четверг, 23.11.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Мемориал Ю.Елисеева14.11
London Chess Classic01.12
Суперфинал чемпионата России02.12

Интервью

   

ГЕННАДИЙ НЕСИС: «ЛУЧШИЙ ПАМЯТНИК ВАНЕ – ЭТОТ ТУРНИР»

Геннадий Ефимович Несис относится к разряду тех людей, интервью с которыми легко может превратиться в увлекательный роман. Наша беседа в Киришах – не исключение. Начали разговор с турнира, а закончили… золочеными сервизами. И это – не предел…

Елена МАКСИМОВА-КЛИМЕЦ

- Геннадий Ефимович, «Юные звезды мира» существуют уже 13 лет. Изменялся ли принцип формирования состава за эти годы?

- Нет, в целом он сохранился. Я стараюсь бывать на юношеских чемпионатах Европы, где и присматриваю потенциальных участников. В результате поездки в Батуми, например, в «Юных звездах мира» появились Георги Сибашвили и Ариель Эренберг. Кроме того, я стараюсь советоваться с тренерами, учитываю мнение в целом Российской шахматной федерации. Не могу сказать, что я кандидатуры согласовываю с РШФ, но прислушиваюсь к ее мнению, особенно по поводу представителей нашей страны. Постоянно советуюсь с моим давним другом Сергеем Моисеевичем Яновским, который в пору становления турнира оказал нам большую помощь и сам неоднократно бывал в Киришах вместе с Яном Непомнящим. Интересных участников рекомендовал мне и Сергей Долматов, а в последние годы – наш внештатный пресс-атташе и вдумчивый тренер Дмитрий Кряквин.

Хочется подчеркнуть, что турнир все-таки не официальный, и к нему нет отборочных соревнований. Можно было бы просто собрать всех чемпионов Европы или мира в юношеских возрастах. Но такой цели нет. Есть цель собрать интересный, разноплановый состав. Как с точки зрения географии, так и возраста, стиля игры. В разные годы бывали в нашем турнире и представители Сингапура, и Индии, и Вьетнама, и других стран дальнего зарубежья, но все-таки основной костяк составляют представители бывших советских республик и стран, где шахматы стабильно развиваются – Германия, Испания и т.д.

- Получается, европейских шахматистов вы замечаете на юношеских чемпионатах Европы, или вам кого-то рекомендуют авторитетные тренеры. А как попадают в Кириши участники из экзотических стран?

- Чемпионаты мира я тоже, безусловно, посещаю. Но все же в меньшей степени. А что касается далеких гостей турнира, то тут у каждого из них своя история. Каруана появился у нас благодаря Борису Злотнику, который занимался с ним в Испании. Аниша Гири рекомендовал мне Геннадий Сосонко. Индийцев привозили известные тренеры Элизбар Убилава и Александр Голощапов.

- А если родитель талантливого ребенка хотел бы порекомендовать его вам в качестве потенциального участника, это можно как-то сделать?

- Да, конечно, Кирилл Козионов, например, появился в турнире как раз по рекомендации своей мамы. Мы познакомились с ней на Мемориале Чигорина в Санкт-Петербурге, два года назад. Тогда он был еще сыроват для этого турнира и в прошлом году в состав не попал. А в этом уже выступал и, как видите, даже вошел в число призеров.

Не нужно забывать, что есть еще ряд условий, которые я должен соблюсти как организатор. Во-первых, турниру нужна норма международного мастера. Для этого в нем должно быть минимум 4 шахматиста со званием международного мастера и достаточно много носителей международных званий. Во-вторых, должно быть определенное представительство стран – т.е. нельзя, чтобы более половины участников было, например, из России. В-третьих, мы ограничены бюджетом. Таким образом, каждый раз приходится решать задачу со многими неизвестными – нам нужны и звания, и страны, и рейтинги, и при этом сильнейшие юноши в своих возрастах. Это не такая простая задача – совместить все в одном составе. Кроме того, мы стараемся пригласить девочку – как изюминку турнира. У нас в свое время играла ныне покойная Леночка Таирова, затем Нази Паикидзе, Алина Кашлинская, Анна Стяжкина, в этом году – Светлана Тишова.
Будь у меня возможность – я неоднократно об этом думал – я бы параллельно с юношеским проводил и аналогичный турнир среди девушек. Да что говорить! В Киришах, по здешним условиям, можно было бы даже чемпионат мира провести! Во дворце культуры «Кинеф» есть несколько превосходных залов, в том числе концертный – на 900 мест. Кроме того, здесь есть прекрасная загородная база «Мечта», с большим количеством мест и помещений. Вокруг – лес, озеро. Здесь можно было бы провести все что угодно. Но, сами понимаете, все упирается в вопрос финансов. А они всегда ограничены.

- Раз уж мы затронули тему киришских имен. Оглядываясь назад, можете сказать, кто производил на вас особенное впечатление в юношеские годы?

- Безусловно, Ян Непомнящий. По нему сразу было видно, что он очень одаренный. Сергей Карякин – но он приезжал к нам уже в ранге «звезды». В 2008 году у нас в турнире была очень хорошая компания: Аниш Гири, Нази Паикидзе… Все между собой дружили, по-английски разговаривали. Хорошие ребята. Наверное, большего я ждал от Хайруллина. Он хороший шахматист, классный, ничего не могу сказать, но недостаточно агрессивен, много делает ничьих, а в те годы – казался перспективнее своих сверстников, того же Димы Андрейкина, который, в свою очередь, проводил колоссальное впечатление как блицор. Ваня Попов произвел сильное впечатление. Ну и конечно Артемьев – и талантливый, и дружелюбный. И Ярослав Жеребух еще тоже запомнился.

 - Ярослав Жеребух, кстати, почти оставил серьезные шахматы. Как вы относитесь к таким поступкам талантливых шахматистов, когда они уходят из шахмат?

- На самом деле это ведь не очень оригинально – уйти из шахмат, и так сделал не только Ярослав. Та же Нази Паикидзе – тоже отошла от шахмат и учится в США. И многие другие. Даже Камский в свое время прерывал карьеру и переключался то на адвокатскую карьеру, то на медицину. Но все-таки вернулся, к моему большому удивлению. Вот еще, Володя Федосеев – чуть про него не забыл. Прекрасный парень! У него были непростые семейные обстоятельства, но он успешно со всеми проблемами справился и его класс быстро растет. Ленич (Словения) и Хауэлл (Англия) занимают достойные места в сборных командах своих стран. Очень перспективны, безусловно, и Дубов, и Юффа, да всех и не перечислишь!

- А есть ли такие, кем вы гордитесь в нешахматном смысле?

- Если говорить о моих личных симпатиях, то я, опять же, очень тепло отношусь к Яну Непомнящему. Потому что он человек остроумный, образованный, яркий. Пусть неровный, непредсказуемый, но талантливо азартный! К тому же он у нас с первого турнира, дважды занимал в нем первое место – в 2003 и в 2007 годах и еще один раз был вторым. Еще мне очень симпатичен Владик Артемьев – открытый и по-сибирски доброжелательный. Мы с ним иногда обмениваемся посланиями в интернете. Он всегда внимателен и вежлив. Хороший парень. Я вообще считаю, что это важно – быть хорошим человеком. Потому что бывают очень талантливые шахматисты, но «волчата» по своей сути. Я таких не люблю. Может быть, они достигают особых высот в шахматах, но это все-таки не то, к чему стоит стремиться. Максим Чигаев растет, в нем появилась некоторая вальяжность, артистичность, чем-то напоминает молодого Тайманова.

- Если взять шахматистов-участников трех последних турниров в Киришах, на кого вы бы сделали ставку, что он станет шахматистом уровня Каруаны, Карякина?

- Думаю, что Владик Артемьев станет большим шахматистом. У него такая крепкая сибирская школа, при этом есть что-то карповское. Хотя загадывать, конечно, сложно. Потому что Каруана – это до сих пор для меня загадка. Он так быстро взлетел, меняя при этом страны, федерации. Наверное, это как раз тот случай, когда смешение разных кровей и шахматных школ дает миру что-то новое, уникальное.

- А нет ли у вас желания немного «сыграть» на имени турнира и провести параллельно с круговым – обычный, коммерческий, отборочный турнир по швейцарской системе? Победитель, например, попадал бы в «круговик» следующего года? По опыту Вейк-ан-Зее.

- Видите ли, во главе турнира в Вейк-ан-Зее стоят, в первую очередь, шахматные деятели. А здесь это – завод. Т.е. я должен объяснить руководителям завода, какие есть основания для того, чтобы проводить такой турнир. Ведь это не шахматная федерация, а предприятие, которое производит продукты из нефти. Более того, и Кириши – не шахматный центр, а давно известная столица водного поло. Женская команда «Кинеф» – одна из сильнейших в России, в местном дворце водного спорта проходят сборы лучших команд мира. А водное поло – это очень дорогой вид спорта. Поэтому сложно себе представить, чтобы руководство города имело возможность всерьез, в полную силу, заниматься сразу несколькими видами спорта. Да и, откровенно говоря, нет серьезных оснований, чтобы смещать спортивный уклон Киришей в сторону шахмат. Безусловно, память о Ване очень дорога его отцу, и мне она очень дорога. Но все, что мы можем – мы делаем. И я считаю, что лучший памятник Ване – этот турнир.

- То есть относительно турнира можно резюмировать, что он не будет разрастаться, видоизменяться, а будет как можно дольше жить в своем нынешнем формате. Верно?

- Да. Единственная мечта, которую я хотел бы осуществить – это проведение юношеского Гран-при.

- Гран-при? По аналогии со взрослой серией?

- Да. Идея состоит в проведении 2-летнего 4-этапного цикла юношеского Европейского Гран-при. В связи с этой идеей я был недавно приглашен в Президентский совет ЕШС в качестве директора юношеских турниров. Полную поддержку в этом вопросе я получил от своих грузинских друзей и коллег – Президента ЕШС Зураба Азмайпарашвили и Президента шахматной федерации Грузии Георгия Гиоргадзе. Идея всем очень понравилась, и проголосовали единогласно «за». Но финансов, как вы понимаете, на это нет и искать их нужно мне.

- Расскажете подробнее о схеме проведения турнира?

- Да, конечно. Планируется проведение четырех этапов. Один этап – это Кириши (по сути, два турнира – в следующем году и через год), еще один этап берет на себя Грузия, в частности – Батуми, где сейчас очень активно развивается шахматное движение в рамках подготовки к Олимпиаде 2018 года. И четвертый, вероятно, возьмет кто-то из троих – Германия, Израиль или Чехия, я как раз веду сейчас с ними переговоры.

Существуют, правда, и нефинансовые проблемы, связанные со спецификой юношеских турниров. Во взрослых турнирах возраст не ограничен. А как нам удержать в двухлетнем цикле возрастной ценз и не упустить при этом быстро растущих ребят? Чем руководствоваться при отборе, ведь рейтинг в юношеские годы не является объективным показателем? А состав должен быть абсолютно сильнейшим, если мы говорим о европейской серии. Над этим нужно думать. И еще жестче подходить к формированию составов.

- А победитель серии юношеского Гран-при будет иметь какие-то привилегии? Например, приглашение в какой-то взрослый «круговик»?

- Здесь пока тоже есть вопросы. Нужно разобраться со статусом турнира. Если делать его мировым, то нужно вести переговоры с Президентом ФИДЕ Кирсаном Илюмжиновым. Не знаю, возможно, ему эта идея тоже покажется интересной. Но пока мы нашли взаимопонимание с Зурабом Азмайпарашвили, который как раз недавно стал Президентом ЕШС. Мы давно обсуждали с ним эту идею, а тут как раз все сошлось. Я ведь вообще тесно связан с Грузией, много работал с грузинскими шахматистками и люблю эту страну. В этом году собираюсь лето провести в Батуми, где запланировано проведение целого ряда крупных международных соревнований. По приглашению мэра Батуми господина Гиоргия Ермакова, надеюсь принять участие в подготовке Всемирной Шахматной Олимпиады-2018. Так что в ближайшие годы, если позволит здоровье, придется жить уже не на две, а на три страны!

- Геннадий Ефимович, через ваш турнир прошло уже не одно шахматное поколение, но особенно бросается в глаза «урожайность» на элитных шахматистов 1990 года рождения. Как думаете, это случайность или закономерное наследие советской шахматной школы?

- Да, 1990 год действительно был богат на таланты. Но ведь в истории такое случалось и раньше. И я далек от нумерологии, как и от взглядов Валерия Салова, который меня просто шокировал своей последней лекцией. Удивительно. Такой воспитанный и образованный молодой человек! Его последнее интервью вызвало у меня оторопь. Ведь знаю я его с 13 лет. До сих пор помню, как вручал ему удостоверение мастера спорта. Я тогда как раз приехал из Москвы и привез из спорткомитета его удостоверение. Ефим Столяр, наш общий тренер, позвонил мне поздно вечером, и я подтвердил, что все привез и принесу утром в клуб, где мы сможем удостоверение торжественно вручить. Но вскоре Ефим Самойлович перезвонил и сказал, что Валера так взволнован, что не может уснуть. И спросил, можно ли им прямо сейчас приехать ко мне домой за удостоверением. Безусловно, я не мог отказать. И вот они ночью ко мне приехали, и я в своей квартире вручал ему удостоверение мастера…

Валеру всегда можно было встретить в компании его тогдашнего тренера Виктора Шермана и его жены – прекрасного, внимательного врача, но внешне очень юной и субтильной девушки, которую многие принимали за сестру Салова. В те годы никаких националистических высказываний я от него не слышал.

В этот момент в пресс-центре появился Геннадий Сергеевич Орлов – известный футбольный журналист и комментатор и, как выяснилось, старинный друг Геннадия Несиса.

- А ведь Геннадий – это как раз тот человек, который в свое время свел меня с Ваней Сомовым. Это был конец 1998 года. Он тогда позвонил и спросил, не хочу ли я посмотреть мальчика. Вот оно как – круг замкнулся!

МОЙ ВАНЯ

- Следите ли Вы за судьбой тех, кто занимает последнее место?

- Провокационный вопрос (смеется). Есть некоторые проблемы с участием хозяев поля. Руководству города и завода всегда интересно, чтобы в турнире был свой представитель. Но это, несмотря на прекрасно оборудованный и очень популярный заводской шахматный клуб «Гамбит», очень сложная задача – выращивать каждый год звезду такого уровня в небольшом городе. В турнир, как правило, попадает лишь один перспективный участник от целой страны, и найти сопоставимую звездочку в Киришах не всегда удается. Но мы стараемся решать эту проблему. В этом году, например, играла Светлана Тишова. Она способная девочка, имеет опыт выступлений в чемпионатах России и Европы. На турнире ей помогал один из лучших тренеров страны – Константин Сакаев, но все же ей было трудновато бороться с сильнейшими юношами. Два выездных тура мы проводили в ее родном клубе „Гамбит“, и естественно, весь город болел за свою землячку. Должен сказать, что именно весь город и весь завод «КИНЕФ» без преувеличения участвует в подготовке и проведении наших турниров. Каждого шахматиста встречают в аэропорту или на вокзалах Петербурга, привозят в гостиницу, окружают вниманием. Даже во взрослых элитных турнирах такое внимание теперь встретишь редко, а у нас, в Киришах – это прекрасная традиция. Отдельно хочу отметить еще местных врачей. Общаясь с ними, всегда поражаюсь уровнем их компетенции и давно забытым на Западе индивидуальным подходом к каждому пациенту. Я выскажу для многих парадоксальную мысль – лечиться надо у русских врачей, например, у таких подвижников медицины, как терапевт заводской поликлиники Ирина Владимировна Пекина.

- Думаю, ваше мнение сейчас не очень популярно.

- Да, я понимаю, что вы имеете в виду. Все едут лечиться в Германию, а я, напротив, имея там страховку, в сложных ситуациях лечу в Питер. Безусловно, я не могу утверждать, что российская медицина хороша везде и всем доступна. Отнюдь. Но если говорить о высокой медицине, смею предположить, что в России – лучшие врачи. Это, вероятно, идет еще с дореволюционных времен, со структуры земских врачей. Ведь у них не было узкой специализации, они должны были уметь все: принимать роды, вырывать зубы, оперировать. Умение видеть не болезнь, а больного – вот что выгодно отличает российских врачей. Таких докторов, готовых помочь в любую минуту, как заведующий кардиологическим отделением клиники МЧС профессор Владимир Хирманов, заместитель главного врача клиники «Оркли» Олег Каган или мой многолетний домашний врач Марина Геннадьевна Витальева, на Западе я не встречал.

- Геннадий Ефимович, если говорить про антураж турнира, отдельное место в нем занимают театрализованные представления. Расскажите, откуда корни у этой традиции?

- Видите ли, Вадим Евсеевич Сомов, отец Вани – большой любитель и покровитель театров. Он очень помог театру имени Веры Комиссаржевской, театру Музыкальной Комедии, который возглавлял блестящий режиссер и большой любитель шахмат Александр Аркадьевич Белинский. Но главная любовь Сомова – это, конечно, Малый Драматический театр – Театр Европы Льва Додина. Близкий друг Вадима Евсеевича – выдающийся дирижер Юрий Хатуевич Темирканов – художественный руководитель Петербургской филармонии.

Кстати о Темирканове. Наша первая личная встреча с ним состоялась в мае 1999 года, когда Сомов пригласил нас в качестве почетных гостей на День химика. Территория завода – это огромное пространство, внутри которого нужно передвигаться на автобусах. И вот, в один из моментов экскурсии Вадим Евсеевич спросил дирижера: «Не хотите ли попробовать хорошего грузинского вина? И вообще, кавказской кухни?». Как вы понимаете, человека, родившегося в Дагестане, да еще объехавшего с гастролями весь мир, трудно чем-нибудь удивить. Темирканов удивленно спросил: «Что, прямо у вас на заводе? В заводскую столовую пойдем?» – «Вот сейчас увидите». И приводит нас в частную шашлычную прямо на территории завода. В итоге Юрий Хатуевич сказал, что такого прекрасного вина он давно не пил. И я до сих пор вспоминаю этот обед и хинкали, вкуснее которых, пожалуй, я тоже в жизни не ел… Бывали мы там и с начальником Военно-Медицинской Академии, и с директором Русского музея Владимиром Гусевым – оценка была всегда восторженная.

Вот такая публика бывает в простой заводской столовой. А в городе так и вовсе можно встретить любую «звезду». Особенно в канун старого Нового года, когда здесь собирались многие легендарные актеры и театральные деятели. Кирилл Лавров, Эдуард Хиль, Ольга Аросева… Да что говорить, я танцевал здесь с самой Людмилой Гурченко! Какая женщина… это ведь навсегда. Можно ли в городе с таким прошлым и настоящим оставить без театрального действия открытие шахматного турнира? Конечно, нет. Поэтому подготовка к турниру идет целый год.

- Геннадий Ефимович, чувствую, что Вам предстоит написать еще немало книг!

- Да, это точно.

- Спасибо Вам за разностороннюю беседу. Уверена, что она еще непременно продолжится, уже в рамках юношеского Гран-при!

Использованы снимки Елены Максимовой-Климец, фотостудии Yarusfoto, а также фото из архива Г.Е.Несиса.

 

Последние турниры

09.11.2017

Победители получают по 60 тысяч долларов, проигравшие – по 40 тысяч.

27.10.2017

В составах мужских и женских команд 4 основных игрока и 1 запасной.

07.10.2017

В составах мужских команд 6 основных игроков и 2 запасных, в женских – 4 основных и 1 запасная.

23.09.2017

Три главных приза: 50000, 25000 и 12500 фунтов стерлингов.

02.09.2017

Нокаут-система при 128 участниках.

13.08.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

01.08.2017

Общий призовой фонд – 300 тысяч долларов, победитель получает 75 тысяч.

24.07.2017

Бильский фестиваль проходит в 50-й раз.

15.07.2017

.

01.07.2017

В мужском и женском турнире 5 победителей вышли в Суперфинал.

28.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум