вторник, 28.03.2017
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07
 ГОЛОСА 

   Лев Аннинский, «Ходы и годы»

   Александр Кабаков, «До и после...»

   Василий Аксенов, «Победа»


   Борис Задворный, «Володя»


   Старый Семен, «Люди Сада "Эрмитаж"»


Rambler's Top100
Ст.Семенов

ЧТО ТАКОЕ ФАРТ?


Все шахматисты помнят, конечно, что А.Е. Карпов с первой попытки выиграл претендентский цикл - межзональный, затем последовательно матчи с Полугаевским, Спасским и Корчным и был провозглашён чемпионом мира. Но как Карпов попал в первый этап цикла - в межзональный? Ведь через отбор в зоне СССР он не прошёл. А дело в том, что в 1973 году впервые было решено проводить не один межзональный турнир, а два. Состав участников был расширен. И одно из мест было предоставлено чемпиону мира среди юношей - Карпову. А если бы не дали Карпову это место? Как сложилась бы шахматная история?

  Разумеется, я ничуть не пытаюсь умалить громадный талант Карпова, его непревзойденные спортивные качества. Но мне кажется, что роль случая, удачи в судьбе большого шахматиста, да и во всей шахматной истории недооценивается. Хотя примеров тому - не счесть.
  
  Напомню лишь некоторые из великого множества.
  
  Знаменитый турнир в Петербурге, 1914 г. После него расстановка сил на вершине мировых шахмат изменилась. Если до турнира считалось, что наиболее достойный соперник Ласкера - Рубинштейн (и матч между ними был делом практически решённым), то после турнира (и крупной неудачи, если не сказать провала Рубинштейна) на первое место среди претендентов выдвинулся Капабланка.
  
  Зачем я напоминаю эти всем известные факты? Тут для нашей темы интересно вот что. Приглашения в Петербург получали только первые призёры крупных международных турниров (исключение было сделано только для двух победителей чемпионата России - Алехина и Нимцовича). Так, в частности, Капабланка получил приглашение благодаря победе в Сан-Себастьяне, 1911 г. Собственно говоря, в других крупных турнирах он к 1914 году и не участвовал. Там, в Сан-Себастьяне, Капабланка, проиграв Рубинштейну личную встречу, всё же обошёл его на пол-очка. Но многие издания тогда писали, что именно Рубинштейн должен был занять первое место, и не случилось это лишь потому, что он выпустил очевидный выигрыш в трех-четырех партиях. Представим себе, что турнир закончился бы именно так - победой Рубинштейна. Тогда Капабланка просто-напросто не получил бы приглашения в Петербургский турнир!
  
  Матч-турнир 1948-го года, Гаага - Москва. Американская шахматная федерация резко протестовала против участия Файна - он не играл в чемпионате США(!), кажется, если не путаю, американцы предлагали вместо него включить в матч-турнир Кэждена. В итоге не только шахматный мир потерял выдающегося гроссмейстера - Файн, как известно, после этого бросил шахматы - но и поменялся формат соревнования. Вместо шести участников в 4 круга - пять гроссмейстеров в 5 кругов, из которых три круга - большая часть - проходили в Москве. Вместо формулы "3+3" (три советских, три несоветских) получили "3+2". Вовсе не хочу сказать, что Ботвинник не стал бы чемпионом и в шестерном турнире с участием Файна. Но то, что ему пришлось бы значительно труднее - вполне вероятно.
  
  Турнир претендентов 1950-го года, Будапешт. В нём не участвовал Решевский - насколько можно судить по публикациям в наших источниках, в частности, пятитомнику Каспарова, то ли американские власти не разрешили ему поездку в Венгрию, то ли он сам испугался ехать в советский Будапешт - холодная война было в разгаре. Фавориты - Керес и Смыслов были не в форме. Выиграли турнир молодые Бронштейн и Болеславский. Думаю, что в 1950 году Решевскому было вполне по силам успешно бороться с ними за первое место.
  
  На турнире в Будапеште случилось ещё одно событие, имеющее отношение к нашей теме. Вот что пишет Д.И.Бронштейн в книге "Ученик чародея":
  
  "Еще во время турнира претендентов в Будапеште (1950) мы с Болеславским обсуждали, кто бы мог выиграть матч у Ботвинника, и Исаак, проигравший до этого ему семь партий и не выигравший ни одной, считал, что борьба с Ботвинником безнадежна. "Однажды, - сказал он, - я имел шанс поставить ему мат в несколько ходов, но даже такую возможность упустил!" Я думал совершенно иначе: конечно, Ботвинник очень силен, но и с ним можно сражаться на равных. Я был уверен, что при удаче смог бы нащупать слабые места в его стратегии.
  Болеславский уверенно лидировал в том турнире, но после беседы с моим секундантом Борисом Вайнштейном согласился "притормозить", сделав несколько ничьих, чтобы позволить мне его догнать. Взамен я должен был, во-первых, не играть с ним на выигрыш, во-вторых, найти ему ничью в трудном эндшпиле со Смысловым. Но даже в этом случае, чтобы догнать Болеславского, мне необходимо было выиграть подряд у Штальберга и Кереса! Задачка из разряда трудновыполнимых, и я до сих пор не понимаю, как мне удалось с ней справиться.
  В случае дележа первых двух мест Вайнштейн обещал организовать тройной матч-турнир между Ботвинником, Болеславским и мной. Мы наивно полагали, что Ботвинник согласится на такое предложение, поскольку он сам изобрел схему тройного матч-турнира - своеобразного матча-реванша, придуманного им на случай потери звания чемпиона. Увы, из этой идеи ничего не вышло, и нам с Болеславским пришлось сыграть дополнительный матч за право встретиться с Ботвинником".
  
  Тяжело комментировать это, на мой взгляд, совершенно сенсационное место из книги многоуважаемого Бронштейна. Скажу только, что возможный матч Ботвинник - Болеславский был бы не менее захватывающим, чем поединок Ботвинника с Бронштейном".
  
  Межзональный турнир 1964 г., Амстердам. Хотя к тому моменту турниры претендентов были заменены на матчи, осталось (думаю, что просто по головотяпству, в том числе и нашей федерации) дискриминационное правило об ограничении количества участников от одной страны. Напомню итоги турнира: 1-4 места поделили Ларсен, Смыслов, Спасский и Таль (по 17 очков из 23). На пятом месте Штейн - 16,5, 6-е у Бронштейна - 16. Эта шестёрка оторвалась от остальных участников. Седьмым был Ивков (15 очков), Портиш и Решевский поделили 8-9 места (14,5). И что же? В претендентских матчах вместо молодого Штейна и совсем не старого сорокалетнего Бронштейна играли Ивков и победивший в дополнительном матче Решевского Портиш - гроссмейстеры, бесспорно сильные, но не более (хотя в дальнейшем Портиш и вошёл в число сильнейших шахматистов мира, но в 1964 году, мне кажется, он ещё не мог бороться с элитой на равных). Как бы могли измениться спортивные, да и жизненные пути двух великих советских шахматистов? Вспомним судьбу Леонида Штейна - он ведь и в предыдущем межзональном, в Стокгольме, 1962 г., заняв выходящее место, не был допущен в претендентский турнир - тот же лимит на советских. Затем, после Амстердама, Штейн показывал феноменальные результаты и игру, выигрывал практически все турниры подряд. Но на межзональном 1967 года, совершенно неожиданно для всех, фактически провалился - с огромным трудом зацепился за последнее выходящее место, а затем в тройном матч-турнире (Штейн, Горт, Решевский), проиграв в последнем круге Горту, упустил первое место. После этого Штейна как будто подменили: исчезла уверенность, его лихорадило, успехи стали меньше, чередовались с неудачами, игра потускнела. Может быть, нервная система была подорвана переживаниями 1962 и 1964 годов?
  
  Недавнее печальное событие - уход из жизни замечательного гроссмейстера Р.Д. Холмова вызвало много публикаций на разных шахматных сайтах. Но почему-то никто из пишущих не вспомнил события 1963-64 гг., которые, мне кажется, отразились на всей последующей спортивной и человеческой судьбе Холмова.
  
  Но прежде несколько слов о спортивной биографии Холмова , мне кажется, весьма характерной для того времени. Дебютировав в чемпионатах СССР в 1948 году со вполне достойным для молодого мастера результатом - 12 место (-1 по очкам), Холмов затем с успехом играл в следующих чемпионатах, неизменно выходя в "плюс". 1949 г. - 9-10 место (+1), 1954 г. - 6-е (+2), 1956 г. - 5-7 (+4), 1957 г. - 6-е (+4), 1959 г. - 4-5 (+5), 1961 г. - 8-11 (+2), 1962 г. 4-е (+7). В 1960 году Холмов стал международным гроссмейстером. За все эти годы он ездил за рубеж всего 6 раз - на малозначимые турниры в Польшу, ГДР, Венгрию и Румынию. Единственным способом войти в элиту советских шахмат в то время был выход в межзональный турнир. И вот на рубеже 1963 -64 гг. 38-летний Холмов был в шаге от этого.
  
  До 1963 года в межзональный отбирались непосредственно из чемпионата страны. И, кстати, позже тоже. А в тот раз решили устроить дополнительное испытание. В итоге нагрузка на гроссмейстеров оказалась просто чудовищной. Тот же Холмов сыграл в полуфинале (сентябрь) - 15 партий, финале (ноябрь - декабрь) - 19 партий, крупнейший в его жизни успех: дележ первого-третьего с Штейном и Спасским и выход в зональный турнир. Затем, кажется, в январе 1964 г. - двухкруговой перебой за звание чемпиона СССР (4 партии, -1, бронза, чемпионом страны впервые стал Л.Штейн) и, наконец, зональный матч-турнир семи гроссмейстеров (февраль - март 1964 г.), 12 партий. Итого пятьдесят ответственнейших партий практически подряд!
  
  Вообще говоря, турнир семи, мне кажется, был одним из самых сильных во всей истории шахмат, как минимум, не уступавший по составу турнирам претендентов - Спасский, Бронштейн, Штейн, Геллер, Корчной, Холмов и Суэтин боролись за три путёвки в "высшее общество". Турнир был исключительно боевым, регламент очень жёстким - 5 часов игры, двухчасовой перерыв и доигрывание. Холмов в первых двух турах одержал две победы: над Спасским и Корчным (!). Но удержать лидерство не смог, и в итоге, набрав 50 процентов, занял чистое четвёртое место - впереди Корчного, Геллера и Суэтина. Победил Спасский с результатом +2, второе-третье поделили Штейн и Бронштейн (по +1). Думаю, что Холмов тяжело переживал эту неудачу - ведь он был уже не молод, и это был, по существу, его последний шанс попасть в элиту мировых шахмат!


  
  Приводим две стартовые победы Холмова - Ред.

В.КОРЧНОЙ - Р.ХОЛМОВ


  1.c4 c5 2.Nf3 Nf6 3.Nc3 e6 4.g3 b6 5.Bg2 Bb7 6.0-0 Be7 7.d4 cxd4 8.Qxd4 0-0 9.e4 Nc6 10.Qe3 d6 11.Rd1 Qc7.

  12.Qe2 Ne5 13.b3 Nxf3+ 14.Bxf3 a6 15.Bb2 Rfd8 16.Rac1 Rab8 17.Rc2 Rbc8 18.Bg2 Bc6 19.Rcd2 [19.Nd5? exd5 20.cxd5 Bb5!] 19...Rb8 20.Rc1 Qb7 21.a4 a5 22.Ba3.

  22…Nd7!? 23.Bxd6 Bxd6 24.Rxd6 Nc5 25.Rcd1 Qc7 26.e5 Bxg2 27.Nb5 Qe7 28.Kxg2 Nxb3 29.Qf3 Nc5.

  30.Nd4! Rxd6 31.exd6 Qf6! 32.Qc6?! [32.Nc6 Qxf3+ 33.Kxf3 Rb7 34.Ne5 Rb8!] 32...e5! 33.Qc7?

  33…Na6! 34.Qa7 exd4 [34...Qxd6!? 35.Qxa6 exd4] 35.c5 bxc5 36.Qxa6 Rd8? [36...Qe6!] 37.Rb1? [37.Rc1] 37...h5 38.Rb6 Qe6 39.Qxa5 Qd5+ 40.Kg1 d3 41.Rb1 Qxd6. 0-1

Р.ХОЛМОВ - Б.СПАССКИЙ

1.e4 c5 2.Nf3 e6 3.d4 cxd4 4.Nxd4 Nf6 5.Nc3 d6 6.Be2 a6 7.0-0 Be7 8.Be3 Qc7 9.f4 0-0 10.g4!? Nc6 [10...d5; 10...Re8] 11.g5 Nd7 12.f5 Nde5 13.f6 Bd8 14.fxg7.
14…Re8? [14...Kxg7! 15.Qd2 b5 16.g6?! hxg6 17.Bh6+ Kg8 18.Bxf8 Kxf8 Сакс - Стин, Москва 1977] 15.Qd2 b5 16.Bh5 Ne7?! 17.b3 [17.Ndxb5!? axb5 18.Nxb5 Qc6 19.Nxd6 N7g6] 17...N7g6 18.a4! bxa4 19.Rxa4 Bb7 20.Nf3 Qe7 21.Nxe5 dxe5.
22.Rc4! Kxg7 23.Na4 Kg8 24.Bxg6 hxg6 25.Qc3! Bd5 [25...Qd6 26.Bc5 Qb8 27.Qf3 Qc7 28.Bd6!; 25...a5!? 26.Rf2 Ba6 27.Rc5 Qd6 28.Rd2 Qb8] 26.exd5 exd5 27.Rc6 [27.Rh4! d4 28.Qc4 dxe3? 29.Rf6! Kg7 30.Rxf7+! Qxf7 31.Rh7+] 27...Qd7! [27...d4 28.Qc4 dxe3 29.Rxg6+ Kf8 30.Qh4]
28.Bf2! Ba5 29.Rxg6+ [29.Nb6!] 29...fxg6 30.Qxa5 Rf8 31.Nc3 Qg4+ 32.Bg3 Qd4+?! [32...Rxf1+ 33.Kxf1 Rf8+ 34.Ke1 Qxg5 35.Qxd5+ Kh7] 33.Rf2 Rac8 34.Qxd5+ Qxd5 35.Nxd5 Rxf2 36.Kxf2 Rxc2+ 37.Ke3 Kf7.
38.Kd3 [38.Bxe5! Ke6 39.Nb4+-] 38...Rc5 39.Ne3?! [39.Ke4 Ke6 40.Nb4 a5 41.Nd3] 39...Ke6 40.h4 Rb5 41.Kc4 Ra5 42.Kc3 Rc5+ 43.Nc4 e4 44.Bf2 [44.Kd4 Rb5 45.Nd2? Rd5+ 46.Ke3 Rd3+-+] 44...Rd5 45.Bd4 Rf5 46.Ne3.
46…Rf7? [46...Rf4! 47.Kb4 Rxh4 48.Ka5 Rh1 (48...Rh5 49.Kxa6 Rxg5 50.b4 Rg1 51.b5 Rb1 52.b6 Kd7 53.Nc4!+-) 49.Kxa6? Rb1!] 47.Kb4 Rb7+ 48.Ka4 Rd7 49.Bc5 Rd2 50.Ka5 Ra2+ 51.Kb6 Ke5 52.b4 Kf4 53.Nd5+! Kf3 [53...Kg4 54.Nc3!; 53...Ke5 54.Ne7!] 54.Ka7! Rd2 55.Ne3 Ra2.
56.h5! a5 [56...gxh5 57.g6 Rd2 (57...Ra1 58.Nc2) 58.Nf5] 57.b5! 1-0
  

Хочется напомнить о трагической судьбе талантливейшего Л.Аронина. В чемпионате СССР 1950 года он поделил 2-4 место - огромный успех для молодого мастера.
  Следующий, XIX чемпионат был зональным. Пять победителей выходили в межзональный турнир. Задача не казалась сверхсложной - ведь Ботвинник, Керес, Смыслов и Бронштейн боролись только за медали чемпионата и в борьбе за путёвки не участвовали. Аронин неплохо начал турнир, но затем последовал ряд неудач, и за четыре тура до конца у него было -2. Но затем он одержал три победы подряд и, наконец, в последнем туре играл со Смысловым белыми. Смыслов же боролся за первое место с Кересом и, желая непременно победить, выбрал рискованную дебютную схему. Аронин убедительно переиграл партнера и к моменту откладывания имел огромный перевес. Имея несколько путей к победе он, на свою беду, первым же сделанным при доигрывании ходом перешёл в казавшийся совершенно выигранным пешечный эндшпиль. Но именно там в домашнем анализе В.В.Смыслов нашел этюдную ничью, которую он и продемонстрировал партнёру при доигрывании.



Л.АРОНИН - В.СМЫСЛОВ
Примечания Л.Аронина из турнирного сборника


  1.e4 d6. Эта встреча имела большое спортивное значение для обоих партнеров, в особенности для В. Смыслова, который в случае победы имел шансы на первое место в турнире. Видимо, стремлением к сложной борьбе и объясняется несколько необычный для него выбор дебюта. Черные избирают систему, разработанную советским мастером А. Уфимцевым.
  2.d4 Nf6 3.Nc3 g6 4.Nf3. Белые не стремятся к "опровержению" избранной черными защиты, ибо, как показала турнирная практика, такое опровержение вряд ли возможно. Они ставят своей задачей в дебюте только быстрое и целесообразное развитие фигур.
  4…Bg7 5.Bg5 h6 6.Be3. Небольшая тонкость: ход Bf4 белые сделают лишь в ответ на Ng4. На немедленное 6.Bf4 могло последовать 6…g5 7.Bg3 Nh5.
  6...c6. Черные предполагают проявить активность на ферзевом фланге в связи с b7-b5. Часто поэтому в подобных позициях белые автоматически отвечают а2-а4, что вовсе не обязательно. В настоящей партии они допустили наступление черных пешек, использовав время для осуществления намеченной цели - быстрой мобилизации сил.
  7.Qd2. Теперь черным нелегко осуществить рокировку. Ее следовало сделать предыдущим ходом, когда пешка h6 еще не была под двойным ударом.

  7…b5? Смыслов играет дебют очень азартно и с каждым ходом все больше ухудшает свою позицию.
  8.Bd3. Эта позиция слона не является наилучшей, но зато так можно отразить угрозу нападения на пешку е4 без потери времени на ход а2-а3.
  8…Ng4. Продолжая в том же духе. Черные вызывают длительные и почти форсированные осложнения, не сулящие им ничего хорошего. Пока еще не поздно, следовало подумать о развитии фигур.
  9.Bf4 e5 10.dxe5 dxe5 11.Bg3 h5. Иначе не защитить пешку е5 (грозит h2-h3). На ход 11…h5 и возлагали свои надежды черные, имея в виду после 12.h3 ответить 12...h4! Однако следующим ходом белые подчеркивают ошибочность дебютной стратегии противника.

  12.Bh4! f6. После 12...Bf6 могло последовать 13.Bxf6 Qxf6 14.h3 Nh6 15.Bxb5 cxb5 16.Qd5 Nc6 17.Nxe5 и т.д.
  13.h3 Bh6 14.Qe2. Белые даже не старались вникать в вариант вроде 14.Qd1 g5 15.hxg4 hxg4! и т. д. Они правильно учли, что позиция, получающаяся после дальнейшего ослабления королевского фланга черных, будет для них стратегически выигрышной.
  14...b4? Сомнительный ход, так как теперь создаются "неизлечимые" слабости и на другом фланге.
  15.Na4 g5 16.Bg3 h4 17.Bh2 Nxh2 18.Nxh2.

  Размены разрядили обстановку, и положение определилось. Фигуры черных стоят на первоначальных позициях, их король не может рассчитывать на прочное убежище, пешки слабы. Наличие двух слонов также не может служить утешением, поскольку слон f8 стеснен в движении пешками черных. Именно это обстоятельство и должно было сыграть решающую роль в исходе борьбы. Положение черных является, по существу, проигрышным. Белые могут реализовать свой перевес либо атакой на короля, либо переходом в выгодное окончание после упрощения позиции.
  18…Nd7 19.Bc4. Соблазняться шахом на h5 не стоило. На е8 король стоит не лучше, чем на соседних полях.
  19…Bf8 20.Ng4 Nb6 21.Rd1 Qe7 22.Bb3 Rb8 23.0-0 Nxa4 24.Bxa4 Rb6 25.Qc4 Qe6. Вынужденно. На 25...Bd7 решало сдвоение ладей по линии "d".
  26.Qd3. Отказываясь от 26.Qxe6+ Bxe6 27.Nxf6+. Белые правильно стремятся к большему.
  26...Qe7 27.Qd5. В расчете на 27...Qc7 28.Nxf6+ Ke7 29.Ng8+! Ke8 30.Qc4 Bg7 31.Rd2 и, сдвоив ладьи, белые быстро выигрывали. Однако после ответа черных им приходится вернуться на исходную позицию.

  27…Be6! 28.Qd3. Конечно, не 28.Bxc6+? Kf7, и белые теряли фигуру.
  28...Bg7 29.Bb3. Поскольку непосредственный натиск белых был отбит, они форсируют переход в выигрышное окончание.
  29…0-0 30.Ne3 Bxb3 31.Qxb3+ Qf7 32.Nf5 Qxb3 33.axb3.

  Решающим для оценки создавшегося положения является полное превосходство белого коня над черным слоном.
  33…Rf7 34.Rd8+ Kh7 35.Ra1! Bf8 36.Ra8 Rbb7 37.Rd1. Таким образом белые прорываются и второй ладьей в неприятельский тыл.
  37…Rbc7 38.Rdd8 Bg7 39.Kf1 Rfd7 40.Rxd7 Rxd7 41.Rc8 Kg6.

  Здесь партия откладывалась, и белым предстояло записать свой ход. Если бы контроль еще не кончился, они, не задумываясь, взяли бы пешку с6 и, по-видимому, легко добились бы победы.
  Однако у них было время подумать, и тогда они заметили ход 42.Rg8, сулящий переход в легко выигрываемое (как им казалось) пешечное окончание. Этот ход и был записан. Объективно он является лучшим в данном положении, но в связи с замыслом белых представляет собой роковую ошибку.
  При доигрывании последовало:
  42.Rg8 Kh7 43.Rxg7+. Ошибка, тем более непростительная, что в распоряжении белых был целый день для анализа прерванной партии. Этот анализ шел, однако, по совершенно неправильному пути. Напрашивается ход 43.Re8!, после которого дальнейшее сопротивление бесполезно. На 43…Kg6 следует 44.Re7 Rxe7 45.Nxe7+, и черные теряют две пешки, а других ходов не видно.
  Размен ладей и перевод партии в легкофигурное окончание был наиболее логичным и простым путем к победе. Белые же, задумав переход в пешечное окончание, даже не обратили внимания на возможность хода 43.Rе8!
  При домашнем анализе был проверен лишь следующий вариант, который имелся в виду при откладывании: 43.Rxg7+ Rxg7 44.Nxg7 Kxg7 45.g4 Kf7 46.Ke2 Ke6 47.Kd3 Kd6 48.Kc4 a5 (или 48...c5 49.Kb5) 49.f3 Kd7 50.Kc5 Kc7 51.c3 bxc3 52.bxc3 Kb7 53.Kd6 Kb6 54.c4 Kb7 55.c5, и белые выигрывают.
  С этим вариантом и уверенностью в победе белые пришли на доигрывание, упустив из внимания то, что черными играл гроссмейстер Смыслов, являющийся подлинным виртуозом в окончаниях.
  43...Rxg7 44.Nxg7 Kxg7 45.g4. Этот ход необходим, так как иначе черные получат контригру на королевском фланге в связи с f6-f5 и g5-g4.

  45…hxg3! Этот размен белые в анализе отвергали, поскольку он предоставляет белым отдаленную проходную пешку по линии "h", что, казалось бы, должно обеспечить им легкую победу.
  46.fxg3 g4! Одна неожиданность за другой. Отдаленная проходная к тому же стала и защищенной.
  47.h4 c5 48.Ke2 Kh7. Король, вопреки общим правилам, вовсе и не стремится в центр.
  49.Kd3 Kh6.

  Тут только белые разгадали замысел партнера. Естественное 50.Kc4 даже проигрывает ввиду 50…f5! 51.exf5 e4!, и белый король может (и должен) идти только вперед, после чего черная пешка проходит в ферзи, а если 51.Kd3, то после 51…f4 52.gxf4 exf4 53.Ke2 Kh5 54.e5 Kg6 , затем 55...Kf5 и 56...Kxе5 черные также выигрывали.
  50.c3 50...a5 51.cxb4 axb4.

  Согласились на ничью, поскольку белые должны держаться королем в своем лагере. Если бы пешки белых не были сдвоены, и пешка b3 стояла на а2, они, конечно, легко выигрывали, продолжая 52.а4. Заключительная позиция, созданная гроссмейстером Смысловым, очень красива и является ценным вкладом в теорию пешечных концов.
  

Итоги чемпионата были таковы:
  Победил Керес, набравший 12 очков. Далее шли :
  2-3 Петросян и Геллер по 11,5
  4 Смыслов 11
  5 Ботвинник 10
  6-8 Авербах, Бронштейн и Тайманов по 9,5
  9-10 Флор и Аронин по 9
  11 Копылов 8,5
  12-13 Котов и Бондаревский по 8 и т.д.
  
  Таким образом, если бы Аронин выиграл, то он делил бы 6-9 место. В нашей шахматной литературе неоднократно встречалось утверждение, что при выигрыше у Смыслова Аронин попадал в межзональный, а так - ну что же, не повезло. И что именно это злополучное доигрывание так тяжело отразилось на его судьбе. Но легко видеть, что даже после ничьей со Смысловым Аронин разделил последнее выходящее место с Флором.
  Однако в межзональном турнире играл не Флор и не Аронин, а гроссмейстер Котов, поделивший двенадцатое место (и, справедливости ради, нельзя не вспомнить - совершенно блестяще выигравший межзональный 1952 года). Как же это случилось? А очень просто - судьбу путёвок в межзональный турнир решали чиновники из спорткомитета. Авербах, например, пишет ("Шахматы на сцене и за кулисами"), что и он сам попал в межзональный чудом - вместо него, по задумке наших чиновников, должен был играть Толуш, не попавший даже в финал 19-го первенства.
  Должен сказать, что история 52-го года повторялась и много лет спустя - достаточно вспомнить Г.Кузьмина или М.Гуревича, завоевавших право участвовать в межзональных турнирах, но не допущенных в них нашими спортивными чиновниками. Да и Штейна в 1962 году послали на межзональный после многих волнений (для тех, кто не в курсе, напомню, что в газетах была развёрнута целая компания по замене Штейна на неудачно сыгравшего в отборе Спасского).
  Вскоре после девятнадцатого первенства Аронин тяжело заболел и, хотя ещё долго играл в турнирах, прежних успехов не добивался. Но не спровоцировали ли события 1951 года эту болезнь - кто знает.
  Тут мне хочется кое-что вспомнить. Я видел, возможно, последний турнир в жизни Аронина. Это был полуфинал первенства Москвы, самое начало семидесятых годов. Весил Аронин около 200 кг и ходил в ЦШК с мамой - крохотной старушкой, которая тут же стала мне, незнакомому человеку, рассказывать про своего Лёву.
  В тот день он играл с кандидатом в мастера Заком (Жора Зак - теперь уже давно Георгий Владимирович - в этом турнире, кстати, сыграл блестяще и стал мастером). Сидел Аронин не на стуле - он на нём не помещался - а на кушетке. Играли они, играли, Жора получил перевес, но ещё было много игры впереди - и тут кушетка под Арониным с треском развалилась, и он упал. Зрелище было страшное - я думал, всё! Он не встанет! Но ничего, поднялся, и тут же с какой-то детски виноватой улыбкой сдался. А на следующие партии Аронину ставили уже не кушетку, а два накрепко связанных стула.
  
  Говорят, что чемпион - это талант плюс характер. Но - мне кажется - ещё и удача, фарт.


  
  

Рассуждения автора дополняет и иллюстрирует мм Андрей ДЕВЯТКИН


  
  То, что в шахматах имеют место везение и невезение (правда, речь идет все-таки о партиях людей, а не компьютеров) - это факт. То, что одни шахматисты снискали репутацию "фартовых", а другие, наоборот, "нефартовых" - тоже факт. Наконец, факт и то, что у каждого игрока бывают "черные", "белые" или просто "серые" полосы.
  Почему так происходит? А почему вообще в жизни кому-то везет, а кому-то - нет? Наверное, если бы был известен ответ на этот вопрос, жизнь очень многих из нас стала бы лучше... Существует, например, теория сценариев американского психолога Эрика Берна... Но всё - на этом, пожалуй, и закончу едва начавшиеся рассуждения. Потому что, будучи дилетантом в области психологии и не имея достаточного количества времени, погружаться в такие глубины абсолютно нецелесообразно.
  Лучше уж сразу перейти к шахматным примерам.

М.ЧИГОРИН - В.СТЕЙНИЦ
Матч на первенство мира
Гавана 1892


  32.Bb4?? (самое простое - 32.Rxb7 с решающим перевесом) 32...Rxh2+, и матч закончился.
  Перед этой партией счет был 9:8 в пользу Стейница. При счете 9:9 регламент предусматривал дополнительный поединок до трех побед одной из сторон...

Б.СПАССКИЙ - М.ТАЛЬ
25-й чемпионат СССР
Рига 1958


  41.Qf4+ Qf5 42.Qd6+ Qe6 43.Qg3 Qe3 44.h4 Re2 45.Qd6+ Qe6 46.Qf4+ Qf5 47.Qh6 Ke7 48.Qf8+ Kf6 49.Qg7+ Ke7 50.Ra8 Qd7 51.Qf8+ Kf6 52.Ra6+ Re6 53.Qh8+ Ke7 54.Ra8 Re1 55.Kg3 h5 56.Kf2 Re6 57.Rc8 Rd6 58.Qf8+ Kf6 59.Re8 Re6 60.Qh8+ Kf5 61.Qh6 Kf6.

  62.Qh8+? 62.Rg8 Ke7 63.Qg5+ Rf6 64.Ra8 (с угрозой Ra2-e2) 64...Qc7 65.Qxd5 давало реальные шансы на выигрыш.
  62...Kf5 63.Rd8 Qc6 64.Rc8 Qa6 65.Kg3? (65.Qd8=) 65...Qd6+ 66.Kh3 Re1 67.g3 Rg1 68.f4 Re1 69.Rc2 Qe6 70.Rf2 Rh1+ 71.Kg2 Qe4+ 72.Rf3 Kg4 73.Qc8+ f5.

  Белые сдались.
  Победа выводила 21-летнего Спасского в межзональный турнир. Для этого ему могло оказаться достаточно даже ничьей. Но ведь в позиции на первой диаграмме, которая мистическим образом трансформировалась в финальную, ничья была пределом мечтаний для черных, а не для белых?!

Е.БАРЕЕВ - А.МОРОЗЕВИЧ
Дортмунд 2002


  34...Qd1?? Как признал позднее сам Бареев, после 34...Nxg2 он собирался сдаваться.
  35.Bxb7 d5 36.Kh2 Kg7?? (равенство всё еще достигалось как угодно) 37.Qe5 Kg8 38.Bxd5 Nd3 39.Qe7 Qe1 40.Bxf7+. Черные сдались. А ведь выигрыш приносил Морозевичу выход в финальную стадию отбора к матчу с Крамником. Но даже трех лишних пешек оказалось недостаточно...

Л.АРОНЯН - Ф.ВАЛЬЕХО
Ханты-Мансийск 2005


  Неприятный эндшпиль после 34.Rxd5 ed не устраивает белых, и...
  34.Kd3? a6?? Даже учитывая, что игра велась уже на "фишеровском" добавлении, найти 34...Rh3+ 35.Kc4 Kc6 с матом было совсем не сложно.
  35.Rg3 Rb2 36.Ne4 Rb3+ 37.Kc4 Rxg3 38.Nxg3 f5 39.Rg1 g5 40.Nxf5 Nb6+ 41.Kd3 exf5 42.Rxg5 Rh3+. Ничья.

Л.АРОНЯН - Э.БАКРО
Ханты-Мансийск 2005


  Полуфинал того же турнира. Здесь Этьен Бакро сдался, хотя позиция http://www.chesspro.ru/events2/worldcup05-7.shtml ничейная. Так Фортуна благоволила Левону Ароняну на пути к победе в Кубке мира-2005.
  Впрочем, Этьен Бакро тоже вряд ли может пожаловаться на недостаток везения. Совсем недавно Иванчук, играя с ним, просрочил время в совершенно выигранном положении, имея больше минуты на контрольный ход (Морелия/Линарес 2006). А вот пример двухлетней давности.

Г.КАСПАРОВ - Э.БАКРО
Мемориал Т. Петросяна, Москва 2004


  У белых лишь микроскопический перевес, и, чтобы довести его до решающего, Каспарову пришлось проделать поистине титаническую работу.
  33.Bc2 g6 34.Nb3 a4 35.Nd4 Bd7 36.Ne2 Ne6 37.Ke3 Ke7 38.Nd4 Nc7 39.b4 axb3 40.Bxb3 Na6 41.h4 h6 42.Bd5 Nc7 43.Ke4 Na6 44.g3 Be8 45.Nc2 Kd6 46.Kd4 Nc7 47.Bb3 Na6 48.Ne3 Nc5 49.Bd5 h5 50.f4 Nd7 51.Nc2 Nb6 52.Be4 Nc4 53.Bd3 Na5 54.Kc3 Kc5 55.Nd4 Bd7.

  56.f5 Bxf5 57.Nxf5 gxf5 58.Be2 Nc6 59.Bxh5 b4+ 60.axb4+ Nxb4 61.Bf3 Nd5+ 62.Bxd5 Kxd5 63.Kd3 Ke5 64.Ke2 Kf6 65.Ke3 Kg6.

  Теперь осталось лишь сыграть 66.Kf3! (по сравнению с предыдущими тончайшими маневрами этот ход элементарен) 66...Kg7 (66...Kf6 67.Kf4 Kg6 68.Ke5+-); 66...Kh6 67.Kf4 Kg6 68.Ke5+-) 67.Kf4 Kg6 (67...Kf6 68.h5+-) 68.Ke5+-.
  66.Kd4?? (перечеркивая весь труд) 66...Kh5! Ничья (67.Ke5 Kg4).

А.ВЫЖМАНАВИН - В.КРАМНИК
Гран-при "Интел", быстрые шахматы
Москва 2004


  Решающая блицпартия "5 на 4". На кону - выход в финал. Позиция Крамника абсолютно безнадежна. Но Выжманавин... предлагает ничью. Оказалось, что у него возникла галлюцинация, будто он играет черными. Владимир моментально сообразил, какой подарок он получает от судьбы, и, по его собственному выражению, "схватил протянутую руку"...

В.ИВАНЧУК - В.МАЛАНЮК
Гран-при "Интел", быстрые шахматы
Лондон 1995


  Первая партия микроматча.
  25...Qf5? 25...Nxh2! вело к немедленной победе - 26.Kxh2 Rf5-+.
  26.h3 Nf6 27.Bxf6 Rxf6 28.h4 h6 29.Re7 R8f7 30.Rxf7 Rxf7 31.Re1 a5 32.Re3 Kh7 33.Qe2, и Иванчук постепенно реализовал позиционный перевес.
  
  Во второй встрече Маланюку нужно было отыгрываться.

В.МАЛАНЮК - В.ИВАНЧУК
Гран-при "Интел", быстрые шахматы
Лондон 1995


  26.Nxg6?? После 26.Ng4! Nxe3 27.Rxe3 черные теряли ферзя (27...Qf5 28.Nh6+).
  26...Nxe3 27.Rxe3 Qf6 28.Nge5?? 28.Ne7+ Kh8 29.Nf5 Qa1+ 30.Kh2 Rxf2 оставляло исход неясным...
  28...Qxf2+. Мат в два хода. Белые сдались.
  
  За год до этого в аналогичной ситуации побывал сам Иванчук.

В.АНАНД - В.ИВАНЧУК
Гран-при "Интел", быстрые шахматы
Лондон 1994


  29...Qf4+?? Вместо мата в один ход - 29...Qxh1#, или, на худой конец, в два - 29...Qg2+ 30.Ke1 Qxh1#...
  30.Nf3 Kf8 31.g6 Qc4+ 32.Kg1 Qxb3 33.Qe5 Rc1+ 34.Kf2 Qc2+ 35.Ke3 Qb3+ 36.Ke2 Qc4+ 37.Kf2 Qc2+ 38.Ke3 Qb3+ 39.Kf4 Rc4+ 40.Nd4 Qxh3 41.Qb8+ Rc8 42.Qd6+. Черные просрочили время.
  
  Позвольте напоследок привести пару примеров из собственного "творчества" (именно в кавычках). Естественно, нигде так остро не ощущаешь степень везения/невезения, как в собственных партиях...

А.ДЕВЯТКИН - А.ТЮРИН
Воронеж 2003


  Белые добились большого перевеса, но попали в цейтнот. И соперник принимает отличное психологическое решение - резко меняет ход борьбы.
  31...Rxe5!? 32.Rxe5 Nd6 33.Bd3 Rc5 34.Qg4 Nc6 35.R5e2? Побеждало 35.Re6! fxe6 36.Rxe6 Ne5 37.Rxf6 Nxg4 38.Rxd6+-. Но ведь, когда нет времени, так "надежнее"...
  35...Rxd5 36.Bb1? Еще один "безопасный" (подальше от ударов!) ход. После 36.Qg3! перевес все еще сохранялся.
  36...Rg5 37.Qa4 Nd4!

  Как же так? Где же справедливость? Почему у черных, которые плохо играли почти всю партию, вдруг без качества наладилась неожиданная гармония? Неужели я не заслужил хотя бы ничью??
  38.Kh1 Nxe2 39.Rxe2 Rc5 40.Kh2 a5 41.Bd3 Kg7. Цейтнот закончился, и появилось время осознать, что не только остаток партии, но и следующие несколько дней окажутся "пыткой для белых".
  42.Qd7 Rd5 43.Bc2 Re5 44.Rxe5 Qxe5+ 45.g3 Qc5 46.Kg2 Qxc2 47.Qxd6 Qxa2 48.Qxb6 a4 49.Qd4+ Kh7 50.h4 h5 51.Qa7 Qb3 52.Kh2 a3 53.Kg2 Kg8 54.Qa8+ Kg7. Белые сдались. А победа приносила 6,5 очков из 9 и стандартный "швейцарский" приз в районе 500 долларов. Когда жеребьевка определила мне в последнем туре самого слабого соперника из всех возможных, я подумал: "Повезло..."

А.КРАПИВИН - А.ДЕВЯТКИН
Москва 2002


  Данная встреча не имела такого уж большого спортивного значения. Вопрос в другом. Когда-то у меня была привычка (от которой не удалось полностью избавиться и сейчас) в каждой партии влезать в жуткий цейтнот. Проанализировав причины, я понял, в частности, что нередко размышляю по несколько минут над ходами, которые должны делаться автоматически, причем ничего лучшего не придумываю. Соответственно, была поставлена цель избежать этих нерациональных затрат времени. И на тур я шел именно с такой установкой.
  38...Kd7 39.Ba6 Kxc7 40.Bxc8. Время поджимает... Не думать над очевидными ходами!!
  40...Kxc8? 41.Nxb6+ Kc7 42.Nc4, и партия вскоре закончилась вничью.
  Между тем выигрывало 40...b5!! 41.Nc3 b4 42.Nb5+ (или 42.Nd5+ exd5 43.Bxf5 Be8 44.Kf2 Kb6 45.Ke3 Kb5 46.Kd3 Ka4-+) 42...Kxc8 43.Nd6+ Kc7 44.Nxf7 b3-+. Увидел я это сразу после того, как молниеносно побил на с8...