вторник, 30.05.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Чемпионат Европы29.05
Norway Chess05.06

Интервью

   

ГЕННАДИЙ ТИМОЩЕНКО. НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА!

Известный гроссмейстер представляет свою новую книгу, делится профессиональными секретами, рассуждает о теории, практике и этике современных шахмат

Геннадий Анатольевич, вы являетесь одним из авторов челябинского варианта. Вы никогда о нём не писали, и вот совсем недавно вышла ваша монография. В ней 650 страниц, в теоретическом разделе приводится более 2000 новинок, книга имеет увеличенный формат и солидный вес. Предисловие написал сам Гарри Кимович Каспаров. По всем признакам, это – фундаментальный труд.

Да, такая книга вышла. Спасибо за вашу высокую оценку. Для меня выход этой книги – большое событие. Я серьезно работал над ней более трех лет, вложил в неё много энергии, в работе использовал суперкомпьютер. Вы, вероятно, знаете, что ни один «нормальный» автор дебютной книги не пишет её три года (потому что времени жалко) и ни один автор не использует суперкомпьютер (потому что на это потребуются финансовые супервложения, да и таких мощных процессоров до последнего времени в свободном доступе просто не существовало). Поэтому я без ложной скромности могу сделать вывод, что дебютных книг на таком высоком уровне до сих пор не было.

И как вы понимаете, если бы у меня были хоть какие-то сомнения в очень высоком уровне моей книги, то я бы не обратился к Гарри Кимовичу с просьбой написать предисловие.

Добавлю, что книга вышла в издательстве Russian CHESS House (директор Мурад Аманназаров), желающие могут заказать книгу на сайте издательства. Лично мне кажется, что книга будет пользоваться успехом у читателей, играющих челябинский вариант. Вряд ли они захотят отставать от жизни и давать фору своим соперникам, которые будут иметь самую свежую информацию о том, как правильно его разыгрывать.

 

 

К моему сожалению, в бочку меда попала ложка дегтя, что немного испортило мне настроение. Я говорю о том, что оригинальное название книги было не такое, какое вы видите на обложке, а «Челябинский вариант – его прошлое, настоящее и будущее». Но в процессе подготовки книги к печати кто-то это название сократил без моего согласия. И получилось некрасиво. Обратите внимание на то, что на стр. 18 есть такой абзац:

«В своей книге я пишу об истории варианта, о его настоящем и, кроме того, делаю попытку заглянуть в завтра – понять, в каком направлении будет развиваться челябинский вариант. Именно этим объясняется название книги».

Налицо явное несоответствие. Моей вины в этом нет, но я должен принести извинения всем читателям за чьи-то непродуманные и не согласованные со мной действия.

Ваша книга просто заставляет читателя задуматься и совсем по-другому оценить широко известную дебютную монографию Е.Свешникова, которая вышла более четверти века тому назад.

Действительно, в процессе работы мне пришлось постоянно сравнивать свои анализы с тем, что написано в книге Евгения Эллиновича (то, что там написано, я бы поостерегся называть серьезным словом «анализы», чуть позже расскажу подробно, почему). Так вот, при проверке книги Свешникова я обнаружил более 600 ошибок, в том числе самые грубые. Например, просмотр мата в несколько ходов (об этом мы тоже подробно поговорим чуть позже). Такое количество ошибок совершенно недопустимо для сравнительно небольшой по объему книги, автором которой является известный всем гроссмейстер. Более того, один из авторов варианта. Сплошной конфуз! Это с каким же пренебрежением надо относиться к своему любимому детищу, чтобы выпустить в свет такую сырую книгу!

Поэтому новая оценка книги Евгения Эллиновича, на мой взгляд, напрашивается сама собой. Я думаю, что книгу Свешникова можно из разряда «известных» смело переводить в разряд «печально известных». Но замечу, что в своей книге я такую оценку не даю, а предлагаю каждому читателю сделать это самостоятельно.

У меня есть своя версия, почему в книге Евгения Эллиновича так много ошибок, потерпите немного, я вам её изложу.

Вы так сурово оценили книгу Свешникова. Безусловно, нашим читателям будет интересно увидеть хотя бы несколько примеров из книги Евгения Эллиновича, которые бы могли подтвердить вашу оценку. Но сначала я бы хотел вас спросить, как у вас возникла идея написать книгу именно о челябинском варианте. Ведь вы много лет уже не играете этот вариант ни за белых, ни за черных?

А такая идея у меня и не возникала, она возникла у моего издателя Мурада Аманназарова ещё в 2008 году. Именно тогда я получил первое предложение написать книгу на эту тему. Но тогда я ещё активно играл в турнирах, и времени на серьезную работу у меня просто не было. Тем более что я, как один из авторов варианта, прекрасно понимал, что уж если буду писать книгу о варианте, то она должна быть написана без халтуры, на достаточно высоком уровне. Через несколько лет я резко снизил свою игровую активность, свободное время появилось, и я обратился в издательство с сообщением о том, что готов написать дебютную книгу на любую тему. Директор издательства повторил своё предложение – челябинский вариант. На том и остановились.

Как потом оказалось, это было «попадание в десятку», меня эта тема очень увлекла. Вряд ли бы я посвятил столько времени любой другой теме.

Вы совершенно верно подметили, что я не играю челябинский вариант уже много лет. Поэтому мне заметно проще было бы написать книгу об одном из тех вариантов, которые я регулярно применял. Но с челябинским у меня было связано много приятных воспоминаний, поэтому выбор был сделан.

Кроме того, мой интерес дополнительно подогревало то обстоятельство, что общепризнанный знаток челябинского варианта Е.Свешников в последние годы во всеуслышание сделал много громких заявлений типа «Своей книгой я иссушил вариант» или «Не думаю, что знаю дебют хуже Г.Каспарова», то есть фактически объявил себя крупным экспертом в области дебюта. И поскольку у меня были определённые сомнения на этот счёт, мне захотелось проверить, жив ли ещё челябинский вариант, и что случилось с Гарри Кимовичем, почему он знает дебют на уровне Евгения Эллиновича.

Поскольку книга Евгения Эллиновича о челябинском варианте существовала уже давно, у меня была возможность параллельно с написанием моей книги проверять, что написано о том же в книге Свешникова. И фиксировать в ней одну ошибку за другой.

Замечу также, что я обратился в издательство в тот момент, когда у меня в голове уже окончательно созрел план нового суперкомпьютера, и оставалось лишь подождать несколько месяцев до того момента, когда «Интел» выпустит в свет давно анонсированные мощные восьмиядерные серверные процессоры «Xeon», которые являются ключевой частью в моём компьютере. То есть я уже был практически готов к тому, чтобы делать анализы на очень высоком уровне.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о вашем чудо-компьютере.

Проект компьютера я обдумывал несколько месяцев. Изучил информацию о последних достижениях компьютерной техники. В первую очередь нужно было найти мощный процессор. Поскольку достаточно мощный процессор мне найти не удалось, я пришел к выводу, что надо дать два серверных процессора, которые могут взаимодействовать между собой, и тем самым обеспечить двойную производительность. Выбор пал на процессоры «Xeon». Есть несколько модификаций процессоров этого типа, я выбрал восьмиядерные. Таким образом, у меня в компьютере два процессора, по 8 ядер каждый, всего 16 ядер. Посмотрите на фото, вы видите, что все 16 ядер работают под полной нагрузкой.

Не буду утомлять читателей техническими подробностями, скажу о главном, ради чего всё затевалось – о производительности компьютера. Для сравнения сообщу, что во время матча в Сочи между Карлсеном и Анандом можно было видеть онлайн-анализ каждого хода партии. Средняя производительность того компьютера была менее 2000 килонодов в секунду (проще говоря, менее двух миллионов позиций в секунду). А мой компьютер в 2012 году был способен давать совершенно фантастические 40-45 тысяч килонодов в секунду, то есть в 20-25 раз больше. Посмотрите на второе фото, там вы видите момент работы компьютера при его производительности 48608 килонодов в секунду (замечу, что я писал книгу с аналитическим модулем Houdini 2 Pro).

А теперь можете решить небольшую задачку. Если я работал три года на компьютере с производительностью 40 килонодов в секунду, то сколько лет мне бы пришлось работать при производительности 2 килонода в секунду, чтобы выполнить тот же объем анализов? Правильный ответ – 60 лет.

Ваша книга по содержанию сильно отличается от обычных дебютных монографий тем, что затрагивает достаточно широкий круг вопросов. Как чисто шахматных, так и нешахматных, например, этических. Но все они так или иначе связаны с шахматами. Расскажите о вашей работе. Почему вы решили построить книгу именно таким образом, какие цели преследовали, что хотели сказать читателям её необычным содержанием?

Я достаточно интенсивно, более трех лет, работал над книгой. Не играл в турнирах. Сделал лишь одно исключение – в конце февраля прошлого года съездил в составе сборной команды Словакии на первенство мира в категории «свыше 50 лет». Ехать не хотел, но нашелся спонсор, который меня «убедил». Получилось удачно – мы стали чемпионами мира. Всё остальное время я размышлял над тем, как построить книгу. Что касается турнирной активности, то я пришёл к выводу, что настало время окончательно «повесить коньки на гвоздь». Это довольно трудный момент в жизни – сказать себе: «Хватит, приятель, ты уже наездился досыта. Пора и серьезным делом заняться». Но когда-то это надо сделать. Я думаю, не следует умирать за шахматной доской далеко от дома, это – не самый лучший пример для подражания.

Но вернемся к книге. Вскоре после начала работы над ней я понял, что писать на обычном, общепринятом «сером» уровне мне скучно и совсем неинтересно. Аккуратно переписать партии хороших игроков, дать к ним скупые комментарии (а ещё проще – переписать комментарии самих игроков)… Пусть так пишут халтурщики от шахмат, либо просто слабые игроки, а я хочу попробовать написать намного лучше их. Дерзайте, господа! И я сообщил издателю, что хочу написать такую книгу, которую ещё никто не писал. Но для этого мне потребуется не полгода, как мы первоначально договаривались, а намного больше. Издатель дал своё согласие, и работа над книгой продолжилась. За три года её первоначальный план сильно изменился, в нем появились новые главы, и даже целый новый раздел.

Итак, я сделал попытку написать книгу нового типа. Вот что я под этим понимаю (цитирую свою книгу):

«– использование мощного компьютера,

– большой объем анализов автора, проделанных с помощью этого компьютера,

– большое количество новинок, меняющих оценки вариантов,

– использование простого, понятного и допускающего простые ссылки на другие главы способа обозначения глав (вместо обозначений типа «IIА3б»).

Все эти нововведения я постарался реализовать в процессе работы над книгой».

Потом появилась ещё одна идея. В шахматной литературе есть «хорошая» традиция бездумно переписывать чужие анализы, пусть даже если они сделаны 50 лет назад. Или даже 100 (главное, чтобы процесс написания книги шел быстро). И подобные ссылки на классиков даже придают значимость самой книге. Можно многозначительно и интеллигентно сказать, например: «А знаете, сам Капабланка эту позицию анализировал». Проще говоря, намекнуть: «А вы куда лезете со своим рылом?». И я попробовал эту традицию поломать.

Что касается Капабланки, то ясное дело, это был гений шахмат, но анализировать он совсем не любил, и компьютера у него не было. Пример его анализа я привожу в главе «Оглядываясь назад», желающие могут поинтересоваться. А в главе «Практикум по тактике» вы, например, увидите позицию, где знаменитый теоретик И.Болеславский на протяжении трех полуходов трижды не видит форсированный мат, а ещё более известный теоретик Е.Свешников также не видит этот мат и простодушно переписывает анализ Болеславского в свою книгу. Поскольку появляются новые и новые неправильные анализы, их число безудержно растёт, и надо как-то остановить этот процесс, чтобы не вешать всё больше лапши на уши доверчивых читателей. Книга Свешникова прекрасно иллюстрирует эту проблему – читателю с серьёзным видом даётся определённая информация, причем на обложке написано имя автора «Е.Свешников», а сколько там в этой такой славной книге ошибок – знают немногие. И уже есть сотни или тысячи ссылок на книгу одного из знатоков челябинского варианта.

Поэтому я постарался более-менее подробно указать на все найденные ошибки в книге такого известного автора, как Свешников (как вы уже знаете, их более 600). А сколько же ошибок тогда может быть у менее известных авторов? Может быть, теперь авторы шахматных книг перестанут переписывать друг у друга старые анализы вместе со всеми их ошибками? Может быть, теперь читатели будут лучше понимать, какова истинная цена книги, в которой в большом количестве приводятся старые анализы?

Давайте вернемся к книге Свешникова. Вы изучали её очень серьезно. Какое впечатление о ней у вас сложилось?

У меня есть комплекс – если я собираюсь что-то делать, то всегда стараюсь делать это максимально хорошо. Чтобы потом не было стыдно перед людьми и перед собой за свою работу. Помните, как было сказано: «И Он увидел, что это хорошо»? То есть Господь получил удовольствие от своей собственной, сделанной на высоком уровне работы.

Поэтому халтурную работу кого-то другого сильно осуждаю. Когда я внимательно изучил «основополагающую» книгу Евгения Эллиновича и обнаружил, что она имеет все признаки халтурной работы, то появилось желание подробно рассказать читателям о сотнях ошибок в этой книге. Я вижу книгу Свешникова как сборник известных на тот момент партий, включая партии самых слабых шахматистов. Плюс в ней переписано огромное количество чужих комментариев к этим партиям (со всеми ошибками, которые есть в этих комментариях, и часто даже без указания, чьи комментарии переписываются). К тому же иногда эти партии переписаны неаккуратно, с ошибками в фамилиях, датах и ходах. В моей книге вы найдёте множество примеров, это подтверждающих. Мне даже пришлось добавить раздел «Не сотвори себе кумира», чтобы рассказать о главных ошибках в книге Евгения Эллиновича сразу, оптом, и не отвлекаться на них потом в главном, теоретическом разделе.

 «Не сотвори себе кумира» – совершенно нетипичное название раздела для дебютного пособия. Как у вас появилась сама идея включить этот раздел, и что вы хотели сказать читателю этим названием?

Действительно, в первоначальном плане книги этого раздела не было совсем. Но когда я обнаружил у Свешникова огромное множество ошибок, то возник вопрос, что с ними делать. Было несколько вариантов:

– уважительно промолчать и не тратить время на их указание и разъяснение,

– разбросать эти ошибки по соответствующим главам, чтобы их не так видно было,

– дать главные ошибки в одном месте.

Первый вариант для меня в принципе неприемлем.

Второй вариант я отбросил, так как мягкий и сомневающийся читатель, получая информацию об ошибках понемногу (и забывая об уже упомянутых ошибках), будет до конца книги сомневаться, не сгущаю ли я краски, не хочу ли очернить имя всемирно известного писателя своими гнусными нападками, и это помешает ему усваивать содержание теоретического раздела. 

Я выбрал третий вариант (кодовое название – «Холодный душ») – высыпал наиболее серьезные ошибки на голову не ожидавшего ничего подобного читателя разом, в нескольких первых главах второго раздела. По моему замыслу, после такой процедуры даже у очень сомневающегося читателя должны появиться первые сомнения, а так ли хороша книга Свешникова, как его в этом убеждали. И он будет мне верить больше, чем Евгению Эллиновичу. И проще поймет содержание теоретического раздела.

Теперь о нетипичном названии раздела – «Не сотвори себе кумира». Это – цитата из Библии, одна из заповедей Моисея. Обычно употребляется в значении: не поклоняйся слепо кому-либо, чему-либо, как идолу. У меня в книге имеет такой смысл – не выбирай себе какого-то шахматиста или автора для того, чтобы слепо верить в его гениальность. Иногда эту цитату понимают более широко. В том смысле, что и сам человек не должен из себя создавать божественный образ, искренне верить, что он лучше всех, и всем об этом рассказывать. Если хотите, можете понимать заголовок раздела и в таком широком смысле, как вам больше нравится.

Для ясности добавлю, что я сам неверующий, но книжки читаю разные. Иногда интересные мысли попадаются.

Вы уже несколько раз сказали о большом количестве ошибок разной степени тяжести в книге Свешникова. Не могли бы вы привести конкретные цифры?

Пожалуйста. В книге я об этом подробно рассказываю в главе «Сколько в море капель, сколько в небе звезд…». Но сначала я должен разъяснить, что я называю ценой ошибки. Чтобы полностью исключить влияние своего субъективного мнения при её определении, я пользуюсь оценками позиции, которые даёт компьютер. Как я говорил, в работе я использовал аналитический модуль Houdini 2 Pro. Чтобы определить, насколько груба ошибка, надо найти разность между компьютерными оценками позиции до и после ошибки. Это и будет цена ошибки. Причем изменение оценки позиции на единицу примерно означает потерю пешки стороной, допустившей ошибку. Иногда после грубейшей ошибки оценка меняется очень существенно, до 20-ти пешек, но в таком случае при подсчете суммы ошибок я ограничиваю ошибку до 10-ти пешек, поскольку ошибка в 10 пешек уже делает позицию проигранной. Например, от +5 (выиграно) до -5 (проиграно). Оценки ниже 0,5 (полпешки) я отбрасывал. Их были сотни, но в зачет они не шли.

Вот итоги моей работы по выявлению ошибок. Всего я обнаружил 627 ошибок ценой в полпешки и более. Цитирую свою книгу: «Было семь позиций, в которых, с точки зрения компьютера, либо не был дан форсированный мат, либо допускалась ошибка, в результате которой можно было получить форсированный мат. Причем для подсчета брались только примерно равные или, по крайней мере, вполне игровые позиции, и не засчитывались такие, где просмотры мата допускались уже в проигранной позиции.

Ещё в 14-ти позициях цена ошибки была выше, чем 10 пешек (то есть ферзь и более). В 36-ти позициях ошибки оценивались в диапазоне от 5 до 9,99 пешек (то есть примерно ладья и более). Ещё 74 ошибки компьютер обнаружил в диапазоне от 3 до 4,99 пешек (то есть примерно легкая фигура и более). Отмечено также 73 ошибки в диапазоне 2-2,99 пешки, 187 ошибок в диапазоне 1-1,99 пешки и 236 ошибок в диапазоне 0,50-0,99 пешки. Как уже было сказано, ошибки менее чем полпешки не подсчитывались».

Замечу, что эти цифры, конечно, не окончательные. Появятся более мощные компьютеры, более совершенные программы, найдутся новые ошибки, а найденные мной вполне могут перейти в разряд более серьезных.

Давайте перейдем к самим шахматам. Приведёте наглядные примеры ошибок в книге Евгения Эллиновича?

Нет проблем. Покажу вам несколько интересных позиций. Давайте начнем с анализа гроссмейстера, в котором он за 6 полуходов делает 6 серьезных ошибок на общую сумму примерно 20 пешек. Этот анализ у Свешникова дается на странице 85, в моей книге я его комментирую на стр. 93-96. Приведу отрывок из моей книги:

 

«Итак, исходная позиция равная, смотрим анализ Свешникова (но все комментарии и все вопросительные знаки принадлежат мне).

         20.Rxf7??

Проигрывающий ход, но Свешников считает, что он заслуживает внимания. По мнению компьютера, цена этой ошибки – примерно пять пешек.

Как правильно указал сам Свешников, после 20.Qf6 Rd8 21.Nb6 Kc7 22.Nd5 получается ничья.

 

           20...Ra6??

Ответная любезность ценой также примерно пять пешек. Выигрывало  20...Qxa3!, новинка, например 21.Kd1 Ra6! 22.Ne7!? Kb8! 23.Qf4 Qd6, и так далее.

 

             21.Qxd4??

Цена этой ошибки – примерно три пешки. Правильно было 21.Qe7!, новинка, например 21...Rd8 22.Rf8! Bxf5!? 23.Rxf5 Qxa3 24.Qxa3 Rxa3 25.Kb2 Ra6! 26.h4, и у белых отличные шансы на ничью.

 

            21...Rd8?

Это – не такая грубая ошибка, она лишь затрудняет черным выигрыш, её цена – примерно пешка. Сильнее было 21...Qxa3!, новинка, например 22.Qb2 Qxb2 23.Kxb2 Rd6!, и так далее.

 

               22.Qe5??

Белые не воспользовались подвернувшимся шансом, цена ошибки – две пешки. Намного сильнее 22.Qe3!, новинка, например 22...Be8 23.Rс7 Kb8 24.Rxh7 Rxd5 25.Qxe8 Rd8 26.Qe7 Qxa3 27.Qxa3 Rxa3 27.Kb2, и какие-то шансы на ничью ещё оставались.

 

            22...Re8??

Новая грубая ошибка, её цена – четыре пешки. Теперь белые даже получают небольшой перевес. Правильно было 22...Qxa3!, новинка, например 23.Qb2!? (хуже 23.Kd2? Qd6) 23...Qxb2 24.Kxb2 Rh6, и у черных все шансы на победу.

Итак, за последние шесть полуходов в анализе содержатся шесть серьезных ошибок на общую сумму примерно двадцать пешек. Согласитесь, что это довольно много, особенно когда анализирует гроссмейстер.

Но анализ ещё не закончился...

      23.Ne7 Rxe7

 

В позиции на диаграмме Свешников считает, что нет разницы в том, чем белым брать на е7, и заканчивает анализ фразой: «с тремя пешками за фигуру и сложной борьбой». А разница есть, и огромная, ценой в три пешки.

Правильно 24.Qxe7!, и шансы белых чуть выше.

Напротив, проигрывает 24.Rxe7?? из-за 24...Qxa3, поскольку при ферзях белый король попадает под атаку, например 25.Kd1 Rd6 26.Ke2 Rc6 27.Kd1 Qxa2, и так далее».

Я думаю, что этот анализ является одним из самых слабых в книге Свешникова. Но есть, конечно, и другие подобные. Я обнаружил замечательный по сумме ошибок анализ на странице 170. Там в четырех строчках анализа варианта 19.cxb4 Nd4!, который содержит всего семь полуходов (четыре хода белых и три хода черных) допущено четыре грубейших ошибки на общую сумму в 32 пешки.

Некоторые страницы в книге Свешникова буквально «напичканы» ошибками. Например, на стр. 85 я насчитал 27 ошибок на общую сумму в 72 пешки, на стр. 131 эта сумма превышает 63 пешки, на стр. 142 – 57 пешек.

Вам такие цифры кажутся невероятными? Если у вас есть книга Свешникова и компьютер с аналитической программой – просто включите его на одной из этих страниц и потратьте некоторое время. Обещаю, вам будет интересно!

Приведу ещё несколько примеров, на этот раз из главы «Практикум по тактике». В ней я предлагаю читателям для решения 25 позиций из книги Свешникова, и в каждой из этих 25-ти позиций гроссмейстер допускает ошибку в 5 и более пешек.

 

В книге это позиция 6.   Ход белых.

Позиция 6. Эта позиция возникает у Свешникова на странице 85, той самой, где было допущено рекордное число ошибок и о которой уже говорилось выше.  Ссылаясь на анализ И.Болеславского, Евгений Эллинович продолжает 16.Nd5??, оценивая ход восклицательным знаком, однако это продолжение ведет только к обычному «нормальному» преимуществу у белых.

Вместо этого компьютер объявляет форсированный мат в 14 ходов: 16.Rd7!, новинка, 16...Bxd7 17.Qxf7 Kd6 18.Rd1 Nd4 (в случае 18...Kc7 мат получается на один ход быстрее: 19.Rxd7 Kc8 20.Be6! Qxa3 21.Kd1, и так далее) 19.Qxd7 Kc5 20.Qd5 Kb6 21.Nd7 Kc7 22.Qxa5 Kxd7 23.Qxe5, и здесь можно остановиться, мат в семь ходов ставить необязательно.

          16...Ke8??

Так продолжает Евгений Эллинович, но это уже вторая грубейшая ошибка и второй незамеченный мат.

Конечно, черный король мог улизнуть из матовой сети после 16...Kd7!, новинка, например 17.Nb6 Kc7 18.Nxa8 Kb8 19.Nb6!? Qxa3 20.Kb1 Qb4 21.Bb3 Qxb6, и, хотя у белых лишнее качество, черные сохранили вполне обороноспособную позицию.

         

           17.Kb1??

Этим надежным ходом Свешников вариант заканчивает, это уже третий незамеченный мат.

Вместо этого белые снова могут немедленно выиграть ходом 17.Nf6!, новинка. Например, 17...Kf8 (после 17...Ke7 возникает позиция на диаграмме, где белые матуют уже известным нам способом) 18.Rd7! Qxa3 19.Kd1, и немного отложить момент получения мата можно только ходом 19...Qd6!?, отвлекая ладью белых.

После хода Свешникова черный король снова может выскользнуть из матовой сети – 17...Kd7!, новинка, хотя ситуация для этого уже не такая благоприятная, как было ходом ранее. У белых солидное преимущество.

Итак, три незамеченных мата за три полухода. Если бы Свешников не просто переписал анализ Болеславского, а отнесся к нему более критически, то всех этих ошибок мог избежать. 

 

В книге это позиция 7.  Ход черных.

 Позиция 7. В этой позиции, которая в книге Свешникова возникает на странице 120, компьютер объявляет мат в 29 ходов.

Решение начинается с хода 21...Qg4!, новинка.

Свешников продолжает 21...Rxg2?? 22.Kh1 Qg4 "с интересными осложнениями", которые, правда, быстро заканчиваются вечным шахом после 23.Qxd4 Rxh2. Кстати, в самом варианте, случившемся в партии, начиная от 15.а4?, у Свешникова 8 ошибок, но об этом надо рассказывать отдельно.

Далее компьютер считает самым упорным 22.Qb5, что по понятным причинам нас не интересует, а на естественное 22.Qxe4  получается мат в 20 ходов после 22...Qxe4 23.Rfe1 Nf3 24.Kf1 Nd2 25.Kg1 Rxg2 26.Kh1 Rxh2 27.Kxh2 Nf3 28.Kg3 Nxe1, и так далее.

 

В книге это позиция 11.  Ход черных.

Позиция 11 в книге Свешникова возникает на странице 132 при анализе партии Клингер – Кинг, 1984. В ней черным следует играть:

        19...Kd8!

Но Свешников смело продолжает 19...Ke6??, ставя при этом к ходу восклицательный знак и обрывая вариант.  Если мы продолжим его на один ход – 20.Nd5!, новинка, то станет ясно, что ввиду угрозы Qh4-f6 черным уже пора сдаваться (цена ошибки – 6 пешек).

После 19...Kd8! возможно: 20.Nd5 Ke8 21.Nf6 Kd8 22.Nd5, и ничья повторением ходов.

 

В книге это позиция 21. Ход черных.

Позиция 21 возникла в партии Джинронг – Киндерман, Чикаго 1983, она рассматривается Свешниковым на странице 183.

Черные могут форсированно выиграть ходом 23...Qe4!,  новинка.

Вместо этого Свешников продолжает по тексту партии: 23...Rd2??,  ставя к ходу ладьей восклицательный знак и сообщая читателю, что "контригра черных как минимум уравновешивает шансы сторон".

      Далее возможно: 24.Qd3.

  Или 24.Ka1 Rc1 25.Rxc1 Nc2 с матом.

  Или 24.Qa4 Rc6 25.Ka1 Nc2, выигрывая ферзя.

       24...Qg2! 25.Qxa6.

   Получение мата можно немного отложить: 25.Ka1 Rxb2 26.Qxa6 Rb8 27.Qa4 Rb5 28.Rb1 Nc2 29.Qxc2 Qxc2 30.Rxb5 Qc3 31.Rb2 exf4, и так далее.

      25...Rc1!! 26.Rxc1 Qe4,

и если белые хотят продлить удовольствие, то 27.Rc2 Qxh1 28.Rc1 Qe4 29.Ka1 Nc2 30.Kb1 Na3 31.Ka1 Qb1 32.Rxb1 Nc2#. Классический пример спертого мата, немного украшенный взятием незащищенной ладьи h1.

      Цена ошибки – 14 пешек.

Я бы мог долго приводить примеры чисто шахматных ошибок Евгения Эллиновича (желающие могут найти их в моей книге). Но, к сожалению, число их в книге Свешникова не ограничивается только чисто шахматными ошибками. Есть масса ошибок, которые невозможно оценить с помощью компьютера.

Очень интересно! А какие ещё ошибки, кроме чисто шахматных, может допустить гроссмейстер, написавший известную книгу?

После того, как я обнаружил множество чисто шахматных ошибок в книге Свешникова, у меня возник логичный вопрос – почему? Почему в книге известного во всем мире гроссмейстера столько ошибок?

Определенные мысли на этот счет у меня уже были, поэтому я провёл детальный анализ литературного стиля книги Евгения Эллиновича и её характерных особенностей. О результатах этого моего исследования я рассказываю в длинной главе «О чем поёт каюр».

Почему такое название? Потому что каюр поёт ни о чем, просто о том, что он видит. Чтобы скрасить свою долгую дорогу по бескрайним просторам севера. А гроссмейстер зачастую переписывает партии, как каюр, без каких-то комментариев. Например, на стр. 57 он приводит две партии сравнительно слабых игроков без примечаний, начиная от 11-го до 40-го хода. Зачем? Неужели опытному гроссмейстеру нечего сказать об этих партиях? Хотя бы указать одну ошибку в районе до 20-го хода, а потом эти партии просто оборвать? Может быть, это были идеальные безошибочные партии, пример для будущих поколений? Конечно, нет, ошибок в этих партиях предостаточно. А может быть, тот, кто писал эту страницу, просто имеет о шахматах туманное представление, и просто не понимает, где эти ошибки?

Далее. На стр. 78 своей книги Свешников приводит свою партию из школьных соревнований от 11-го хода до момента, когда белые сдались. Без единого примечания, как образец игры за черных. Неужели такая замечательная партия? Мой беглый анализ показал, что на отрезке от 21-го до 28-го хода противники вместе совершили примерно 10 ошибок, в том числе и решающие. И даже в конечном положении, где белые со страху перед напором противника сдались, у них была выигранная позиция. Вопрос – что происходит: или гроссмейстер просто дурит головы доверчивым читателям, не желая рассказывать о своих ошибках, или кто-то другой переписывает партию с сохранившегося у гроссмейстера бланка партии либо из старого шахматного журнала?

Часто в книге Свешникова оценка всему варианту дается по результату одной-единственной партии, игранной далеко не самыми сильными противниками, без какого-то дополнительного анализа. Один из примеров – ход 14.Nxb5!?, который Свешников объявляет слабым, но который впоследствии получил бурное развитие и которому в моей книге посвящены главы 110-115.

Я немножко знаю свои партии, и часто при чтении книги Свешникова удивлялся, когда в них были перепутаны имена, даты и ходы. А есть и такие, где ходы просто выдуманы. Об этих случаях я подробно рассказываю на стр. 114. Типичная ошибка Свешникова (или не его?), когда он (или не он?) не замечает элементарных перестановок ходов, ведущих к той же позиции, и для каждого такого случая даёт разные примерные партии и даже разные оценки к той же самой позиции. Иногда даже встречаются три перестановки ходов, ведущих к той же позиции, и снова разные примечания для каждого случая. В книге я привожу такие примеры.

А что вы скажете о таком случае?

 

Позиция 13 из Практикума по тактике.  Ход черных.

У Свешникова она встречается на стр. 142. В этом положении черные немедленно выигрывают ходом 21...Rс8!, создавая угрозу взятия на е1. Но Свешников этого хода не видит и продолжает 21…Bd3??, что ведет только к равенству. Цена ошибки – 8 пешек.

Это понятно, все могут ошибаться. Но вот что непонятно. На той же странице 142 гроссмейстер уже имел подобную позицию лишь с несущественной разницей – там пешка стояла на h3 вместо h4. И там гроссмейстер выигрывающий ход указал. Снова вопрос: как это объяснить? Или у гроссмейстера был очевидный провал в памяти, или кто-то другой всё бездумно переписывал, не вдаваясь в подробности?

Еще один замечательный пример. Я его привожу в главе 74.

 

Забавная ситуация с позицией на диаграмме возникает у Свешникова. В его книге об этой позиции говорится дважды, потому что она с простейшей перестановкой ходов (16.Qc2 Re8 17.Bg2 и 16.Bg2 Re8 17.Qc2) рассматривается на соседних страницах 157 и 158. Естественно, снова перестановка не замечена.

Сначала Свешников пишет, что «но не 20...Rхе4? 21.Qxe4 Nf3 22.Kd1!», что является правдой, а на следующей странице 158 сообщает читателям, что «интересно 20...Rxe4!? 21.Qxe4 Nf3». Правда, если мы продолжим вариант: 22.Kd1 f5 23.Nxf5 Bxf5 24.Qxf5 Nxg1 25.Qxc8 Qxc8 26.Ne7, то интерес заметно снижается, черные могут спокойно сдаться.

Остается добавить, что в первом случае Евгений Эллинович переписывает анализ Боуди, а во втором переписывает анализ Симича. Выбирайте, господа читатели, что вам больше понравится.

Наверное, мне пора остановиться. Глава «О чем поёт каюр» получилась длинной, там есть ещё много примеров подобных ошибок. Прямо скажем, совсем не гроссмейстерских. Они никак не увязываются с суровым образом опытного турнирного бойца, гроссмейстера с мировым именем.

Вы просто подводите читателя к простому выводу…

Да. Все странности и все ошибки (шахматные и нешахматные) сразу становятся понятными, если предположить, что книгу Свешникова писал не он сам, а кто-то другой. Слабый, невнимательный, совсем не знающий челябинский вариант, и даже не знающий, что в шахматах иногда бывают перестановки ходов, ведущие к той же позиции.

Я на этом не настаиваю, это – моё логичное предположение, косвенно подтвержденное десятками, если не сотнями фактов. Если гроссмейстер наберётся мужества и сам назовет имя своего помощника, он хоть как-то сможет сохранить своё лицо. Намного хуже, если он будет утверждать, что он сам всё это написал.

Тут уж, простите, не удержаться от банального вопроса: «Имя!» Кто же был соавтором (автором) книги Свешникова?

В книге я пишу, что мне этот человек неизвестен, и у меня не было цели его искать. Но вам, по большому секрету, я скажу, что мог бы назвать его фамилию. Но делать этого не буду по нескольким причинам.

Во-первых, я его не поймал за руку и не отвел в отделение полиции, где был составлен протокол, поэтому мои слова никого не убедят.

Во-вторых, если я назову это имя, меня могут обвинить в клевете, и мне придётся потом долго доказывать, что я прав. Доказывать можно, но мне это совсем не нужно. Мне не хочется тратить своё время на ерунду. Для меня совсем неважно, кто написал, я только показал, что книга Свешникова написана на слабом уровне.

В-третьих, как я уже говорил, я оставляю гроссмейстеру возможность совершить мужской поступок – признать, что книгу писал не он, и назвать имя своего помощника.

В таком случае, не возникала мысль проверить и другие книги? Евгений Свешников написал работы, посвященные французской защите, второму ходу с2-с3 в сицилианской…

Нет, пока не было на то причины. Но если получу солидный заказ, будет очень интересно проверить.

Вы упоминали о некоторых, как вы говорите, самоуверенных заявлениях гроссмейстера. Не могли бы вы остановиться на этом подробнее?

У меня в книге есть глава «Слова – серебро, молчание – золото». Там я об этих заявлениях говорю подробно, поэтому сейчас ограничусь краткими комментариями. Общее впечатление об этих заявлениях такое, как будто вам что-то упорно навязывают. Помните. как в «Бременских музыкантах»?

   «Ну-ка, все вместе, уши развесьте, лучше по-хорошему хлопайте в ладоши…».

Например, однажды Евгений Эллинович заявил во всеуслышание, что своей книгой он иссушил вариант. Это удивительное событие произошло через 20 лет после выхода его книги. Похоже, он не знает о многочисленных ошибках в своей книге (может быть, не читал её?). Не знает и о том, что после выхода его книги в 1988 году вариант продолжал бурно развиваться (может быть, он с тех пор не заглядывал в базы данных?). Вот что об этом написано у меня в книге:

В официальной базе «Huge», которую каждый желающий может найти в комплекте с известной отечественной программой Chess Assistant 12, мы находим только 18 партий за период до 1987 года включительно (то есть до выхода книги Свешникова), где ход 5...е5 применяют гроссмейстеры с рейтингом 2600 и выше. Там же мы находим, что к моменту выхода базы (октябрь 2011 года) таких партий было уже 809. Ситуация явно походит на продолжение бурного развития варианта после появления книги Е.Свешникова, но никак не на его увядание вследствие обещанной «засушки»! (конец цитаты).

Эта глава была написана в самом начале моей работы над книгой. Видимо, мне стоило привести более свежие данные на эту тему. Число партий было бы заметно больше.

В другой раз Евгений Эллинович сообщил всем: «Я не думаю, что знаю дебют хуже Каспарова». То есть минимально так же, а может быть, даже лучше. Очень смелое заявление. Посмотрим, что у меня об этом написано:

 «В современных шахматах существует группа основных дебютов. Среди них испанская партия, сицилианская защита, и особенно – вариант Найдорфа (который по популярности превосходит почти все дебюты), защита Грюнфельда, староиндийская защита, защита Нимцовича, новоиндийская защита. Обратимся к официальной Huge base программы Chess Assistant 12 и найдем в ней все партии Свешникова за оба цвета в этих дебютах. Вот что я обнаружил (данные за оба цвета):

              Испанская партия – 3 партии.

              Вариант Найдорфа – 5 партий, из них 4 до 1979 года.

              Защита Грюнфельда (3.Кc3 d5) – 0.

              Староиндийская защита (3.Кс3 Cg7) – 0.

              Защита Нимцовича – 2 партии.

              Новоиндийская защита (3.Кf3 b6) – 1.

Эти предельно скромные цифры, которые за последние тридцать лет почти не изменились, нам никак не подтверждают тот факт, что Евгений Эллинович является знатоком этих наиболее популярных дебютов. Они нам говорят о том, что Евгений Эллинович всеми путями уклоняется от них. Заметим, что у большинства гроссмейстеров эти цифры намного выше, однако они никаких саморекламных заявлений не делают. Заметим также, что в челябинском варианте Евгений Эллинович сыграл более сотни партий, и даже этого оказалось явно недостаточно, чтобы хорошо освоить вариант, потому что написанная им книга о варианте содержит сотни ошибок.

Раз уж Евгений Эллинович сравнивает свои дебютные познания со знаниями Каспарова, то будет совсем не лишним посмотреть, сколько партий сыграл Гарри Кимович на указанные темы. Вот цифры из той же базы для тех же дебютов соответственно: 122–193–82–108–99–87. Похоже, эти цифры немного выше. А если это так, то о каком сравнении с Каспаровым может идти речь? Как говорил Михаил Жванецкий: «Давайте спорить о вкусе устриц и кокосовых орехов с теми, кто их ел, до хрипоты, до драки» (конец цитаты из моей книги).

Было ещё одно подобное заявление: «Карлсена надо обыгрывать уже в дебюте, у него мало шансов стать чемпионом мира» (сказано незадолго до первого матча Ананд – Карлсен). В книге я это прокомментировал так:

 «Теперь всем стало ясно, в чем была роковая ошибка Ананда, из-за которой он проиграл Карлсену уже два матча на первенство мира. Просто ему никто не подсказал, что надо взять на эти матчи в качестве тренера дебютного эксперта Евгения Эллиновича Свешникова. И поэтому Ананд до сих пор так и не знает, в каком именно дебюте надо побеждать Карлсена.»

Помните, как у Бориса Гребенщикова: «История человечества была бы не так крива-а-а, если б они догадались связаться с человеком из Кемерова-а-а». И там же: «Небо рухнет на землю, перестанет расти трава – он придёт, и молча поправит всё, человек из Кемерова-а-а». Жалко, что «Челябинск» плохо рифмуется…

Вам уже известна оценка книги Евгением Свешниковым? Критические замечания, конечно, даны в корректной форме, но нет опасений испортить отношения со старым товарищем?

Такая оценка мне неизвестна, но её легко представить. Моя книга очень сильно (если не сказать больше) подрывает авторитет Евгения Эллиновича как автора дебютных книг, поэтому совершенно ясно, что она ему вряд ли понравится. Вы правы в том, что я старался все критические замечания давать в корректной форме, чтобы меня потом не могли обвинить в необоснованных нападках на одного из самых известных авторов (прошу не путать – это совсем не означает, что на одного из самых лучших).

Опасений испортить отношения тоже нет, потому что они уже давно испорчены. Видите ли, в молодости все обычно нормальные, приятные и даже симпатичные люди. Хочется с ними со всеми дружить. Но с возрастом люди постепенно меняются. Интересы у людей меняются, жизненные цели меняются также. Например, один чудак может три года книгу писать и заботиться о том, чтобы она была по возможности лучшей, а другой чудак будет рассматривать авторский труд только как возможность получить легкие деньги. Вряд ли такие чудаки будут дружить.

Раскрывать эту серьезную тему я бы не хотел. Здесь требуется отдельное интервью на тему «Как Геннадий Анатольевич поссорился с Евгением Эллиновичем».

Мы с вами подробно остановились на разделе «Не сотвори себе кумира». Но, конечно, главный раздел вашей книги – теоретический, занимающий более 520-ти страниц. Вы проделали огромный объем работы, перелопатив массу партий. В том числе шахматистов, мало известных. Насколько часто встречались случаи в работе над книгой, когда «аматёрам» удалось поставить под сомнение вердикт авторитетов?

Такие случаи очень редки. В первую очередь потому, что партии слабых шахматистов редко попадают в базы данных. Но подобное всё же иногда случается. Например, в главе 21 я привожу партию Головчанов – Елена Маценко, Воронеж 2000, где впервые на практике встретился ход 13…Bхd6!? Мама будущего международного мастера за доской разобралась в позиции лучше, чем опытный гроссмейстер в кабинетной тиши! Можно спорить о том, сыграла здесь свою роль женская интуиция, случайное озарение, или это был случайный выбор хода без озарения, но точно это не было домашней подготовкой.

Опять же в связи с этим хотелось спросить: как велась подборка наиболее важных, с вашей точки зрения, партий? Можно, конечно, руководствоваться рейтингом игроков, но есть ведь, например, и партии по корреспонденции (и-мэйл, серверу и др.), где ведущие (и не только!) игроки также используют мощные компьютеры и аналитические модули.

Здесь я вам открою небольшую профессиональную тайну. Сначала я на компьютере детально анализирую вариант, соответствующий определенной главе, и только когда у меня в голове возникает более-менее ясное представление о данном варианте, когда я вижу главную линию, я обращаюсь к базе и смотрю, а нет ли там случайно партий сильных игроков, в том числе – заочных. И только если увижу, что сильные игроки где-то уходят в сторону от моей главной линии, то разбираюсь, почему они уходят, и не ошибка ли это. Мой компьютер, видимо, делает анализы по уровню выше, чем воображаемый игрок рейтинга 3500 – прошу не падать со стула, поэтому он для меня больший авторитет, чем лучшие игроки. А авторы дебютных книг обычно поступают наоборот – они просто следуют наиболее популярным ходам и вариантам, пропуская все возможные на этом пути новинки. Именно так появились 2000 новинок. Это требует больших затрат времени, но даёт отличные результаты. Однако у авторов дебютных книг часто цель иная – написать книгу как можно быстрее, чтобы начать писать следующую. Именно этим объясняется низкий средний уровень дебютных книг, как бы их ни рекламировали. За примерами далеко ходить не надо, самый лучший пример – это широко разрекламированная книга Свешникова, о которой вы, я надеюсь, уже имеете своё мнение.

Вариант быстро завоевал популярность, причем исследования велись, надо полагать, как дома (т. е. в бывшем СССР), так и за рубежом. Были западные аналитики, чей вклад в теорию развития варианта нельзя обойти стороной?

Честно говоря, я таких не обнаружил. Скорее были практики, которые в своих партиях внесли много новых идей. Можно вспомнить Сакса, Леко, Ван Вели.

В книге указано, что вас во многих аспектах интересует взгляд на исходную позицию со стороны черных. В связи с этим хотел спросить, как вы относитесь к работе Андраша Адорьяна «Black is OK!»?

Первую половину этого вопроса я совсем не понял. Укажите страницу! Может, вы имеете в виду, что меня всегда больше интересовали возможности игры со стороны черных? Действительно, это так. Потому что выиграть черными труднее, чем белыми. И сделать ничью тоже труднее.

А что касается книги Адорьяна, то сама идея правильна, как я говорил, у черных надежная позиция. Но думаю, что уровень книги невысокий, так как она писалась в докомпьютерную эпоху.

В своей книге вы затрагиваете болезненный даже для многих высококвалифицированных шахматистов вопрос. В условиях настоящего информационного «цунами» есть ли смысл работать над расширением дебютного репертуара? Или, может, ограничить свой выбор одним фиксированным дебютом (вариантом), где все «ходы и выходы» досконально известны? Скажем, только челябинским вариантом на 1.е4, плюс изучением закрытых схем сицилианской защиты? Собственно, некоторые гроссмейстеры так и поступают?

Это непростой вопрос требует развернутого ответа. Я думаю, что в связи с тем, что появление компьютеров дает возможность быстро подбирать информацию и изучать какой-то новый вариант намного быстрее, чем это было в докомпьютерный период, досконального изучения одного дебюта сейчас явно недостаточно.

Например, можно досконально изучить челябинский вариант и играть только его. Но все ваши партии будут в базах данных, ваши противники (в том числе заметно более слабые) имеют компьютеры, они все эти партии найдут, и во всех партиях могут найти какое-то усиление, либо просто солидный вариант, сильно упрощающий позицию (если надо сделать ничью), могут вас поймать и на повторение ходов. Вы достигнете определенного уровня, даже станете гроссмейстером, но потом упретесь в потолок, перестанете выигрывать, и ваши результаты перестанут расти.

Я думаю, что развитие практических шахмат высшего уровня идёт в другом направлении. У сильных игроков задача состоит вовсе не в том, чтобы получать хорошие позиции в каком-то одном, детально изученном варианте, а в первую очередь в том, чтобы применить вариант, который соперник не может ожидать со стопроцентной вероятностью, получить пусть не очень глубоко проанализированную, но сложную позицию, в которой соперник будет вынужден играть своей собственной головой, а не повторять 20-25 ходов из базы. В этом смысле можно сказать, что для пытливого ума изучение баз и дебютных книг – это вовсе не для того, чтобы повторять известные ходы, а чтобы хорошо знать, какие пути уже хорошо изучены, а где можно от них уклониться и заставить противника играть своей головой.

Поэтому, на мой взгляд, успехи будут иметь шахматисты с широким репертуаром, которые играют много дебютов и могут подобрать наиболее неприятный дебют для каждого конкретного противника.

Страницы книги буквально пестрят сложнейшими вариантами, ссылками на партии и т. д. Попробуем подойти к вопросу с несколько неожиданной стороны. Вам предложено дать безвариантные комментарии (т.е., объяснить всё словами с минимальным использованием спецтерминов), наиболее ярко отражающие суть того, что описано в книге. Какие партии вы бы избрали для демонстрации?

Не уверен, что правильно понял ваш вопрос. Если мы говорим о моей книге, то есть о челябинском варианте, то можно поступить так. Если мне нужно кому-то словами объяснить идейное содержание челябинского варианта, то сначала надо выяснить, кому именно я собираюсь это объяснять. В зависимости от этого можно выбрать 5, 10, 20, или даже 50 партий, в которых основные идеи челябинского варианта реализованы наиболее ярко. И можно ограничить или расширить круг этих идей в зависимости от уровня читателя/слушателя. То есть такой набор партий будет сильно зависеть от того, кому это надо объяснять.

В одном из своих интервью Евгений Эллинович заметил, что некоторые дебюты (речь, если не изменяет память, шла о скандинавской защите) уже напрямую опровергнуты сильнейшими шахматистами мира. Просто все это держится в «загашнике» до поры до времени. Вы разделяете подобный взгляд на вещи, или, напротив, считаете, что появление компьютеров продлило жизнь многим «неправильным» началам? 

Про громкие заявления Евгения Эллиновича вы уже знаете, я уже вам рассказал. Никто скандинавскую защиту пока не опроверг, да и это, на мой взгляд, просто невозможно. Начальная позиция черных имеет большой запас прочности, и даже если удастся доказать, что скандинавская защита немножко хуже сицилианской защиты или испанской партии, это никак не будет опровержением целого дебюта. Евгению Эллиновичу нравится иногда намекать на то, что он знает какие-то тайны. Этого запретить нельзя. Человек должен иметь фантазию и должен мечтать, иначе жизнь скучна.

Насколько часто приходится читать шахматные книги без доски и компьютера? Присутствует ли в шахматной литературе «легкий жанр», не требующий вспомогательных средств?

Недавно я пролистывал старую книгу «С шахматами через века и страны». Ей уже более пятидесяти лет, но она издана отлично, современные книги могут позавидовать. Отличные цветные иллюстрации. Такая книга, естественно, не требует ни доски, ни компьютера. Не знаю, присутствуют ли сейчас такие книги на рынке шахматной литературы в России.

Если же вам необходимо прочитать книгу, в которой приводятся варианты, то здесь ещё можно обойтись без доски, но компьютер надо иметь под рукой. Более того, если у вас в руках книга нового автора, вам будет очень полезно убедиться, что автор не халтурит, и поэтому ему можно доверять. Для этого просто необходимо проверить на компьютере хотя бы несколько сложных тактических вариантов из книги. Кстати, именно об этом у меня написано в главе «Трудно быть лохом».

Вы пишете, что решили оставить практическую игру. Выбор, очевидно непростой для человека, выступавшего в турнирах большую часть своей жизни. Только ли возраст стал побудительной причиной? Или, может, прокомментируете: «Я перестал активно играть в турнирах (в чем мне помогла активная «поддержка» Словацкого шахматного союза»)?

Конечно, возраст сыграл свою роль. Но не в том смысле, что здоровье не позволяет играть в турнирах. Просто с возрастом теряется мотивация. Сначала были самые высокие цели, потом надо было детей поднимать, потом надо было жизнь в Словакии налаживать. Но всё это сделано, все титулы получены. Удалось даже чемпионом мира в команде стать, хотя я сам этого вовсе не хотел, как я уже говорил.

Ради чего сейчас напряженно готовиться к турниру, уезжать из уютного дома на 10 дней, жить во второсортном отеле и играть с противниками на 40-50 лет моложе тебя, у которых мотивации хоть отбавляй? Чтобы за эти десять дней плюс минимально неделю на подготовку получить при удаче 500 евро? А оно мне надо?

Так что я сейчас наслаждаюсь жизнью, чего в большой степени был лишён, пока активно играл в турнирах.

Что касается активной поддержки (в кавычках) Словацкого шахматного союза, то я вам расскажу одну историю. Когда в 1993 году я переехал в Словакию, то мне, естественно, очень скоро пришлось поехать из Нитры, где я живу, в Братиславу. Это примерно 90 км. Чтобы посетить Словацкий шахматный союз (федерация по-русски). Нашел «Дом спорта», там на самом последнем, седьмом этаже, в самом конце длинного коридора, находились две самых маленьких комнаты, которые занимал шахматный союз. На дверях одной из комнат была прилеплена маленькая бумажка. А на маленькой бумажке совсем маленькими буквами было написано: «Словацкий шахматный союз ищет спонсоров». Смешно? А вот словацким шахматистам не очень смешно, потому что спонсоров с тех пор так и не нашли (или спонсоры не прочитали, что написано на маленькой бумажке?), а государство даёт на шахматы очень мало денег. Всё уходило на хоккей и футбол. А без денег какие профессиональные шахматы?

И даже когда я перешел в категорию «сениоров», и было очевидно, что каждая моя поездка на личные первенства мира или Европы может реально принести медаль, я не получал от шахматного союза денег на эту поездку. Они мне иногда давали в половинном размере (в России знают, что это выражение означает). Остальные деньги я сам находил у спонсоров. И даже когда у меня уже были три медали, полученные на таких первенствах, даже тогда ничего не изменилось. Логично – раз человек сам может найти спонсоров, зачем ему деньги давать?

Но мне надоело искать спонсоров, поэтому я перестал ездить на эти первенства. А благодаря тому появилось много свободного времени (не забудьте, что на подготовку и поиск спонсоров тоже время требовалось). Перестал заниматься тренерской работой в рамках шахматного союза, только приватные тренинги, и только в Нитре. Думаю, что это совсем неплохо, и вполне вписывается в тот образ жизни, который меня полностью устраивает.

Из некоторых ваших высказываний становится ясно: к счастью для любителей шахмат, литературную деятельность вы прекращать отнюдь не намереваетесь, и ограничивать свои интересы исключительно Вариантом также не собираетесь. Ожидает ли нас что-то в ближайшем будущем?

Совершенно верно. Литературную деятельность я только начал, написав первую по-настоящему серьезную книгу. Этим я сам себе высоко поставил планку – теперь уже как-то неудобно писать книги типа «Репертуар для блица». Кстати, раз уж я об этом никогда писать не буду, то хотел бы воспользоваться случаем, набраться наглости и дать Евгению Эллиновичу один совет. В блице очень важно играть на том фланге, который ближе к часам. Это помогает сберечь драгоценные секунды. И об этом обязательно надо написать в следующем издании «Репертуара для блица».

А я сам если и буду писать, то что-то солидное. Что касается конкретных планов, то у меня в голове есть несколько интересных тем для книг. Как дебютных, так и других. Но не всегда то, что нравится тебе, издатели хотят издавать. И не всегда предлагают за серьезную работу, которая потребуется для серьезной темы, достойную оплату, так что посмотрим. И не буду называть пока конкретную тему, даже когда она появится – это нехорошая примета.

Беседу вел Сергей Ким

 

Последние турниры

20.04.2017

Мемориал Вугара Гашимова прошел в четвертый раз.

15.04.2017

Круговая система,   8 участников.

12.04.2017

За победу в первом круге начисляется 2 очка, за ничью – 1 очко; во втором – 1 очко и 0,5 очка соответственно.

10.04.2017

.

28.03.2017

Призовой фонд 194 тысячи долларов, первый приз 50 тысяч долларов.

22.03.2017

Призовой фонд 90 тысяч долларов, первый приз 20 тысяч долларов.

20.02.2017

Гарантированный призовой фонд – 140 000 евро (с учетом призового фонда блицтурнира).

10.02.2017

В чемпионате играли 13 шахматисток из первой мировой двадцатки.

13.01.2017

Два главных турнира проводятся по круговой системе при 14 участниках.

09.12.2016

London Chess Classic является завершающим этапом Grand Chess Tour.

11.11.2016

Магнус Карлсен vs Сергей Карякин.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум