воскресенье, 22.10.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Командный чемпионат Европы27.10
London Chess Classic01.12

Энциклопедия

Евгений СВЕШНИКОВ,
гроссмейстер

Две дебютных дуэли 1981 года


В этой статье я хочу на примере чемпионата СССР 1981 года во Фрунзе рассказать о том, как развивалась дебютная теория в 70-80 годы прошлого века. Я считаю себя, прежде всего, теоретиком, а шахматистом-спортсменом и тренером – во вторую очередь. Конечно, некоторые детали уже стерлись из памяти, ведь с тех пор прошла треть века, но самое главное помню очень отчетливо.

Начну издалека. Свои первые шахматные книжки я прочитал довольно поздно, лет в 12-13, и сразу же решил их опровергнуть. Начал играть сицилианскую защиту с 5…е5 (ныне челябинский вариант), поскольку гроссмейстер Пахман ошибочно написал в своем учебнике, что построение черных 1.e4 c5 2.Nf3 Nc6 3.d4 cxd4 4.Nxd4 Nf6 5.Nc3 e5 6.Ndb5 d6 опровергается путем 7.Bg5 a6 8.Na3 b5 9.Naxb5 axb5 10.Bxb5. На самом деле, после 10…Bb7! перевеса у белых нет, хотя продемонстрировать свой анализ мне удалось только в 1980 году в блиц-партии против чемпионки мира Майи Чибурданидзе.

Также лет в 13 я прочел книгу «Мастер Сергей Белавенец», которую подготовила к изданию его дочь Людмила Белавенец. Там я нашел две интересные партии на вариант Ботвинника с ходом 9…Nd5. Мне они очень понравились, и я решил взять этот план на вооружение, а уже под него стал подстраивать остальной свой дебютный репертуар за черных в ответ на закрытые схемы. Вариант с 9…Nd5 долго служил мне верой и правдой, но в середине 70-х я понял, что это продолжение очень опасно для черных (а сейчас уже доказано, что так играть нельзя), и подготовил себе «запасной аэродром» – московский вариант славянской защиты. После 1979 года я, в основном, применял именно его, а систему Ботвинника – только в редких случаях.

В 1980 году я помогал Льву Полугаевскому при подготовке и во время претендентских матчей с Михаилом Талем и Виктором Корчным. Мы с Львом Абрамовичем провели тренировочный матч из 9 партий, причем я, в основном, играл черными, и мне удалось выиграть «+1» (к сожалению, в моем архиве сохранилась всего пара партий). Полугаевский поставил мне задачу подготовить меранский вариант за черных. Я написал тетрадочку 24 листа: после 8.Bd3 проанализировал 8…a6, 8…Bb7 и 8…b4 и пришел к выводу, что Меран совершенно безопасен для черных; все три хода достаточны для уравнения, а надежнее всего 8…b4. И предсказал, что Корчной сюда не пойдет, а будет ориентироваться либо на систему Ботвинника, либо на Карлсбад. Действительно, Корчной не стал играть Меран, однако избрал третий путь – играл 1.с4. Поэтому в том матче проделанная мной работа не пригодилась, но время подтвердило мою правоту: развитие теории пошло в предсказанном мною направлении. Законодателем моды на долгие годы стал Каспаров, а он применял белыми и систему Ботвинника, и Карлсбад.

Евгений Свешников

В чемпионат СССР 1981 года я отобрался из первой лиги, которая проходила в Волгодонске. Там на старте была сыграна такая партия.

А.Харитонов – И.Дорфман
Волгодонск 1981 (1-й тур)

1.d4 d5 2.c4 c6 3.Nf3 Nf6 4.Nc3 e6 5.Bg5 dxc4 6.e4 b5 7.e5 h6 8.Bh4 g5 9.Nxg5 hxg5 10.Bxg5 Nbd7 11.g3 Bb7 12.Bg2 Qb6 13.exf6 c5 14.d5 0-0-0 15.0-0 b4 16.Na4.

Другая возможность – 16.Rb1 , как играл со мной Артур Юсупов во Фрунзе.

16...Qb5 17.a3 exd5 18.axb4 cxb4 19.Be3!

Очень сильный ход, после которого на стороне белых явный перевес.

19...Nc5?! 20.Nxc5 Bxc5 21.Qg4+ Kb8 22.Qf4+ Ka8 23.Qc7 Rc8 24.Qxf7 Rhf8 25.Qg7 Rg8 26.Qh7 Rh8 27.Qg7.

Здесь соперники согласились на ничью, но на самом деле после 27.Qf5 у белых серьезный перевес.

В те годы у меня был тесный творческий союз с моим шахматным товарищем и земляком гроссмейстером Геннадием Тимощенко: мы много анализировали вместе, проводили сборы. В Волгодонске организаторы поселили нас в одной квартире, так что партию Харитонов – Дорфман мы смотрели, конечно же, вместе. И вот что нам удалось придумать.

Ю.Аникаев – Е.Свешников
Волгодонск 1981 (12-й тур)

1.d4 d5 2.c4 e6 3.Nc3 c6 4.Nf3 Nf6 5.Bg5 dxc4 6.e4 b5 7.e5 h6 8.Bh4 g5 9.Nxg5 hxg5 10.Bxg5 Nbd7 11.g3 Qb6 12.exf6 Bb7 13.Bg2 c5 14.d5 0-0-0 15.0-0 b4 16.Na4 Qb5 17.a3.

В 4-м туре состоялась партия Убилава – Тимощенко, где белые сыграли слабее – 17.dxe6. После 17...Bxg2 18.e7 Bxf1 19.exd8Q+ Kxd8 20.Kxf1 Qc6 21.Kg1 Bd6 22.f4 Re8 23.Kf2 Kc7 24.b3 cxb3 25.axb3 c4 черные получили отличную контригру и, воспользовавшись ошибкой соперника, одержали быструю победу. Ход 17.а3 создает черным больше проблем.

17...Nb8!

Во время совместного анализа я предложил этот ход, мы с Геной его проанализировали. Идея отступления коня не только в том, чтобы вскрыть линию «d» и усилить контроль над пунктом d5, но и чтобы при первом же удобном случае перевести коня на очень удачную стоянку – на с6.

18.axb4 cxb4 19.Be3 Bxd5.

Этот ход уравнивает игру; на сегодняшний день эта оценка не изменилась.

20.Bxd5 Rxd5 21.Qe2 Nc6 22.Rfc1 Kb7?

Ошибка, правильно 22...Ne5! , не отдавая ключевую пешку с4. Этот ход нашли латвийские шахматисты; на высоком уровне первым его применил Михаил Таль против Гарри Каспарова.

23.Rxc4 Na5 24.b3 Bd6 25.Qa2 a6 26.Bc5 Bxc5 27.Rxc5 Rxc5 28.Nxc5+ Qxc5 29.Qxa5 Qxa5 30.Rxa5 Kb6 31.Re5 Rh6 32.h4 Rxf6.

Издалека я считал это ладейное окончание с равным количеством материала ничейным, но оказалось, что белая ладья на 5-й горизонтали очень сильная, я не успеваю создать никакой контригры.

33.h5 Rh6 34.g4 Rh8 35.Kg2 Kc6 36.Kg3 Ra8 37.Kh4 a5 38.h6 Kd6 39.f4 a4. Черные сдались. Почти всегда, впервые применив новую идею, я проигрывал; бывало, что проигрывал и во второй раз. Но когда я испытывал ту же идею в третий раз, то выигрывал лучшую партию турнира и закрывал вариант!

Приведу еще одну партию из первой лиги по варианту Ботвинника.

Н.Рашковский – Г.Тимощенко
Волгодонск 1981 (15-й тур)

1.d4 d5 2.c4 c6 3.Nf3 Nf6 4.Nc3 e6 5.Bg5 dxc4 6.e4 b5 7.e5 h6 8.Bh4 g5 9.Nxg5 hxg5 10.Bxg5 Nbd7 11.exf6 Bb7 12.g3 c5 13.d5 Qb6 14.Bg2 0-0-0 15.0-0 b4 16.Na4 Qb5 17.a3 Nb8 18.axb4 cxb4 19.Be3 Bxd5 20.Bxd5 Rxd5 21.Qe2 Nc6 22.Rfc1.

22...c3!?

Это усиление (вместо 22...Kb7? , как я играл против Аникаева) мы придумали вместе с Геной.

23.Qxb5 Rxb5 24.Nxc3!

Жертву коня мы анализировали и пришли к выводу, что она очень опасна для черных.

24...bxc3 25.Rxc3 Kd7 26.Ra6 Nd8.

Позиция черных хуже, но им все-таки удалось защититься.

27.Rxa7+ Ke8 28.Rc8 Bd6 29.Bd4 Rb8 30.Rxb8 Bxb8 31.Re7+ Kf8 32.b4 Rh5 33.Bc5 Rd5 34.Rc7+ Ke8 35.Re7+ Kf8. Ничья.

Наум Рашковский

А параллельно у меня разворачивалась очень интересная дискуссия в московском варианте, который, повторюсь, я начал регулярно применять с 1979 года.

А.Харитонов – Е.Свешников
Волгодонск 1981 (15-й тур)

1.Nf3 d5 2.c4 e6 3.d4 Nf6 4.Nc3 c6 5.Bg5 h6 6.Bxf6 Qxf6 7.a3 dxc4.

В 8-м туре против Элизбара Убилавы я испытал 7...Nd7 , но после 8.e4 dxe4 9.Nxe4 Qd8 10.Bd3 e5 11.0-0 exd4 12.Re1 Be7 13.Nd6+ Kf8 14.c5 полного равенства не добился.

8.Ne5.

Новинка, на которую я отреагировал неудачно и получил очень неприятную позицию.

8...Bd6? 9.Ne4 Qe7 10.Nxd6+ Qxd6 11.Nxc4 Qd5 12.e3.

Еще сильнее 12.Qc2 с мощнейшей инициативой.

12...0-0 13.Qf3 c5 14.dxc5 Qxc5 15.Be2 Qe7 16.0-0 e5 17.Rfd1 Nc6 18.b4 Be6 19.b5 Bxc4 20.Bxc4 Na5 21.Bd5 Rac8 22.Qe4 Rc5 23.a4 Qc7 24.h3 b6 25.Ra2 Kh8 26.Qf5 Qe7 27.Rad2 Rc7 28.Ba2 g6 29.Qg4 h5 30.Qe4 Nb7 31.Rd5 Nc5 32.Qb4 Kg7 33.Bb1 Re8 34.a5 Nb7 35.Qxe7 Rexe7 36.axb6 axb6 37.Be4 Nc5 38.Bf3 e4 39.Be2 Na4 40.Rd6 Nc3 41.R1d2. Ничья.

На эти две партии против Харитонова и Убилавы ориентировался потом Каспаров, когда готовился ко встрече со мной во Фрунзе. Конечно, я это понимал и при подготовке нашел другое решение проблемы; в этом мне помогал Гена Тимощенко.

Мы оба отобрались в Высшую лигу и через два месяца приехали в столицу Киргизии город Фрунзе (ныне Бишкек), где с 27 ноября по 22 декабря 1981 года проходил 49-й чемпионат СССР. В моем архиве сохранилась фотография с этого турнира, но меня самого на ней нет. Можно сказать, что нет меня и в турнирной таблице: я играл средненько и набрал «-1». Однако с точки зрения теории произошло много интересного.

После окончания чемпионата мы с Тимощенко провели очень любопытный анализ нашего выступления (Гена вообще – отличный методист, я у него многому научился). Он предложил проанализировать все партии таким образом: оценивать по десятибалльной шкале позицию после окончания дебюта, а также выставлять оценку перед пятым часом после миттельшпиля и оценивать пятый час и доигрывание. Мы исходили из того, что в начальном положении оценка 5,5:4,5 в пользу белых (а после завершения работы решили, что для турниров уровня чемпионата СССР она ближе к 6:4), в процессе игры оценка менялась в ту или иную сторону. Оказалось, что в дебюте сильнее всех были три человека: Гарри Каспаров, Владимир Тукмаков и Евгений Свешников, причем первые двое выиграли белый цвет, а Свешников с большим отрывом – черный. Миттельшпиль я проводил средне, а пятый час проиграл начисто, в этой стадии поделил последнее место с Геной Кузьминым. Тогда как Тимощенко все стадии провел средне, у него не было «козырного туза», и в итоге он занял предпоследнее место. Для себя я сделал такой вывод: перед турниром мне не надо очень уж напряженно готовить дебюты к будущим соперникам, гораздо важнее психологическая и физическая подготовка.

18-летний Гарри Каспаров, как я уже отмечал, отлично проводил дебют, особенно белыми. В миттельшпиле и на пятом часу игры его результаты были скромнее, но, конечно, выше среднего, и в итоге он разделил первое место с Львом Псахисом.

В те далекие времена каждый крупный игрок привносил в шахматы что-то свое, без этого гроссмейстером не становились. Ходила такая прибаутка про то, как Лева Псахис оценивает шансы сторон: если у белых лишняя пешка, а на часах у черных на полчаса больше, то позиция равна. В дебюте Лев ничего особенного не демонстрировал; в миттельшпиле неплохо комбинировал, но глубоких стратегических планов, в отличие, скажем, от Цешковского, не проводил. Эндшпиль? Псахис не был учеником Марка Дворецкого и в этой стадии уступал Долматову или Юсупову. Но практиком он был великолепным, пятый час выигрывал начисто! Вообще, он очень способный человек, постепенно прибавил и в других стадиях, заметно вырос.

Лев Псахис

Мы с Левой с симпатией относились друг к другу, много общались на самые разные темы. Запомнилось, как во Фрунзе однажды пошли на рынок. Там продавались отличные алма-атинские яблоки, и Лева захотел их купить. Одна женщина продавала роскошные яблоки по три рубля, в другом месте можно было купить чуть похуже (не такие красивые) по два пятьдесят. Псахис выбрал самые лучшие и начал сбивать цену. Наконец, продавщица согласилась отдать ему яблоки по два пятьдесят. Лева взял килограмм, протянул трешку и сказал: «Сдачи не надо!» Он не был жадным человеком, ему нравился сам процесс торговли!

Вспоминается и такой эпизод. Во время чемпионата СССР 1985 года в Риге мы с тренером Сергеем Скудновым занимали шикарный номер-люкс (вылечившись от рака, я хотел жить широко), а Псахису досталась скромная маленькая комната на том же 22-м этаже гостиницы. У меня был полный холодильник разной вкусной еды, и завтракал я в номере. Лева часто приходил ко мне разделить трапезу, а заодно мы играли в деберц. Естественно, я его угощал, но в карты мы играли на небольшую ставку. И Лева как-то раз задумчиво произнес: «Что-то у меня завтраки дорогие получаются!»

После этого «лирического отступления» перейдем к самой интересной интриге 49-го чемпионата СССР.

Г.Каспаров – Г.Тимощенко
Фрунзе 1981 (13-й тур)

Эту партию очень подробно прокомментировал Гарри Каспаров в книге «Мой шахматный путь. 1973-1985»; далее я буду ссылаться на некоторые его примечания.

1.d4 d5 2.c4 c6 3.Nf3 Nf6 4.Nc3 e6 5.Bg5 dxc4 6.e4 b5 7.e5 h6 8.Bh4 g5 9.Nxg5 hxg5 10.Bxg5 Nbd7.

«На тренировочном сборе перед чемпионатом я много анализировал эту систему с Владимировым (тогда уже началась наша совместная работа) и в итоге решил, что настало время бороться против нее белыми. Раньше я, как и многие, этого избегал – слишком уж иррациональные там позиции, требующие основательной подготовки. Но единственно верным был новый, современный подход к дебюту: если хочешь добиться перевеса в принципиальных вариантах – необходимо рисковать, играть конкретно, ход в ход» (Г.Каспаров).

Эта мысль Каспарова абсолютно справедлива и сегодня, но фразу «необходимо рисковать, играть конкретно, ход в ход» можно заменить словами «проанализировать с компьютером до результата». Если вы играете с человеком, то нужно учитывать психологические моменты, подстраиваться «под соперника» (так играл, например, Борис Спасский, универсальный шахматист). А если с компьютером?! Это совсем другие шахматы! Здесь нет психологии, важны только собственные силы и знания.

11.exf6.

Точный порядок ходов: на 11.g3 интересно за черных 11...Rg8 , чтобы в ответ на 12.h4 сыграть 12...Rxg5. Каспаров избегает этого варианта.

11...Bb7 12.g3 c5 13.d5 Qb6.

Ход 13...Nb6 поставил под сомнение Лев Абрамович Полугаевский на международном турнире в Москве, который состоялся незадолго до нашего чемпионата: 14.dxe6! Qxd1+ 15.Rxd1 Bxh1 16.e7 a6 17.h4!! (блестящая идея!) 17...Bh6 18.f4 и т.д., Полугаевский – Торре, Москва 1981.

14.Bg2 0-0-0 15.0-0 b4 16.Na4.

В 6-м туре Артур Юсупов сыграл против меня 16.Rb1. В 90-е годы я много анализировал этот ход и понял, что он очень опасен для черных, хотя сейчас компьютеры доказали, что позиция черных держится. Впервые столкнувшись с этой проблемой, я нашел неплохой ответ – 16...Bh6!? ; сейчас компьютеры со мной соглашаются. Если 16...Qa6 , то неприятно 17.dxe6 Bxg2 18.e7! Партия получилась интересная и напряженная; в какой-то момент Артур ошибся, и мои сдвоенные пешки «с» превратились из защитников в грозную силу. Мне удалось выиграть красивую партию. Хотя, честно говоря, я обычно довольно неудачно играл систему Ботвинника; это одна из немногих моих побед. Это не мой конек: такая «разболтанная» позиция, где всё время надо находить самые точные ходы. Неожиданную идею я могу найти, а вот точно ее оформить для меня всегда было проблематично. Каспаров мог, а я нет.

16...Qb5.

Другая хорошая возможность – 16...Qa6.

17.a3 Nb8 18.axb4 cxb4 19.Be3.

По мнению Каспарова, сильнее один из выпадов ферзя – 19.Qd4 или 19.Qg4. Однако и здесь позиция черных держится.

19...Bxd5 20.Bxd5 Rxd5 21.Qe2 Nc6 22.Rfc1.

22...Na5!?

После партии Рашковский – Тимощенко мы продолжили поиски в этой критической позиции и нашли новую возможность. С поля а5 конь защищает пешку с4, перекрывает линию «а» и при случае может вторгнуться на b3.

«Гораздо надежнее 22...Ne5! , но об этом шахматный мир узнает лишь через полтора года. Сделав ход, мой соперник встал с гордым видом и начал неспешно прогуливаться вдоль столиков. Мне же пришлось срочно переключаться с отшлифованного домашнего анализа на конкретную счетную игру. Колебания и расчет вариантов отняли очень много времени. Интуитивно я понял – чтобы поставить под сомнение рискованную игру черных, нужны экстренные меры, то есть опять-таки жертва фигуры. Поэтому вперед, в атаку!» (Г. Каспаров).

23.b3!

Ничего не дает 23.Bxa7 Kb7 24.Nb6 c3!

23...c3.

Явно в пользу белых 23...Nxb3 24.Rxc4+ Kd7 25.Nc3! bxc3 26.Rxa7+ Kd8 27.Rxc3! , и проигрывает 27...Qxe2?? 28.Bb6+ Ke8 29.Rc8+ Rd8 30.Rxd8#.

24.Nxc3!

Анализируя эту позицию в Волгодонске, мы с Тимощенко понимали, что у черных здесь серьезные проблемы, однако надеялись, что пройдут месяцы, а то и годы, пока кто-то проанализирует эту жертву. А Каспарову понадобился всего один месяц между турнирами и всего одна партия, чтобы разобраться в сути позиции, – так здорово он умел анализировать!

24...bxc3 25.Rxc3+ Kd7.

Единственный ход. Плохо 25...Kb7? 26.Qc2 Bd6 27.b4! Nc6 28.Rxc6!

26.Qc2.

26...Bd6?

Лишь через 15 лет выяснилось, что этот ход – решающая ошибка, а правильно 26...Nc6! с обоюдными шансами.

27.Rc1 Qb7.

Защищаясь, черные в то же время создают страшную угрозу 28...Rxh2! На 27...Qb4 достаточно хотя бы 28.Rc7+! (Каспаров рекомендует 28.Rc8 ) 28...Bxc7 29.Qxc7+ Ke8 30.Bc5 Qb7 31.Qxa5 с большим перевесом.

28.b4! Qxb4!

Проигрывает 28...Rxh2 из-за 29.Qa4+! , например: 29...Kd8 30.Rc8+ или 29...Rb5 30.Kxh2.

И в случае 28...Rb5 29.bxa5 Rxh2 30.Rc6 Rbh5 31.a6! позиция черных безнадежна, например: 31...Rh1+ 32.Kg2 Rxc1 33.axb7 Rxc2 34.Rxd6+ Kc7 35.Rd7+ Kb8 36.Bf4+ e5 37.g4! и т.д.

29.Rb1.

Импульсивный шах 29.Rc7+? позволял черным после 29...Bxc7 30.Qxc7+ Ke8 31.Bc5 Qb7 выйти сухими из воды.

29...Qg4.

«Форсированная игра закончилась, и от следующего хода белых зависит, удастся ли им создать новые угрозы или же черные отделаются легким испугом. Я опять надолго задумался, тем самым «расписавшись» в том, что атака ведется скорее интуитивно» (Г.Каспаров).

30.Bxa7!!

Гениальный ход! Просто фантастика, что Каспаров нашел его за доской! Белые завоевывают поле b6 и готовят f2-f3, чтобы прогнать неприятельского ферзя. Вообще, Каспаров тогда блестяще считал варианты.

Другие продолжения ничего не давали белым, например:

1) 30.Bf4 Bxf4 31.Qa4+ Kd6 32.Re1 ( 32.Qb4+ Ke5! ) 32...e5! 33.Qb4+ Ke6 34.Qe7+ Kf5 ;

2) 30.f3 Qf5! (но не 30...Qh3? 31.Rb7+!! Nxb7 32.Qa4+ Kd8 33.Bb6+! с победой) 31.Qa4+ Kd8 32.Rbc1 Qxf6.

30...e5.

В анализе после партии я предложил ход 30...Be5 ; к нему мы вернемся позже.

31.Qa2!

«Снова единственный, интуитивный ход! Неожиданно выясняется, что черные не в состоянии разрешить простейший вопрос: как быть с ладьей d5? Здесь Тимощенко уже почувствовал всю опасность своей позиции и задумался почти на час – после следующего хода у него осталось до контроля меньше 15 минут» (Г.Каспаров).

31...Rd1+.

Согласен с Каспаровым, что это лучший практический шанс за черных. Приведенный далее анализ показывает, что при других продолжениях их дела совсем плохи:

1) 31...Qh3 32.f3! Ke6 33.Rb5! (но не 33.Rd1? Qxh2+! );

2) 31...Ke6 32.f3 Qf5 33.Rd1 e4 34.fxe4 Qxe4 35.Rcd3 с выигрышем;

3) 31...Qf5! 32.f3!! Ra8 ( 32...e4? 33.Qa4+ Ke6 34.fxe4 ) 33.Rbc1 Rxa7 34.Qxd5 Qxf6 35.Ra3! и т.д.

32.Rxd1 Qxd1+ 33.Kg2.

33...Qh5

Указанная Каспаровым компьютерная реплика 33...Nb3! позволяла черным продолжить сопротивление. Теперь же Гарри с неумолимой, компьютерной точностью доводит партию до победы.

34.Qa4+! Ke6 35.h4! Qe2.

Не спасало и 35...e4 36.Qxe4+ Qe5 37.Qg4+ Qf5 38.Re3+ Be5 39.Qe2!

36.Qxa5 Ra8.

Немного затягивало борьбу 36...Qe4+.

37.Qa4 Kxf6 38.Qd7 Kg7 39.Rf3 Qc4 40.Qxd6 Rxa7 41.Qxe5+ Kh7 42.Rf5 Qc6+ 43.Kh2. Черные сдались.

«Эффектная победа позволила мне догнать Псахиса, сыгравшего в тот день вничью (у нас стало по 9,5 из 13). Сразу по окончании тура вспыхнули споры: корректна ли жертва фигуры и где черные могли сыграть сильнее? Эти вопросы волновали многих участников чемпионата. В оживленном анализе после партии участвовали не только мы с Тимощенко, но и Дорфман, и Свешников, который привычно указывал, куда и чем надо было ходить. Его голос звучал громче других, да и продемонстрированные им варианты выглядели достаточно убедительно (никто не верил, что жертва 24.Nxc3! выигрывает, но никто и не видел 26…Nc6!), и в итоге гроссмейстерский консилиум постановил, что решающая ошибка – 30…е5, а отражало атаку 30…Be5. Все мои попытки опровержения были безуспешны, а Свешников во всеуслышание заявил, что позицию после 30…Be5 он готов отстаивать против меня в 16-м туре!

Вернувшись в гостиницу, я долго не мог уснуть. Мысли о сыгранной партии не давали покоя. Неужели 30…Be5 настолько хороший ход, что убивает весь замысел белых?! Я непрерывно анализировал эту позицию в уме, и только к двум часам ночи наступило успокоение: анализ неопровержимо доказал, что и 30…Be5 не спасает черных (помню даже, когда это случилось, я сказал маме: «Всё, нашел!»). Оставалось дождаться предпоследнего, 16-го тура, но жизнь рассудила иначе…» (Г.Каспаров).

Гарри Каспаров

Увлекшись рассказом, Гарри Каспаров начинает придумывать то, чего на самом деле не было: я не заявлял во всеуслышание, что в 16-м туре буду отстаивать против него позицию после 30…Be5. Наоборот, я рассчитывал, что Гарри отдаст мне пари, и мы поведем дискуссию в челябинском варианте. Однако обо всем по порядку.

Поскольку мою идею с 17…Nb8 нещадно побили, я, естественно, включился в анализ партии Каспаров – Тимощенко. Анализировали мы прямо на сцене, так как остальные партии в этот момент уже завершились либо были отложены. Интереснейший поединок заинтересовал многих участников чемпионата, столик окружили гроссмейстеры. Уверенности у меня было не меньше, чем у будущего чемпиона мира, и в анализе я его «забил». Это мало кому удавалось; но, конечно, Гарри очень устал после только что сыгранной напряженной партии. Я предложил ход 30…Be5 и уверенно отстаивал позицию черных.

Затем мы с коллегами пошли ужинать, а Тимощенко вернулся в номер и продолжил анализ позиции. Потом я отправился играть в карты. Помню, Дорфман, Цешковский, Тукмаков и, кажется, Михальчишин поинтересовались, держится ли позиция черных. Я ответил: вроде бы, да, всё в порядке; общее впечатление от нашего экспресс-анализа с Каспаровым было именно такое. Мы играли в карты часов до двух ночи, потом я ушел спать. Утром зову Тимощенко завтракать, он отвечает: «Я уже поел, продолжаю смотреть позицию». И восклицает: «Каспаров – гений!» Я улыбнулся: «Это почему?» «А потому, что он везде выигрывал!» Гена показал свой анализ хода 30…Be5, и мне пришлось признать, что черным там, действительно, плохо.

Потом я отправился на прогулку, а после снова заглянул к Тимощенко и застал в его номере Каспарова. Мне хотелось вместе с ним поанализировать эту головоломную позицию, но смотрю – Каспаров как-то «жмется», не хочет разбирать при мне варианты. Я говорю: «Гарик, ну ты чего?» «А нам с тобой еще играть!» «Но у нас же не будет системы Ботвинника. Ты мне должен отдать пари, которое проиграл в Минске!»

На чемпионате СССР 1979 года в столице Белоруссии перед моей партией с Купрейчиком юный Гарри Каспаров во время обеда в ресторане заявил: «Ну вот, наконец-то сегодня будет вариант Свешникова!» А мне тогда уже никто не давал его сыграть, все уклонялись. «Почему ты так считаешь?» «Купрейчик – очень принципиальный шахматист!» «Нет, Купрейчик уже два раза пробовал, больше он так играть не будет». К слову, три раза пробовал только Белявский, самый принципиальный игрок, но и он потом перестал. Тогда мы заключили пари: если Купрейчик идет на вариант, то я должен буду в следующей «белой» партии с Каспаровым сыграть сицилианку с 2.с3 (где я до этого уже проиграл ему партию; правда, только лишь потому, что слишком хотел выиграть и перегнул палку). А если я выигрываю пари, то Каспаров обязуется сыграть со мной белыми челябинский вариант. Пари я, конечно, выиграл, потому что Купрейчик пошел на закрытый вариант (и проиграл). И вот на чемпионате во Фрунзе у Гарри появилась возможность «вернуть долг». Однако Гарик извинился и сказал: «Нет, Женя, сейчас не могу, поскольку партия очень важная!» Тогда пришла моя очередь смущаться: как же мы можем сейчас вместе анализировать, если я могу сыграть систему Ботвинника? И тогда, чтобы не прекращать анализ, я сказал: «Хорошо, я с тобой не буду играть систему Ботвинника». По сути, он меня к этому вынудил! Поэтому потом было очень обидно прочесть в одной из книжек Каспарова: «Жаль, что такой принципиальный шахматист, как Свешников, отказался вести дискуссию в системе Ботвинника!» Как видите, всё было совсем не так. Фактически, я пообещал Каспарову, что буду играть с ним московский вариант, ведь у меня были только эти два дебюта.

Через много лет я сказал Гарри, что он описал эту историю неправильно. Он извинился и подарил свою новую книжку с дарственной надписью. Открываю ее – а там эта же история изложена еще хуже! Поэтому я сейчас так подробно обо всем и рассказываю, чтобы восстановить историческую правду.

Замечу, что совместный анализ острейшей позиции сблизил нас с Каспаровым, мы с еще большим уважением стали относиться друг к другу. У Гарика была отложенная позиция, кажется, с Романишиным, и он попросил меня помочь в анализе. Я пришел к нему в номер, Клара Шагеновна угостила меня чаем, фруктами; она всегда проявляла большую заботу о гостях, а Гарика избавляла от бытовых проблем и создавала отличную рабочую обстановку. Запомнилось, что уже в те давние времена Гарик очень любил черную икру.  

Г.Каспаров – И.Дорфман
Фрунзе 1981 (14-й тур)

Гарри Каспаров: «На следующий день я играл с 29-летним львовским гроссмейстером Иосифом Дорфманом, сочемпионом СССР-1977 и тоже одним из моих будущих секундантов (в начале 90-х годов он уехал во Францию). Зрители, собравшиеся в просторном зале Дворца спорта, с нарастающим изумлением следили за передвижением фигур на одной из больших демонстрационных досок. Уже через 45 минут возникла знакомая критическая позиция после 30-го хода белых».

Как я уже сказал, утром я участвовал в совместном анализе с Каспаровым и Тимощенко и уже знал, что позиция черных плохая. А буквально за минуту до начала тура Иосиф Дорфман на сцене меня спрашивает: «Ну, как там у черных? Всё хорошо?» И как я должен был поступить? С Дорфманом мы были давно знакомы, у нас сложились приятельские отношения (они сохранились до сих пор и ничуть не испортились даже в те годы, когда он помогал Каспарову, а я – Карпову). Однако с Каспаровым мы только что вместе анализировали эту позицию, поэтому я посчитал, что ничего не должен говорить, и только пожал плечами. Скажи я два слова: «Черным плохо!», и вполне может быть, что Гарик стал бы чемпионом СССР в другой раз! Но это было бы нечестно с моей стороны. В итоге Дорфман повторил вариант до 30-го хода и проиграл партию в одни ворота, практически без игры. Любопытно, что двое пострадавших в этой дискуссии, Тимощенко и Дорфман, после чемпионата во Фрунзе стали тренерами Каспарова на долгие годы! 

30...Be5.

«Этот ход, предложенный вместо 30...e5 , Дорфман тоже сделал сравнительно быстро. Поверив на слово Свешникову, он не удосужился глубоко вникнуть в позицию и, кажется, начал прозревать лишь после моего ответа» (Г.Каспаров).

Любопытно, а как оценит читатель: сказал я что-то Дорфману или пожал плечами?

31.Rc5!

Напрашивалось 31.f3 , но тогда находилось сильное возражение 31...Bd4+! 32.Kh1 ( 32.Bxd4 Qxd4+ 33.Kh1 Kd6! ) 32...Qxg3 33.Qa4+ Kd8 34.Rb8+ Qxb8 35.Bxb8 Bxc3.

31...Rxc5.

На 31...Ra8 последовало бы 32.Rxa5! Rxa5 33.Rb7+ Ke8 34.Re7+ Kf8 35.Qh7 с победой.

32.Bxc5!

«Моя ночная находка! Понять, что тихое взятие «назад» сильнее, чем 32.Qxc5 , и что теперь черные беззащитны, было нелегко (не знаю, нашел бы я это за доской, если бы днем раньше Тимощенко сыграл 30...Be5). В совместном блицанализе мы смотрели только псевдоактивное 32.Qxc5 (?) Nc6! 33.Rb7+ Bc7 34.Bb6 Rc8 , и атака выдыхается.

Столкнувшись с сюрпризом, Дорфман искал спасения битый час, но было уже поздно...» (Г.Каспаров).

32...Nc6.

Другие ответы также не спасают черных, например:

1) 32...Rc8? 33.Qd2+ ;

2) 32...Qc4 33.Qd2+ Kc6 34.Rb6+! Kxc5 35.Qxa5+ Kd4 36.Rb4 ;

3) 32...Rb8 33.Rd1+ Ke8 34.f4! ;

4) 32...Bc7 33.Qd3+ Kc8 34.Rb4! Qf5 35.Qa6+ с идеей 36.Rd4.

33.Qd3+ Kc8.

Не помогало ни 33...Bd4 34.Rb7+ Ke8 35.Qb5 , ни 33...Nd4 34.Rd1 Rh4 35.Qb5+ Kc8 36.Qa6+ Kc7 37.Bb6+!

34.Rd1.

У белых был и другой путь к цели – 34.Qa6+ , и далее: 34...Kd7 35.Rb7+ Bc7 36.Rxc7+! Kxc7 37.Qb6+ Kc8! 38.Qxc6+ Kb8 39.Qb6+ Kc8 40.Qa6+ Kc7 41.Bb6+ Kc6 42.Bd4+! Kd7 (или 42...Kd5 43.Qb5+ Ke4 44.f3+! ) 43.Qa4+ Kc8 44.Qa8+ с последующим 45.Qxh8.

34...Nb8.

Если 34...Rd8 , то 35.Qa6+.

35.Rc1 Qa4 36.Bd6+ Nc6 37.Bxe5 Rd8 38.Qb1! Rd5 39.Qb8+ Kd7 40.Qc7+ Ke8 41.Qxc6+ Qxc6 42.Rxc6 Rxe5 43.Rc8+.

Черные сдались ( 43...Kd7 44.Rf8 ).

Владимир Тукмаков и Иосиф Дорфман

А в предпоследнем туре мы встретились за доской с Каспаровым. Это была его последняя «белая» партия в турнире, он отставал на пол-очка от Псахиса, с которым боролся за звание чемпиона. Однако он не смог ничего поделать с моей схемой, и уже на 22-м ходу мы согласились на ничью. Главное – я опередил его в применении новинки.

Г.Каспаров – Е.Свешников
Фрунзе 1981 (16-й тур)

1.d4 d5 2.c4 c6 3.Nf3 Nf6 4.Nc3 e6 5.Bg5 h6 6.Bxf6 Qxf6 7.a3 dxc4! 8.Ne5 c5! Эту идею я показал Тимощенко, и мы вместе проанализировали ее в день перед игрой с Каспаровым.

9.Nxc4.

Столкнувшись с дебютным сюрпризом, Каспаров предпочел быстро упростить игру и перейти в равный эндшпиль.

Принципиальнее 9.Qa4+. Вот небольшой анализ: 9...Nc6! 10.Nb5 (или 10.Nxc6 Bd7 11.Qxc4 Bxc6 12.dxc5 0-0-0 с хорошей компенсацией за пешку) 10...Qd8 11.Rd1 cxd4 12.Nxd4 Qa5+ 13.Qxa5 Nxa5 14.Nb5 Rb8 15.Nxa7 g5!? или 15...Bc5.

9...cxd4.

В случае 9...Qxd4 10.Qb3 у белых хорошая компенсация за пешку.

10.Nb5 Qd8.

Интересная альтернатива – 10...Na6.

11.Qxd4.

Если 11.Nxd4 , то 11...Be7.

11...Qxd4 12.Nxd4 Bd7! 13.g3 Bc5! 14.Nb3 Be7 15.Nca5 Bc6.

Хорошо и 15...Nc6.

16.Nxc6 Nxc6 17.Bg2 Rc8 18.Rc1 Bf6 19.Rc2 0-0 20.Kd2 Rfd8+ 21.Kc1 Nd4 22.Nxd4 Bxd4.

Ничья. Во время матчей за корону это подметил и Анатолий Карпов: столкнувшись с неожиданностью в дебюте, Каспаров обычно стремится поскорее свернуть борьбу, чтобы внимательно всё проанализировать дома.

В заключительном туре Каспарову удалось «по заказу» обыграть черными Владимира Тукмакова, и он догнал Псахиса, сыгравшего вничью с Агзамовым. В результате оба получили золотые медали. 18-летний Гарри Каспаров стал самым молодым в истории чемпионом СССР.

Олег Романишин

В целом, Владимир Тукмаков выступал в том чемпионате очень удачно, и если бы не поражение на финише, то попал бы в тройку. Отличный результат показал Олег Романишин. Но Каспаров и Псахис играли явно лучше остальных, так что дальше шла борьба только за третье место. Конечно, это колоссальный успех Псахиса – второй год подряд выиграть чемпионат СССР. Он хорошо играл только десять лет, примерно до 90-го года; настоящего класса он не демонстрировал. Я несколько раз встречался с ним в 80-е годы и легко переигрывал по дебюту: он белыми со мною не уравнивал. У Левы не было такой ровной «кладки», как у Гарика. Если бы Псахис вышел в матчи претендентов, то против Геллера, Полугаевского и других ему пришлось бы очень тяжело в дебюте. На более низком уровне за счет своего практичного подхода и напора он набирал много очков. Каспаров же тогда только набирал обороты, хотя его колоссальный потенциал был уже виден всем.

Приведу слова Льва Псахиса, которые цитирует в своей книге и Гарри Каспаров: «Нельзя быть недовольным турниром, который принес золотую медаль, хотя первая медаль доставила всё же больше радости. В спортивном смысле играл на этот раз более жестко, старался использовать каждый шанс. Если бы не было в турнире Каспарова, я не набрал бы столько очков. Соперничая, мы непрестанно подгоняли друг друга. Гарик играл очень хорошо, выиграл несколько ярких партий, в том числе в последнем туре. Его игра на молодежном чемпионате мира в Граце произвела на меня большое впечатление, и его успех в чемпионате меня не удивляет».

…Смотрю сейчас на таблицу чемпионата-1981: это всё мои друзья-соперники, с которыми мы соперничали всю жизнь; к ним можно добавить еще Сашу Белявского, Юру Разуваева, Юру Балашова, Виктора Купрейчика, Наума Рашковского... Почему-то неудачно выступил во Фрунзе Боря Гулько, хотя он очень сильный шахматист. Надо сказать, в те годы мне было очень нелегко с ним играть, испытывал психологический дискомфорт. У меня с властью тогда были нормальные отношения, а он был «отказником» (хотел эмигрировать в Израиль, ему не разрешали), и я видел, как власть несправедливо к нему относилась. Когда Борис уехал, а у меня отношения с властью испортились, я сразу стал играть с ним гораздо успешнее! Ушло то чувство, которое меня угнетало.

Борис Гулько

Помню, как-то раз в середине 80-х я шел в ЦШК от метро «Арбатская» и вижу – на бульваре возле памятника Гоголю люди в штатском пытаются усадить в свою машину Бориса и его жену Аню Ахшарумову. Я подхожу и спрашиваю у них: «В чем дело?» Те отвечают: «Для установления личности». «Я вам и так скажу: это чемпионы Советского Союза по шахматам Борис Гулько и Анна Ахшарумова». «А вы кто такой?» Я достаю свое гроссмейстерское удостоверение, которое случайно было у меня с собой, и показываю. Боря и Аня видят во мне единственную защиту, а я вообще не могу понять, в чем дело, почему к ним пристали (они стояли у памятника с плакатами, но их в тот момент уже забрали). Потом меня вызывали в Спорткомитет и спрашивали: «Что ты лезешь не в свое дело?» Я говорю: «А что такого? Милиция хотела установить их личность; так в этом нет никакой проблемы!»

Завершая свой рассказ о чемпионате СССР 1981 года, хотел бы еще раз обратить внимание на то, насколько важны оригинальные стратегические идеи (не отдельные ходы, а именно идеи!) для развития современной теории. Так, на маневре Nb8-c6, который был найден треть века назад, до сих пор держится вся система Ботвинника. 

Публикацию подготовил Владимир Барский

Фото из архива "64". Фото Гарри Каспарова - из его личного архива.

 

Последние турниры

27.10.2017

В составах мужских и женских команд 4 основных игрока и 1 запасной.

23.09.2017

Три главных приза: 50000, 25000 и 12500 фунтов стерлингов.

02.09.2017

Нокаут-система при 128 участниках.

13.08.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

01.08.2017

Общий призовой фонд – 300 тысяч долларов, победитель получает 75 тысяч.

24.07.2017

Бильский фестиваль проходит в 50-й раз.

15.07.2017

.

01.07.2017

В мужском и женском турнире 5 победителей вышли в Суперфинал.

28.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

21.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

05.06.2017

Норвежский супертурнир прошел в пятый раз.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум