четверг, 23.11.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Мемориал Ю.Елисеева14.11
London Chess Classic01.12
Суперфинал чемпионата России02.12

Интервью

Юрий ВАСИЛЬЕВ,

ДМИТРИЙ ЯКОВЕНКО: "НАДЕЖДА ОСТАЕТСЯ"

Когда я поздравил Дмитрия Яковенко с победой на турнире в Ханты-Мансийске, он, грустно улыбнувшись, сказал: «Вот и здесь, во французской лиге, меня все поздравляют, а я не уверен, что надо именно поздравлять?! Может, надо посочувствовать?»

В нашей беседе с гроссмейстером из Нижневартовска мы коснулись многих сторон его профессиональной деятельности. Но для начала я попросил Дмитрия поведать читателям ChessPro о наиболее важных моментах его турнирного слалома в столице Югры.

О ВОЛШЕБНОЙ ПАЛОЧКЕ

- Дмитрий, начали вы турнир на мажорной ноте, одержав в первом туре уверенную победу над Анишем Гири. Вы этой партией наверняка особенно довольны?

- Мой секундант и друг Денис Хисматуллин показал мне очень хорошую дебютную идею, она сработала, я получил преимущество, которое удалось воплотить в полноценное очко. За исключением небольшой помарки (в конце я дал сопернику шанс затруднить мне реализацию) очень хорошая партия получилась: с одной стороны – «чистая», с другой – сложная, нельзя сказать, что все мои решения были очевидными.

- Во 2-м и 3-м турах вас вдруг постиг жуткий провал. Проиграли Леньеру Домингесу, имея по ходу встречи перевес, и уступили Петру Свидлеру белыми в разменном варианте испанской партии. Чем объяснить столь тяжелый нокдаун на старте?

- С Домингесом была какая-то непонятная партия: и он, и я по несколько раз ошибались, просчитывались, он на выходе из дебюта ошибся, потом я ошибся, он тут же не использовал… Партия сложная, поэтому создается впечатление, что оба играли слабо, но ошибок было слишком много с обеих сторон. И так получилось, что я ошибся последним…

После поражения я долго не мог уснуть, и с Петей Свидлером в эндшпиле не мог заставить себя задуматься, плыл по течению. Не хватило энергии, сказался в том числе и недосып…

- А есть какое-то универсальное средство, чтобы после тяжелых и обидных поражений, таких как в партии с Домингесом, заснуть безмятежным сном?

- Обычно заснуть даже после обидного поражения для меня не проблема. Но тут совпали несколько факторов: жара, белые ночи, если сразу не уснул, в три часа ночи светло, как днем. А так лучшее средство от бессонницы – художественная литература.

- Что читали в Хантах?

- В квартире, где мы жили, на полке стоял «Гарри Поттер»...

- Волшебная палочка вам бы не помешала после двух поражений подряд… Как удалось переломить ситуацию?

- Не могу сказать, что это мне сразу удалось. В следующем туре я играл с Томашевским и мог проиграть третью партию подряд. И вот когда замаячила перспектива третьего поражения кряду, тут уж я вцепился в позицию, что называется, зубами, и партию спас. В результате настроение улучшилось, хоть что-то начало получаться. К тому же вовремя подоспел выходной.

- После выходного вы одолели довольно легко Максима Вашье-Лаграва, который крайне неудачно играл в Ханты-Мансийске.

- Да, трудно припомнить еще подобный случай, когда бы шахматист его уровня проиграл четыре партии подряд. У меня создалось впечатление, что после того, как Максим проиграл белыми Каруане, он решил, что будет честно, если он проиграет всем, кто претендует на выход в турнир претендентов.

- Эта победа позволила вам выйти в обнадеживающий «полтинник», в 6-м и 7-м турах партии с Баадуром Джобавой и Александром Грищуком завершили вничью. Джобава известен как шахматный флибустьер, его дебютный репертуар скорее пижонский, чем профессиональный. Однако, как выяснилось, столь дерзкая манера игры проходит и с суперпрофессионалами?!

- Баадур, действительно, готов заплатить довольно много, чтобы уйти с проторенных в теории путей. Готов пойти даже на худшую позицию, но чтобы игра шла самостоятельная. И со мной – белыми – он получил по дебюту чуть похуже. В дальнейшем играл хорошо, изобретательно (я, в принципе, тоже неплохо), и получилась очень интересная и хорошая партия с обеих сторон, практически без ошибок. Не стоит здесь смотреть на оценки компьютера в трансляции, потому что там компьютер недостаточно сильный, чтобы понимать последствия обострений, которые могли возникнуть.

- С Грищуком вы сделали 16 ходов, а потом стали повторять позицию. Решили перед финишем взять дополнительный выходной?

- Перед партией с Каруаной я решил, что небольшой отдых мне нужен, и поэтому сознательно пошел на вариант, в котором может получиться быстрая ничья. Расчет был такой: или по дебюту я получаю большой перевес, чтобы можно было играть на выигрыш, или получается быстрая ничья. Партия пошла по второму сценарию.

О РАССЛАБЛЕНИИ

- Небольшой отдых, как выяснилось, действительно помог вам одолеть Каруану – черными! К Фабиано после его невероятных «плюс 7» в прошлогоднем Сент-Луисе приковано повышенное внимание. Как вы построили вашу встречу с суперзвездой мировых шахмат?

- В целом я не могу сказать, что подходил к этой партии с какой-то опаской. Был настроен играть не на «отбой», а, напротив, в каких-то вариантах попытаться дать бой, потому что понимал, что это мой последний шанс «зацепиться за выход».

Партия получилась довольно интересной и, наверное, первую половину ее он провел посильнее. Белым удалось получить преимущество, я пожертвовал пешку - не совсем обоснованно, упустив за него важный защитительный ресурс. Но нельзя сказать, что моя позиция после этого стала совсем плохой, кроме того, у него времени было поменьше.

Каруана поразил меня своим желанием обязательно выиграть. Его турнирное положение было настолько прочным, что в случае ничьей со мной, в оставшихся трех ему было достаточно свести вничью две партии, одну даже можно было проиграть. Не ожидал от него такой агрессивности... Перед 36.Фb3, ставшим решающей ошибкой (позиция к этому моменту выравнялась), Каруана из пяти минут, которые у него были на 5 ходов, потратил три с половиной. Он видел ходы, которые приводили к ничьей, но все равно искал пути к продолжению борьбы и игре на выигрыш.

- Такая жажда борьбы не может не вызывать уважения…

- Согласен. Но иногда она приводит к поражениям.

- Пат в партии с Борисом Гельфандом в позиции с пятью лишними пешками, а также лишними ферзем и слоном – это какая-то фантасмагория! Как такое могло случиться?! Ведь позиция белых была абсолютно выигранной!

- Главная причина — я слишком рано расслабился. Борис думал минут двадцать над всей этой идеей. Я же в это время просто гулял по сцене, в полной уверенности, что уже все посчитал. А можно – и нужно! – было сидеть за доской и искать вместе с соперником шанс к спасению. Если бы я сидел за доской эти 20 минут, которые он думал, то я бы, конечно, заметил эту патовую идею и наверняка нашел бы выигрыш за белых. Когда же он пошел g4, у меня ушла минута на то, чтобы вообще понять, для чего он отдает эту пешку. И только тут я увидел, что он хочет попасть в пат!

Какое-то время считал, есть ли у него способ отдать коня и ферзя, и сразу вроде бы не нашел… Стал смотреть за белых другие ходы: бежать королем показалось вроде бы страшновато… Смотрю на часы: вот уже осталось у меня две минуты, а добавления же нет… Принять решение я уже не успевал, и чтобы хотя бы не проиграть, решил пешку забрать… Ну а после взятия на g4 уклониться от пата белые не могут.

- Обидно!

- Справедливости ради надо сказать, что в партии был момент, когда Гельфанд мог повторять ходы, и была бы ничья, но он решил сыграть на выигрыш и зевнул мой ответ.

- В 10-м туре вы довольно эффектно выловили у Сергея Карякина ферзя в центре доски. Это был случайный шанс?

- В какой-то мере этот ресурс подвернулся случайно, нельзя сказать, что белые играли именно на то, чтобы выловить ферзя. Но с другой стороны, шахматы – игра конкретная, иногда возникают неожиданные тактические идеи, которые не вытекают из логики борьбы. Возможно, поэтому Сергей зевнул эту идею, а я заметил.


О ПРАГМАТИЗМЕ

- И наконец, заключительный, 11-й тур. На форуме ChessPro и «молитвы» были, и «подвиг» требовали от вас, а вы поступили предельно рационально. Чем руководствовались?

- Честно говоря, когда я выиграл у Карякина в тяжелейшей семичасовой борьбе, мелькнула мысль, что это – «пиррова победа», и у меня не хватит сил на партию последнего тура, которую мне надо будет обязательно выиграть. Да, в тот момент именно так я и думал. А потом… Вдруг обнаружил, что выхожу на 3-е место в общем зачете Гран-При, что существуют какие-то правила, по которым есть шанс и с 3-го места выйти… И тут я задумался…

Я сыграл две очень тяжелых, очень нервных партии, и вдруг мне было что терять… Если бы я у Карякина не выиграл, то конечно же, пошел бы ва-банк с Накамурой, попытался бы выиграть любой ценой… А теперь я изначально решил, что не буду рисковать всем и пытаться любой ценой выиграть…

- Накамура не тот шахматист, у которого можно выиграть черными «по заказу»…

- Это так, конечно, но неожиданно для меня американский гроссмейстер в нашей партии со всех ног стал убегать на ничью. И я стал искать пути для продолжения борьбы. Но, к сожалению, еще в дебюте выбрал неудачное продолжение (вместо 9…Ca6 надо было играть 9…с5), после которого черные не могут уклониться от разменов.

- У вас или характер такой золотой, или вы умеете себя держать в руках, но по вам не было заметно, что вы сильно расстроены…

- Если честно, это был не тот случай, когда я считал бы, что заслуживал выхода на сто процентов и упустил его. Такого все-таки не было. И поэтому нет и сильного расстройства. Тем более, что надежда все же попасть в турнир претендентов в душе еще есть.

И в принципе, я так устроен, что думаю не о том, что было и прошло, а о том, что надо делать сейчас. В данный момент я играю французскую Лигу, и мне надо сыграть как можно лучше. Потом, в августе будет Суперфинал чемпионата России, к которому мне надо подготовиться и хорошо в нем сыграть.

О ТОЧНОСТИ

- Вспоминаю нашу беседу в 2009-м, после турнира в Дортмунде. Вы тогда были 5-м в рейтинг-листе ФИДЕ, собирались бороться за высший титул. Нет чувства, что не реализовали свой потенциал?

- Трудно сказать. Ощущения какой-то несправедливости нет. Думаю, что мои результаты в целом соответствуют тому, сколько я уделяю внимания своей физической форме, своей шахматной работе.

- В Дортмунде-2009 вы набрали столько же итоговых очков, сколько Магнус Карлсен. Тогда ваш рейтинг от рейтинга норвежского гроссмейстера отставал на 12 пунктов. С тех пор Магнус прибавил в рейтинге добрую сотню, выигрывая турнир за турниром. Что думаете о небывалом феномене по имени Магнус Карлсен?

- В свое время Роберт Фишер вышел на новый уровень тактической точности, как, по-моему, писал Каспаров в одной из своих книг. Фишер не допускал таких ошибок, которые его современники, например, Борис Спасский, считали допустимыми неточностями. И он их не прощал. Хотя у него тоже случались неудачные партии.

Карлсен же, как мне кажется, вышел на следующий уровень тактической точности. Когда говорят, что Карлсен играет до королей, что он держит напряжение, что он даже в равной позиции выискивает малейшие шансы, это действительно так. Но нужно понимать, за счет чего это происходит. И почему это не удается другим.

Любой другой шахматист из первой двадцатки, попробовав «выжать воду из камня» в равной позиции, разок просчитается, потом еще разок что-то просмотрит, и поймет, что от греха подальше лучше сделать ничью… Карлсен же, делая то же самое, умеет при этом не ошибаться.

- Мой добрый старый знакомый, львовский гроссмейстер Александр Белявский считает, что удерживать этот новый уровень точности Магнусу помогает особенность его психики: он играет сильнее на последнем часу игры, чем в начале и в середине партии. Как говорил мне в свое время один великий гонщик, многократный чемпион мира по ледовому спидвею: «Когда другие тормозят, я нажимаю на газ!» Что нужно сделать, чтобы победить шахматного Супермена? Превзойти его в безошибочности ведь невозможно по определению.

- Чтобы победить Карлсена, нужен «новый Каспаров»: максимальный напор с самого дебюта. «Переходить» Карлсена не получится, его надо «разрывать». Если это не удается, то потом его обыграть крайне тяжело.

- Крамнику и в Дортмунде, и в Вейк-ан-Зее на моих глазах удавалось, жестко прихватив в дебюте, наносить поражения Магнусу – даже черными. Карлсен не компьютер. У него тоже есть нервы. В матче с Анандом в Сочи он был на расстоянии одного хода от проигрыша в 6-й партии. После чего Виши повел бы в счете, и судьба матча была бы под вопросом. Что бы вы сказали о «новом уровне точности», если бы Ананд, минуту подумав, нашел очевидное 26…К:е5!?

 - Это все-таки исключение. Скорее отмечу 3-ю партию, в которой Ананду удалось по дебюту получить перевес и довести до победы. Так можно обыграть Карлсена.

- В Кубке Мира будете играть?

- Конечно.

- Какие у вас отношения с «нокаутами»?

- Два раза я выходил в четвертьфинал, где проигрывал Алексею Широву и Борису Гельфанду. Был Кубок мира, где я в первых 6-ти партиях набрал 5,5, а потом проиграл Теймуру Раджабову. Последний Кубок мира сложился неудачно, я во втором круге проиграл Павлу Эльянову. С ним у меня последнее время партии складываются не очень удачно. Почему-то против меня он играет очень сильно. Не потому, что я с ним играю плохо, а просто он играет настолько сильно, что мне не удается соответствовать этому уровню (с улыбкой).

- Но может быть, это у него пройдет?

- Я надеюсь, конечно, сыграть в Кубке мира как можно лучше. Но «нокаут» есть «нокаут». Там многое зависит от твоей формы в данной партии, от формы соперника, и если в быстрых все еще довольно закономерно, то в блице исход борьбы может решить одна ошибка, один какой-то просмотр. Поэтому тут очень сложно что-то прогнозировать, тем более что я пока не знаю своих соперников и узнаю только где-то в июле.

О КОМАНДНОЙ ИГРЕ

- За какую команду во французской лиге играете?

- Вот уже десять лет играю за «Клиши». Команда, пожалуй, сильнейшая во Франции, раз семь из десяти мы были чемпионами. В нашей команде много русскоязычных: Паша Трегубов, Эльмира Скрипченко, последние годы Максим Матлаков играет. В этом году у нас появился серьезный конкурент «Бишвиллер», за который выступают Аниш Гири, Аркадий Найдич, Этьен Бакро. Думаю, борьба за чемпионство развернется между нами.

- Вы ведь командный игрок, я вспоминаю, как вы всех разрывали на Олимпиаде в Дрездене, завоевали «золото» на своей доске. Такой же результат повторили на Олимпиаде в Стамбуле. Однако это не помогло российской команде завоевать «золото», вновь, как и в Дрездене, нас обошла Армения. А сейчас в Цахкадзоре, на чемпионате мира, наши парни остались вообще без медалей. В чем причина неудачи нашей мужской сборной?

- Трудно однозначно ответить на этот вопрос… Могу сказать о чисто шахматной причине. Большой неожиданностью явился тот факт, что у нас в Цахкадзоре регулярно были проблемы черным цветом с соперниками, заметно уступающими нам по рейтингу. То есть, мы постоянно получали плохие позиции черными. Так, Сережа Карякин проиграл совершенно неожиданно (для нас, по крайней мере) Габриэлу Саргиссяну, я проиграл в матче с американцами. Никита Витюгов чудом спас безнадежную позицию с кубинцем…

Причина этих поражений, как мне кажется, носит нешахматный характер. Почему-то нам всем казалось, что уж проиграть-то мы никак не можем! Перед тем же матчем с американцами мы и мысли не допускали, что я могу проиграть. И во время партии я слишком поздно почувствовал опасность.

Возможно, сказывалась недооценка соперников каждым из нас, а может быть, вредят завышенные ожидания, от нас ведь ждут только побед и это нам передается, и как следствие, мы где-то теряем объективность…

Я вот по себе знаю, что если ты до игры решил, что этого соперника «обязан» обыграть, то это мешает во время партии. Видишь, что можешь пойти на лучшую позицию, останавливаешь себя: а вдруг из-за большого количества разменов я ее не выиграю? Нет, лучше пойду на более сложную игру. И делаешь объективно не сильнейший ход.

- А вот во французской лиге вас специально ставят на черный цвет...

- Это не совсем так — думаю, по итогам лиги я сыграю поровну партий обоими цветами. Но действительно, тут у меня пока проблем черными нет. Поэтому я и сказал, что проблемы черным цветом стали для нас неожиданностью.

- Вы, конечно, знаете, что президент РШФ Андрей Филатов решил стать капитаном мужской сборной России?

- Читал.

- Что об этом думаете?

- Я, как ни странно это звучит, с Филатовым пока не знаком. Любопытный шаг. Он ведь, насколько я знаю, по профессии тренер по шахматам?

- Да, он окончил институт физкультуры, шахматную специализацию.

- Мы шутим, что наконец-то у нашей сборной появится профессиональный тренер с дипломом! Это, конечно, шутка, а так посмотрим, будет интересно.

- Как дела на личном фронте?

- Сын растет. Зовут Слава. Ему три года четыре месяца.

- В шахматы будете обучать Славу Яковенко?

- Он знает, как ходят фигуры, но особо интереса к игре не проявляет. Я в его возрасте, как рассказывают родители, мог партию сыграть. Славе больше нравится что-то конструировать. Так что буду из него готовить конструктора нано-роботов.

- Хотелось бы, чтобы эти нано-роботы играли в шахматы. Это возможно?

- Это уж, как Слава решит (смеется).

Фото: Мария Емельянова. Два последних снимка: Этери Кублашвили

 

Последние турниры

09.11.2017

Победители получают по 60 тысяч долларов, проигравшие – по 40 тысяч.

27.10.2017

В составах мужских и женских команд 4 основных игрока и 1 запасной.

07.10.2017

В составах мужских команд 6 основных игроков и 2 запасных, в женских – 4 основных и 1 запасная.

23.09.2017

Три главных приза: 50000, 25000 и 12500 фунтов стерлингов.

02.09.2017

Нокаут-система при 128 участниках.

13.08.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

01.08.2017

Общий призовой фонд – 300 тысяч долларов, победитель получает 75 тысяч.

24.07.2017

Бильский фестиваль проходит в 50-й раз.

15.07.2017

.

01.07.2017

В мужском и женском турнире 5 победителей вышли в Суперфинал.

28.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум