вторник, 17.10.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Командный чемпионат Европы27.10
London Chess Classic01.12

Интервью

   

АЛЕКСАНДР ГОЛЬДИН. НЕЛИНЕЙНЫЙ ХАРАКТЕР

Эмоциональный, сохранивший юношескую непосредственность, гроссмейстер полон самоиронии. Не собирается скрывать ничего из грехов молодости, искренность зашкаливает! Поклонникам здорового образа жизни и поборникам нравственности – в другую дверь! Некоторое время спустя до меня начинает доходить: как же так? Пил, курил, женился, разводился, «гонял балду», а в промежутках успевал прилично так поигрывать в шахматы. Были и есть другие увлечения, временами вообще уходил в какой-то непонятный астрал. Между тем к 50-ти годам сохранил более чем приличные физические кондиции, да и сила шахматная в порядке, жаль только, убедиться в этом придется нескоро, если вообще. Что-то тут не так! А, в целом, судить вам, читатели. Рассказывает АЛЕКСАНДР ГОЛЬДИН:

О прошлом своем я серьезно говорил лет десять назад. Стараюсь фокусировать внимание на настоящем. Поэтому будет непросто не только вспомнить, но и объяснить с точки зрения сегодняшнего дня. Но я постараюсь!

Фото: В.Левитин

Вы родились в шахматном городе с давними традициями. Конечно, в таком научно-культурном центре как Новосибирск шахматы по определению должны были занимать почетное место. И все-таки Сибирь далековато расположена от шахматных центров. Не мешал сей факт?

То, что Новосибирск был шахматным центром – это безусловно. Не знаю, насколько издалека идут традиции, но, во всяком случае, в моё время наш город был известен благодаря таким сильным гроссмейстерам как Тимощенко, Вайсер, Рубан и другим замечательным шахматистам. А в 1988 году наша команда даже победила на первом клубном чемпионате СССР в Набережных Челнах.

Что касается удалённости… За все платило государство, поэтому если надо было ехать на какой-то турнир, например, отборочный, то деньги всегда находились. Я не помню такого, чтобы мы куда-то не поехали из-за того, что надо далеко ехать или лететь.

Когда человек живет в Москве, он ближе к начальникам. Проще найти какие-то «входы и выходы». Я их все равно никогда не искал. Но не думаю, что все это связано с расстояниями. Просто по натуре я такой человек, у которого никогда не могло быть связей с шахматными начальниками. Поэтому если и была какая-то дискриминация (которая мной не ощущалась), то это скорей всего была моя вина. Потому что мое отношение к жизни и шахматам явно не нравилось официальным лицам.

Итак, фактор расстояния на вашей судьбе не отразился?

Пожалуй, нет. Разве что в каких-то минимальных, мало значащих размерах.

Вам удалось одержать во многом сенсационную победу на юношеском чемпионате СССР в начале 81 года в Кутаиси. Выиграть подобный турнир дано не каждому, а в числе предполагаемых триумфаторов вы, наверное, не были?

Конечно, не был. Соколов играл, еще пара ребят. Но я входил, наверное, в первую пятерку, потому что результаты были, данные были, не было только каких-то серьезных успехов на всесоюзной арене. Но в целом, согласен с вами, для многих моя победа стала неожиданной!

Даже некоторые из великих гроссмейстеров не имеют в своей коллекции золотой медали этого престижнейшего юношеского форума. Сами не удивились, когда добились такого успеха?

Единственное, почему меня удивляли победы, включая и эту… Возможно, отвечу заранее на тот вопрос, который вы еще не задали. Дело в том, что я никогда не относился профессионально к занятиям шахматами. И это был мой выбор. Мне нравились другие вещи. Что такое профессионал? Во всяком случае, на Западе это человек, который зарабатывает деньги на том, что он делает. В этом смысле, да, я всегда был профессионалом. Но в отношении к своим обязанностям… Элементарным обязанностям. Здоровый образ жизни, хотя бы несколько часов в день регулярно заниматься шахматами, планировать свои турниры и так далее. Профессионально относиться к своей работе. Вот этого у меня никогда не было. И в этом смысле каждая победа воспринималась, действительно: «О! И так можно побеждать?!» Я понимал, что для того чтобы стать сильным гроссмейстером, надо если не «пахать», то хотя бы серьезно работать. Что ярко демонстрируют современные шахматы. То же и про здоровый образ жизни. Думаю, что все или почти все сильные шахматисты не курят, не пьют, ну, и далее по списку… Поэтому это единственное, что меня удивляло, когда я занимал первые места. И может, расстраивало. Но это, повторюсь, был мой выбор. Для меня шахматы были не целью, а средством жить легко, весело, комфортно, на всем готовеньком (улыбаясь). Это немного изменилось, когда я уехал, но когда я жил в Союзе, были именно такие ощущения.

А уже в следующем году, после не слишком выразительного выступления на таком же турнире журнал «64» подверг вас критике за то, что успехи «вскружили голову»… Обычно к молодым шахматистам относились снисходительно, но вам досталось.

И правильно сделали! Когда вы становитесь чемпионом большой страны даже среди юношей, для любого юного шахматиста это будет означать не только «зеленый свет» надеждам, амбициям и др. Красная дорожка, вперёд, занимайся, работай! Я этого не сделал. Более того, следующий год я провел, «празднуя» эту победу. Соответственно, в каком состоянии я мог подойти к следующему чемпионату? С 16 лет я курил, причем довольно много. О чем говорить? Сигареты. Вино. Девочки… Всё! Я использовал свою победу для еще большего удовлетворения своих низменных потребностей (смеясь). Я не хвастаюсь, но как ни печально это звучит, факт! По жизни я очень ленивый человек и каждая победа делала меня еще более ленивым. То есть она давала мне понять: «О, можно и так!» Но в ответственные моменты, безусловно, собирался. Потому что амбиции всё же были! Надо было быть первым!

Чемпионат СССР среди юношей, Юрмала 1982. Фото: М.Рабкин

Кто-то из участников того самого не слишком удачного для вас юношеского чемпионата (Юрмала-82), рассказывал, что «Гольдин уложил всех на руках». Поддерживаете сейчас спортивную форму?

А вот что касается спортивной формы, то это меня всегда очень сильно интересовало. И в этом смысле я свою «домашнюю работу» всегда выполнял! Если бы я относился к шахматам как к «физухе», то… А, впрочем, что гадать? Это был бы совершенно другой гроссмейстер! И были бы другие результаты. А почему? Я думаю, это связано с тем, что я всегда хотел нравиться девушкам!

Не только вам этого хотелось!

Безусловно, но у меня, возможно, было завышенное самомнение, или самолюбие? Сейчас все это вспоминается с такой улыбкой. Так париться, для того чтобы кому-то понравиться! А потом после пары слов всё равно станет ясно, кто ты такой. Да, форму я всегда поддерживал. Любил «болтаться» на турнике, отжиматься. В разное время немножко занимался каратэ, легкой атлетикой, бегал в школе. В зрелые годы катался на роликах и коньках. Сейчас мое любимое занятие – разные виды йоги. И для меня очень важно, чтобы я мало весил. Приятно чувствовать себя легким и подвижным! Если я еду в отпуск и не могу выдержать восемь часов хождения по горам, то это значит – у меня проблемы. Такой у меня критерий. Идти по горам и наслаждаться природой. Это было всегда, поэтому неудивительно, что я всех уложил на руках. Правда, я этого не помню, но раз вы говорите (смеясь)…

Видел, по-моему, вас как-то в молодые годы с сигаретой, но теперь после сказанного вами, понимаю так, что с курением покончено раз и навсегда?

Если бы мог курить сигарет по пять в день, наверное, никогда бы не бросил. Но я курил как паровоз с 16 лет и на протяжении 16 лет! До 32-х. И должен сказать, что сигареты оказали настолько негативное влияние на мои результаты… Про здоровье я уже и не говорю! Знаю немало людей, которые курят, но они не настолько зависимы от никотина, чтобы в надвигающемся цейтноте, когда у вас остаётся 10 минут, выбегать, чтобы сделать несколько затяжек, и прибегать, когда остается 7. Моим кумиром всегда был Ефим Петрович Геллер, он курил, но тогда разрешали курить за доской, ему не надо было куда-то выходить. У меня было по-другому, изменились условия проведения турниров. И вот представляете, сижу, думаю над ходом минут сорок, попадаю в цейтнот, но при этом должен сбегать еще успеть покурить! Конечно, я бросил курить, потому что это стало просто невыносимо. И очень рад этому. И с тех пор не тянуло. Бросил легко, вот так просто (прищелкивает пальцами).

В молодёжных кругах вы имели репутацию «компанейского парня», играли на гитаре. «Шестиструнка» в прошлом или нет-нет возвращаетесь? Какой репертуар предпочитаете?

«Шестиструнка» стоит в соседней комнате. Но, если честно, практически в последнее время уже не играю. А если сажусь, то стараюсь исполнять какие-то композиции. Но, так как мешает моя природная лень (может, наследственность? У нас в семье многие были достаточно ленивы…), я никогда не занимался гитарой серьезно. Бренчание, блатные песни. Высоцкий, Розенбаум… Если вы спросите, что мне больше всего нравилось в гитаре, то я отвечу: в молодые годы – именно компания! В компании веселятся, выпивают, шутят, играют на гитаре. Ощущение «тусовки» всегда очень зажигало! Сегодня реже, но тоже бывает. Недавно что-то отмечали у Юры Шульмана, я взял гитару, прекрасно посидели, попели…

В 1982 году вы удивили многих, решив добровольно пойти в Советскую Армию, хотя наверняка имели возможность поступить в любое высшее учебное заведение. И не только родного Новосибирска. Но решение принято! Не было опасений? Дедовщина? Афганистан? Все-таки решение, согласитесь нестандартное…

Я не знаю, что здесь нестандартного, если учесть, что армия в Новосибирске была лучшим местом для шахматистов. Служить я не должен был, сидел дома. Была интересная история, пришлось мне побыть 24 дня в части, но это случилось только из-за каких-то нестыковок. Потом всем известная Вера Николаевна Тихомирова вытаскивала меня из части для участия в Молодежных играх СССР. С тех пор форму я больше не надевал. Более того, в армии я оказался даже не в 82 году, а если мне не изменяет память, в 80-м! Когда мне было 16 лет, я попал в спортобщество Вооруженных Сил и мне уже платили зарплату! И знаете, кем я был? Вы будете смеяться! Сторожем стадиона! Естественно, я даже не знал, где находится этот стадион и существует ли он вообще. Я попал в систему «мертвых душ» и получал хорошую зарплату. Потом после «срочной» остался еще на пять лет прапорщиком. Моя мать была инженером, а получала в два раза меньше меня. Просто смешно! Обязанность была одна – хорошо играть в шахматы. Поэтому мое решение было связано только с конъюнктурными, а не какими-то другими факторами.

Вы проходили «срочную», будучи в так называемой спортроте?

Да

Задал вопрос про армию, потому что бывали разные ситуации. Сильным шахматистам везло больше, они практически не служили, но кое-кто все же попадал в часть, а кое-кто умудрялся там еще и остаться!

Я понял вопрос. Но для Новосибирска у меня был исключающий эту ситуацию уровень. Считались какие-то командные очки, за выигрыши различных турниров, и я был главным поставщиком этих очков. Выигрывал юношеские «вооруженки», участвовал в командных… Реально шансы загреметь в часть у меня были только в том случае, если бы я совершил какое-то преступление! Или крепко дали по голове, и я забыл бы, как ходят пешки (смеется). Я был основным «забойщиком» и относились ко мне хорошо, с уважением, за что я всем благодарен.

Немного в тени осталась сейчас школа Ефима Петровича Геллера. А ведь там находился цвет армейской молодежи. Как проходили сессии?

Не очень хорошо помню, как они проходили, но отличались от сборов российской сборной, где была жесткая дисциплина, каждый из тренеров отвечал за доверенную ему часть программы, а если кто-то проштрафился, то его могли отправить домой. Там было трудно нарушать режим, но мне, конечно, удавалось (с улыбкой).

А на школе Геллера была полная расслабуха! Сам Геллер появлялся нечасто, мог приехать на один день сказать: «Ребята, привет!» и уехать. Даже я лекции читал на этих сессиях. Какой-то серьезной работы не велось, с точки зрения шахмат она была совершенно бесполезна. Во всяком случае, для меня. Но вот именно сам Ефим Петрович на меня очень сильно повлиял. Я изучал его партии… И в хорошем и не очень хорошем смысле, потому что цейтноты в результате глубокого погружения в позицию я взял от него.

Вам удалось и пообщаться и, возможно, разобрать совместно какие-то партии?

Конечно. Ведь я дважды играл за сборную Вооруженных сил на Кубке СССР, потом встречались еще на каких-то личных турнирах. Потрясающей энергетики был человек! До сих пор вспоминаю его улыбку…

Несмотря на ухабы и колдобины, шахматная карьера продолжалась, и в 88 году еще одна знаковая победа – чемпионат СССР среди молодых мастеров. И кто играл! Гельфанд, Дреев, Халифман, Красенков, Смирин, Акопян! Через два-три года все плавно перейдут в элитные супертурниры.

Я отлично помню этот турнир. Причины, почему я так здорово в нем сыграл? И вообще причины тех хороших турниров, в которых я сыграл хорошо (смеется). Это означает, что я готовился к турниру, что случалось со мной очень редко. Это значит, что во время турнира я вел здоровый образ жизни. Нормально спал, готовился к партиям и не потреблял алкоголь! Вот в принципе и всё! Плюс ко всему в Вильнюс со мной поехал тренер. Александр Хасин. Присутствие тренера, понимаете… Я могу подвести себя, но не могу подвести тренера! Поэтому я всегда хорошо играл за команду. Как бы легко ни относился я к себе, жизни и шахматам, за мной была команда, и это придавало ответственность. А к турниру серьезно подготовился, серьезно играл. И… Трудно сказать, но данные, наверное, были, чтобы такие турниры выигрывать. Но чтобы такие турниры выигрывать, если не постоянно, но хотя бы часто, нужно не просто по полтора месяца в году заниматься, а работать систематически. Что делал Гельфанд… Уверен, что Акопян. Про Халифмана и Смирина я не знаю, они, с моей точки зрения, ребята «нереализованные». Ну да, что там обсуждать. Так что причина проста. И немного повезло. В последнем туре стоял безнадежно с Дохояном, у меня было всего две легких фигуры за ферзя, но в цейтноте получился «замот» и ничья! Но на самом деле, считаю, что это заслуженно, потому что турнир я действительно играл хорошо. Поделили мы первое место с Гельфандом, и по каким-то показателям я стал первым.

Вильнюс 1988. Фото: В.Левитин

В общем, движение шло в поступательном направлении, вы отыграли две первых лиги и уже в скором времени наверняка перешли бы в высшую, а там... Достаточно стандартный путь молодого талантливого шахматиста к подножию Олимпа. И тут грянул развал Союза!

Когда был Союз и была поддержка государства, там «халява» заключалась в чем? Деньги никогда не были вопросом, за всё было заплачено. Жизнь была ХАЛЯВНАЯ! Это позволяло несерьезно относиться к шахматам. Мне все нравилось! Я удовлетворял все свои потребности, не работая серьезно над шахматами. Когда развалился Союз, появилась другая «халява». Открыли выезд за рубеж! Что такое выезд для такого человека как я? Чемпионом СССР среди юношей я стал в 1981 году, а в первый раз выехал в 87 году. Причины здесь очень просты – меня никогда не любило начальство. А за что оно меня, спрашивается, должно было любить? Я на пьедестал почета в том же чемпионате СССР вышел в тапочках и шарфе. Был иногда таким клоуном…

Фото: Б.Маглаперидзе

Может, были другие факторы… Не знаю. Хотя, как еврей, я никогда не чувствовал, что меня дискриминировали по этому принципу. Может, этот фактор присутствовал где-нибудь в кулуарах. Но факт остается фактом. Все выезжали, я не выезжал. Кстати, сейчас вот подумал, может быть, то, что я был в армии, какое-то небольшое значение имело. В первый раз я выехал в 23 года в Польшу, имея уже достаточно много успехов. В то время как мои сверстники Салов, Соколов и другие выезжали уже по многу раз.

А тут открыли границы, и я могу ездить куда захочу! Это был такой кайф! Но кайф и занятия шахматами несовместимы. Поэтому я опять отдался ветру, и… Я не знаю, что должно было произойти, чтобы я всерьез занялся шахматами. Меня не надо было выпускать из Сибири! Надо было закрыть меня там на пять лет, поставить тренера, чтобы он следил за мной, чтобы я не пил, не курил и так далее. И тогда я мог бы серьезно поднять свой уровень. Иначе я был обречен. Я слишком любил жизнь, чтобы преодолеть свою лень!

Решение перебраться возникло само по себе?

Наверное, мне всегда хотелось поехать куда-нибудь, повидать новые места, страны, пообщаться с новыми людьми. В этом смысле я всегда был «ненасытным». В Израиль я уехал бы в любом случае, потому что в Новосибирске стало уже невыносимо. И по материальным, семейным, и по всем остальным причинам. Почему я оказался в Америке? В 1991 году я приехал сыграть на ”New York open”, выиграл его… И главное, мне НАСТОЛЬКО понравилась Америка! Всё-всё понравилось… От расстояний до внутреннего состояния свободы, и я понял, что непременно окажусь здесь. Отъезд был предрешен, осталось решить только технические вопросы. Когда, как, каким образом. В 95-м я «заехал» в Израиль, взял гражданство, а потом в 99 (?) подал документы на получение американского гражданства. Какое-то время в промежутке жил в Москве, снимал квартиру.

В связи с этим у меня возникает следующий вопрос. Всю свою «советскую» жизнь вы не изменяли родному городу. А предложения переехать, «централизоваться», наверное, поступали?

Вы знаете, не помню… Наверное, нет. А самому как-то даже в голову не приходило. У нас в Новосибирске была такая классная команда, хорошие условия. Выступали очень успешно и на союзном уровне, и на Кубке Европы. Не было в мыслях такого, чтобы переехать.

Как-то Леонид Юртаев удивленно сказал, изучая стартовый лист участников одной из Олимпиад, проходившей после 1990 года: «Да здесь же играет вся бывшая Вооруженка!» Действительно немало сильных шахматистов, защищавших в свое время цвета Вооруженных сил СССР, уверенно вошли в состав теперь уже национальных сборных. А некоторые возглавили их. Владимиров, Ермолинский, Юртаев, Иванчук… Перечислять можно долго. Вы играли за американскую сборную?

Я за американскую сборную сыграл только один раз. Система была довольно сложная: когда я приехал, необходимо было прожить три года, чтобы иметь возможность играть в американских чемпионатах, и, следовательно, за американскую сборную. Иметь статус резидента какое-то количество лет. Сейчас снизили до одного года. И по этой причине, хотя я много играл, имел хорошие результаты в турнирах, теоретически не мог выступать за сборную. В 2004 году съездил в Испанию, а потом… На пять лет ушел в покер! В плане шахматного профессионала, как вы можете сами убедиться, жизнь у меня была нестандартной. Носила «нелинейный» характер…

Функции тренера и секунданта были возложены на вас в совершенно юном возрасте. Помню, на чемпионате СССР во Фрунзе вы помогали своему земляку Геннадию Тимощенко. Тренерская карьера была продолжена и в дальнейшем?

Серьезным тренером я не мог быть по причине своего «раздолбайского» отношения к жизни. Но! Как я понимаю, был хорошим спарринг-партнером. Проанализировать позицию, порешать совместно этюды, подготовить какую-то новинку. Это у меня получалось хорошо. И с Тимощенко в этом плане работать мне очень понравилось, и я ему, безусловно, помог. И он мне очень сильно помог, потому что был человеком очень дисциплинированным и, когда мы занимались, никакого «баловства» не было. Так что для меня это были драгоценные минуты, драгоценные часы. Он был в звании капитана и являлся моим прямым начальником по армейской линии. Даже если я бы захотел, то не мог ослушаться. Говорил мне: «Садись. Подготовь мне эту позицию!» – «Есть, товарищ капитан!» Конечно, я и здесь находил способ быть самим собой (смеется)… А так, чтобы с кем-то серьезно работать? Пытаюсь вспомнить и не могу… Ну, конечно, Костя Ланда был моим учеником, здесь в Америке выделил бы из своих студентов гроссмейстера Фриделя.

Поэтому, в отличие от многих ваших коллег, перебравшихся за океан, тренерская стезя вас особо не привлекала?

Если вы имеете в виду, что люди переезжают и тренируют сборные команды…

Нет, но многие зарабатывают на жизнь…

Если подразумеваются частные уроки, то я это делаю просто потому, что это необходимо. Иначе не проживешь. Все американские шахматисты занимаются этим, кроме тех, кто играет на высоком уровне. Накамура, Камский… Все остальные тренируют по необходимости. Не знаю, насколько это им самим нравится. Сомневаюсь… Одно дело, когда тренируешь Тимощенко. Гроссмейстера, а я тогда был еще кандидатом в мастера. Это было потрясающе! Проанализировал, помню, на чемпионате СССР отложенную партию с Юсуповым и нашел выигрыш. Колоссальные ощущения! Или здесь учу «безразрядника», как делать рокировку. Совершенно разные вещи!

1989. Фото: В.Левитин

Вернемся к вашей шахматной карьере. Итак, в 91 году вы подтвердили высокое реноме, выиграв престижный ”New York open”. С самым высоким призовым фондом в «опенах» того времени.

На тот момент – да. Правда, если ничего не путаю, как раз в том году первый приз урезали в два раза по сравнению с предыдущим. С 20 до 10 тысяч долларов. Но я не жаловался. Любая сумма такого порядка для меня была огромной!

Так вот. Перспективы открывались радужные. Возможность играть без ограничений в любых турнирах с хорошим составом игроков и, что не менее важно, с хорошим призовым фондом. Но постепенно фамилия Гольдин начинает как-то реже и реже встречаться в списке участников крупных турниров.

Сказался дух свободы. Как в песнях Цоя… Такая «кайфовая» жизнь. Поездки на турниры. Помимо Америки и Европа: Франция, Бельгия, Германия и т. д. Не было никакого серьезного отношения к шахматам. Все то же самое! Как я мог реально усилиться? Я и не ставил такой цели! Обычно все начинается с того, что у человека есть амбиции. А у меня? 1991 год. Мне 27 лет. Возраст, скажем так, ближе к зрелому. Я развелся с первой женой и почти женился на второй (с улыбкой). Понимаете, места шахматам в реальной жизни было очень мало! Я даже не мог представить себе, какие надо ставить цели. Попасть в команду Америки на Олимпиаду? Для меня это было относительно легко. И совсем необязательно сильно напрягаться. А чтобы ставить серьезные цели… Тогда надо не уезжать в Америку, а оставаться в России или в таком месте, где не нужно было бы заниматься «тренерской работой» для поддержания своего материального статуса.

В 2003 году выиграли континентальный чемпионат Америки. Что это за «блюдо» и с чем его едят? Это не чемпионат США?

Это турнир, отборочный к чемпионату мира, теперь Кубку мира. В котором я не сыграл, потому что он проводился в Ливии, и туда не поехали почти все шахматисты евреи. Я отнесся к этому турниру серьезно. Состав был неплохой. Не могу сказать, что очень сильный, но всё равно приятно выиграть такой турнир. Саша Онищук, Игорь Новиков, Александр Шабалов, Юра Шульман, Гриша Кайданов, восходящие звезды Накамура, Брусон, Домингес. Хороший турнир, но по сравнению с успехом 1988 года в Вильнюсе это, конечно, не то. Этот турнир мог бы дать какой-то толчок, но как я уже говорил, мне моя жизнь настолько нравилась, что этого оказалось недостаточно.

Вы действительно увлекаетесь йогой? А стало быть, и восточной философией? Это пришло благодаря шахматам или вопреки?

Я думаю, все произошло так, как и должно было произойти. Иначе я был бы совершенно другим человеком. Каким образом я к этому пришел? Живете, живете и приходите. Йога это только часть. Назовем это метафизикой. Это то, чем я занимаюсь серьезно последние несколько лет. И в настоящий момент интересует больше всего. Могу назвать несколько факторов. Моя жена. Бывшая жена (смеется). Занималась она этим серьезно и сподвигла меня, за что я ей бесконечно благодарен. Невозможно не заинтересоваться, когда рядом живет человек, которого интересует всё, что касается мистики, нематериального мира, и что помогает ответить на главные вопросы. Кто мы, зачем мы живем, умираем, любим… Меня всегда это тоже очень интересовало. Но в юности воспринималось по-другому. Читаешь Достоевского, ищешь ответы на вопросы и, хотя драма, думаешь: «все будет хорошо». Тогда я еще не знал, что в основе оптимизма лежит обычный страх. Кажется, Оскар Уайльд? Сейчас занимаюсь этим, можно сказать, профессионально. Если бы я занимался так серьезно шахматами, как занимаюсь метафизикой, то… Помните, конечно, анекдот «…она была бы дедушкой» (смеется).

Все больше гроссмейстеров в последнее время предпочитают использовать интеллектуальный потенциал «не по назначению». А именно за покерным столом. Кое-кто не без успеха. В Америке проходит немало турниров с хорошим призовым фондом. Как развивался «роман» с покером у вас?

По-моему, Гриша Кайданов или его жена Лера, сейчас точно не вспомню, запустили идею о том, что «вот покер это неплохо». А я не был так уж сильно привязан к шахматам. То есть, я, конечно, безумно люблю шахматы. Могу решать часами интересный этюд, могу часами играть «блиц», могу часами смотреть в «он-лайне» интересную партию. Но работать над шахматами мне не хочется (с обезоруживающей улыбкой). И как это объяснить, я не знаю. Нет амбиций, мотивации… Не знаю! Поэтому мне было очень легко взять и сменить профессию. Элементарно. Хотя трудно представить: всю жизнь играл в шахматы, а потом – раз! И покер.

Для многих это было бы непростым решением…

А вот для меня это было так! Щелчок! (прищелкивает пальцами) И на пять лет я практически бросил играть в шахматы. Что было приятным, так это лёгкие деньги!

Но ведь они «легкие», когда выигрываешь, но имеется оборотная сторона медали…

Есть много разновидностей покера. Есть разные критерии того, что означает «много заработать» или «мало». Но я говорю о своей жизни. Если шахматист в Америке не даёт много частных уроков, он зарабатывает небольшие деньги. И даже если бы я выигрывал все турниры, или почти все, как в лучшие годы, то заработал бы меньше, чем от игры в покер. Не в первый год, а на третий-четвертый.

Да, у шахматистов есть способности, которые применимы к покеру. Но в принципе это две разные игры. Много качеств, необходимых для покера, не развито у шахматистов. И наоборот. Это касается и блефа, и выдержки, и отношения к поражению. Представляете, когда вы испытываете горечь поражения сто раз за один вечер-ночь? В шахматах один раз, а тут… И это при том, что вы можете играть идеально. Все равно будет месяц в году, когда будете проигрывать достаточно большую сумму. И как к этому отнестись, когда ничего не получается, всё проигрываете? И от вас еще ничего не зависит? Чтобы не сдаться, не опустить руки? Как отнестись к этому профессионально? Просто играйте свои, скажем, четыре часа в день с десяти до двух. Проиграли или выиграли, не имеет значения. Вы знаете, что за год, например, заработаете 100 000 долларов, но будет в этом году месяц, когда проиграете 50 000.

Может, как раз здесь некоторые ваши жизненные концепции сильно помогли?

Согласен. На 100 процентов. Но все равно я не достиг совершенства в этих вещах. Когда я начинал играть, рынок был легким, потому что игроки были очень слабыми. И более или менее толковый человек мог неплохо заработать. Но начались преследования покера в Интернете, закрыли два основных в Америке сайта. Игроки научились играть по-настоящему. Вот тогда надо было вкладываться «по полной», нужно было искать возможности играть, заниматься покером более серьезно. А как только нужно начать работать серьезно, я тут же ухожу, потому что не люблю напрягаться. Это моя судьба. Но пять лет я играл в покер и очень доволен. Он меня многому научил. Дал отдохнуть от шахмат и принес, как я сказал, достаточно легкие деньги. Но по большому счету покер это не моё. Сидеть, обыгрывать, доказывать, что ты умней. Это мне не интересно.

Можно считать, что сейчас вы снова возвратились в шахматы? Продолжаете выступления в турнирах?

Нет. Этого нет. Я практически бросил играть в шахматы. У меня сейчас совершенно другое направление в жизни. Я продолжаю любить шахматы, тренирую, обучаю детей в школах, чтобы поддержать свой материальный уровень. Эта часть осталась, но мне нравится метафизика, занимаюсь энергетическим целительством. Прошел несколько курсов получил сертификат, считаю себя «состоявшимся» в этой области.

Это никак не связано с мануальной терапией?

Мануальная предполагает какие-то манипуляции. А то, чем занимаюсь я… Делаю вообще всё на расстоянии. Очень хорошие результаты. Можно сказать, блестящие результаты. Все работает очень здорово! Пока не делаю это профессионально в качестве бизнеса. Но в принципе, думаю в обозримом будущем, наверное. Мне очень нравится заниматься передачей энергии, заниматься целительством и вообще всем, что касается неизученных возможностей человека. Это сейчас моя страсть, и таким я вижу себя. Извиняюсь перед моими бывшими болельщиками, но шахматы я теперь люблю на расстоянии!

Последнее. Спасибо огромное, что напомнили мне о моём замечательном прошлом!

И ещё. Все люди, с кем мне посчастливилось встретиться в этой жизни, знайте, я всех вас люблю и очень вам благодарен за всё!

Ну а читателям замечательного сайта chesspro.ru – Любви и Мира!

Искренне ваш.

Интервью вел Сергей КИМ

 

Последние турниры

27.10.2017

В составах мужских и женских команд 4 основных игрока и 1 запасной.

23.09.2017

Три главных приза: 50000, 25000 и 12500 фунтов стерлингов.

02.09.2017

Нокаут-система при 128 участниках.

13.08.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

01.08.2017

Общий призовой фонд – 300 тысяч долларов, победитель получает 75 тысяч.

24.07.2017

Бильский фестиваль проходит в 50-й раз.

15.07.2017

.

01.07.2017

В мужском и женском турнире 5 победителей вышли в Суперфинал.

28.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

21.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

05.06.2017

Норвежский супертурнир прошел в пятый раз.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум