектонические сдвиги породили мощную лавину, в течение десяти лет перекроившую всю дебютную "карту мира". Только с 1972 по 1975 год прогресс в этой области оказался более значительным, чем за целое предыдущее десятилетие! Затем ускорение лишь нарастало. Резко возросла динамика игры и, более того, изменился сам подход к решению дебютных проблем. Этому, безусловно, способствовал бурный рост количества турниров, числа квалифицированных шахматистов и объема шахматной информации (что было частицей мирового информационного бума)".

Если брать это название-определение на вооружение, то я был активным участником революции, хотя, как и большинство опрошенных экспертов, предпочитаю оценивать развитие в этот период как эволюционное. Все-таки, начиная с 1965 г., я опубликовал свыше 100 статей, не считая сотен комментированных партий в «Информаторе», «The Chess Player» и «New in Chess». В этой статье я попробую поделиться своими воспоминаниями, порой несколько хаотичными, о развитии дебютной теории в 1960-70 гг., подкрепив их историей одной моей новинки от создания до наших дней, которая интересна не только сама по себе, но и как иллюстрация, насколько изменились методы работы.

Принимая за отправную точку завоевание звания мастера, начну с 1962 г. В то время мастерская норма устанавливалась регулярно только в полуфиналах чемпионатов СССР, хотя иногда прилагались усилия сформировать состав с нормой и в других турнирах. Поэтому довольно популярны были матчи на это звание, в самом известном из них в 1954 г. 18-летний М.Таль победил неоднократного чемпиона БССР В.Сайгина. Примерно в это время в этом же возрасте стали мастерами Б.Спасский и А.Никитин. Затем за последующие 8 лет в юношеском возрасте до 18 лет норматив выполнил только будущий чемпион СССР В.Савон. Г.Равинский, опекавший молодежь в шахматной федерации, добился проведения матчей сильнейших юношей с мастерами по шевенингенской системе.
Во время первого из этих турниров (Ленинград, 1962 г.), где мне удалось выполнить норму, я жил в одном номере с получившим это звание на пару месяцев ранее А.Зайцевым. У нас сложились приятельские отношения, несмотря на то, что ему пришлось отдуваться на специально созванном собрании участников-мастеров по поводу 2 партий, проигранных мне в разгромном стиле. Параллельно Саша продолжал играть в первенстве страны по переписке и часто интересовался моим мнением. Когда я, ознакомившись с его анализами одной позиции после 17 ходов в системе 4-х пешек староиндийской защиты, в восхищении сказал: "Ты будешь гроссом!", он, смущенный лестной оценкой, начал допытываться: "А почему ты так думаешь?". Я объяснил, что, несмотря на молодость, уже около 3 лет принимаю участие в анализе таких асов, как И.Болеславский, А.Суэтин, Г.Вересов, А.Сокольский и могу сопоставить уровень.

Конечно, в окружении титанов мне хотелось тоже придумать что-то сногсшибательное, не меньше, чем дебют Сокольского или Вересова. Однако в 14-15 лет, проиграв пару партий на всесоюзных юношеских соревнованиях из-за доморощенных нововведений, я немножко поутих (а может, повзрослел), ибо до меня дошло, что вначале надо разобраться с тем, что было создано до меня. Для меня как сказка звучал рассказ Исаака Ефремовича, как еще до войны они с Д.Бронштейном развлекались под патронажем А.Константинопольского. Каждый из троицы ставил позицию похитрее, а двое наперегонки называли источник! Они помнили всю историю шахмат!

На этом снимке Болеславский с Бронштейном "развлекаются под патронажем" Семена Фурмана (фото из архива Д.Бронштейна)

К сожалению, послевоенные годы были голодны и на шахматную литературу, особенно дебютную. Двухтомник П.Кереса по открытым дебютам, изданный в Эстонии в 1949 и 1952 гг., моментально стал библиографической редкостью, не говоря уже о книге "Современный дебют т. 1. Открытые дебюты под ред. Г.Левенфиша" (1940 г.). В Минске настольной книгой для многих стал "Шахматный дебют" А.Сокольского (1955). Несколько позже появились дебютные монографии А.Кобленца "Сицилианская защита" (1955), Б.Вайнштейна "Меранская система" (1956), М.Тайманова "Защита Нимцовича" (1956) и П.Кереса "Французская защита" (1958). Колоссальное влияние на современников оказали книги И.Липницкого "Вопросы современной шахматной теории" (1956) и Д.Бронштейна "Международный турнир гроссмейстеров" (1956).

В этих условиях главным источником информации был "Шахматный бюллетень", стартовавший в 1955 г. с 1000 экз., но уже через несколько лет его тираж вырос до 4-6 тысяч, а главное, журнал был включен во всесоюзный каталог подписки! Статьи в нем были преимущественно двух типов – обзорные по итогам крупных соревнований и узконаправленные на конкретную дебютную тему. Последние представляли интерес, прежде всего, концентрацией информации по затронутой проблеме, что избавляло читателей от рутинной работы. Реже печатались материалы по эндшпилю. Главный редактор Ю.Авербах декларировал, что статья должна содержать около 10% новизны.
Уже тогда часть элиты охотно публиковала свои идеи, в отличие от большинства, предпочитавшего хранить секреты для будущих баталий. Но и те, кто печатался, должны были делать это с оглядкой, учитывая интересы собственной карьеры. Конечно, каждый автор писал правду, только правду, но… не всю правду!

Интересный выход нашел С.Глигорич в конце 60-х. Его рубрика "Теоретически значимая партия месяца" печаталась одновременно более чем в 10 изданиях – я просто сбился со счета. На Западе это было в порядке вещей, хотя я был воспитан иначе. Впервые я обратил внимание на такую форму изложения материала в 1971 г., когда югославский гроссмейстер прокомментировал мою встречу с В.Тукмаковым. Пиши, что хочешь, и касайся проблемы, как хочешь, не беря никаких обязательств по объективному, а главное, полному изложению темы. Но в то же время освещается большой объем информации и, как сказал известный тренер М.Рудерфер по поводу кучи моих публикаций, можно сразу, с пылу с жару, идти в класс проводить занятия.

Забавную историю мне рассказал А.Суэтин еще в 1959 г. Он был приглашен тренером Е.Геллера на один из финалов чемпионата СССР. Перед очередным туром одессит решил сыграть принятый ферзевый гамбит, и его секундант показал все, что было известно к этому времени. Но гроссмейстер остался недоволен: "Это я и без тебя знаю". Кончилось тем, что он ушел на прогулку перед игрой, закрыв минчанина на ключ, с напутствием: "Чтобы что-то нашел!" Вначале Суэтин кипел, но, в конце концов, занялся позицией и, действительно, придумал новую идею.
Важно уметь прогнозировать развитие дебютной теории. Помню, в 1964 году на сборе студенческой сборной страны мы как-то спросили Б.Спасского, на что следует обратить внимание, что будет играться в будущем? "Изучайте шевенинген, – ответил он, – сейчас можно проследить тенденцию к тому, что большинство позиций в сицилианской защите черные стремятся свести к позициям этого типа, поэтому у него большое будущее". И действительно, эта система с задворок теории перекочевала в первые ряды.
В 1971 г. в Ленинграде на 39-м чемпионате СССР я невольно стал соавтором лучшей партии турнира, как определило жюри. Когда, измочаленный, я спустился в зал, Исаак Ефремович (старый друг А.Сокольский называл его просто ИЕ) открыл мне глаза: "Надеюсь, Вы понимаете, что Геллер не сделал ни одного хода за доской!"

Фото, сделанное во время того чемпионата Львом Полетаевым

На мой взгляд, Е.Геллер и И.Болеславский являлись теоретиками-гигантами, определявшими лицо времени, но их отношение к публикациям было полярно противоположно. Мой учитель, охотно делившийся знаниями, не случайно 14 лет был тренером сборной страны, постоянно выигрывающей золото на Олимпиадах. Он помогал во всех послевоенных матчах на звание чемпиона мира, за исключением матчей Таля, до самой смерти. А вообще-то, на мой взгляд, Болеславский был на голову сильнее всех остальных теоретиков того времени, и его рекомендации воспринимались современниками как высший знак качества.

В 1972 году по инициативе Геллера Болеславский был приглашен на предматчевый сбор Спасского в Сочи. Кстати, на этот сбор ИЕ попросил у меня рукопись еще не опубликованной статьи по Анти-Бенони. Спустя полгода в разговоре с Н.Крогиусом выяснилось, что они не смотрели нужный материал по причине… плохой печати! Потом ИЕ рассказывал, что Ефиму Петровичу хотелось во что бы то ни стало опровергнуть систему Найдорфа с 6.Bg5, и они истратили на это уйму времени.
Чемпиону мира настолько понравилась энциклопедическая эрудиция ИЕ, что он настоял на поездке Болеславского в Рейкьявик, о чем мало кто знает. Исаак Ефремович жил там отдельно от Спасского с туристами как корреспондент "Шахматного бюллетеня", но, когда Р.Фишер начал выигрывать партию за партией, он наряду с Геллером стал играть ведущую роль при подготовке. Болеславскому приходилось буквально дневать и ночевать в резиденции чемпиона, ибо Фишер начал бегать из дебюта в дебют, и только знания ИЕ позволяли 10-му чемпиону мира поддерживать определенный уровень.
Нужно отдать должное Спасскому: совершенно неожиданно для Болеславского после проигранного матча он дал ему приличную сумму, однако Исаак Ефремович стеснялся показать окружающим, что у него есть деньги, и лишь в последний момент решился: купил в аэропорту очень дорогой радиоприемник, чтобы слушать "вражеские голоса", но, как потом оказалось... без коротких волн!

Перед несостоявшимся матчем Карпова с Фишером в 1975 г. С.Фурман заказал ИЕ широкий обзор современного состояния теории. После преждевременной кончины Болеславского в 1977 г., перед матчем в Багио, Семен Абрамович предложил мне сделать работу учителя, но я не обладал его энциклопедическими знаниями, и мы договорились о свободном поиске. Когда я сдал эту работу, меня тут же попросили сделать следующую.

Ефим Геллер, Анатолий Карпов, Семен Фурман. Фото В.Кутырева (из архива "64")

К слову, вспомнил смешную ситуацию – как-то мы вчетвером начали анализ, ИЕ сказал о плане, избранном А.Карповым черными в шевенингене: "Какая интересная идея! Это уже встречалось?" На что СА начал гомерически хохотать, как мог только Фурман. Насмеявшись, он произнес: "Это же твоя рекомендация!". Я тут же вспомнил свою первую статью по проблемам шевенингена, которая была напечатана в "Шахматном бюллетене", 1967 г. №3, стр. 68-70.

В начале 70-х мы много материалов писали совместно, и как-то ИЕ предложил написать статью по шевенингену. Однако эту систему трудно объяснить доступным языком, ибо одна и та же позиция может возникнуть с самыми разными порядками ходов, и в то же время в каждом из них возможны совершенно самостоятельные продолжения, и понимание системы базируется на нюансах перестановок ходов. Я начал, как обычно, подбирать материал, но потом учитель отказался от нашей затеи и объяснил: "Вы знаете, Алик, я подумал и решил, что не надо нивелировать разницу в классе".

Последние 10 лет жизни ИЕ интенсивно работал над монографиями для ГДР. Там он должен был выдерживать график и опускаться до популяризации, что наложило заметный опечаток и на другие публикации. Кстати, большим мастером разговора с читателем на нужном уровне был Э.Гуфельд. Как-то, около 1970 г., он выпустил книгу о "Драконе". В своем кругу я ехидно спросил, читал ли он мои 4 статьи на эту тему? Эдик за словом в карман не лез и тут же отпарировал: "Я их перепечатал".

Проблема обработки информации в докомпьютерную эру с каждым годом становилась все острей. В 1964 г. на сборе перед чемпионатом мира среди студентов я впервые увидел табличную нотацию у Володи Багирова, а вскоре приобрел одну из жемчужин своей библиотеки "Handbuch des Schachspiels", von Bilguer 1916 г. издания, ставшую прообразом моих подборок. Интуитивно я понял, что делать записи надо на отдельных листах. Спустя много лет я с сочувствием листал амбарные книги Эрика Аверкина, который обесценил этим свою гигантскую работу, ибо пополнение переполненных тетрадей превращалось в каторгу.
В моем варианте главную роль играла "шапка", куда желательно было поместить как можно больше ходов, чтобы сократить техническую работу на ненужных повторах. Особым цветом выделялись ходы специфически для конкретной страницы, где четверть места внизу резервировалось для примечаний. Промежуточным этапом были карточки, заполняемые из первоисточника. Систематизированная информация помогала мне обнаруживать скрытые механизмы взаимосвязи и делать соответствующие выводы, зачастую отличающихся от общепринятых оценок.

Мы часто по этому поводу пикировались с ИЕ, и мой основной аргумент был: "Мне бы Вашу голову!". Обладая феноменальной памятью, Исаак Ефремович не хотел тратить время на обработку шахматной литературы, как это приходилось делать мне. Однако лавина информации резко возрастала, и надо было найти способы обуздать ее. В конце концов, он вынужден был придумать свою систему. Под каждый том отводился телефонный справочник, где на странице сверху писалась "шапка" варианта и, по мере поступления периодики, указывался краткий адрес ссылки типа "ШБ-73/10-28".

Когда я демобилизовался в 1966 г., он попросил меня редактировать первый том, что, несомненно, помогло мне в дальнейшем совершенствовании. Мы много времени проводили за совместным анализом, и в монографиях текст некоторых вариантов был продолжением дискуссии со мной: там, где я находил какие-то идеи, он старался их опровергнуть. Естественно, это било по моему репертуару. У ИЕ была дискуссионная, на мой взгляд, точка зрения, что все анализы вместе – это общее достояние. Так, работая с Л.Полугаевским в 1970-71 гг., он опубликовал статью по системе Авербаха в староиндийской защите, включив варианты, рассмотренные совместно, за что Лева на него обиделся и перестал приглашать для работы. Болеславский, ничего не подозревая, отказался помогать даже мне в подготовке к партии с Полугаевским. Конечно, затронутая проблема значительно шире, достаточно вспомнить полемику А.Карпова и А.Белявского в 80-е или Г.Каспарова с Б.Гельфандом на рубеже столетий, выплеснувшуюся на страницы печати.

Все 35 лет существования "Шахматного бюллетеня" наряду со статьями включался раздел избранных партий. Можно спорить с целесообразностью дублирования спецбюллетеней, но могу подтвердить, что участники всесоюзных соревнований в 1960-70 гг. таскали с собой груды журналов для подготовки к соперникам. Минусы видны априори – масса интересных партий оказывалась за бортом. На многих турнирах, где не печатались ротапринты, приходилось после окончания заниматься чистописанием. В свою очередь, понимая эту проблему, я добился в Минске выхода брошюр с партиями Мемориалов Сокольского, а затем, по аналогии, чемпионатов БССР. Справедливости ради должен отметить и другие методы.
В 1965 г. я был тренером Э.Гуфельда на финале чемпионата СССР в Таллинне. Поднявшись по приезде в люкс гостиницы "Палас", я застал его распаковывающим чемодан. Тут зашел Л.Штейн и сразу начал хохотать – он увидел тоненькие папочки по партнерам, в каждой лежало не более пары десятков вырезок с партиями из спецбюллетеней. Я был в шоке – как же готовится к туру один из сильнейших игроков мира, к слову, выигравший этот турнир?

Это поветрие было заразным для молодых талантов. Болеславский по возвращении со студенческой Олимпиады 1968 г., где сборная страны в составе В.Тукмакова, Г.Кузьмина, Р.Джинджихашвили, М.Подгайца, А.Капенгута и В.Купрейчика с трудом завоевала золотые медали, написал блестящую статью (Шахматы в СССР 1968, №10, стр. 18-22), которая заканчивалась так: "Если же молодой мастер на шахматы смотрит, как на работу, а эстетическое наслаждение испытывает лишь при игре в домино, если именно это занятие является выражением его духовного «я», то не будет ничего удивительного в том, что подобные шахматисты останутся подающими надежды вплоть до пенсионного возраста, когда они смогут, наконец, бросить шахматы и целиком отдаться любимому делу".
Проехался катком он и по мне персонально. "Двадцатичетырехлетний Капенгут является опытным турнирным бойцом. За его плечами уже пять студенческих олимпиад. Он больше других интересуется теорией, но знания его бессистемны и иногда поверхностны". Однако жесткая критика бывает полезна, и на одной из своих книг Болеславский написал: "На память Алику Капенгуту с пожеланием не только основательно ее изучить, но и развить дальше".

В 1964 г. приказом Министра обороны Р.Малиновского я был переведен в Ригу. Мои одноклубники при подготовке к армейским соревнованиям поставили во главу угла создание картотеки – резали журналы и спецбюллетени и клеили партии на карточки. Помимо этого, трое – А.Шмит, Л.Гутман и Г.Кузьмичев – поддерживали собственные банки данных. Тренером команды ПрибВО в то время был А.Кобленц.


По-настоящему расцвел его талант организатора, когда в 1966 г. он возглавил разворованное хозяйство латвийского шахматного клуба. Наладив производство магнитных досок и шахмат, Кобленц получил деньги для поддержки дышащих на ладан периферийных клубов, для чего создал Республиканский объединенный шахматный клуб, отказавшись от государственного финансирования не только клубов, но также всех соревнований. Маэстро организовал выпуск шахматной литературы, которая при огромных тиражах оставалась дефицитом, но поскольку в Советском Союзе по идеологическим соображениям книги невозможно было печатать не централизованно, то пришлось ограничиться ротапринтами, разрешенным тиражом в 2000 экз. 5-6 работ он заказал Болеславскому. Кобленц добился большого помещения в старой Риге под методический кабинет, где много перспективных шахматистов пополняло пять (!) различных картотек – по дебютам, по партнерам, комментированных партий, свежих поступлений и что-то еще.

Минусы такой системы обработки информации тоже очевидны. Когда М.Таль готовился к межзональному 1979 г., мы заказали шевенинген в картотеках клуба и нам принесли огромное количество ящиков, что повергло нас в уныние. Несколько дней пытались сортировать по ключевым идеям, но вскоре руки опустились и мы испытали огромное облегчение, решив забросить эту тему. Вот когда пригодился бы компьютер! Я бы по маске поиска искал среди комментированных партий миттельшпильные позиции с незначительной разницей. Естественно, порядки ходов в этом случае были бы самые разные. К слову, у Таля была обширная библиотека, но в жутком беспорядке. Я как-то организовал субботник, и втроем мы стали расчищать авгиевы конюшни. Я натолкнулся на переписанные от руки партии полуфинала СССР 1952 г., которые экс-чемпион мира решил выкинуть. Когда вечером я рассказал об этом Валерию Журавлеву, тот в отчаянье готов был бежать во двор Мишиного дома и копаться в помойке, чтобы спасти их!

В 70-е создание картотек стало поветрием. В Эстонии переносили на перфокарты только статьи и партии с примечаниями. В Минске С.Юферов делал то же, что ребята в рижском Доме офицеров декадой ранее. Думаю, что многие делали то же самое. В 1973 г. я помогал А.Петросяну в отборочном турнире к чемпионату мира среди юниоров. Готовились мы в Минске. В какой-то момент он захотел заняться шевенингеном. Я спустил с антресолей огромный чемодан с картотекой по сицилианской защите, подаренной бывшим учеником Ю.Небораком. Аршак был в шоке, и его интерес сразу угас. В конце концов, картотеку начали создавать и в ЦШК.

Нельзя обойти молчанием появление в 1965 г. пробного выпуска «Информатора». Тут же вспоминается петросяновское определение – "дети Информатора". Понять старое поколение можно, ибо несколько выхолащивался творческий подход у молодежи, но появление такого источника существенно облегчило жизнь профессионалов. Следующей ступенью стало появление пятитомника энциклопедии. Однако стремление издателей к подбору знаменитых авторов породило много проблем. Естественно, те не хотели тратить свое драгоценное время и нанимали "негров". Сотрудничество могло быть самым разным.
В.Зак рассказывал, что он был рад приглашению В.Корчного написать королевский гамбит за половинный гонорар, считая это справедливым. Однако претендент (так его называли советские газеты во время матча в Багио) взял работу В.Г. лишь за основу и нашел массу нового. Можно привести и обратный пример. Лучший теоретик Латвии Л.Гутман блестяще написал контратаку Маршалла за своего земляка и подготовил шевенинген к публикации в следующем томе. Однако из-за финансовых осложнений он отказался отдавать рукопись, а сроки поджимали. Говорят, что А.Котов грозил ему подключить КГБ. В конце концов, систему наспех написал, кажется, Я.Дамский, но получилась халтура. Оригинальный путь избрал А.Гипслис. Меня пригласили тренером команды Латвии на сбор с просьбой прочитать цикл лекций по Анти-Бенони. Айвар все конспектировал, а потом я увидел свои анализы на страницах 5-го тома.

Прежде, чем перейти непосредственно к истории варианта, хочу высказать небесспорную мысль. В 60-е поиски в теории дебютов шли, в основном, в сфере новых идей, лишь изредка обточенных до совершенства. В 70-е тенденция к детализации разрасталась, скачкообразно при работе штабов по подготовке к матчам на звание чемпиона мира. Поколение, заявившее о себе в 80-х, уже автоматически занималось тщательной проработкой всех аспектов. Неслучайно наша работа с Б.Гельфандом в конце 80-х – начале 90-х была весьма успешной именно благодаря симбиозу разных подходов. Боря ставил интересующую его позицию на гребне теоретической волны, я же, не отягощенный знанием предыстории, но вооруженный неплохой дебютной интуицией, выработанной многолетней работой с ИЕ, искал новые идеи, которые мой ученик доводил до ума.

Сейчас же, при доминировании аналитических модулей, очень легко не обратить внимание на побочные (для движка) идеи со стратегическим подтекстом на 3-5 ходу длиннющего варианта на 30 полуходов. Кстати, я думаю, что с помощью Houdini 3 Pro x64 на мощном компьютере можно камня на камне не оставить от теории старинных дебютов, сформированной еще в первой половине ХХ века! Интересно, что в докомпьютерную эру теория работала на белых, и, если вариант не давал перевеса, он сдавался в архив. Теперь – наоборот, с помощью машины надо поддерживать равенство за черных.

В молодости я предпочитал играть "староиндийку". Большой популярностью пользовалась тогда система фианкетто, но, когда я играл с сильными соперниками, то старался избегать технических позиций типа

которые сейчас считаются безопасными для черных, и предпочитал определить пешечную структуру в центре заранее. К слову, однажды я был вынужден вспомнить бессмертного Остапа Бендера: "Я всегда преклонялся перед вашей идеей перевода слона в испанской партии с b5 на c4", – когда К.Зворыкина перешла со мной из староиндийской в защиту Грюнфельда,

сыграв 9...d5!

 

И.Болеславский – А.Капенгут
Чемпионат БССР, Минск 1961

1.d4 Nf6 2.c4 g6 3.g3 c5. В период широкой популярности Анти-Бенони при этом порядке ходов дебатировалось 4.Nf3 cxd4 5.Nxd4 d5 6.Bg2 , однако ИЕ предпочел закрыть центр, и я, с наглостью 16-летнего подростка, избрал Модерн-Бенони – в первый раз, не считая совсем уже детских турниров.

4.d5 e6 5.Nc3 exd5 6.cxd5 d6 7.Bg2 Bg7 8.Nf3 0-0 9.0-0 Na6 10.Nd2 Nc7 11.Nc4! ( 11.a4 ).

11...b5 ( 11...b6 12.Nxd6! ) 12.Nxd6! Во время партии я думал только о 12.Na5. Стало ясно, что я нарвался на домашнюю заготовку знаменитого теоретика, однако только полным отсутствием опыта можно объяснить прыжок ягненка в пасть волка после 12...Qxd6 13.Bf4 Qb6 ( 13...Qd7!? ) 14.d6.

14...Rd8? 15.dxc7! Rxd1 16.Rfxd1 Bb7 17.Bxb7 Qxb7 18.Rd8+ Ne8 19.Rad1 Bf6 20.Rb8 Qc8 21.Rxc8 Rxc8 22.Nxb5 a6 23.Na7 Rxc7 24.Bxc7 Nxc7. 1-0.

Сейчас мне абсолютно ясно, что позиция после 20-го хода стояла заранее на любимом шахматном столике ИЕ, и я даже никогда не спрашивал его об этом. И, хотя я привел эту партию, чтобы начать рассказывать историю создания варианта, она лишний раз подтверждает масштаб выдающегося шахматиста. Конечно, если бы я попался на эту разработку сейчас, то попытался бы организовать контригру после 14...Ne6!?
Может быть, у жертвы качества есть шансы и после 13...Qd7!? или в почти тех же позициях после 11...b6 12.Nxd6! В своей монографии "Индийская защита", Минск, 1984, я написал: "Однако, хотя у белых перевес, сохраняются встречные шансы". Я пытался доказать это вариантами, но не был уверен, что их надо публиковать.

Желающим посмотреть вариант поподробнее могу рекомендовать мои примечания к партии Глейзеров – Минасян, Абу-Даби 2004, опубликованные в CBM 103. За полстолетия сыграно несколько десятков партий на гроссмейстерском уровне с Nxd6 в попытках доказать контригру после жертвы качества. Хотя статистика удручающая, на мой взгляд, все далеко не так просто.

14...Ne6!?

15.Bxa8 Nxf4 16.gxf4 Bh3 (еще в 1962 г. черные пытались сыграть 16...Rd8? 17.Bg2 Rxd6 18.Qb3 a6 19.Rad1 Be6 20.Qc2 c4 21.e3 +– Лапенис – Константинов, Новгород 1962) 17.Bg2 Bxg2 18.Kxg2 b4!? Только этот ход позволяет поддерживать компенсацию.

19.Na4 ( 19.Nd5?! Qxd6 20.Nxf6+ Qxf6 21.Qc1 Re8 22.e3 Qxb2 23.Qxc5 Qe2 24.Rab1 Qg4+ =) 19...Qc6+ 20.Kg1.

20...c4!?

Менее эффективно 20...Ne4 21.a3 b3 22.Qxb3 Nd2 23.Qc2 Nxf1 24.Rd1! Rd8 25.Nxc5 Rxd6 26.Rxd6 Qxd6 27.Nd3 Qd5!? 28.Qd1 Nxh2 29.Kxh2 Qh5+!? 30.Kg3 (хуже 30.Kg2?!) 30...g5!? 31.Qc2 gxf4+ 32.Nxf4 Be5 33.Qc8+ Kg7 34.e3 Qg5+ 35.Kf3 h5 , хотя и этот эндшпиль оставляет черным шансы.

21.Rc1 Ne4.

Слабее 21...a5?! (Глейзеров – Новгородский, Казань 2007) из-за 22.b3! c3 23.Qd3 Bh6 ( 23...Nh5 24.e3 Rd8 25.Rfd1 ) 24.Nxc3!? bxc3 25.Rxc3 Qd7 26.Rc4 Rd8 27.Rd1 Ne8 28.h3 Bf8 ( 28...Qxd6?! 29.Rd4 Qxd4 30.Qxd4 Rxd4 31.Rxd4 +–) 29.e4 Qxd6 30.Rd4 Qxd4 31.Qxd4 Rxd4 32.Rxd4 Nc7 33.Ra4 Bb4 34.a3 Bd2 35.f5 Nb5 36.f6 .

22.d7 ( 22.a3 bxa3 23.bxa3 c3 , и сильная проходная обеспечивает мощную контригру) 22...Rd8 23.Qc2 Nd6 24.Rfd1 Qxd7 25.f3 Qc6 26.Kf2 Qc8 27.Rd5 (неплохие шансы у черных после 27.Kg1 Nf5 28.Rxd8+ Qxd8 29.Qxc4 Qd2 , или 27.e4 Bh6 28.e5 Qh3! , или 27.Rd2 Qh3 28.Kg1 Bh6 29.Rd4 Rf8 30.e3 Qxf3 31.Rxd6 Qxe3+ 32.Kh1 Bxf4 ) 27...Qh3 28.Kg1 Bf8 29.Qd1 Re8 30.e4 Bh6 31.Qf1 Qh4 32.Qf2 Qf6 33.Rc2 Bxf4 34.Kh1 Qe6 ( 34...Qe7 35.Nc5 ) 35.Nc5 Qh3 36.Qg2 Qh4 со сложной игрой.

Я думаю, что последнее слово в этом варианте еще не сказано!

После такого "учительского" разгрома я в следующий раз сыграл Модерн-Бенони только через 5 лет! С.Фурман был известным белоцветчиком, и, чтобы не задохнуться в дебюте с признанным теоретиком, надо было во что бы то ни стало получить контригру.

С.Фурман – А.Капенгут
Командный чемпионат Вооруженных сил, Москва 1966

1.d4 Nf6 2.c4 g6 3.g3 Bg7 4.Bg2 0-0 5.Nc3 c5 6.d5 e6.

Вновь попытка нестандартного порядка ходов, который через несколько лет попытался опровергнуть В.Антошин в партии со мной на Спартакиаде профсоюзов в Ленинграде в 1969 г.

7.dxe6! dxe6 ( 7...fxe6 8.Qd6! ) 8.Qxd8 Rxd8 9.Be3.

И сейчас заслуживает внимания жертва пешки в стиле раннего с7-с5 в системе Земиша: 9...Ng4!? 10.Bxc5 ( 10.Bg5 ) 10...Na6 11.Be7 Rd7 12.Bg5 h6 13.Bf4 g5 14.f3 Nb4 ( 14...gxf4 15.fxg4 Nb4!? 16.Rc1 fxg3 17.hxg3 Rd4 с контригрой) 15.Rc1 Nf2 16.Kxf2 gxf4 17.a3 Bd4+ 18.Kf1 Be3 19.Rd1 Nc2 с инициативой у черных.

7.Nf3 exd5 8.cxd5 d6 9.0-0 Re8 10.Nd2 Nbd7 11.a4 a6 12.Nc4 Nb6. Другой способ борьбы с блокирующим конем – 12...Ne5.

13.Na3 Bd7 14.Bd2.

Нововведение С.Фурмана, создающее избыточную защиту коня с3 в случае продвижения пешки «b» и заодно поддерживающее продвижение a4-a5. Немедленное 14.a5 Nc8 15.Nc4 Bb5 16.Qb3 Bxc4 17.Qxc4 b5 18.axb6 Nxb6 19.Qh4 Nfd7! ведет к равенству, Минев – Хулак, Пула 1975 – Inf 19/102.

14...Rb8. В аналогичных позициях я в свое время рассматривал также разгрузочную идею 14...Nxa4!? 15.Nxa4 b5 16.Nc3 b4 17.Nc4 bxc3 18.Bxc3 Bb5 19.b3 =.

15.a5 Nc8 16.Nc4 Ng4! 17.Qc2 Ne5 18.b3 Bb5 19.Ne3 Na7 20.Ra2 c4! 21.b4. К хорошей игре у черных ведет как 21.bxc4 Nxc4 22.Nxb5 Nxe3 23.Bxe3 Nxb5 , так и 21.Nxb5 cxb3 22.Qxb3 Nxb5.

21...Rc8 22.Ned1 Bd7 23.Be3 Nb5 24.Nxb5 axb5 25.Nc3.

Несложным тактическим ударом черные захватывают инициативу.

25...Nd3! 26.Rb1?! Правильно 26.exd3 cxd3 27.Qxd3 Rxc3 28.Qd2 Rc4

26...Bf5 27.Qd2 Nxf2! 28.Re1. Конечно, плохо 28.Bxf2 Bxc3 29.Qxc3 Bxb1 –+

28...Qf6. Годится и 28...Ng4?! 29.Bd4 Bh6.

29.Nxb5 c3! 30.Qc1 Rxe3! 31.Qxe3 Ng4 32.Qf4 Bh6. 0-1

Третий раз я сыграл Модерн-Бенони только 3 года спустя с именитым соперником, и вновь избрал нестандартный порядок ходов.

В.Корчной – А.Капенгут
Спартакиада профсоюзов, Ленинград 1969

1.d4 Nf6 2.c4 g6 3.g3 c5 4.d5 e6 5.Nc3 exd5 6.cxd5 d6 7.Bg2 Bg7 8.Nf3 0-0 9.0-0 a6 10.a4 Nbd7 11.Re1 Rb8 12.Rb1.

В то время в системе фианкетто белые автоматически переводили коня с f3 на с4. Корчной впервые в практике на серьезном уровне отказывается от пируэта Нимцовича, опередив время лет на 20, причем не с напрашивающимся Вf4, а предпочтя более гибкое 11.Re1. Тем не менее, этот ход необходим при подготовке прорыва в центре, а план активной игры на ферзевом фланге не стыкуется с 11-м ходом.

12...Qc7 13.Bd2 Ng4! 14.Qc2 c4!? Белые готовы встретить 14...b5 прозаическим 15.b3. Эта идея схожа с аналогичной из югославского варианта системы фианкетто староиндийской защиты. Если черные в последующей борьбе проведут с5-с4, то белые подготавливают в ответ b3-b4. Однако я сыграл на опережение!

15.b4!? cxb3 16.Qxb3 Nc5 17.Qa3? Правильно было 17.Qc4 f5 18.Rec1 Qe7 со взаимными шансами.

17...Re8. Я моментально увидел тактику 17...Nxf2! , но, будучи очень высокого мнения о сопернике, начал искать подвох в варианте 18.Rec1 ( 18.Kxf2? Bxc3 19.Bxc3 Ne4+ –+) 18...Nh3+ 19.Bxh3 Bxh3 20.Ne4 b6 21.a5 Qd7 22.Nxd6!? и в итоге решил «усилить позицию». Однако черные легко выигрывают – 22...Qxd6 23.Bf4 Qxd5 24.Bxb8 Bd4+!

18.a5 Bf5? Сейчас просто обязан был играть 18...Nxf2!

19.Rb4! b6 20.h3 Ne5 21.Nxe5 Bxe5 22.axb6 Rxb6 23.Na4 Rxb4 24.Bxb4 Nxa4 25.Qxa4 Rb8 26.Bd2 Qc2 27.Qxc2 Bxc2 28.e3 f5 29.Rc1 Rb2 30.Bb4 Rxb4 31.Rxc2 a5 32.f4 Rb1+ 33.Bf1 Bb2 34.Kf2 Ba3. Недостаточно также 34...a4!? 35.Bd3! Rd1 36.Ke2 a3 37.Kxd1 a2 38.Rc8+ Kf7 39.Ra8 a1Q+ 40.Rxa1 Bxa1

35.Rc8+ Kg7 36.Rc7+ Kg8 37.Ra7 Bb4 38.g4 Rb3 39.gxf5 gxf5 40.Bc4 Rc3 41.Bb5 Bc5 42.Re7 Kf8 43.Re6 h5 44.h4. Ничья.

После этой встречи я задумался. Проблема дебютного репертуара черными всегда актуальна. Как справедливо заметил ИЕ, многие варианты я применял, имея о них весьма поверхностное представление. Но тут я вообще ничего не знал, а выиграл у Фурмана и чуть не обыграл Корчного! Тогда я понял, что этим оружием следует заняться всерьез.

Как обычно, подготовил материал из доступных источников и, в преддверии командного чемпионата СССР 1969 года в Грозном, организовал двухнедельный сбор под Минском, где в гордом одиночестве вникал в тонкости системы фианкетто Модерн-Бенони. По количеству найденных идей эта вылазка стала "болдинской" осенью, естественно, моего масштаба. Обычно в своих статьях я к каждой рассматриваемой партии только давал оценку и рекомендацию, но здесь я попробовал также наметить пути развития инициативы за черных, в том числе и навеянные недавней партией.

Г.Крупский – А.Капенгут
Чемпионат БССР, Минск 1969

Эта позиция возникла из системы, которую сейчас многие авторы называют моим именем – гибрид Земиша и Модерн-Бенони. Скопище белых фигур на ферзевом фланге выглядит раскоординированно, поэтому черные готовы к осложнениям.

23.f4 Bxh3! 24.fxe5 Bxe5. Белые на распутье.

25.Nxb4. Сомнительно 25.gxh3?! Qg3+ 26.Kf1 (плохо 26.Kh1? Nxd5! 27.exd5 Qxh3+ 28.Kg1 Qg4+ 29.Qg2 Qxd1+ –+ или 29.Kh1 Qf3+ 30.Kg1 Bh2+! 31.Kxh2 Rxe3 –+) 26...Qxh3+ 27.Qg2 Qxe3 28.Nxb4 axb4 29.Ra2 Bd4 30.Re1 Qf4+ 31.Ke2 Ra8 , и черные владеют инициативой. Относительно лучше 25.Qe1!? Qh5 26.gxh3 Qxh3 27.Qe2 f5 28.Nxb4 axb4 29.Ra2 ( 29.Ra7 f4 30.Rf1 fxe3 31.Qg2 Qh5 с более чем достаточной компенсацией) 29...f4 30.Qf1 Qg3+ 31.Qg2 Qxe3+ с преимуществом.

25...axb4 26.Ra7 Bg4! Точнее, чем 26...Qg3?! 27.Qf2 Qh2+ 28.Kf1 Bg4! (белые рассчитывали на 28...Qh1+?! 29.Qg1 Bxg2+ 30.Kf2 Qh4+ 31.Kxg2 Qg3+ 32.Kf1 Qf3+ 33.Ke1 Bc3+ 34.Rd2! ) 29.Re1 f5 30.Nd3 Rf8 31.Bf4 Bxf4 32.Nxf4 fxe4 33.Rxe4 g5 с лучшей игрой.

27.Ne2 Qh2+ 28.Kf1 f5! 29.exf5? Bxe2+ 30.Qxe2 Bd4 –+ 31.fxg6 Rxe3 32.gxh7+ Kh8 33.Qg4 Qh1+ 34.Kf2 , и белые сдались из-за мата – 34...Re4+ 35.Rxd4 Qe1+ 36.Kf3 Qe3#.

На сборе я обратил внимание, что метод атаки с потенциальными жертвами фигур на е5 и h3 применим и в системе фианкетто.
Через несколько месяцев я применил другой способ атаки, связанный с прорывом f5-f4, также разработанный на этом сборе.

Л.Григорян – А.Капенгут
Полуфинал чемпионата СССР, Витебск 1970

1.d4 Nf6 2.c4 g6 3.g3 c5 4.d5 e6 5.Nc3 exd5 6.cxd5 d6 7.Bg2 Bg7 8.Nf3 0-0 9.0-0 a6 10.a4 Nbd7 11.Nd2 Re8.

Основное продолжение здесь – выжидательное 12.h3!? , лишая соперника маневра Nf6-g4, однако в 50-70-е годы было популярно 12.a5 b5 13.axb6 Nxb6 14.Nb3 Nc4 15.Ra4 Nb6 16.Ra2 Nc4 17.Qd3.

Белые питают агрессивные намерения. Перевод ладьи на а2 создает избыточную защиту пешки b2 и освобождает поле а1 для возможного сдвоения на линии "а". Естественно, я анализировал эту позицию и нашел важное усиление, "закрывающее" 17-й ход белых, а позже прокомментировал эту партию в "Шахматы в СССР" №7 за 1970 г.

17...Rb8! 18.Na1. Наиболее принципиальна позиционная жертва ферзя 18.Qxc4!? Rb4 19.Nd2!? ( 19.Qd3 Rxb3 =) 19...Rxc4 20.Nxc4 Ng4!, например 21.Ne4 Be5 22.f4!? Bd4+ 23.e3 Bxe3+! 24.Bxe3 ( 24.Nxe3? Nxe3 25.Bxe3 f5 –+)

24...Rxe4! 25.Bxe4 Nxe3 26.Nxe3 Qe7 27.Ra4 Bd7 28.Rc4 Bb5 29.Re1 Bxc4 30.Nxc4 f5 c ощутимым перевесом.

18...Ne5 19.Qd1 Nh5 20.h3 f5 21.Kh2.

21...f4! 22.gxf4. Атака черных очень опасна. Плохо, например, 22.g4? Bxg4 23.hxg4 Nxg4+ 24.Kh3 ( 24.Kg1 Qh4 25.Re1 Qxf2+ 26.Kh1 Ng3# ) 24...Qd7 25.Qd2 ( 25.Qe1 Ne3+ 26.Kh2 Nxg2 27.Kxg2 Qg4+ 28.Kh1 f3 –+) 25...Nxf2+ 26.Kh2 Ng4+ 27.Kh3 ( 27.Kg1 Bd4+ 28.Kh1 Ng3# ) 27...Ne3+ 28.Kh2 Nxg2 29.Kxg2 Qg4+ –+.

Напрашивается 22.Bxf4 Nxf4 23.gxf4 Qh4!

Жертва коня на е5 напоминает аналогичную из рассмотренной выше партии Крупский – Капенгут.

24.fxe5? Qf4+! 25.Kg1 Bxe5 26.Re1 Qh2+ 27.Kf1 Bxh3 –+;

24.e3 Bg4 25.f3 ( 25.Qa4 Nf3+ 26.Kh1 Bxh3 27.Bxf3 Bxf1+ –+) 25...Nxf3+! 26.Rxf3 Rxe3 –+;

24.Qc1 Ng4+ ( 24...Bh6 25.e3 Nf3+! 26.Bxf3 Qxh3+ 27.Kg1 Qxf3 ) 25.Kg1 Nxf2! 26.Rxf2 Bd4 с сильной атакой.

Значительно упорнее было 22.Nc2!? fxg3+ 23.fxg3 Nc4 24.Qd3 Be5. Вот примерный вариант: 25.Qxc4 Nxg3 26.Kg1 Nxf1 27.Kxf1 Qf6+ 28.Kg1 Bxc3 29.bxc3 Bxh3 30.Bxh3 Rb1 31.Ra1 Rxc1+ 32.Rxc1 Qg5+ 33.Kh2 Qxc1

22...Qh4 23.Ra4. Плохо как 23.e3? Bg4 24.f3 Qg3+ 25.Kg1 Bxh3 26.Rf2 Bxg2 –+, так и 23.fxe5 Bxe5+ 24.f4 ( 24.Kg1 Bxh3 –+) 24...Qg3+ 25.Kg1 Bxh3 26.Rf2 Nxf4 27.Qf1 Nxe2+! –+

23...Rb4 24.Rxb4 cxb4 25.Qa4 Rf8 26.Qxb4 Nxf4 27.Bxf4 Rxf4 28.Qxd6. Не спасает и 28.Qb8 Rf8 29.Qxd6 Rxf2! 30.Rxf2 Ng4+ 31.Kh1 Nxf2+ 32.Kg1 Nxh3+ 33.Bxh3 Bd4+ –+

28...Ng4+ 29.Kg1 Nxf2 30.Qc5 Nxh3+ 31.Bxh3 Bd4+ 32.Qxd4 Rxd4 33.Bg2 Qg5 34.Nc2 Bh3 35.Kf2 Rg4. 0–1

После этой партии я решил на базе привезенной со сбора тетради с анализом новых идей подготовить статью, которая чуть позже была напечатана в "Шахматном бюллетене" № 7 за 1971 г. Прежде чем перейти непосредственно к варианту, ради которого и написан этот материал, хочу напомнить читателю интереснейшую схватку, состоявшуюся на моих глазах и прокомментированную мной в "Шахматы в СССР" №5 за 1978 г.

А.Какагельдыев – В.Цешковский
Первая лига чемпионата СССР, Ашхабад 1978

1.d4 Nf6 2.c4 c5 3.d5 e6 4.Nc3 exd5 5.cxd5 d6 6.Nf3 g6 7.g3 Bg7 8.Bg2 0-0 9.0-0 Re8 10.Nd2 a6 11.a4 Nbd7 12.h3 Rb8 13.Nc4. Черные выбирают между позиционным 13...Nb6 и обюдоострым 13...Ne5!? 14.Na3 Nh5.

15.g4?! На мой взгляд, сомнительный ход. 15.e4 рассматривается в следующей партии. В статье 1971 г. я также анализирую встречу Липтаи – Адамский, Венгрия 1970 (Inf 9/93): 15.Bd2 f5 16.Rb1 f4! 17.Bxf4 Nxf4 18.gxf4

и вместо 18...Nf7 советую 18...Qh4!? , аналогично моему поединку с Л. Григоряном.

15...Qh4! Не проходит 15...Bxg4!? 16.hxg4 Qh4 17.gxh5 Ng4 18.Bf4 Be5 из-за 19.Qd3! Bxf4 20.Qh3 +–.

16.Ne4 h6.

Ключевая позиция для столь резкого 15-го хода.

17.gxh5. Плохо 17.f3? f5 18.Nxd6 fxg4 19.Nxe8 gxh3 –+. Но наиболее принципиально 17.Qe1!? , не рассматриваемое Виталием в примечаниях в «Информаторе» 26/126: 17...Nf6 18.Nxd6 Bxg4! 19.f4!? Qxe1 20.Rxe1 Nf3+! 21.Bxf3 Bxf3 22.Nxe8 Rxe8 23.d6 , например, 23...Bd5 24.Nb1 Ne4 25.Ra3 Bc6 26.Rd1 c4!? (возможно 26...Rd8 27.Nc3 Nxd6 28.Be3 Re8 29.Bxc5 Nc4 30.Ra2 Nxb2!? ) 27.a5 Bf8 28.d7 , и белые удерживают равенство.

17...Bxh3 18.Ng3 Ng4 19.Bf4.

19...Bd4?! Цешковский ставит восклицательный знак, но просматривает сильнейший ответ соперника. Правильно 19...Be5!?

Эффектный мат указывает Виталий в случае 20.Bxe5? Bxg2 21.Kxg2 Qh2+ 22.Kf3 Nxe5+ 23.Ke3 Nc4+ 24.Kf3 Re3+! 25.fxe3 Ne5+ 26.Ke4 f5+ 27.Nxf5 Qg2+ 28.Rf3 gxf5+ 29.Kxf5 Qg4+ 30.Kf6 Rf8+ 31.Ke7 Qd7#.

Плохо также 20.e3 Bxf4 21.exf4 Re3 22.Bf3 (все остальное проигрывает сразу) 22...Rbe8 или рекомендованное 20.Qd2? из-за 20...Bxg2! 21.Kxg2 Qh2+ 22.Kf3 g5 23.Bxg5 Bxg3 24.Kxg4 Bxf2 25.Rxf2 Qxf2 26.Qf4 Qxe2+ 27.Qf3 f5+ 28.Kg3 hxg5 –+.

Единственный ход – 20.Qc1 , однако после 20...Bd4 21.Nc2 Bxg2 22.Kxg2 Bxf2 23.Rh1 Qf6 24.Rf1 Bxg3 25.Bxg3 Rxe2+ 26.Kg1 Qg7! черные имеют более чем достаточную компенсацию.

20.e3. Белые проходят мимо сильнейшего 20.hxg6! fxg6 (нельзя 20...Nxf2? 21.gxf7+ Kxf7 22.Bxd6 +–) 21.Qd3 Bxg2 22.Kxg2 Qh2+ 23.Kf3 Ne5+ 24.Bxe5 Rf8+! 25.Bf4 Rxf4+! 26.Kxf4 Rf8+ 27.Kg4 , и черные имеют только вечный шах.

20...Bxe3! 21.fxe3 Bxg2 22.Kxg2 Qh2+ 23.Kf3.

23...Rxe3+ 24.Bxe3. Изящный мат после 24.Kxg4? f5+ 25.Nxf5 gxh5#

24...Ne5+ 25.Ke4 f5+ 26.Rxf5. Не менее симпатичный мат в случае 26.Nxf5 Qg2+ 27.Kf4 g5#.

26...gxf5+ 27.Kxf5. Очередной красивый мат – 27.Nxf5 Qg2+ 28.Kf4 Rf8 29.Qg1 Nd3#.

27...Qh3+ 28.Ke4 Qg2+ 29.Kf5 Qh3+. Здесь в сильном цейтноте Виталий согласился на ничью и тут же показал выигрывающее 30.Ke4 Re8! 31.Qg1 (еще один приятный мат – 31.Bf4 Ng6+ 32.Kf3 Nh4+ 33.Kf2 Qg2# ) 31...Qg4+ 32.Bf4 Nf3+ 33.Kd3 Nxg1 34.Rxg1 Qf3+ 35.Kc2 Qf2+ 36.Ne2+ Kh7 –+.

Окончив предысторию, перехожу непосредственно к теме статьи. Толчком для ее написания послужила в высшей степени добросовестная книга Бориса Авруха "Дебютный репертуар гроссмейстера. 1.d4, т.2" Москва, 2011, страницы 209-213 которой посвящены рассматриваемому ниже варианту. Естественно, я буду иногда его цитировать, а кое-где не соглашаться и даже пытаться опровергать!

Д.Марович – А.Капенгут
Матч СССР – Югославия, Ереван 1971

1.d4 Nf6 2.c4 g6 3.g3 c5 4.d5 Bg7 5.Bg2 0-0 6.Nc3 e6 7.Nf3 exd5 8.cxd5 d6 9.0-0 a6 10.a4 Nbd7 11.Nd2 Re8 12.h3 Rb8 13.Nc4 Ne5 14.Na3 Nh5 15.e4.

Сейчас эта позиция – одна из самых принципиальных в системе фианкетто. В 80-е более популярным было 15...Rf8 или 15...Bd7 , однако практика доказала преимущество белых. Прямолинейное 15...f5 16.exf5 Bxf5 17.g4 впервые встретилось в партии Юферов – Васюков, первенство Вооруженных Сил 1968: 17...Nxg4 18.hxg4 Qh4 19.gxf5 Be5 20.Re1 Qh2+ 21.Kf1 Bd4 ( 21...Ng3+?! 22.fxg3 Bd4 23.Rxe8+ Rxe8 24.Ne2 Rxe2 25.Kxe2 Qxg2+ 26.Kd3 Qxd5 27.Kc2 +–) 22.Rxe8+ Rxe8 23.Qg4 Rf8 и после 24.Qh3 черным впору сдаваться. В упомянутой статье приведена эта ссылка, но, хотя на сборе я разработал вариант досконально, мне было жалко публиковать его, и я ограничился общей фразой: "Возможно, игру черных в какой-то момент можно усилить" – правду, только правду, но...не всю правду!

17...Bxg4!? 18.hxg4 Qh4 19.gxh5 Rf8! Ключевой "тихий" ход новинки, ибо плохо 19...Ng4?! 20.Bf4 Be5 21.Qf3 Rf8 22.Qg3 +–

20.h6! Bh8.

Несмотря на 2 лишние фигуры, белые должны быть готовы отдать ферзя за третью, чтобы избежать мата, после чего возникает фантастическая начальная позиция варианта, как это смешно ни звучит! Естественно, белые могут попробовать откупиться фигурой.

21.Ne4. В «Информаторе» 27/138 была напечатана партия В.Ковачевич – И.Немет, Карловац 1979, где встретилась такая попытка: 21.Nc4 Ng4 (взятие троянского коня нарушает координацию черных фигур) 22.Qxg4 Qxg4.

Сейчас 23.Ne4 возвращает нас с перестановкой ходов к моей партии.

Наиболее принципиально 23.Nxd6 Be5 ( 23...b5 24.axb5 axb5 25.Ndxb5 Be5 26.Ra4 Qh5 27.f4 Ковачевич) 24.Nde4 ( 24.Nce4 Qh4 25.f4 Bd4+ 26.Nf2 g5 с запутанной игрой).

Не хочу забивать голову читателю многочисленными вариантами и сыгранными партиями, только расскажу о трудном моменте в моей тренерской деятельности.

В 1980 г., во время матча претендентов Таль – Полугаевский в Алма-Ате после 4 партий в нашем лагере воцарилось уныние: Миша не реализовал две блестящие разработки белыми, на которые Лева попался в своем фирменном варианте, и проиграл черными. Ясно, что приходилось играть резко любым цветом. Я пытался уговорить его избрать рассматриваемую идею, но безуспешно. В конце концов он отказался...из-за этой острейшей позиции, но меньше всего потому, что эта ситуация может разрешиться миром!

24...Rbe8! Аврух пишет: "После этой сильной новинки форсированно получается ничья!"

Я был удивлен, ведь этот ход встретился еще в первой партии, где было 21.Nc4!?, Виг – Илич, Приштина 1978: 25.Bd2 b5 26.axb5 axb5 27.Nxb5 Qh4 28.Ng3 Qc4 29.Na3 Qg4 30.Rae1 Bxg3 31.fxg3 Qd4+ 32.Be3 Rxf1+ 33.Kxf1 Rxe3 34.Rxe3 Qxe3 0–1.

Мне стало интересно, почему он так написал. Ответ прост: партии нет в Mega Database! Хочу на этом примере предостеречь читателей, доверчиво ограничивающихся информацией от ChessBase, ибо туда не попало довольно много партий докомпьютерной эры. Например, моих партий в Mega Database 2013 около 500, в то время как в собственной базе в 3 раза больше. Это просто объяснить: легче включать в базу чемпионат какого-нибудь острова среди девочек до 10 лет, чем найти, кому платить за ввод партий из спецбюллетеней или ротапринтов тех лет. Даже в наше время в США вводится в компьютер только небольшая доля гроссмейстерских поединков, не говоря уже о мастерском уровне! Ведь за эту работу кто-то должен платить!

Аврух приводит анализ: 25.d6 Bxc3! 26.Nxc3 Rxf2! 27.Kxf2 Rf8+ 28.Ke3 Qxg2 29.Rxf8+ Kxf8 30.Ne4 Qg1+ =.

Возможна и другая попытка откупиться фигурой: 21.Bg5!? Qxg5 22.Ne4 Qh4 23.Qb3 Rf4 24.Rae1 Rbf8 25.Re3 Ng4 26.Rh3 Qe7 27.f3 Bd4+ 28.Kh1 Rxe4! 29.fxe4 Nf2+! 30.Rxf2 Rxf2 , и шансы черных не хуже.

21...Ng4 22.Qxg4 Qxg4 23.Nc4.

Итак, наконец-то мы добрались до основной позиции варианта. Признаюсь, в 1969 г. я окончил анализ на оптимистичной ноте.

Однако не зря Болеславский писал на год ранее в той знаменитой статье: "Отсюда и узость дебютного репертуара, и поверхностное знание важных позиционных схем, и стремление перенести всю тяжесть борьбы на середину игры (как-нибудь потом вылезу!), и выбор неправильного плана в сравнительно простых или хорошо известных положениях".

Спустя полвека вынужден констатировать, что отсюда приходится только начинать анализ. Для начала надо "поверить алгеброй гармонию" и попытаться объяснить эту фантастическую позицию словами. О форсированном выигрыше черным надо забыть, хотя некоторые ошибки могут привести белых к катастрофе. Я посвятил возможным продолжениям много времени и должен заметить, что черным играть труднее, чем сопернику.

Белым достаточно наладить взаимодействие многочисленных фигур, в то время как черным, отражая бесконечные угрозы, надо не забывать о приоритетах. В первую очередь, им нужно нейтрализовать очень опасную проходную по линии "d". (О своей пешке d6 можно забыть, но не отдавать же остальные.) Не стоит забывать о безопасности короля, который весьма стеснен, для этого хорошо бы ликвидировать пешку h6. И уже как "манну небесную" можно воспринимать появление своей проходной на ферзевом фланге. У белых очень многофункциональна ладья "a" – она с успехом входит в игру по 3-й горизонтали, а в случае вскрытия вертикали и по 7-й, зачастую черным имеет смысл разменять ее. Однако белым не следует забывать об уязвимости коня d6. Очень важно появление слона на h3.

Основной инструмент для черных – жертва качества, ибо возникает не такая большая разница в компенсации за ферзя, который взамен может приобрести значительно большую свободу действий.

Вообще, я рискну высказать криминальную мысль, что эта позиция хороша в виде теста для движков, ибо им трудно понять смысл происходящего. Мне было забавно наблюдать, как аналитический модуль меняет оценки, если медленно ползать по 30-полуходовому варианту! В то же время в столь нестандартной ситуации без них не обойтись. Кстати, соотношение материала напоминает о партии Свидлер – Грищук из недавнего турнира претендентов.

Когда я комментировал эту партию в «Информаторе» 12/103 и в журнале «Шахматы (Рига)» №5 за 1972 г., я считал сделанный мною ход ошибочным и рекомендовал 23...b5!

Признаться, было немного обидно, когда моя партия в "Информаторе" прошла незамеченной, а встреча Кивлан – Петкевич, Рига 1974, где черные успешно применили эту рекомендацию, была отмечена в списке важнейших теоретических партий "Информатора" 17/132. 24.axb5 axb5 25.Ncxd6 Rb6 26.Be3 Be5! 27.Ra7 Rxd6! ( 27...Bxd6 28.Nxd6 Rxd6 29.Bxc5! ) 28.Nxd6 Bxd6 29.Rg7 Kh8 30.Ra1 Qh5! с лучшей игрой. Правда, когда вскоре я спросил у Юзика его оценку, он пожал плечами и произнес: "Неясно".

В своей книге Аврух усилил вариант – 26.Ra5! Qd7 (после 26...Be5?! белые забирают пешку – 27.Nxb5. Чтобы проиллюстрировать потенциальную опасность и для белых, продолжу вариант – 27...Qh4 с идеей 28.Re1? Bh2+ 29.Kf1 Rxf2+! 30.Nxf2 Qc4+ 31.Re2 Qxc1+ 32.Re1 Qc4+ 33.Re2 Rxb5 с выигрышем. Конечно, к перевесу ведет 28.Rd1! ) 27.Ra3!! (со смертельной угрозой 28.Bh3) 27...Qg4 28.Rb3! Белые вытаскивают коня без потерь и теперь в состоянии быстро наладить взаимодействие своих фигур с решающим эффектом.

Другая возможность – 25...Be5 26.f4!? Bd4+ 27.Kh2.

Ключевая позиция варианта 23...b5. Рассмотрим а) 27...Rb6, b) 27...Qh4?! и c) 27...Rbd8.

a) Важное значение для понимания варианта имеет партия Валейнис – Кларидж, e-mail 2004: 27...Rb6 28.Ra7! c4 29.Bh3 Qe2+ 30.Rf2! Qh5 (нельзя брать ладью из-за мата 30...Bxf2? 31.Be6+ Kh8 32.Nf7+ Rxf7 33.Ra8+ Rf8 34.Rxf8# ) 31.Rd2 Be3 32.Rg7+ Kh8 33.Nf7+ Rxf7 34.Rxf7 Kg8.

Аврух указывает 35.Re7!! Bxf4+ ( 35...Kf8? 36.Ng3! +–) 36.Kg2 Kf8 (единственный ход, плохо 36...Bxd2? 37.Bxd2 Qxd5 38.Bg4! с последующим 39.Bf3 ) 37.Ra7 Bxd2 (недостаточно и 37...g5 38.Ra8+ Kf7 39.Rf2 Rxh6 40.Rf3! с большим преимуществом) 38.Bxd2 Qe2+ (сомнительно 38...b4?! 39.Ra8+ Kf7 40.Ng5+ Ke7 41.Ra7+ Kd6 42.Kg3! с решающей атакой) 39.Kg1 Qd1+ (нельзя 39...Qxe4? 40.Bb4+ Kg8 41.Ra8+ Kf7 42.Rf8#) 40.Bf1 Qg4+ 41.Bg2 Qd1+ 42.Kh2 Qh5+ 43.Kg3 +–;

b) Основным продолжением Аврух рассматривает 27...Qh4+?! 28.Bh3 Qh5 29.Kg3 (по-моему, хорошо и немедленное 29.Ng5! ) 29...Qxd5 30.Ng5! Qb3+ (плохо 30...Qxd6? 31.Be6+ Kh8 32.Ra7 ) 31.Kg2 , например, 31...Rf6 32.Nde4 Rfb6 33.Ra7 ;

с) На мой взгляд, близко к равенству 27...Rbd8.

28.Bf3 (сумасшедшая игра после 28.Bh3 Qh5 29.Ra6 Qxd5 30.Re1 Kh8 31.Nxb5 Qc4 32.Ra7! Qxb5 33.Ng5! ) 28...Qh4+ 29.Kg2 Rxd6 30.Nxd6 g5!? 31.Bd1 (к ничьей ведет 31.Be2 g4 32.Ra3 Rf6 33.Nxb5 Rxh6 34.Bxg4 Rg6 35.Ra8+ Kg7 36.Ra7+ Kh8 37.Ra8+ , однако возможно 33.Bxg4!? Rxd6 34.Be6+ Kf8 35.Rg3 Qh5 36.Re1 Rxe6 37.dxe6 Qd5+ 38.Rf3 с неясной игрой) 31...Qxh6.

Эта позиция встретилась в партии Хельбих – Нето, ICCF 2010, которую Аврух тогда знать не мог. Далее было 32.Nxb5 gxf4 33.Nxd4 Qg5+ 34.Kh2 Qg3+ 35.Kh1 Qh3+ 36.Kg1 Kh8 ( 36...Qg3+ =) 37.Nf5 Rg8+ 38.Kf2 Qg2+ 39.Ke1 Re8+ 40.Be3 , и лишь моральный перевес обещает 40...Rxe3+! 41.Nxe3 Qg3+ 42.Kd2 Qxe3+ 43.Kc2 Qe4+ 44.Kd2 Qb4+ 45.Ke2 Qxb2+ 46.Bc2 Qxc2+ 47.Kf3 Qd3+ 48.Kg4 Qxd5 49.Kxf4.

К ничьей ведет как 32.Nf5 Rxf5 33.Ra8+ Kf7 34.Ra7+ Kg8 ( 34...Ke8?? 35.Rh1 +–), так и 32.Ra6!? gxf4 33.Rxf4 Rxf4 34.Ra8+ Kg7 35.Ra7+ Kg6 36.Bc2+ Kg5!! 37.Nf7+ Kh4 38.Nxh6 Rf2+ 39.Kh1 Rf1+! ( 39...Rxc2? 40.Nf5+ Kg4 41.Ne3+ Bxe3 42.Bxe3 +–) 40.Kg2 Rf2+.

Несколько больше возможностей у белых после 32.Ne4!? gxf4 33.Bg4.

Но и здесь у черных достаточно ресурсов – 33...Qh4 34.Be6+ Kg7 35.Ra7+ Kg6 36.Rf7! Rxf7 37.Bxf7+ Kg7! 38.Be6 f3+! 39.Kxf3 Qh5+ 40.Kf4 Qh2 +=. Однако нелегко все же играть вариант, где "шаг вправо, шаг влево – расстрел на месте".

Вернемся к первоисточнику. Только детально проанализировав 23...b5?!, начинаешь понимать, что сделанный практически экспромтом ход

23...Rbe8 не так плох.

24.Ncxd6. Проигрывает 24.Be3 Rxe4 25.f3 Qxg2+! ( 25...Rxf3? 26.Rxf3 Rxc4 27.Raf1 +-) 26.Kxg2 Rxc4.

24...Re5.

25.Ra3!? Аврух считает, что значительно сильнее 25.Ng3 , однако он не рассматривает 25...Rd8!? , подчеркивая минус хода белых – конь лишен отступления на с4. 26.Nxb7 Rdxd5!?

Сейчас опасно 27.Bxd5+?! Rxd5 , например: 28.Ra3 Be5 , и у белых неожиданно большие проблемы с конем b7. Остается соглашаться на ничью после 27.Be3 Rd3 28.Bxc5 Rxc5! 29.Nxc5 Rxg3! 30.fxg3 Bd4+ 31.Kh2 Qh5+ 32.Bh3 Qe2+ 33.Kh1 Qh5.

25...Rxd5 26.Rg3.

26...Qe6? Вот решающая ошибка! Правильно 26...Qd7!?

Теперь плохо 27.Nxb7? Qxb7 28.Nc3 Bxc3 .

Рискованно 27.Nf6+?! Rxf6 28.Bxd5+ Kf8 29.Nf7 Qxd5 30.Nxh8 Kg8 31.Re1 Re6 32.Rge3 Rxe3 33.Bxe3 ( 33.Rxe3 Qd7 ) 33...Kxh8 34.Bxc5 Kg8 .

Не могут белые претендовать на что-то в случае 27.Rg5 Rxd6 28.Nxd6 Qxd6 29.Bd5+ Rf7 30.Be3 Bd4 31.Rd1 Qf6 ( 31...Kf8 32.Bxf7 Kxf7 33.Bxd4 cxd4 34.Rg4 d3 35.Rd2 Kf6 36.Rg3 Qf4 37.Rdxd3 Qxh6 ) 32.Rg3 Qd8 33.Rg5 Qd7 34.Bxd4 ( 34.b3 Kf8 35.Bxf7 Kxf7 36.Rg3 ) 34...cxd4 35.Rd3 ( 35.Rxd4? Kf8 ) 35...Kf8 36.Bxf7 Kxf7 37.Re5 Qg4+ 38.Kf1 Qf4 39.Rd5 Qxh6

А после 27.Nc4 Rd1 28.Nxc5 Rxf1+ 29.Bxf1 Qd5!? 30.b4 Rf3 31.Rxf3 Qxf3 32.Ne3 Bc3 белым трудно наладить координацию оставшихся фигур.

27.Nxb7 Rh5?! Относительно лучше 27...Bd4 28.Be3 ( 28.Ng5? Qd7 29.Bxd5+ Qxd5 ) 28...Rff5 29.b3

28.Nbxc5 Qc8 29.Nd3 Bd4 30.Ng5 Qc7 31.Bd5+ Kh8 32.Kg2 Qd7 33.Be4 Rh4 34.Re1 Re8 35.Bf4 Bf6 36.Nf3 Rh5 37.b3 Kg8 38.Nd2? Bh4 39.Rf3 Rd8 40.Nc4 Qg4+ 41.Kf1!?

Здесь я сделал очередную ошибку, на этот раз психологическую – мне надо было немедленно пожертвовать 41...Rxd3!? , заставляя главного редактора ведущего югославского шахматного журнала записывать ход.

После 42.Rxd3 Qxf4 43.Bf3 Kf8! у черных все в порядке. Отложенную позицию я анализировал с нашей молодежью – А.Белявским и А.Петросяном, игравшими на юношеских досках. Я просил помочь официального тренера Славу Осноса, но он объяснил, что в его обязанности входит только помощь Корчному. В позиции после

42.Bxd3 Qxf3 43.Re8+ Kf7 44.Nd6+ Kf6 45.Be5+! Kg5

Саша нашел блестящий ход, к сожалению, за моего соперника. У "югов" этот ход нашел Драголюб Минич.

46.Bf6+!! Kxf6.

46...Kxh6?? 47.Nf7# ;

46...Kf4 47.Re4+ Qxe4 48.Nxe4 Rd5 49.Bc4 +–;

46...Kg4 47.Be2 Bg5 ( 47...Bxf2 48.Re4+ Kg3 49.Be5+ Rxe5 50.Bxf3 Rd5 51.Ke2 Rxd6 52.Rg4+ +–; меньшее из зол – 47...Qxe2+ 48.Kxe2 Bxf6 ) 48.Re4+ Bf4 49.Bxf3+ Kxf3 50.Rxf4+ Kxf4 51.Kg2 Rxh6 52.Bg5+! +–;

46...Qxf6 47.Ne4+ Kxh6 48.Nxf6 Bxf6 49.Bxa6 .

Еще последовало 47.Rf8+ Ke6 48.Rxf3 Kxd6 49.Rf7! , и вскоре я был вынужден сдаться.

Но где же обещанная новинка? Помимо реабилитации первоначальной идеи 23...Rbe8!?, предлагаю естественное продолжение, непонятно почему остававшееся в безвестности 42 года!

23...Bd4!?

Логичный ход, ведь никто не станет спорить, что здесь слону лучше – атакует пункт f2, защищает с5, королю легче дышать. Но "соловья баснями не кормят", приведу несколько вариантов с тактикой, чтобы веселее было смотреть.
Прежде всего спешу отметить, что не проходит "гвоздь" предыдущих анализов 24.Ra3?

24...Bxf2+! 25.Nxf2 (плохо 25.Rxf2? Qd1+ 26.Bf1 Rxf2 27.Nxf2 Qxc1 –+) 25...Qxc4 26.Bh3 Rbe8 27.Be6+ Rxe6! 28.dxe6 Qxe6 29.Re3 Qf6 и, несмотря на формальную компенсацию, черные свободны от угроз и могут надвигать пешки, да и кость в их горле – пешка h6 – дышит на ладан.

Выглядит грозно 24.Bg5!?, однако и здесь находится тактика 24...Rbe8! 25.Ncxd6.

25...Re5 26.Nf6+ Rxf6! 27.Bxf6 Qf4 28.Bxe5 Bxe5 29.Rfe1 Bxd6 30.Re8+ Kf7 , и шансы черных не хуже.

Напрашивается 24.Ncxd6 b6. Нестандартная идея. Черные дорожат своими пешками и, как ни странно, у них находится время позаботиться о материале.

25.Ra3 Rbd8!?

Вновь 26.Rg3?! позволяет сопернику реализовать очередную тактическую идею: 26...Bxf2+! 27.Rxf2 Qd1+ 28.Kh2 (слабее 28.Rf1?! Rxf1+ 29.Bxf1 Rf8! 30.Nf2 Qxc1 31.Nde4 Qxb2 с лучшей игрой) 28...Rxf2 29.Bg5! Rxg2+!? 30.Rxg2 Rxd6!? (возможно и 30...Rf8!? ) 31.Nxd6 Qxd5 , и черные могут играть эту позицию без реального риска, характерного для других продолжений.

Сильнее 26.Rd3! Qe2 27.Rxd4!? cxd4 28.Bg5! К ничьей ведет 28.Bh3 Rxd6 29.Nxd6 Rf6 30.Bg5 Rxd6 31.Rc1 Rxd5 32.Rc8+ Kf7 33.Rc7+.

28...d3 29.Bxd8 Rxd8 30.Nf6+ Kf8 31.Nxh7+ Ke7 32.Nc4 d2 33.Ne3 Qh5.

На этой сумасшедшей позиции я, пожалуй, закончу ознакомление читателя с моими анализами, которые, впрочем, далеко не форсированы. Конечно, я бы мог утопить читателя в море вариантов, но, на мой взгляд, каждому полезно побарахтаться в нем самостоятельно, хотя бы для лучшего понимания нестандартного соотношения материала. В итоге, я думаю, что вариант жизнеспособен даже с 23...Rbe8, а финальная рекомендация автора заслуживает практической проверки. Автор будет удовлетворен, если для читателей иллюстрация окажется созвучной сумбурным мыслям, высказанным в начале статьи. В заключение, вопрос "на засыпку" – когда, на ваш взгляд, я придумал 23...Bd4!?

 

Последние турниры

13.08.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

01.08.2017

Общий призовой фонд – 300 тысяч долларов, победитель получает 75 тысяч.

24.07.2017

Бильский фестиваль проходит в 50-й раз.

15.07.2017

.

01.07.2017

В мужском и женском турнире 5 победителей вышли в Суперфинал.

28.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

21.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

05.06.2017

Норвежский супертурнир прошел в пятый раз.

29.05.2017

22 лучших игрока получают право участия в Кубке мира.

12.05.2017

5 победителей получили право выступить в Кубке мира.

10.05.2017

Традиционный турнир возобновился после двухлетнего перерыва.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум