четверг, 30.03.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Чемпионат США28.03
Kortchnoi Zurich Chess Challenge12.04
GRENKE Chess Classic15.04

Интервью

Евгений АТАРОВ,
журналист

Виши АНАНД: “ПОБЕДА БЫЛА МНЕ НУЖНА КАК ВОЗДУХ”

Сказать, что победа Ананда стала неожиданностью - значит не сказать ничего. Он дал окончательное согласие на участие всего за месяц до старта турнира в Ханты-Мансийске, а букмекеры ставили на победу индийца 1 к 55. Но 44-летний экс-чемпион мира играл так уверенно и смело, что ни у кого не осталось сомнений: именно он больше всех сейчас достоин матча с Магнусом Карлсеном.

Вопросов было много, и Виши, с которым мы знакомы уже ровно 20 лет, отвечал на них подробно, с удовольствием, - будто еще раз хотел пережить этот турнир.

- Виши, наши поздравления с победой! Что чувствуете в этот момент?

- Ну, конечно же, я очень рад. Когда вы выигрываете турнир претендентов, иначе быть не может. Скажу честно, был бы рад, покажи я просто хороший результат, не получив права на новый матч за корону: в последние годы все уже привыкли к тому, что “Ананд не тот”. Так что я удивил не только окружающих, но и самого себя.

- У вас у самого есть объяснение, почему в последние годы не шла игра в турнирах - едва вы стали чемпионом мира, как перестали их выигрывать?

- Думаю, все было не так страшно. В марте-2011 у меня было 2817, я возглавлял рейтинг-лист. А снижение результатов было уже потом... Почему? Я сам тысячу раз задавал себе этот вопрос! Я не перестал работать над шахматами, не оброс жирком (тут Виши выразительно потрогал себя за бок. - Е.А.), все было как обычно. Не могу объяснить своего падения, как не могу объяснить своего взлета сейчас.

- Неужели не было никаких “знаков”?

- Нет. Просто играл, и у меня все получалось. Это вдвойне удивительно и приятно, потому что произошло в таком важном турнире, где каждый из моих соперников не один месяц готовился к нему и реально стремился к матчу на первенство мира.

- А вы? Неужели ехали таким расслабленным, безразличным?

- На самом деле эта победа была мне нужна как воздух. Где-то на уровне подсознания я понимал, что если не получится сейчас, может не получиться никогда. Поэтому был полон энтузиазма, чуть ли не искусственно подогревал свой интерес к турниру.

- И это при том, что согласились играть чуть ли не в последний момент?

- Чувствую, эта история скоро обрастет большим количеством подробностей. Все было проще. В декабре на турнире в Лондоне мы играли с Крамником, и после того как Влади проиграл обидную партию Накамуре, я позвал его в ресторан, чтобы как-то морально поддержать. Но выяснилось, что это он поддержал меня! Наш разговор быстро перекинулся на турнир претендентов, я поделился с ним своими сомнениями - стоит ли играть? Крамник ответил, что он сам оказался в такой же ситуации, когда я обыграл его в Бонне, и несколько месяцев сомневался, продолжать ли ему играть. В конце концов, он сказал мне, что отказаться я всегда успею, а если сейчас приму скоропалительное решение, то потом буду жалеть об этом. И я решил - играть.

- Как вы оценивали свое шахматное состояние перед стартом?

- Подходил к этому очень аккуратно. Прислушивался к себе... Хотел понять, хочу ли я на самом деле играть, или мне нужно прилагать усилия?! Друзья все наперебой предлагали свою помощь и говорили, что я обязательно сыграю хорошо. Даже после Цюриха, где результат был так себе, слышал, что вот в Хантах все будет о’кей.

В конце концов, я заразился этим всеобщим сумасшествием. Хорошо, я попробую. В какой-то степени мне помогло то, что я не ставил перед собой никакой цели. Мне не приписывали роль фаворита, и это было здорово - просто играть в шахматы.

- Могу представить, как мешала роль главного фаворита Ароняну.

- Мне трудно влезть ему в голову, но Левону, судя по всему, нелегко справиться с  психологическим давлением. Когда он играет просто в супертурнире, то относится к каждой партии просто как к творческой задаче, а здесь - это этап борьбы, и вольно или невольно это его сковывает. Как легко он играл в Вейк-ан-Зее в начале года, с какой жаждой борьбы начал Цюрих, а на турнир претендентов его не хватило.

- Считаете, вам повезло, что получили против него белые в первом туре?

- Это сейчас, зная результат, можно сказать “да”, а перед началом партии мне так не казалось. Я очень нервничал. Но партия сложилась для меня хорошо...

- Что почувствовали после нее?

- После одной победы не стоит сильно радоваться, ведь это только первый тур. Я в тот момент вообще не думал об общей стратегии на турнир. Вот после победы над Мамедьяровым в третьем туре уже улыбнулся - что-то начало вырисовываться.

- Ожидали от себя такого старта?

- По опыту знаю, что отдельные победы ничего не значат, если ты не чувствуешь уверенности в своих силах. У меня такая стала появляться... О’кей, у меня 2,5 очка, но когда после выходного я не смог получить игры против Крамника, а Аронян взял верх над Свидлером, я подумал, что радоваться рано. Ну а потом в турнире вообще стало происходить что-то странное - игроки начали от тура к туру то подниматься, то падать, подниматься и падать. Началось все со Свидлера, а затем эту “болезнь” подцепили все без исключения участники - Топалов, Крамник, Мамедьяров.

- Это броуновское движение как-то повлияло на вашу тактику?

- По большому счету, нет - я как играл, так и продолжил. Когда у меня появлялись шансы играть на победу, пытался их использовать, а нет - особенно не упорствовал. Видя, что происходит вокруг меня, считал, что главное тут не проигрывать...

- Поддерживать стабильность?

- Именно!

- Кажется, в турнире у вас не было ни одной по-настоящему плохой позиции.

- Случаются такие турниры-мечты, когда у вас все получается. Мне трудно понять, почему так получилось на этот раз, в подготовке не было ничего особенного.

- Считаете, она была достаточно эффективной?

- Вы знаете, я не стану врать и говорить, что очень серьезно готовился к турниру. Да, была концентрированная работа, дебютный поиск, но меня больше заботило не то, что делают соперники, а что делаю сам. Как уже говорил, я не мог разобраться в самом себе, - и решение этого “вопроса” стояло для меня на первом месте.

- Что думали перед партией второго круга с Ароняном, когда он догнал вас и имел белые фигуры? Вам ведь предстояла еще и “черная” партия с Крамником.

- На самом деле я был спокоен... Я не видел, почему могу проиграть. Только если кто-то подловит меня на вариант. А тут вдруг 3.Qb3?! По-правде сказать, был очень удивлен его выбором. У меня есть подозрение, что он нервничал больше меня, ведь обычно такие ходы ни с того, ни с сего не появляются на доске. Как мне кажется, я играл довольно логично. Пожертвовал пешку, захватил пространство. Даже если это и стояло у него дома, вряд ли он мог быть доволен своей позицией. Об этом говорил и его вид, и показания часов. Конечно, нельзя быть уверенным на все сто, ведь это - Левон, но когда он пошел на повторение позиции, я уже не стал упорствовать.

- На пресс-конференции после партии вы были таким довольным…

- Я реально волновался за исход партии, да и играл, думаю, в ней неплохо.

- Вам не кажется, что после этой ничьей Аронян понял, что не выиграет?

- Мне сложно судить. Но она явно угнетающе подействовала на него... На другой день Левон сыграл странную партию с Мамедьяровым. Я несколько раз подходил к их доске, но не всматривался в рисунок позиции, это было не так-то просто.

- А вы сами уложили на лопатки Топалова!

- Считаю эту партию своей лучшей в турнире. Мне удалось провести тонкий план, сыграть на доминацию в позиции с малым количеством фигур. Мне нравятся такие идеи. Веселин, считаю, хорошо защищался, но я все исполнил темп в темп.

В этот момент понял, что мои шансы на победу очень велики... Думаю, после девятого тура я уже стал главным фаворитом. На очко впереди преследователей да с очевидным игровым преимуществом над ними. Но я не расслаблялся.

- Оставался только вариант, что вас обыграет кто-то из пары Свидлер - Карякин, и при этом наберет на пол-очка больше в оставшихся встречах.

- Как бы фантастично это ни звучало, ведь чуть не сработало! Когда я понял это - спасибо, что сказали на пресс-конференции, - чуть-чуть занервничал.

- И совершили много странного в партии с Карякиным.

- Спокойно взглянув на эту партию, сейчас понимаю, сколько глупостей я сделал. Это и ход 13...Qa5, и 19...Nac5, и 26...Nc5. Я не нашел четкого пути, как белые могли играть на победу, но находиться в партере 70 ходов не очень приятно.

Но после партии был очень доволен. Все страхи остались позади, я гарантировал себе первое место... Если вы спросите меня, почему я выиграл в Ханты-Мансийске, отвечу, что не расслаблялся здесь ни на секунду и не совершал глупостей. Давайте посмотрим: Крамник, Аронян, Свидлер, Мамедьяров, наконец, Карякин одержали в этом турнире по три победы, но никто из них не сумел избежать поражений.

Если сравнить с прошлогодним турниром в Лондоне, игра была совершенно иной - там Карлсен, Крамник, Аронян и Свидлер вместе набрали “+10”, здесь же вплоть до последнего тура у меня было “+3”, а у всех остальных полтинник и меньше, но никто не провалился в большой минус, который был тогда у Раджабова и Иванчука.

- Какой вывод из этого следует?

- Очень простой: меньше решающих партий. Можно сосчитать по пальцам, когда в один день было по три результативных партии. Такое течение борьбы меня очень и очень устраивало. По-моему, даже Крамник сказал на пресс-конференции, что если бы он знал, что пойдет по такому сценарию, строил бы свою игру по-другому.

- Все говорили: состав участников в Ханты-Мансийске вам подходит!

- Не думаю, что это стало ключевым фактором в моей победе. Но то, что здесь не было Каруаны или Накамуры, с которыми мне в последнее время не очень везет, не скрою, стало приятным. Я не рассматриваю всерьез вопрос об удобных и неудобных соперниках, но каждому хочется, чтобы играть было максимально комфортно.

- Крамник подвел простой итог: вы победили, потому что меньше всех ошибались. Хочется понять: это вы были так хороши или все остальные так плохи?

- Я не думаю, что здесь кто-то играл откровенно плохо, просто у каждого хватало зевков и, выражаясь теннисным языком, невынужденных ошибок. Кто-то проводил на высочайшем уровне одну-две партии, а в других был не так хорош. Мне же удалось продержаться примерно на одном уровне на протяжении всего соревнования.

- Не проводили мысленных параллелей с Мехико-2007?

- Нет. Вы будете смеяться, но повторю то, что говорил на пресс-конференциях по ходу игры: я просто играл партию за партией, стараясь ни о чем не думать.

- Могли бы сравнить тот результат с нынешним?

- В тот раз вышел на старт одним из главных фаворитов, сумел быстро захватить лидерство и не упускать его до финиша. Сейчас все несколько по-другому, но что-то похожее было. Ощущение хорошей формы, того, что все мне удается.

- Не чувствуете, что стали старше на семь лет?

- Нет, возраста еще не чувствую. Кроме того, посмотрев на Свидлера, в последнее время я привел себя в хорошую физическую форму, со мной все в порядке.

- Многие участники выглядели крайне утомленными на финише. Но не вы.

- Я устал, но не преувеличивал бы степень своего утомления... Удалось избежать затяжных партий, после которых не так легко восстановить концентрацию.

- Удивлены тем, как неудачно сыграли Крамник и Аронян, которых все прочили в победители турнира претендентов?

- Что касается Влади, у него явно случались какие-то проблемы с концентрацией. Он проиграл черными по дебюту Топалову, Карякину, зевнул в выигранной позиции Свидлеру. Левон? Он играл в очень провокационные шахматы. Видно было, что он в каждой партии, что белыми, что черными пытается навязать борьбу. Но... что у него отлично получалось в Вейк-ан-Зее, здесь не прокатило. Он не сумел найти нужного баланса между агрессией и надежностью, а дебютный выбор в отдельных партиях вызывал у меня откровенное недоумение... Очень показательно поражение Левона от Мамедьярова: тот затягивал его в рискованную, несбалансированную позицию, а он пошел у него на поводу. Результат хорошо известен. Увы, такое случается.

- Кто еще кроме вас может занести себе этот турнир в актив?

- В первую очередь, Карякин. Начать с “-2”, после чего получить реальные шансы на победу - такого и не вспомнишь. Мамедьяров неплохо смотрелся после провала на старте... Свидлер играл в очень яркие шахматы, но потом, мне кажется, у него в какой-то момент просто закончилась энергия. Нельзя так расходовать себя.

- Кто вам помог достичь успеха?

- На турнире со мной был Чанда Сандипан. Мы работаем с ним достаточно давно, неплохо понимаем друг друга, он не давал мне заскучать в Ханты-Мансийске.

- Поддерживали ли связь с домом, с индийскими друзьями?

- Слегка. Я был сильно поглощен турниром, иногда выходил на связь, но не очень часто. Когда ты играешь, все это отходит на второй план. Стараешься соблюдать все время какие-то небольшие церемониалы, и если забыл позвонить домой, а после этого выиграл партию, стараешься держаться этого правила уже до самого конца.

Все привыкли, что со мной приезжают несколько журналистов, Аруна. Здесь их не было, но не могу сказать, что я был лишен поддержки во время турнира.

- Кстати, как индийская пресса была настроена на ваш счет перед стартом?

- Не знаю подробностей, но они восприняли мое решение играть с энтузиазмом, и никто не писал о том, что мне не стоит играть, что у меня нет шансов и т.п.

- А по ходу турнира?

- Я обычно не читаю прессу во время игры, но Сандипан рассказывал мне, что они все посходили с ума, когда я захватил лидерство. Думаю, они были счастливы тем, что я снова получил право на матч на первенство мира. Это важно для Индии.

- После победы здесь так и хочется назвать вас чемпионом “остального мира”.

- Почему?

- Вы доказали, что сильнее всех претендентов, но... ваши личные встречи против Магнуса Карлсена настраивают на грустный лад. Не думали ли вы по ходу турнира, что победителя ждет матч с чемпионом и как оценивали свои перспективы?

- Скажу честно, вплоть до того дня, когда завоевал право на матч, ни разу не думал об этом! Да и сейчас не много думаю об этом... Пока неизвестны ни место, ни даты проведения этого матча. Когда будет больше ясности, поговорим.

- Принципиально ли для вас, где он пройдет?

- В целом - нет. Мне все равно, где играть.

- Слышали заявления Илюмжинова о рекордном призовом фонде?

- Краем уха. Вроде бы кто-то готов дать на организацию 10 миллионов, но пока я не увижу подписанных документов, рассуждать об этом бессмысленно.

- Не будет на новый матч накладываться “тень Ченная”?

- Зачем такие вопросы? (Улыбается.) Я сейчас счастлив! Когда матч начнется, мы об этом узнаем. Стало ли мне труднее играть с Магнусом после нашего матча? Я не знаю. Сделал ли он меня сильнее? Я не знаю. Хочу ли я выиграть? Конечно!

Перед турниром Саша Грищук сказал, что не имеет значения, кто в нем победит, в любом случае это будет новый матч, и в нем будет новый Карлсен. У меня уже есть кое-какой опыт игры с ним, и на мой взгляд, Магнус не такой неприступный.

- Тем более, что после Ханты-Мансийска вам сам черт не страшен!

- Примерно так. У меня новая мотивация, я полон энтузиазма, надеюсь, что новый матч на первенство мира сложится совсем не так, как предыдущий.

- Как скоро собираетесь начать подготовку к нему?

- Нет, не прямо сейчас. (Смеется.) Но, думаю, довольно скоро. Матч на первенство мира - это еще одна возможность посмотреть на себя со стороны. Сначала вернусь домой, отпраздную победу, а потом уже буду строить конкретные планы.

- Много ли планируете играть в этом году?

- Не так уж много... Скорее всего, даже пропущу Олимпиаду в Тромсе в августе. У меня будет несколько турниров в быстрые шахматы: в мае - Корсика, в июне - Киев, в июле - Дубай и Женева. Возможно, еще сыграю и в классику. Пока не знаю.

- Собираетесь создавать новую команду или удовлетворитесь старой?

- Ясно же, что я не скажу ни слова правды, отвечая на этот вопрос.

 

Последние турниры

13.01.2017

Два главных турнира проводятся по круговой системе при 14 участниках.

09.12.2016

London Chess Classic является завершающим этапом Grand Chess Tour.

11.11.2016

.

06.11.2016

В мужском турнире играют 62 клуба, в женском – 14.

15.10.2016

В мужском и женском турнирах сыграли 7 персонально приглашенных участников и 5 победителей высших лиг.

25.09.2016

Мемориал Таля состоялся в 10-й раз.

01.09.2016

42-я Всемирная шахматная Олимпиада.

04.08.2016

Кубок Синкфилда является этапом Grand Chess Tour.

22.07.2016

17-й Турнир имени Анатолия Карпова.

12.07.2016

За победу начисляется 3 очка, за ничью – 1, за поражение – 0.

09.07.2016

Вашье-Лаграв победил за тур до финиша.

21.06.2016

Пять победителей получили право участия в Суперфиналах чемпионата России.

17.06.2016

В рапиде очки начисляются по системе 2-1-0, в блице 1-1/2-0.

09.06.2016

В рапиде очки начисляются по системе 2-1-0, в блице 1-1/2-0.

27.05.2016

11 туров , 112 шахматисток.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум