среда, 18.10.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Командный чемпионат Европы27.10
London Chess Classic01.12

Интервью

   

ЭМИЛЬ СУТОВСКИЙ: «КРОМЕ НАС ЭТО НИКТО НЕ СДЕЛАЕТ»

28 ноября начинаются выборы в Совет АШП. В интервью ChessPro Президент Ассоциации, гроссмейстер Эмиль Сутовский отчитывается о проделанной за четыре года работе.

– Прежде всего, хочу отметить, что это не просто выборы, а Генеральная Ассамблея АШП. В повестке – целый ряд вопросов, множество опросов на темы, волнующие профессиональное шахматное сообщество, оценка итогов деятельности Совета АШП, ну и собственно выборы нового Совета АШП. Генеральная Ассамблея будет проходить онлайн, на нашем сайте с 28 ноября по 13 декабря, и я приглашаю всех зарегистрированных членов АШП принять участие в опросах, а тех, кто имеет право голосовать – поддержать того или иного кандидата.

Говоря об итогах: четыре года пролетели достаточно быстро. Наверно, это свидетельствует о том, что работы было много, хотя нельзя сказать, что сделали все, что запланировали, и всегда действовали так, как хотелось и как надо было бы. Мне кажется, что ситуация во многих областях серьезно улучшилась в результате нашей деятельности. Значит, не зря люди выказали нам доверие и продолжали выказывать в течение этого срока, вступая в ряды АШП.

– Сколько членов насчитывает сейчас Ассоциация?

– Формально около 1100 человек, но они делятся на три категории. Premium Members имеют доступ ко всему спектру нашей деятельности – от непосредственного участия в АШП-Туре до wildcard на приглашения в наши турниры и специальных призов и приёма в турнирах, проводимых при нашем партнерстве. Те, кто поддерживают нас, ни за что особенно не борясь, никаких особых выгод не ища – это стандартное членство (которое также позволяет участвовать в выборах), и есть рядовое членство – человек разделяет наши принципы, зарегистрировался в АШП, но не готов подкрепить эти принципы ничем, кроме моральной поддержки.

– А сколько было четыре года назад?

– Пара сотен. Очевидно, что правильно было бы судить не по общему количеству, а по количеству платных членов. Это самый точный показатель. Премиум-членство стоит 100 евро в год, стандартное – 30 евро. Премиум-членов больше, потому что те, кто видит реальные плоды нашей работы, понимают, что какую-то ее часть надо поддержать. Порядка 150 человек (плюс около 90 Standard Members) – такого не было никогда, и это показатель того, что мы неплохо делаем работу. Напомню, что по моему предложению первые два года после избрания нынешнего состава Совета членство было бесплатным. Чего греха таить, деятельность АШП была лимитирована, и мне хотелось сначала показать, на что мы способны, а потом просить людей поучаствовать в этом и поддержать нас.

Ситуация кардинально изменилась, за два года мы провели несколько турниров, проделали хорошую работу в социальном плане, и это привело к тому, что сейчас нас поддерживают все больше и больше. В том числе люди, которые в свое время не вступили или даже публично выражали несогласие с нашей точкой зрения. Например, Алексей Широв. Я был приятно удивлен – мы с ним поговорили, он сказал, что все обдумал и считает, что мы делаем работу на хорошем уровне, и несмотря на то, что некоторые разногласия остаются, он со следующего года вступит в качестве премиум-члена.

Для меня вообще крайне важно, когда деятельность АШП пытаются проанализировать, осмыслить, да и обоснованная фактами критика помогает двигаться вперед. Мы ведь постоянно пытаемся улучшить нашу работу: к примеру, каждый год разбираем систему АШП-Тура, пытаемся сделать её более объективной. В этом году очень дельные предложения прислал Никита Витюгов, и мы совместно продолжим дальнейшую корректировку.

– Цифры цифрами, а что можно считать главными итогами четырехлетней деятельности?

– На самом деле цифры не главное. Возьмем одну из программ, которая для меня является важной – поддержка ветеранов. Мы серьезно помогли в совместном проекте с ФИДЕ 12 ветеранам и планируем продолжить эту программу в 2016 году. Понятно, что никто из них не являлся членом АШП (приятно, что в этом году, в знак оценки нашей деятельности, к нам присоединился Виктор Давыдович Купрейчик). Мы, естественно, не ставим им условие: станьте членом Ассоциации – вот тогда мы вам поможем...

Проделанную работу можно разделить на несколько абсолютно разных векторов, которые как-то между собой совпадают. Одно – это организация наших собственных турниров...

– Многие отмечают, что турниры АШП всё же не такого масштаба, как у ГМА и ПША...

– Это важный момент. АШП в корне отличается от своих великих предшественниц. ГМА и в особенности ПША – это были элитарные, я бы даже сказал, элитистcкие организации, заточенные под профессиональные и политические нужды великого чемпиона. Ни о каком профсоюзе толком речь не шла (вернее, дальше речей дело не заходило), и в тот момент, когда Каспаров покидал эти организации, они практически сразу же прекращали существование. Там никакой созидательной работы не велось – организовывались турниры (замечательные, не спорю), под каспaровский цикл находилось хорошее финансирование, и всё. ГМА и ПША, безусловно, были очень влиятельными структурами, но лишь на очень короткое время. Собрать всю элиту вместе – затея неплохая, но это не профсоюз. Тут почему-то вспомнились строки незабвенного Николая Глазкова: "Мне говорят, что "Окна ТАСС" моих стихов полезнее...".

В АШП всё иначе. Времена сейчас достаточно сложные: по сути дела, турниры, где нет Карлсена, остались вне зоны финансирования. Организуются или совсем элитные круговики, или почти никаких. Нам удалось разбавить эту тенденцию. Мы провели в 2012 и 2014 в Амстердаме и Бергамо Golden Classic, в 2013-м – ACP Cup в Риге и сейчас, в конце 2015-го проводим в Ашдоде ACP Masters – представительный турнир, сильнейший в истории Израиля (по среднему рейтингу даже сильнее, чем чемпионат мира по блицу 2006 года, хотя там было много звездных игроков). Состав участников, с одной стороны, очень мощный, а с другой – это в подавляющем большинстве люди, которые отобрались по итогам АШП-Тура.

В женских шахматах мы тоже постарались и организовали несколько очень достойных турниров – девочки до сих пор с придыханием вспоминают чемпионат мира по рапиду и блицу, организованный АШП в Батуми летом 2012-го. Да и соревнованиями в Тбилиси и Кутаиси мы вполне можем гордиться. Тем не менее, несмотря на неповторимое грузинское гостеприимство, в 2016 году женский турнир АШП будет организован гораздо западнее :)

– Какие еще планы на будущий год?

– В следующем году мы сразу берем высокую ноту – с 7 по 10 января проводим совместно с эстонской федерацией турнир в Таллине, посвященный 100-летию Кереса. Там, помимо того, что мы вносим вклад в увеличение призового фонда, порядка 25 гроссмейстеров получат от нас условия, и это не только Свидлер, Непомнящий, Эльянов, но и гроссмейстеры, не входящие в элиту. И помимо женского, в плане стоит еще один турнир.

В целом, ситуация не то чтобы благостная, но делаем достаточно много. Мне кажется, что мы заполняем важную нишу, проводя соревнования не самые элитные, а назовем их «под-элитные», где могут выступить шахматисты, которые уже заслуживают того, чтобы сыграть на самом верху.

Еще одно направление – работа с организаторами крупнейших турниров. Мне кажется, что готовность, с какой они идут на сотрудничество с нами, показывает, какую хорошую репутацию мы заслужили. Список постоянно расширяется: когда-то начиналось с одного Гибралтара, потом добавились Пойковский, Биль, Катар, wild card в Кубок мира. Сейчас мы договариваемся о сотрудничестве с Reykjavik Open. Постараемся помочь Виорелу Бологану, который организует в марте Мемориал Чебаненко и предложил включить его в цикл турниров АШП.…

– В чем заключается сотрудничество с крупнейшими турнирами?

– Речь идет о приглашении участников, выделении им специальных условий. Если это круговик, то о включении игрока, отобравшегося через АШП-тур. В Вейк-ан-Зее в 2015 году это был Войташек (а в турнире "В" – Гунина), в 2016-м, вероятнее всего, будет Томашевский. В Пойковском в прошлом году Шарич, в этом – Инаркиев. В Биле – Мотылев. В Катаре это очень хорошие условия для наших игроков (три мужчины и три женщины) – такие, на которые они не могли бы рассчитывать, просто попросив организатора. Гроссмейстер Адхибан, один из обладателей wild card АШП, написал у себя в Facebook, что он никогда такого приема и близко не получал. В Гибралтаре-2016 опять-таки одна мужская путевка и две женские...

– Неплохой список получается. Или есть еще что-то?

– Ага, «Я список кораблей прочел до середины»... Эта работа с организаторами, на мой взгляд, очень важна, АШП будет ее расширять. Так, мы договорились, что в Вейк-ан-Зее в турнире «В» будет зарезервировано постоянное место для шахматиста старшего поколения. Благодаря этому соглашению в будущем году играет Алексей Дреев. Кроме того, уже второй год место в Вейке «В» имеет лучшая шахматистка АШП-Тура. У Марии Музычук есть другие планы, поэтому нас будет представлять Нино Бациашвили, которая очень здорово отыграла этот год.

С организаторами Вейк-ан-Зее обсуждалась также идея проведения юношеского турнира. Наверно, многие заметили, что юношеские чемпионаты мира, в частности, «до 20», не собирают в наши дни сильнейший состав. Более того, самых сильных там как раз нет. Наша идея – я предложил ее Йеруну ван ден Бергу, и он в принципе поддержал, мы ждем формального подтверждения – заключается в том, чтобы в следующем году провести круговик, где за право выступить в турнире «А» боролись бы все сильнейшие юниоры (ну может быть, за исключением Вэй И, потому что у него и так есть шанс попасть). Такой турнир станет трамплином для тех ведущих молодых шахматистов, которым уже действительно не имеет смысла играть в чемпионате мира «до 20» – Раппорт, Артемьев, Дуда, Дубов... По срокам не могу еще сказать точно, пока мы планировали такой турнир на ноябрь в Голландии.

– Чем занимается АШП, помимо турнирной деятельности? Каковы успехи на других направлениях?

– Более чем для полусотни игроков мы добились выплаты гонораров и призов, которые не были выплачены организаторами. Не то что вовремя – их просто собирались «заныкать». Ассоциация этим занимается, посылает официальный запрос, снабженный юридическими обоснованиями. Такой подход воспринимается организаторами гораздо серьезнее, им не хочется в этом плане с нами воевать. Опять-таки, я когда-то говорил и буду повторять: воевать – самое простое, а мы всегда старались вносить конструктив. Даже если быть оппозицией, то конструктивной, на благо шахмат... Но это подразумевает, что к нам прислушиваются. А если перестанут прислушиваться, значит, придется отбрасывать интеллигентность – возможно, придется так поступить, если мне доверят пост Президента АШП и в новом Совете.

Конечно, очень важной является борьба за повышение призовых фондов. Она ведется по всему фронту, зачастую приходится не соглашаться, настаивать… Большей частью это помогает. Напомню, что призовые на чемпионатах Европы в какой-то момент выросли. Потом они ушли немножко обратно, но зато появились специальные призы для членов Ассоциации, и в 2015 году был специальный призовой фонд 10 тысяч евро для Премиум-членов АШП. Такой же будет в 2016-м. Более того, в следующем году, по итогам переговоров с ЕШС и косовскими организаторами, десять семисотников получат от организаторов полный приём (и опять-таки будут неплохие ветеранские призы). Кстати, хотел бы отметить очень успешное сотрудничество с новым руководством ЕШС. Всё же Азмайпарашвили сам был серьезным шахматистом, поэтому, скажем, удалось решить вопрос отмены zero tolerance на всех европейских чемпионатах. Антиничейные правила исчезли из личных чемпионатов Европы, и это тоже следствие дискуссий между АШП и ЕШС.

– Вместо этого в полный рост встала проблема читерства.

– Проведенный нами опрос показывает, что она является самой важной для профессионалов. К сожалению, ФИДЕ долгое время не хотела вообще этим заниматься. Затем удалось, собрав петицию, которую подписали более 800 человек, сдвинуть дело с мертвой точки. Была создана совместная комиссия, поработавшая около года. Много чего сумели добиться, но потом ФИДЕ решила реорганизовать ее и выделить в отдельную комиссию ФИДЕ, где будут наши представители. Таким образом, сегодня комиссия формально не имеет отношения к АШП, хотя несколько человек от Ассоциации в ней представлены. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить еще раз Юрия Гарретта, Юлию Левитан, Константина Ланду и профессора Кена Ригана за их работу – подчеркну, что далеко не всегда согласен с их предложениями по деятельности античитерской комиссии (пожалуй, меньше всего расхождений с Костей – всё же взгляды действующих шахматистов на эти вещи частенько совпадают), но все они очень добросовестно относятся к работе.

Могу сказать, что есть недовольство работой этой комиссии, причем, опять-таки, несмотря на то, что мы все время эту тему поднимаем и продвигаем, мне кажется, что в руководстве ФИДЕ до сих пор не осознают ее важность. Необходимо, чтобы это были реальные, а не формально введенные правила, чтобы они соблюдались. Сегодня ситуация выглядит так, что все вроде начало работать, но реального выхлопа очень-очень мало. Более того, многие в ФИДЕ, в том числе в руководстве, хотят ограничить деятельность комиссии официальными турнирами – чемпионатами мира, претендентским циклом, Гран-при, при этом абсолютно не осуществляя серьезных проверок на крупных швейцарках или массовых турнирах. На мой взгляд, это абсолютно недопустимо, и если так пойдет и дальше, нам придется предпринимать какие-то решительные шаги.

Вообще, если говорить о сотрудничестве с ФИДЕ, то оно выходит неровным. В отдельных областях делаются какие-то важные вещи, и за это мы им благодарны, например, за помощь ветеранам или за поддержку нашего предложения о предоставлении условий на чемпионате мира по рапиду и блицу всем игрокам с рейтингом выше 2700. С другой стороны, зачастую ФИДЕ как многополярная организация оставляет какие-то вопросы посередине сфер влияния, и в результате ничего не решается. Где-то сталкиваются личные амбиции, где-то большая (а чаще – мелкая) политика, и вопрос застревает.

На сегодняшний момент, кроме проблемы с читерством – еще раз подчеркну, я недоволен тем, как она решается минимум в последний год – это проблема с рейтингом, то есть введение коэффициента, который позволяет современным шахматистам, никогда не показывавшим результата уровня 2400, неожиданно добиваться рейтинга 2500+. Это, на мой взгляд, и совершенно безобразная система подсчета блиц-рейтинга, создающая невероятные ситуации, когда Каруана находится на 84-м месте, а Топалова нет в сотне. В то же время, наверху можно обнаружить совсем уж неожиданных людей...

Есть еще одна тема – в последнее время ФИДЕ активно продвигает свою игровую платформу, и сейчас был уже озвучен очень опасный план: будучи фактически монополистом реального рейтинга, ФИДЕ планирует обсчитывать партии, сыгранные онлайн, в зачёт обычного рейтинга. Детали пока не обнародованы, и нас успокаивают тем, что это будет лишь до определенного рейтингового порога – но потенциально такое новшество может привести к настоящему хаосу и уничтожению достаточно объективной рейтинговой системы, просуществовавшей 45 лет. Мы неоднократно посылали наши запросы и предложения по рейтинговой системе, но как-то не очень убедительно звучали ответы.

– Видимо, отвечающие не очень заботились о том, чтобы они выглядели убедительно…

– Мне кажется, что в первое время, когда мы только начинали работать, у ФИДЕ создалось ощущение опасности того, что мы можем стать реальной силой, нам шли навстречу, делали что-то. А потом поняли, что мы вроде такие конструктивные, в политику не вмешиваемся, Каспарова не поддерживаем – ну и зачем стараться? Потом подвис матч Карлсен – Ананд, понадобилось мое посредничество, опять на какое-то время всё здорово, но ненадолго. И перестали должным образом реагировать на поступающие сигналы. Те вопросы, которые мы обсуждали, потихонечку отодвинули на задний план и занимаются совсем другими вещами. На таких началах трудно вести совместную работу...

В новом Совете, думаю, у нас будет более мобильная команда, которая будет более жестко эти вопросы отстаивать, и мы просто не дадим важным темам застрять посередине, потому что они волнуют тысячи шахматистов. Тут просматривается парадокс: считается, что ФИДЕ должна заботиться обо всех шахматистах, а АШП – лишь о самой верхушке. Однако на деле частенько получается, что ФИДЕ волнует только судьба Карлсена и тех, кому посчастливится с ним играть в одних турнирах, в то время как АШП пытается помогать гораздо более широкому кругу шахматных профессионалов. То есть, решать вопросы от контроля времени и количества выходных дней в турнирах высшего ранга до дополнительных призов, которые в основном рассчитаны на шестисотников. Мало кто знает, сколько дискуссий потребовалось для того, чтобы в турнире претендентов и на Кубке мира появился лишний выходной день, или для того, чтобы на чемпионате мира по рапиду и блицу в Берлине сохранились такие высокие призы...

В целом, мне представляется, что благополучие среднего класса (в мужских шахматах условно назовем так игроков диапазона 2550-2750) и отношение к пенсионерам (ветеранам) как раз показывает состоятельность любой системы/общества. А когда в чемпионате мира среди ветеранов первый приз позволяет покрыть расходы на турнир, а уже второе место оставляет в минусе – значит, что-то тут не то... Кстати, буду опять поднимать этот вопрос на встрече с руководством ФИДЕ.

– Какие у вас есть возможности воздействия, если ФИДЕ не реагирует?

– У нас есть целый спектр вариантов, имеющийся в арсенале у любого профсоюза – начиная с открытых писем, которые будут подчеркивать некомпетентность того или иного решения, и заканчивая письмами, которые будут советовать шахматистам, как поступать в том или ином случае, возможно, даже бойкотировать какой-то турнир. Мы традиционно стараемся оставаться вне политики, и надеюсь, что нас не заставят делать какие-то политические заявления и выступать против кого-либо.

Проблема в том, что в какой-то момент, например, проблема читерства станет настолько острой, что уже будет поздно. Я думаю, что и сегодня уже реально поздно: вопрос несколько лет стоит на месте и не двигается, а сколько еще времени пройдет, пока все это будет разработано и внедрено… Так мы далеко не уедем. В этой связи хочу попенять и некоторым ведущим шахматистам: когда прославленный чемпион в беседе со мной говорит о том, что за год как минимум дважды стал жертвой читеров (называя имена!), а потом в интервью заявляет, что, дескать, "на нашем уровне всё же такой проблемы особо нет", то это никак не способствует борьбе с современной шахматной чумой.

– Как будет выглядеть новый состав Совета?

– Это уж решать членам АШП. Расскажу о нашей команде – о тех, за кого я попросил голосовать.

Из прошлой команды остались два «отца-основателя» – Павел Трегубов и Бартломей Мачейя. Остается также Юрий Гарретт, он сейчас почти исключительно занимается античитерской темой, являясь секретарем античитерского комитета. И Йерун ван ден Берг, организатор Вейк-ан-Зее – он тоже в Совете, много помогает как непосредственно в том, что связано с его турниром и нашим сотрудничеством, так и своим опытом. Очень здорово, что он с нами.

– А чем занимаются отцы-основатели?

– Паша Трегубов – незаменимый человек. Он казначей АШП. Не то чтобы у нас много денег, но чем их меньше, тем добросовестнее должен быть работник на этом посту, и Паша – тот человек, на которого всегда можно положиться. Кроме того, он ведет таблицу АШП-тура – по энергозатратам и по важности еще более ответственная миссия. Можете себе представить, что такое обсчет 120 турниров в год, при том, что многие шахматисты сами очень тщательно все подсчитывают, поскольку от малейшей ошибки может зависеть судьба путевки в крупные турниры.

Бартек был секретарем Совета, вел по большей части техническую работу. Сейчас, перебравшись в Штаты, он не сможет этим заниматься, но зная его всегдашнюю скрупулезность и общий вклад в работу АШП, не сомневаюсь, что от него будет немало пользы даже на посту рядового члена Совета.

Несмотря на столь ценные кадры, нам надо было основательно усилиться.

Первым приглашение принял Макс Длуги. У него богатый опыт, в свое время он играл активную роль в создании ПША. Макс очень любит шахматы, можно сказать, живет ими, при этом он достаточно состоятельный человек. В работе для АШП он не ищет выгод, а рассчитывает сделать что-то полезное.

В нашу команду вошел Абхижит Кунте. Надо сказать, что если взять первую десятку индийцев, то наверно, первые девять – члены АШП, начиная с самого Ананда. У них есть чему поучиться. В 2013 году, когда мы только начинали массированную деятельность, поступил запрос от Сурья Гангули: у игроков возник серьезный конфликт с национальной федерацией. Их заставляли играть в чемпионате Индии на совершенно неприемлемых условиях, в противном случае они не могли представлять страну на официальных турнирах, будь то чемпионат Азии или чемпионат мира по быстрым шахматам. То есть, даже не командные, а личные турниры!

Мы долго воевали, у меня самого была обширная переписка, мне долго показывали какие-то решения индийского суда, но в результате это правило было отменено. Приятно удивило, что после этого все индийские шахматисты сочли необходимым вступить в АШП, причем в качестве Premium Member. И когда я слышу от сильных и даже ведущих российских шахматистов, что 100 евро в год – это достаточно крупная сумма… думаю, в Индии живут не лучше. Но тем не менее люди понимают, для чего мы это делаем, и видят, что мы реально помогаем.

Так вот, Абхижит Кунте – представитель индийских шахматистов в федерации Индии. Он давно ведет эту борьбу, кроме этого, отметился как организатор нескольких турниров, сам сильный шахматист, и как нельзя лучше подходил для вхождения в Совет.

Также я был рад пригласить македонского гроссмейстера Александра Чоловича. Oн очень здорово пишет о шахматах, любит игру во всех проявлениях, и именно его интерес и отношение к нашей игре меня подкупили. Мы с ним много беседовали, он владеет в совершенстве пятью языками, по образованию шекспировед, с ним интересно обсудить многие вещи, и высказанные им идеи подтолкнули меня к мысли, что он может быть очень полезен в команде. Тем более, что Балканы как-то оставались до сих пор неохваченными. Индийцев в АШП человек двадцать, много россиян, а представителей балканских стран можно по пальцам одной руки пересчитать. Поэтому, когда Александр выразил желание влиться и внести свою лепту, я был очень рад.

Ну и без прекрасной дамы обойтись никак нельзя, да нам и не хотелось без нее обходиться, и я с удовольствием пригласил Анастасию Савину. Настя – сильный игрок, стоит на пороге вхождения в олимпийскую сборную России, она еще и очень интересный человек, свободно владеющий немецким, английским и французским. У нас, чего греха таить, хромает вопрос освещения нашей деятельности – частенько мы делали какие-то проекты, но практически ничего про это не писали и не делали никаких презентаций, и Настя сказала, что в этом плане будет рада помочь. Кроме того, поскольку мы никогда не забываем про женские шахматы, нам, естественно, будет полезен заинтересованный и компетентный взгляд на эти вопросы.

– Как складываются отношения внутри Совета? Вы легко приходите к единому мнению или часто вступаете в полемику?

– Часто. Например, с Бартеком мы почти всегда в диссонансе, но тем не менее он был одним из первых людей, которых я пригласил войти в новую команду. Мне кажется, очень важно, чтобы человек имел свое мнение, отстаивал его, приводил какие-то доводы, пусть даже они мне не нравятся и кажутся в 80% случаев неверными. Но я зачастую менял свою изначальную позицию, прислушиваясь к доводам Бартека.

Совет старается работать как команда. Другое дело, что нужно, чтобы было больше работающих членов команды, как я всегда стараюсь подчеркивать без экивоков в чей-либо адрес. Надо, чтобы каждый более-менее знал, что он делает. Скажу честно, что от половины членов прошлого Совета я ожидал большего.

– Чего можно ожидать от будущего Совета?

– В целом намеченный вектор будет выдержан. Повторюсь, прихожу к мнению, что надо немножечко заострять и более принципиально поднимать вопросы, потому что есть вещи, которые мы сами не сможем сделать, если ФИДЕ всерьез не подключится. Например, разговор о читерстве и рейтингах, неизбежно выливается в важную тему – некомпетентность судей. Она достигает ужасающих размеров. Я не боюсь об этом говорить. Есть много судей, с которыми у меня хорошие отношения (может, после этого выступления их станет чуть меньше), но то, что происходит в целом, – совершенное безобразие. Все знают, что квалификация судей сегодня недостаточная. Можно найти дюжину-другую хороших, высокопрофессиональных судей, и это всё. Очень часто, например, в рапиде судья не принимает правильного решения просто потому, что он во время партии не сможет остановить часы и быстро переставить и настроить их, добавляя время одному из соперников. Когда я беседовал на эту тему с тремя ведущими арбитрами, двое из них согласились, что это действительно так.

Эпизод матча Непомнящий – Накамура наглядно показал, что абсолютно не прописан механизм наказания за мелкие и средней тяжести нарушения. Судья не знает, как реагировать. А ведь очень часто надо принимать решения, исходя из здравого смысла, логики происходящего. К примеру, следует останавливать игру в случае, если рокировка делается двумя руками, или нет? Думаю, что вопрос бы не возник, если бы Накамуре сделали замечание раньше, между партиями, в каждой из которых он применял тактику мелкого (а точнее, среднего) фола...

Более того, сегодня с читерскими делами судья постоянно должен быть настороже. Многие международные арбитры годами не проходят переаттестацию, а если бы попробовали, то возможно, и не прошли бы. Одними нашими усилиями, одними переговорами с ФИДЕ эту проблему не решить. У нас в АШП состоит более десятка судей, по моему мнению, все они высокопрофессиональные. Не то что мы такие замечательные, но вот так получилось. Думаю, мы создадим судейский комитет АШП, в состав которого войдут арбитры, доказавшие свой высокий уровень профессионализма. Они будут давать оценку той или иной спорной ситуации.

Шахматы становятся исключительно спортом, нравится нам это или нет (мне не нравится!), уходят из области творчества, и все подгоняется под спортивные стандарты. А роль судьи именно в спортивном соревновании всегда очень высока, и в шахматах она становится все более и более критичной. И всё подтягивается, а судьи не подтягиваются. Здесь нам тоже предстоит много чего сделать, у нас просто нет другого выбора, слишком часто возникают такие ситуации. Более того, я задам риторический вопрос – вы когда-нибудь слышали, чтобы какого-нибудь судью наказали за неправильное решение? Игрок из-за этого может потерять рейтинг, призовые, выбыть из цикла чемпионата мира… масса случаев, когда совершались серьезнейшие судейские ошибки, но никогда ни один судья не был наказан.

Чтобы все эти вопросы решить, нужна хорошая команда. Что греха таить, мне в предыдущее президентство многое приходилось делать самому – и те вопросы, которые действительно может решить только президент, и те, которые за меня прекрасно решил бы кто-то из членов Совета, будь он немножко более энергичным.

Говоря о нашей деятельности, отмечу, что мы делаем то, что не может делать никто. Представьте, что сегодня нет АШП – и сразу провиснет десяток вопросов. Кроме всего вышеперечисленного, мы постоянно держим руку на пульсе, общаемся с игроками, организовываем опросы...

– В какой степени можно рассчитывать на ФИДЕ?

– Я не согласен с теми, кто огульно критикует ФИДЕ. Делается много хорошего, созидательного, находятся новые направления. Выстроился стройный цикл розыгрыша титула у мужчин (к сожалению, нельзя пока того же сказать о женщинах). Хорошо, что провели чемпионат по быстрым в Берлине и женский Гран-при в Монте-Карло, обещают матч на первенство мира в США…

Но все-таки ФИДЕ – это громоздкая и зачастую неповоротливая машина. Возможно, что столь глобальная структура и не может быть иной – однако это не означает, что многие серьезные недостатки можно не замечать.

– Ошибки и неудачи у АШП были?

– Да! За четыре года накопилось. Я не устаю повторять, что где-то не хватало проявления более жесткой позиции. Не всегда хватало на это ресурсов как людских, так и финансовых, потому что для отстаивания какой-то позиции, надо, скажем так, твердо стоять на земле. Естественно, в такой работе вообще не обойтись без ошибок. Где-то были поспешные решения, где-то наоборот, слишком долго что-то делали. Но в целом, если оценить работу за отчетный период, я бы наверно скромно поставил пять с минусом.

Могу с гордостью отметить, что за все эти четыре года ни одно обращение в Совет АШП или ко мне лично – а такие запросы поступают практически ежедневно – не осталось без ответа. И в подавляющем большинстве случаев вопросы были решены, будь то технические или связанные с невыплатой призов и ущемлением каких-то прав.

Наверно, главным достижением стало то, что шахматисты теперь знают, что они в любой момент могут к нам обратиться практически с любой связанной с шахматами проблемой, и мы обязательно постараемся ее решить. Вплоть до самых мелких вопросов, например, виз. Вроде бы пустяк, 90% людей это может показаться вообще несерьезным. Но если шахматисту из России, Индии или Казахстана надо поехать в Европу и получить годовую шенгенскую визу, то кроме нас это никто не сделает. Или сделает за сумасшедшие деньги – а у нас это бесплатно, чтобы не было никаких разночтений. Мы – организация, зарегистрированная во Франции, имеющая юридический статус, адрес, номер и т.д.

И конечно, мы можем решать глобальные проблемы, потому что когда я, будучи президентом АШП, прилагаю усилия по спасению матча Карлсен – Ананд, именно статус организации и статус президента позволяет мне делать какие-то шаги и наводить какие-то мосты.

Мне кажется, вступающему в АШП очень важно понимать, что он поддерживает Ассоциацию не только потому, что именно в этом году он борется за путевку на Кубок мира, а потому, что мы вообще делаем много полезного. В целом наш вектор созидательный, и деятельность Ассоциации несет в себе много важного и хорошего. В этом плане мы со своей работой справляемся. Постоянно растущее число членов АШП показывает, что мы движемся в верном направлении.

 

Последние турниры

27.10.2017

В составах мужских и женских команд 4 основных игрока и 1 запасной.

23.09.2017

Три главных приза: 50000, 25000 и 12500 фунтов стерлингов.

02.09.2017

Нокаут-система при 128 участниках.

13.08.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

01.08.2017

Общий призовой фонд – 300 тысяч долларов, победитель получает 75 тысяч.

24.07.2017

Бильский фестиваль проходит в 50-й раз.

15.07.2017

.

01.07.2017

В мужском и женском турнире 5 победителей вышли в Суперфинал.

28.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

21.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

05.06.2017

Норвежский супертурнир прошел в пятый раз.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум