среда, 13.12.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
London Chess Classic01.12
Суперфинал чемпионата России02.12
«Щелкунчик»18.12

Интервью

Владимир БАРСКИЙ,
международный мастер

Сергей ЯНОВСКИЙ: НАУЧИТЬ РЕБЯТ МЫСЛИТЬ

Заслуженный тренер России Сергей ЯНОВСКИЙ, старший тренер школы «Шахматные надежды России» ответил на вопросы Владимира БАРСКОГО.

– Работа школы «Шахматные надежды России» неразрывно связана с именем гроссмейстера, заслуженного тренера РСФСР Юрия Разуваева. Как начиналось ваше сотрудничество с Юрием Сергеевичем в рамках этого проекта?

– Первая сессия прошла летом 2007 года в подмосковном городе Дмитрове. Юрий Сергеевич хотел реализовать в этой школе свои тренерские мысли, представления о том, как должна строиться работа с юными шахматистами. У него ведь был колоссальный опыт работы в качестве ассистента шестого чемпиона мира в знаменитой школе Ботвинника. Разуваева очень огорчало всё возрастающее влияние компьютера на детей. Он понимал, что из повседневной практики вытесняются ценные наработки советской шахматной школы, которые позволяли ей долгие годы доминировать на международной арене. Чтобы не утратить окончательно эти знания, этот проверенный годами опыт, Юрий Сергеевич решил создать свою школу при помощи организации «Шахматные надежды России».
В рамках Российской шахматной федерации эту идею в тот момент реализовать было сложнее, поскольку работа со сборной страны была тогда ориентирована только на ближайшие результаты, а тут речь шла о работе на перспективу. Юрий Сергеевич пригласил меня на школу вторым тренером.

Планировалось, что ежегодно будут проходить 3-4 сессии, но из-за скудности финансирования, к сожалению, очень долго не удавалось этого добиться. «Шахматные надежды России» немного поддерживались РШФ, но финансовая помощь была недостаточной, поэтому проводились всего 1-2 сессии в год.
Ситуация кардинальным образом изменилась только в 2012 году благодаря поддержке такой крупной компании, как «Роснефть». Председатель Совета директоров ОАО «Роснефть» Александр Дмитриевич Некипелов – большой любитель шахмат, кандидат в мастера. К нему обратился Разуваев, и Некипелов нашел возможность помочь в восстановлении работы школы.

Юрий Сергеевич очень надеялся принять участие в весенней сессии школы, но, к сожалению, в марте его состояние ухудшилось, и в середине сбора пришло скорбное известие о его кончине…

– Сергей, к началу сотрудничества с Разуваевым вы были уже опытным тренером – со своими методиками, наработками. И всё же – что нового для себя вы узнали, поработав с Юрием Сергеевичем?

– Юрий Сергеевич очень сильно отличался от большинства тренеров, прежде всего, своими колоссальными, поистине энциклопедическими знаниями. Это был человек огромной культуры, который знал шахматы во всех аспектах. Он прекрасно знал историю шахмат, биографию всех выдающихся шахматистов, а с большинством из тех, кто жил во второй половине 20-го века, был хорошо знаком лично. Разуваев внес огромный вклад в развитие такого выдающегося чемпиона, как Анатолий Карпов. В 70-е годы он входил в тренерскую бригаду 12-го чемпиона мира, причем несколько лет играл в ней ключевую роль. Помощником Каспарова он не был, но много с ним контактировал, общался на шахматные темы. Их, как двух выдающихся интеллектуалов, связывали взаимное уважение и симпатия.
Огромная культура, энциклопедические знания делали каждую лекцию Разуваева настоящим событием. Он мог рассказать практически о любом дебютном варианте в историческом разрезе, объясняя, как развивались его стратегические идеи. Эта удивительная ретроспектива, с моей точки зрения, буквально на глазах повышала шахматную культуру слушателей. Юрий Сергеевич мог буквально несколькими штрихами нарисовать очень яркую картину, поэтому «коэффициент полезного действия» его лекций был огромен. Ребята впитывали информацию, как губки, и десятидневные сборы их буквально преображали, на порядок повышали их понимание шахмат. Он умел подобрать к каждому ученику персональный «ключик», понять сущность каждого человека, определить, чего именно ему не хватает для движения вперед.
Не будет преувеличением сказать, что на многих ребят работа с Разуваевым оказала очень серьезное, масштабное воздействие.

– Помимо лекций, проходили и практические занятия?

– Юрий Сергеевич, разбирая любой материал, умел формулировать вопросы таким образом, чтобы ученик мог себя выразить. Из ответов на поставленные вопросы Тренер черпал ценную информацию и мог поставить очень точный диагноз.

– Его сильной стороной был психологический подход к каждому?

– Безусловно. Второй момент, отличавший Юрия Сергеевича: он старался, прежде всего, научить ребят мыслить. Подходя к шахматам очень творчески и никогда не навязывая свою точку зрения, он к своим юным слушателям относился с большим уважением. В большинстве случаев, он обращался к ребятам на «Вы», и это тоже было одним из проявлений его настоящей интеллигентности. Он умел выслушать любого, даже совсем неискушенного шахматиста, и понять, в чем причины каких-то его заблуждений. В то же время, Разуваев всегда с удовольствием отмечал то правильное, что уже демонстрирует юный шахматист; любые «культурные всходы» он тщательно оберегал. Юрий Сергеевич был человеком очень ярким, очень компетентным; его ранний уход из жизни – большая потеря для российских и мировых шахмат…

– С самого начала была такая установка, что на школу приезжают ребята вместе со своими тренерами?

– Да. Работы только на школе (даже если сессии проводятся 3-4 раза в год), естественно, недостаточно для того, чтобы шахматист достиг серьезного прогресса. Необходима систематическая повседневная работа с тренерами в родном городе. Поэтому Разуваев считал одной из важных задач школы – повышение уровня шахматных педагогов. Он с горечью говорил о том, что разрушена стройная система подготовки тренеров, которая в советские годы позволяла нам занимать доминирующие позиции на международной арене. И очень надеялся, что общение региональных тренеров с лучшими российскими специалистами на школе поможет преодолеть некий «вакуум», возникший из-за того, что молодые способные педагоги нигде не могли повышать свою квалификацию.

– Каким был круг интересов Юрия Сергеевича?

– Он поднимал целый ряд вопросов, касающихся шахматной психологии. Рассказывал о том, как связано достижение высших результатов с общим гармоничным развитием личности. Разуваев всегда подчеркивал, что шахматисту очень помогают разнообразные знания, увлечения. Он стремился показать, что шахматы могут служить инструментом для развития гармоничной личности в целом.
Сам он очень хорошо знал мировую литературу, любил театр, был тонким ценителем музыки. Юрий Сергеевич был разносторонне образованным человеком, хорошо разбирался в вопросах психологии, много времени посвятил общим вопросам шахматной педагогики. При этом Разуваев был лично знаком с профессорами университетов многих стран мира – Германии, Венгрии, Америки, Украины и, конечно, России, переписывался с ними. Его отличал фундаментальный подход: он хотел перенести в вопрос обучения шахматам самые передовые знания мировой педагогической науки.
Были случаи, когда во время поездок в регионы, где Разуваев проводил какие-то школы (например, несколько лет назад он ездил в Ханты-Мансийск), он занимался с группой ребят несколько замедленного развития. Буквально через несколько занятий дети стали обгонять в школе своих сверстников, которые считались отличниками!
Юрий Сергеевич был не только шахматистом очень высокой квалификации, но и педагогом от Бога, он очень хорошо чувствовал своих учеников. Это, безусловно, помогало ему в работе с шахматистами высокой квалификации: Александрой Костенюк, ставшей 12-й чемпионкой мира, и Евгением Томашевским, который за несколько лет совместной работы существенно повысил свой уровень и вошел в мировую шахматную элиту.

– На школу приезжают дети разного возраста и разного шахматного уровня. Чем отличается подход к каждому из них?

– Задача школы – помочь совершенствованию самых разных шахматистов. Главное – чтобы они были по-настоящему увлечены шахматами и были нацелены не только на спортивные результаты, но и на эстетическое восприятие шахмат. Ощущали их красоту, стремились к познанию, углубленному изучению секретов шахматной игры. Разуваев всегда стремился к тому, чтобы на школу приезжали ребята доброжелательные и разносторонние.

Он считал обязательным наличие каких-то спортивных занятий. Шахматы – сложный вид деятельности, дающий большую нагрузку на нервную систему, но они должны приносить пользу и не мешать гармоничному развитию личности. Юрий Сергеевич стимулировал ребят, наряду с шахматами, серьезно заниматься спортом, а также всячески поощрял любознательность, различные полезные увлечения.

– Школа заработала на полную мощность только в 2012 году. Чего удалось добиться за такой сравнительно короткий период?

– На каждую сессию приезжало 25-27 детей плюс тренеры. Кто-то приезжал по несколько раз, частично состав менялся. Мне кажется, что сдвиги налицо. Приятно, что многие вопросы удалось поставить на достаточно серьезную основу. Например, реализовалась идея Юрия Сергеевича – мы подключили к работе весьма компетентного спортивного врача. Кандидат медицинских наук Николай Коротаев учит ребят очень полезным умениям, таким как самоконтроль, умение настраиваться на игру и снимать напряжение после партии, преодолевать стрессы. Каждому юному спортсмену Николай Александрович дает индивидуальные рекомендации, какие спортивные упражнения могут быть для него полезны. Он контролирует состояние здоровья детей, предупреждает о возможных проблемах, на которые ребенку стоит обратить внимание.

А в шахматном плане… Когда Юрий Сергеевич почувствовал, что его здоровье пошатнулось, то по его инициативе в школу был приглашен другой выдающийся тренер, которого я тоже знаю много лет – Марк Израилевич Дворецкий. Он не только замечательный педагог, но и автор большого количества книг, получивших всемирное признание. Дворецкий, как и Разуваев, был в свое время ассистентом в школе Ботвинника. В каких-то творческих деталях эти два очень ярких знатока шахмат могли расходиться, но в большинстве вопросов они единомышленники, поскольку оба посвятили свою жизнь изучению шахмат на очень глубоком уровне.

Марк Дворецкий – это самобытный специалист, создавший свою собственную систему подготовки к шахматным соревнованиям. Помимо прочего, он разработал и уникальную компьютерную тренировочную программу. Конечно, у него свои методы, но он, как и Разуваев, в какой-то мере является продолжателем того направления, которое в свое время было задано еще школой Ботвинника.

– Вам ведь когда-то самому довелось заниматься у Дворецкого и Разуваева?

– Да, я слушал их лекции, когда был еще учеником школы Василия Васильевича Смыслова, работавшей под эгидой студенческого общества «Буревестник». Юрий Сергеевич готовил тогда свою великолепную книгу об Акибе Рубинштейне. Эта книга обошла потом весь мир, и такие выдающиеся шахматисты, как Борис Гельфанд, признавались, что она оказалась для них откровением и сыграла важнейшую роль в их шахматном совершенствовании. Помню, Разуваев рассказывал нам о своих концепциях, изложенных в этой книге.
Тогда же я впервые услышал и Марка Дворецкого. Оба этих человека произвели на меня очень яркое впечатление, и я рад, что спустя много лет мне удалось поработать и с одним, и с другим. Считаю, что совместная работа заметно обогатила меня как специалиста, очень многое мне дала. Я чувствовал, насколько это для меня полезно, насколько расширяет мой кругозор, и также я получал огромное удовольствие от общения с людьми такой высокой культуры.
Хотел бы еще отметить, что к работе в школе «Шахматные надежды России» мы привлекли Александра Сергеевича Никитина, тоже выдающегося специалиста. Трудно как-то еще характеризовать человека, который привел к званию чемпиона мира Гарри Каспарова – одного из самых ярких шахматистов в истории. Александр Сергеевич прекрасно вписался в наш коллектив. В свое время он руководил школой в «Спартаке», среди учеников которой был, в частности, юный Юрий Дохоян – ныне тренер мужской сборной России (а перед этим он очень успешно возглавлял нашу женскую команду). Александр Сергеевич значительную часть времени посвятил работе с шахматистами самой высокой квалификации; со школьниками он тоже занимался, но все-таки для него это было чуть менее значимой частью его тренерской деятельности. Никитин был приглашен еще Юрием Сергеевичем, и он тоже прекрасно справляется со своей работой.

– Помимо сессий, проводились и другие мероприятия?

– Мы планируем расширять работу школы, чтобы к нашей системе подготовки приобщилось как можно больше талантливых ребят. С этой целью мы провели праздники шахмат в Санкт-Петербурге и в Саратове. Они сопровождались сеансами одновременной игры сильных гроссмейстеров. В Петербурге сеансы юным шахматистам давали Никита Витюгов и Сергей Иванов, в Саратове – Алексей Илюшин, Евгений Шапошников и победительница Высшей лиги 2012 года Баира Кованова.
Кроме того, сейчас мы проводим цикл соревнований, посвященных памяти Юрия Сергеевича Разуваева. В Саратове состоялся рапид-турнир; шахматный клуб был заполнен до отказа, в соревновании приняли участие свыше 80 детей. Если бы возможности клуба позволяли, то участников оказалось бы еще больше. Также во время октябрьской сессии мы провели два турнира среди учащихся нашей школы.


А третьим, самым значимым этапом Мемориала Разуваева стал матч между Яном Непомнящим и Дмитрием Андрейкиным. Эти два молодых российских гроссмейстера достигли уже значительных успехов: Андрейкин – чемпион России 2012 года и чемпион мира до 20 лет 2010 года, а Непомнящий в 2010 году сделал победный дубль, став и чемпионом России, и чемпионом Европы. Их поединок из шести партий проходит с классическим контролем. В последнее время матчей проводится очень мало. Соревнования претендентов в Казани в 2011 году показали, что отсутствие матчевого опыта очень сильно мешает молодым шахматистам. А ведь первенство мира по-прежнему разыгрывается в матче, и мне кажется, что этот опыт может оказаться очень ценным для Яна и Дмитрия. Надеюсь, что их противостояние привлечет внимание всех любителей шахмат.

– В заключение – пожалуйста, несколько слов о планах на следующий год.

– Мы надеемся продолжать работу школы, и рассчитываем, что у нас появится свой сайт. Хотелось бы открыть региональные отделения и помимо четырех сессий центральной школы проводить сессии и в регионах. Мы будем помогать региональным школам, направлять туда опытных специалистов.
Однако все эти планы упираются в стабильное финансирование. Мы очень надеемся, что обратившая внимание на шахматы компания «Роснефть» продолжит свое благородное начинание и будет поддерживать работу с молодыми шахматистами в рамках нашей школы. Но такие решения принимаются каждый раз только на один год вперед, поэтому мы пока можем только на это надеяться. О наших возможностях мы узнаем только в конце года, в декабре, когда происходит выделение финансирования.

 

Последние турниры

14.11.2017

Двухкруговой турнир памяти Юрия Елисеева.

09.11.2017

Победители получают по 60 тысяч долларов, проигравшие – по 40 тысяч.

27.10.2017

В составах мужских и женских команд 4 основных игрока и 1 запасной.

21.10.2017

Фестиваль в Хогевене проходит в 21-й раз.

07.10.2017

В составах мужских команд 6 основных игроков и 2 запасных, в женских – 4 основных и 1 запасная.

23.09.2017

Три главных приза: 50000, 25000 и 12500 фунтов стерлингов.

02.09.2017

Нокаут-система при 128 участниках.

13.08.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

01.08.2017

Общий призовой фонд – 300 тысяч долларов, победитель получает 75 тысяч.

24.07.2017

Бильский фестиваль проходит в 50-й раз.

15.07.2017

.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум