воскресенье, 22.01.2017
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Московский блиц: от Рублевского до Морозевича

  В Московском блицтурнире примут участие победители трех из четырех последних блицев «Вечерки» – Сергей Рублевский (2001), Алексей Дреев (2003) и Александр Морозевич (2004). Поскольку четвертого, Крамника, оказалось нелегко привлечь даже в суперфинал 57-го чемпионата России, можем считать свою задачу по привлечению лучших блицоров столицы в турнир сайта ChessPro.ru выполненной! После каждого турнира «Вечерней Москвы» мне доводилось беседовать с их победителями, и каждый из них отчасти делился секретами своего успеха в молниеносной игре. Читайте, сравнивайте!

Сергей РУБЛЕВСКИЙ: «Я просто сажусь и играю!»


  Победа Сергея Рублевского в блице «Вечерки» представляется мне глубоко символичной. Особенно чуть-чуть впереди своих более молодых товарищей по олимпийской сборной России Морозевича и Свидлера. Ибо Рублевский, каждый раз уступая им самую малость, как бы оказался на обочине славы и успеха. Несмотря на всем известный класс, много лет уверенно входя в число сильнейших шахматистов планеты, он серьезно недобрал приглашений в сильные турниры и, как следствие, – громких побед.

  Почему я так уверен в этом? Да потому, что когда судьба предоставляла ему редкий шанс, Рублевский использовал его на все сто – и снова проваливался в безвестность. Родись он не в самом сердце Сибири, в Кургане, а где-нибудь в Германии или Франции, из него давно бы сделали звезду мирового масштаба – вроде Леко или Бакро. Но тогда, наверное, и Серега был бы другим, так что слава Богу, что Рублевский живет в России, ведь без него шахматный мир был бы гораздо скучнее...
  Мы уже сто лет знакомы с гроссмейстером, и я зная о его блестящих блицорских талантах, как ни странно, ни разу не заводил с ним разговор на эту тему. В основном справлялся, кто же в мире играет в блиц сильнее всех. А Рублевский, переиграв пятиминутки практически со всей мировой шахматной элитой, включая и Каспарова с Крамником, давал мне время от времени пояснения. Из того, что слышал и видел собственными глазами, выходило, что Сергей ничуть не слабее великих. И вот, наконец, такое яркое «официальное» подтверждение!


  – У тебя было чувство, что ты сегодня сможешь победить? Хорошо себя чувствовал, выспался...
  – Ну, какое хорошо выспался? После того как наших в футбол отымели, после того как Шумахер квалификацию проиграл! Петя всю ночь храпел... Мы спали пять часов! Я вот в машине, когда сюда ехали, чуть-чуть прикорнул. Вот и все настроение.
  – В какой момент ты поймал свою игру?
  – Даже и не знаю, с первой партии я ее и не упускал: как Женю Бареева не совсем по делу обыграл, так и пошло... Просто, в отличие от многих, я отношусь к блицу очень спокойно, как к развлечению, и не забиваю себе мозги размышлениями, что надо непременно кого-то обыграть, занять первое место. Просто сажусь за столик и играю. Очень сильно!
  – Но если бы не удалось-таки стать первым, расстроился бы?
  – Не-ет. Вот если бы последнюю Морозевичу проиграл, то, наверное, расстроился бы. Но не потому, что это Морозевич, а только потому, что самовар был практически в руках...
 – Как складывался турнир. Что было самым трудным?
  – В середине турнира меня как-то залихорадило. После того как обыграл Арбакова, казалось, уже всё, зеленая улица – два очка отрыва, но ничего подобного! Тут же «устроился» в двух партиях, и перед вторым выходным меня достали сразу двое. С Дреевым я тут же расправился, а с Морозевичем подсобил Грищук. Сане, кстати, большое спасибо – если бы не его кепка, то спалился бы на солнце, а так порядок...
  – Какая партия была самой трудной для тебя?
  – Хорошая партия была с Арбаковым. На самом деле хорошая: я там накидывал фигуры и сам до конца не понимал, чем всё это может кончиться. Я чувствовал, что инициатива должна быть... Возможно, если бы не выиграл эту партию, то потом боролся бы с Арбаковым. Потому что в начале турнира он играл великолепно, но после того как проиграл мне и зевнул короля Морозевичу, совсем скис.

Тройка победителей: Морозевич, Рублевский, Свидлер
  – Психологически труднее было играть последнюю?
  – Да, ничью белыми в последнем туре делать очень трудно. У меня уже был «приятный» опыт на эту тему: как-то я не смог сделать ничью белыми с Сергеем Ивановым. Как ни странно, черными это сделать проще. А тут я гоняюсь за его фигурами и ничего не могу сделать! Но удалось как-то выпутаться из ситуации: нашел симпатичную комбинацию и снес с доски полкомплекта. В конце у меня была даже лишняя пешка.
  – Понимаю, приятно достигать поставленной цели! А ты вообще любишь играть в блиц?
  – Да, люблю. К сожалению, удается это делать не так часто. То есть на сборах мы постоянно блицуем друг с другом, но в какой-то официальный турнир меня пригласили в первый раз – спасибо Сергею Смагину, не забыл!
  – Кого ты видел своим главным конкурентом в этом турнире?
  – Почему-то перед турниром мне казалось, что на обратной дороге в Огниково, где мы готовились к поездке в Китай, этот самовар мы заберем. Не я, так Петя Свидлер или Саша Грищук. Мы решили, что нам срочно нужны «бабки»: деньги кончились, питание не позволяет там нормально жить. У нас просто не было другого выхода... Мы боялись, как бы нам обратно на электричке не поехать! Теперь хоть чайком сможем баловаться.
  – Ты счастлив, выиграв этот турнир «Вечерки»?
 – Скорее, я очень доволен. У меня сегодня у мамы день рождения, считаю, что сделал ей подарок! Еще раз повторю, я не воспринимаю эти шахматы всерьез. Счастлив – да, но не думаю, что это надолго. Я совершенно не опустошен, как бывает после побед в больших турнирах, с удовольствием бы еще поиграл...
  – Если на будущий год тебя пригласят на «Вечерку», ты приедешь защищать свой титул?
  – Да, несомненно. Хотя два раза подряд выиграть такой турнир очень сложно. Но... буду стараться!
  – И последнее. Мог бы назвать главное свое качество, которое позволяет тебе хорошо играть в блиц?
  – Никакого секрета здесь нет. Просто я очень быстрый шахматист. Хорошо вижу тактику, быстро двигаю руками, не тугодум... Я думаю, что больше ничего и не надо!
2001


Алексей ДРЕЕВ: «Самовар оказался кстати!»


  В свое время молодой москвич Алексей Дреев считался одним из самых сильных блицоров страны, да и мира. О невероятной скорости и высоком качестве его игры ходили настоящие легенды – как в свое время о «гении блица» Михаиле Тале или «парковом чемпионе Москвы» Валентине Арбакове…

  Однако любая слава нуждается в подтверждении, а Дрееву, особенно в последние годы не шибко везло в молниеносной игре. Хотя в 2000 году он и стал чемпионом Европы по блицу, на ту победу немногие обратили внимание. Требовались подтверждения былой мощи. Желательно дома – на турнире «Вечерней Москвы», вновь собирающем всех сильнейших!
  Два предыдущих года игра у Алексея в «Вечерке» явно не шла – за первые призы он не боролся, и очень переживал из-за этого. Нынешний турнир стал исключением. И отнюдь не «счастливым» – в том смысле, что Дреев ни на секунду не позволил усомниться в своей победе. До самого последнего тура он не снижал игрового тонуса, взяв первое место с отрывом в 3,5 очка от второго призера, не проиграв при этом ни одной партии.


  – Чем мог бы объяснить сегодняшний результат? Чего не хватало два предыдущих года?
  – После сегодняшнего турнира надо, скорей, объяснять, почему два предыдущих турнира не удалось сыграть столь же хорошо. Сегодня я показал, что когда-то умел хорошо играть в блиц! К нынешней «Вечерке» подошел, что называется, на пике блицевой формы – вновь вышел на первое место в рейтинге ICC. Что еще немаловажно – выспался, хотя в первых турах сонливость еще давала о себе знать. Два предыдущих года мне почему-то не хватало сил, а сейчас были и силы и настроение. И хотя элемент удачи присутствовал, но не превалировал. На самом деле трудно сказать, почему именно в этот раз я сыграл так хорошо. А почему такой высокий результат? Просто сильно играю – вот и удалось реализоваться на все сто.
  – В какой момент почувствовал, что игра идет?
  – Практически с самого старта. В первом же туре неожиданно легко удалось обыграть одного из фаворитов – Морозевича, сразу появилось настроение и игра пошла. В следующих турах обыграл и других людей, которым проиграл в предыдущем турнире: взял реванш у Бареева и Арбакова…
  – Если сравнить игру трех последних победителей «Вечерки» – Рублевского в 2001 году, Крамника в 2002-м и твою сегодняшнюю. Кто выглядел сильнее?
  – Да все мы играем в блиц примерно в одну силу. Год назад Крамник просто находился в хорошей форме. Как и Рублевский. Всё остальное зависит от выносливости (все-таки 19 туров), настроения, формы и не в последнюю очередь – спортивной удачи!
  – На открытии сказали, что нынешний турнир – самый сильный за три последних года.
  – В этом году турнир «потерял» таких блестящих блицоров, как Крамник, Свидлер и Рублевский. Но, с другой стороны, не стало и явных аутсайдеров, турнир стал более плотным.
  – Насколько важна была для тебя эта победа?
  – Не хочу сказать, будто пришел сюда специально выигрывать турнир, но не скрою – этого очень хотелось. У меня был и соответствующий «знак свыше» – перед турниром сломался электрический чайник, так что самовар оказался весьма кстати… К тому же на жеребьевке удалось вытянуть первый номер – тогда подумал, что это точно неспроста!

Первый тур: Дреев против Морозевича
  – По ходу дистанции оглядывался на конкурентов?
  – Конечно, слышал, кто идет на втором месте, на третьем… Но в какой-то момент все конкуренты куда-то исчезли, и я перестал следить за этим.
  – Когда ушел в отрыв на очко-два, продолжал также играть в полную силу?
  – Да, безусловно – до последней партии. Когда понял, что ничто не может помешать мне занять первое место – это произошло туров за пять-шесть до финиша, – поставил перед собой еще одну задачу: постараться не проиграть ни одной партии, и справился с ней.
  – Не проиграть ни одной партии было принципиально. До тебя за три года это никому еще не удавалось, даже Крамник проиграл в прошлом году…
  – Конечно! Кому понравится ложка дегтя в бочке меда? Если бы я проиграл на финише, было бы совсем другое настроение… Между тем мне предстояло играть с Кобалией, который уверенно лидировал всю первую половину турнира и вообще хорошо играет блиц, а также с Грищуком, который, как потом выяснилось, взял приз за лучший финиш в турнире.
  – Имеет ли турнир «Вечерки» для тебя какое-то особое значение?
  – Приз «Вечерней Москвы» – это турнир с давней историей и большими традициями. Третий год подряд в нем охотно принимают участие ведущие шахматисты страны! Это одно из редких соревнований, играя в котором получаешь истинное удовольствие. Кроме того, здесь всегда отличная компания – время бежит совершенно незаметно. Только когда всё заканчивается, становится ясно, как нелегко было пройти эти 19 туров…
  – Гроссмейстер Дреев – известный блицор, какой по счету у тебя этот самовар?
  – Не помню! Хотел было сказать – третий, но на самом деле не помню. Один у меня есть точно, есть ли второй – надо выяснить. Может, кто-то из старожилов поправит меня?!
  – Ты довольно много играешь в блиц в сети… Чем разнятся качества, необходимые для живого и виртуального блица, и какой из них нравится больше?
  – Живой блиц гораздо ярче и эмоциональней, и, разумеется, он нравится мне больше. На самом деле в последнее время в ICC играю не так часто – это вообще вредно, да и мышку никак не соберусь поменять. Виртуальный и живой блиц по большому счету ничем не различаются – они требуют тех же качеств.
2003


Александр МОРОЗЕВИЧ: «Для моих друзей не хватит и десяти самоваров!»


  Этот финал «Вечерки» едва не отменили. Во время импровизированной пресс-конференции, что состоялась за несколько дней до старта турнира в кабинете главного редактора газеты, пришло известие из московской мэрии: «В связи с трагедией в Беслане увеселительные мероприятия, посвященные Дню городу, отменяются». Потом, правда, пришло уточнение, что на спортивные мероприятия запрет не распространяется.

  Следующий удар нанесла погода. В пятницу в Москве дождь лил как из ведра, и организаторы, опасаясь, что в воскресенье солнышко может и не выглянуть, предусмотрительно перенесли место проведения из парка «Музеон», где на открытом воздухе проходили три предыдущих турнира, в расположенный неподалеку «Президент-отель». И правильно сделали: в 11 утра 5 сентября на градуснике было от силы «плюс 10» – и хотя день выдался солнечным, за пять с лишним часов игроки вполне могли продрогнуть до костей.
  Однако, переместившись в просторный «Красный зал» далеко не самой плохой столичной гостиницы, турнир лишился чего-то неуловимого. Какие уж тут «шахматное хулиганство» и парковая стилистика блица, когда восседаешь на бархатных «президентских» стульях! Может, поэтому и прошел турнир по не вполне обычному для «Вечерки» сценарию.
  Со старта вперед вырвался Вадим Звягинцев, высшим достижением которого в московских пятиминутках пока было пятое место в 2001 году. Он пролидировал вплоть до большого перерыва в 11-м туре, после чего «переходящее знамя» – благодаря шести рядовым победам с 9-го по 14-й тур – оказалось в руках у Александра Грищука. Но тут начал спуртовать другой Александр – Морозевич. На его счету самая длинная победная серия в турнире: Саша не знал жалости к соперникам в семи (с 12-го по 18-й) турах, лишь последнюю партию против Звягинцева завершив боевой ничьей. Грищук отстал от победителя на очко…
  До прошлогоднего рекорда Дреева (16 из 19, без поражений) Морозевич чуть-чуть не дотянулся, но результат Крамника (15,5 из 19) повторил – кстати, главным преследователем чемпиона мира в 2002 году был тот же Грищук. После победы 27-летний москвич был совершенно спокоен, каких-то особых чувств по поводу первой «настоящей» победы в знаменитом блицтурнире (первая Сашина победа в «Вечерке», но в куда более слабом составе состоялась в 2000-м) не испытывая.


  – Хорошо известно, что Морозевич – большой поклонник молниеносной игры. Тебя можно встретить и в московском клубе «Октябрьский», и в интернетовском ICC. Насколько важной была победа в традиционном турнире «Вечерней Москвы»?
  – Никакой важности этим блицтурнирам не придаю, они носят для меня сугубо развлекательно-тренировочный характер. Я специально не готовился к «Вечерке», если вообще можно готовиться к блицу. Так, пару последних дней немного поблицевал, чтобы почувствовать темп игры, – и всё. Здесь, конечно, совсем плохие часы – играть на них практически невозможно, так что все показанные результаты объективного характера не носят. Лично я, глядя на циферблат, не понимаю, сколько времени остается до падения флажка...
  Трудно сказать, что мешает играть на электронных часах, возможно, с минимальным добавлением времени. Например, на командном чемпионате в Дагомысе мы играли с контролем «4+2» – две секунды на ход исключают абсолютно бессмысленную игру на время и «стук». Считаю: турниры, проводящиеся на механических часах, – изживающая себя форма блица.
  Впрочем, лично для меня это не имеет никакого значения. Просто воскресный день, ярко светит солнце – почему не прийти, не поиграть, не посмотреть друг на друга?
  – То есть воспринимаешь блиц просто как развлечение, отдых?
  – Примерно так. Здесь совмещаются минимальная тренировка, отдых, какой-то «фан». Можно играть в шахматы так, как нельзя играть нигде! Это радует: я, например, нередко применяю заведомо некорректные дебютные системы (скажем, «черную» партию с Девяткиным Морозевич начал ходами 1.e4 e6 2.d4 d5 3.Nd2 a5 4.Ngf3 a4 5.Bd3 a3 и… в дальнейшем победил! – прим. Е.А.) или делаю ход, который мне кажется объективно плохим, но интересно посмотреть, что будет дальше! Обстановка позволяет повалять дурака…
  – Что скажешь о качестве игры в нынешней «Вечерке»?
  – Качество блица, как и вообще качество игры в шахматы, из года в год падает. А если «распространение шахмат» будет продолжаться такими же темпами, как сейчас, мы опередим темпы роста СПИДа в стране! Я недавно слышал прогнозы: говорят, лет через 25 каждый второй в России будет «инфицирован» шахматами – и тогда довольно скоро нам придется завязать с этим занятием, потому что позориться перед публикой будет невозможно.

Партия первых призеров: Морозевич – Грищук
  Без шуток, факт остается фактом: с каждым годом мы играем всё хуже и хуже. Не беру самую элиту, но… вспоминаю, что в аналогичном турнире в 2002 году я играл значительно лучше, а место занял далеко не первое. Сегодня я играл довольно плохо: было множество одноходовых зевков, элементарных ошибок, брака. Это наводит на мысль: если победитель турнира оказался в таком состоянии, как же играли все остальные?!
  – Два последних турнира завершились победой за явным преимуществом: в 2002-м Крамник на полтора очка оторвался от Грищука, в 2003-м Дреев – на три с половиной от Малахова. На этот раз борьба оказалась ровнее, явного лидера не было?
  – Трудно сказать. Сегодняшний турнир, на мой взгляд, мог выиграть практически любой! Многие в этот день играли откровенно плохо. Какого-то особого настроя – прийти и во что бы то ни стало победить – не было. Возможно, на моей стороне оказалось везение?!
  – То, что нынешний финал «Вечерки» против обыкновения проходил не на свежем воздухе, а в зале, не изменило стилистике «паркового турнира»?
  – На свежем воздухе играть приятней – это опять-таки «фан». Беседка, столики, зрители толпятся вокруг твоей доски… В закрытом помещении невольно создается более турнирная атмосфера, которая провоцирует тебя на излишнюю серьезность в игре, которой лично я старался максимально избегать. Пришел на турнир улыбаясь, подставляя под бой все фигуры подряд… Сегодня это вполне отвечало моему настроению – толпа, которая собирается вокруг твоей партии, буквально толкает на какие-то безумные поступки.
  Правда, при всей своей «несерьезности» впервые за четыре года проиграл в турнире только одну партию – Рязанцеву, игранную в том же «лихом» стиле. Колоссальное достижение! Раньше на «Вечерке» проиграть меньше четырех мне не удавалось ни разу…
  Одна проигранная партия из 19 – какая-то «плотность» была продемонстрирована, хотя по позициям я должен был проиграть куда больше. Ну и выиграть, наверное, тоже.
  – У тебя уже есть один самовар, этот – второй. Дорожишь этим призом?
  – Нисколько. Первого самовара, кстати, у меня уже давно нет. Второго, думаю, тоже не будет. Чтобы утолить нужды всех моих знакомых, не хватит и десяти самоваров!
2004