русская версия английская версия пятница, 24.11.2017
Расписание:
Владимир Сергеев
гроссмейстер
Энциклопедия

Наследник казацкого рода

Перевод с украинского и редакция текста  - Петр  МАРУСЕНКО

 

...Бог всякому из нас дает вместе с жизнью тот или иной талант и возлагает на нас священный долг не зарывать его в землю. Зачем, почему? Мы этого не знаем. Но мы должны знать, что все в этом непостижимом для нас мире непременно должно иметь какой-то смысл, какое-то высокое божье намерение, направленное к тому, чтобы все в этом мире "было хорошо", и что усердное исполнение этого божьего намерения есть всегда наша заслуга перед ним, а посему и радость, гордость.

И.Бунин. «Бернар»

Всем известен афоризм: «Каждый человек – кузнец своего счастья». Но всегда ли он соответствует действительности?
В случае с героем этого рассказа можно смело утверждать, что далеко не все в его судьбе зависело от него. Действительно, как случилось, что мастер, прекрасно понимающий шахматы и побеждавший за шахматной доской сильнейших шахматистов мира в течение полувека, так и не сыграл за всю свою жизнь ни в одном соревновании с нормой международного мастера? Ведь ныне это не проблема даже для совсем юных шахматистов.

Анатолий Александрович Банник  (1921–2013)   – пятикратный чемпион Украины (1945, 1946, 1951, 1955, 1964), двукратный чемпион всесоюзного спортивного общества «Спартак» (1961, 1962), финалист семи чемпионатов СССР (1954–1964) и всего лишь мастер спорта. Что поделаешь, в те времена даже таких успехов было мало, чтобы получить возможность сыграть в международном турнире, даже не самом сильном по составу.

 

Истоки силы и стиля

Анатолий Банник родился 7 декабря 1921 года в семье, корни которой, согласно семейным преданиям, тянутся аж в Запорожскую Сечь, вписавшую не одну героическую страницу в летопись жизни и борьбы украинского народа. Описывая характер казаков, турецкий историк XVII века заметил: «Можно утверждать наверняка, что нет в мире людей, которые бы меньше заботились о своей жизни и меньше бы боялись смерти, чем эти»…

Не в этой ли преемственности поколений кроются истоки силы и бескомпромиссного стиля украинского мастера?

А влияние семьи? Некий психолог аргументированно доказывал, что вся наша жизнь лишь утверждение или отрицание моральных ценностей, приобретенных в семье. Отец шахматиста Александр Степанович (1877–1964), универсально образованный инженер, сдал экстерном теологические экзамены и сменил костюм на рясу православного священника.

В результате доноса священник Крестовоздвиженского братства, как «враг народа», был безвинно осужден на 10 лет сталинских лагерей. Он «оттрубил» весь срок (1943–1953) от звонка до звонка в Казахстане за то, что не оставил своего прихода в лихие годы оккупации. Только в 1961 году пришла долгожданная реабилитация.

Молодой Анатолий унаследовал от отца сильный характер и много хороших человеческих качеств. Но, конечно, на протяжении многих лет был вынужден ходить с клеймом «сын врага народа»…

С шахматами Анатолий познакомился в пятом классе, по нынешним меркам весьма поздно. Для его роста неоценимое значение имели увлекательные лекции прекрасного тренера и педагога Александра Константинопольского, под руководством которого юный Толя осваивал скрытые закономерности королевской игры в Киевском дворце пионеров. Юноша увлеченно работал над шахматами, формируя свой стиль.

Заметка и фотоколлаж из украинской газеты «Шахіст» (№ 1, 1937). На центральном снимке за доской Коля Заноздра (слева) и Толя Банник.

Заметка и фотоколлаж из украинской газеты «Шахіст» (№ 1, 1937). На центральном снимке за доской Коля Заноздра (слева) и Толя Банник.

Чтобы представить шахматную атмосферу Киева тридцатых годов ХХ столетия, в которой формировался неординарный талант юного Анатолия Банника, процитируем фрагмент из предисловия к книге третьего чемпиона мира Хосе-Рауля Капабланки «Последние шахматные лекции». Свой сеанс одновременной игры 1936 года в Киеве он вспоминает так: «Просторный зал был заполнен до отказа; более тысячи детей собрались на балконе, чтобы наблюдать за игрой. Все они научились играть в шахматы в своих школах. На сцене за тридцатью столиками, расставленными, как принято при подобных сеансах, прямоугольником, сидели тридцать ребят, большею частью мальчики, готовые дать мне бой. По углам сидели наиболее сильные противники. За спинами играющих было множество детей и их учителей, а за ними располагались гости. Это, действительно, было... зрелище необыкновенное. В зале собралось не менее трех тысяч человек, почти все – дети»…

Все чаще на страницах прессы упоминается и герой нашего повествования. Вот, например, коротенькая заметка в киевской вечерней газете «Більшовик» от 25 декабря 1937 года:

«Пионеры столицы выиграли у Левенфиша

24 декабря чемпион СССР гроссмейстер Левенфиш выступил во дворце пионеров против восьми сильнейших пионеров-шахматистов столицы. Школьники продемонстрировали высокий класс игры, и после пяти часов напряженной игры гроссмейстер потерпел чувствительное поражение. 4,5:3,5 в пользу пионеров – вот итог встречи чемпиона СССР со школьниками столицы. У Левенфиша выиграли: Моргулис, Гольфельд, Усачий и Банник; вничью закончилась партия Левенфиш – Заславский. Проиграли гроссмейстеру Деркач, Заноздра и Игнатьев»...

Война притормозила шахматный рост Анатолия Банника. После ее окончания он начал быстро прогрессировать. Выиграв чемпионат Украины 1945 года, Анатолий на долгие годы уверенно закрепился в элите украинских и всесоюзных шахмат.

Анатолий Банник – чемпион Украины 1945 года («Шахматы в СССР», № 2, 1946)

Анатолий Банник – чемпион Украины 1945 года («Шахматы в СССР», № 2, 1946)

В 1948 году киевлянин получил право сыграть квалификационный матч за звание мастера спорта. Вопрос организации этого соревнования решался крайне сложно, постоянно наталкиваясь на множество препятствий («сын врага народа»). Соперником украинского шахматиста в поединке был выбран будущий гроссмейстер Владимир Симагин, годом ранее ставший чемпионом Москвы. Матч прошел в упорной и жесткой борьбе, но в конечном итоге удача улыбнулась москвичу, который и победил с результатом 7,5:6,5 (+6-5=3).

Желанная вершина покорилась лишь год спустя, когда киевлянин сыграл достойно в полуфинале чемпионата СССР (Вильнюс, 1949). Только пол-очка отделили его от победителей, а также и от участия в финале чемпионата Советского Союза. Отметим, что в этом турнире Банник «сравнял» счет со своим недавним обидчиком Симагиным, к тому же опередив его на два очка!

Сборы украинской команды на живописном прикарпатском курорте Моршин, 1948 г. Верхний ряд (слева направо): А.Рубинчик, Б.Ратнер, И.Липницкий, Л.Лещинская (жена Липницкого), А.Банник, И.Погребысский, (?). Второй ряд: две неизвестные дамы, Э.Гольдберг, Л.Коган (Якир), З.Артемьева, Б.Вайсберг, Е.Поляк. Нижний ряд: (?), А.Замиховский, Ю.Сахаров, (?) (из архива Л.Якир).

Сборы украинской команды на живописном прикарпатском курорте Моршин, 1948 г. Верхний ряд (слева направо): А.Рубинчик, Б.Ратнер, И.Липницкий, Л.Лещинская (жена Липницкого), А.Банник, И.Погребысский, (?). Второй ряд: две неизвестные дамы, Э.Гольдберг, Л.Коган (Якир), З.Артемьева, Б.Вайсберг, Е.Поляк. Нижний ряд: (?), А.Замиховский, Ю.Сахаров, (?) (из архива Л.Якир).

Наиболее удачными в спортивном и творческом отношении для Анатолия Банника стали 50-е и 60-е годы, когда он семь раз принимал участие в финалах чемпионатов СССР! (В те годы эти турниры по праву считались сильнейшими в мире.) Наилучшие результаты киевлянин показал в 1956 году (11-12 места) и в 1962 (7-8-е). Да и в других турнирах подобного ранга он на равных «общался» с элитой мировых шахмат. Именно в этот период Анатолий Александрович побеждал за доской таких грандов, как Тигран Петросян, Михаил Таль, Борис Спасский, Давид Бронштейн, Александр Котов, Леонид Штейн, Виктор Корчной...

В 1949 году только шесть шахматистов было удостоено звания «Мастер спорта СССР». Среди них – Анатолий Банник и Ефим Геллер («Шахматы в СССР, № 3, 1954).

В 1949 году только шесть шахматистов было удостоено звания «Мастер спорта СССР». Среди них – Анатолий Банник и Ефим Геллер («Шахматы в СССР, № 3, 1954).

Сборная Украины на командном первенстве СССР в Ворошиловграде, 1955 г. Нижний ряд (слева направо): Ю.Коц, А.Фельдман, Б.Вайсберг, А.Витковская; верхний ряд: А.Замиховский, В.Шияновский, М.Усачий, А.Банник, И.Липницкий (из архива Л.Якир).

Сборная Украины на командном первенстве СССР в Ворошиловграде, 1955 г. Нижний ряд (слева направо): Ю.Коц, А.Фельдман, Б.Вайсберг, А.Витковская; верхний ряд: А.Замиховский, В.Шияновский, М.Усачий, А.Банник, И.Липницкий (из архива Л.Якир).

Менее полугода осталось до ХХ съезда партии и секретного доклада Н.Хрущева «О культе личности и его последствиях». Но Александру Степановичу Баннику предстояло ждать реабилитации еще шесть лет. Лишь в следующем году освободится и Юрий Сахаров, который при иных обстоятельствах наверняка был бы в составе команды (о его судьбе в свое время довольно подробно поведал киевский мастер и журналист Ефим Лазарев в очерке «Пан инстпектор или тайны искалеченной судьбы», фрагмент которого привел на ChessPro Сергей Воронков в статье, посвященной XIX чемпионату СССР).

Сочи, 1961 год: Анатолий Банник – чемпион Центрального совета ДСО «Спартак» (из архива А.Банника)

Сочи, 1961 год: Анатолий Банник – чемпион Центрального совета ДСО «Спартак» (из архива А.Банника)

Исключений было мало

В 1963 году за стабильно высокие результаты киевского мастера включили в состав сборной СССР для участия в матче с командой Югославии. На этот принципиальный матч капитану советской команды гроссмейстеру Юрию Авербаху кандидатуру Банника удалось отстоять не без труда. «На него можно положиться, «закроет амбразуру», не подведет» – говорил он.

Из шести поединков украинский мастер принял участие в четырех. Он сделал ничью с гроссмейстерами Бориславом Ивковым, Бруно Пармой, Петаром Трифуновичем и международным мастером Драголюбом Миничем. Но результат мог быть и лучше. Только фантастическая патовая идея позволила спастись Ивкову в абсолютно безнадежном положении. А впрочем... Анатолий Александрович вспоминал, что когда в партии с Пармой на 27 ходу последовало соглашение на ничью, судейская коллегия, сославшись на регламент, зафиксировала обоюдное поражение. Но, к счастью, здравый смысл, в конце концов, возобладал, и мирное соглашение было «ратифицировано».

Много лет спустя Борислав Ивков в журнале «64 – Шахматное обозрение» (№ 6, 2006) красочно описал упомянутый эпизод, случившийся в его партии с Банником: «Успешный участник советского чемпионата того года очень умело взломал мою французскую защиту и необычайно быстро поставил меня в безнадежную позицию... К описываемому моменту я, к тому же, находился в сильнейшем цейтноте... Секундная стрелка на моих часах отсчитывала последние мгновения. Банник же, напротив, имел целых 45 минут до контроля. Публика ожидала интересной развязки... а чего она еще могла ожидать? Потерявшийся во времени и пространстве, я в каком-то полубессознательном состоянии делаю совершенно «бессмысленный» ход... Банник, не тратя на раздумье и пяти секунд, взял пешку». Мгновенно последовала «данайская» жертва коня, а затем... «Что это? Казалось, очередная нелепость в страшном цейтноте. «Почему бы и нет?» – вполне резонно мог подумать Банник – на падающем флажке и не такое вытворяют». И за несколько секунд до падения флажка черных на доске, еще полной фигур, красовался эффектный пат. Анатолий Александрович вспоминал, что потере концентрации в этой партии способствовала и сильная простуда, «атаковавшая» его накануне...

Партия с Ивковым приводится в конце этой статьи в числе примеров творчества киевского мастера. Описываемые чуть выше события начинаются ходом 34...h6!?.

Партия Фурман – Банник, первенство ЦС ДСО «Спартак», Сочи, 1961 г. (из архива А.Банника; место и время события удалось определить по позиции на доске!)

Партия Фурман – Банник, первенство ЦС ДСО «Спартак», Сочи, 1961 г. (из архива А.Банника; место и время события удалось определить по позиции на доске!)

Сразу же после этого А.Банник выезжал в Софию на матч сборных Украины и Болгарии. Счет его встреч с международным мастером Любеном Поповым – 1:1. Был у него еще один аналогичный выезд в Софию в 1965 г. Там он набрал 3,5 из 4. Матч с Польшей – Краков – Киев в 1970 году. И все…

Это были почти все его выезды за рубеж. Нынешнему поколению шахматистов, которые имеют возможность играть где угодно и когда угодно, это может показаться удивительным. Почему же мастер такого класса, как Банник, не имел шансов чаще выступать за границей?

Тогда в тоталитарных странах действовал жесткий принцип: «Держать и не пущать»! В зарубежные поездки пускали только гроссмейстеров, а мастеров лишь тех, которые успешно играли в чемпионатах СССР. Исключений было мало. Окончательно каждый вопрос решался в бюрократических коридорах власти.

Банник вспоминал, что когда в 1963 году он позволил себе поинтересоваться у спортивных функционеров относительно своих перспектив сыграть в международном турнире, то получил характерный для того времени ответ: «Вы уже исчерпали свой лимит, сыграв в матчах с Югославией и Болгарией! Проявите скромность и наберитесь терпения». Ждать пришлось долго...

26 мая 1963 г. (сразу по окончании матча Ботвинник – Петросян) на шахматном фестивале в подмосковном Клину. Слева направо: Леонид Штейн, Борис Спасский, Татьяна Затуловская, Анатолий Банник, Герман Фридштейн (из архива Г.Фридштейна, предоставлена С.Воронковым).

26 мая 1963 г. (сразу по окончании матча Ботвинник – Петросян) на шахматном фестивале в подмосковном Клину. Слева направо: Леонид Штейн, Борис Спасский, Татьяна Затуловская, Анатолий Банник, Герман Фридштейн (из архива Г.Фридштейна, предоставлена С.Воронковым).

Киевлянин зарекомендовал себя надежным командным бойцом, он неоднократно завоевывал медали на командных чемпионатах СССР. В составе сборной Украины был бронзовым призером чемпионатов СССР 1951 и 1955 гг., в составе сборной ДСО «Наука» завоевал «серебро» в 1952 и 1954 гг., а в составе сборной ДСО «Спартак» – «бронзу» в 1966 году.

Банник отдал дань увлечению шахматам по переписке, приняв участие в престижных и чрезвычайно сильных турнирах – VI личном первенстве Советского Союза (1963–1964) и в I командном чемпионате СССР (1966–1968). Он также переписывался с зарубежными партнерами-шахматистами.

И однажды шахматная муза Каисса «подарила» свою улыбку киевлянину. В результате одной партии завязался дружеский контакт, и в июле 1968 года восточногерманский журнал «Der Demokrat» пригласил Банника на серию сеансов одновременной игры в город Росток. Это событие широко освещалось в местной прессе и на телевидении. В одном из сеансов герой нашего рассказа играл с пятилетней Утой Литкевич. Девочка долго и упорно оборонялась, но затем уставшим голосом заявила: «Мама, я хочу домой»… В ту же минуту Банник предложил ничью. Под аплодисменты зрителей утомленная, но счастливая девочка отправилась домой. Транспаранты, цветы, искренние поздравления. Это был большой шахматный праздник!

Сеанс одновременной игры, Росток, 1968 г. Поединок с пятилетней Утой Литкевич. Вторая слева – жена А.Банника (и двоюродная сестра Д.Бронштейна) Этель Марковна Зиновьева. Примечательно, что во всех партиях, попавших в кадр, сеансер играет черными (из архива А.Банника).

Сеанс одновременной игры, Росток, 1968 г. Поединок с пятилетней Утой Литкевич. Вторая слева – жена А.Банника (и двоюродная сестра Д.Бронштейна) Этель Марковна Зиновьева. Примечательно, что во всех партиях, попавших в кадр, сеансер играет черными (из архива А.Банника).

Фото в местной газете “Der Demokrat”. Даже далеко не лучшее качество печати не мешает прочувствовать праздничную атмосферу, в которой проходил визит киевского мастера в Росток. Подпись под фотографией: «Вчера вечером состоялся сеанс одновременной игры на 16 досках многократного чемпиона Украины А.А.Банника, прибывшего в Росток по приглашению “Der Demokrat” на ежегодную неделю мира Балтийских стран. Мастер спорта СССР накануне давал сеанс одновременной игры в редакции издательства на Кропелинер-штрассе и выиграл все партии».

В 70-е – 80-е годы Анатолий Александрович еще неоднократно демонстрировал свое высокое мастерство на всесоюзных и республиканских соревнованиях. В 1981 году он разделил победу с гроссмейстером Давидом Бронштейном на всесоюзном турнире ветеранов. Этот успех был особенно символичен. Мало того, что они были родственниками (двоюродная сестра Бронштейна была женой Банника), но еще и вместе начинали тернистый шахматный путь в Киевском Дворце пионеров под руководством Александра Константинопольского.

На всесоюзном турнире ветеранов, Ереван, 1981. Второй слева – Н.Копылов, далее – А.Банник, Д.Бронштейн, Э.Зиновьева (жена Банника), крайний справа – С.Жуховицкий (из архива А.Банника).

На всесоюзном турнире ветеранов, Ереван, 1981. Второй слева – Н.Копылов, далее – А.Банник, Д.Бронштейн, Э.Зиновьева (жена Банника), крайний справа – С.Жуховицкий (из архива А.Банника).

Только один «допинг»

Спортивному и творческому долголетию способствовала отличная спортивная форма, абсолютный отказ от курения и алкоголя. Нужно сказать, что в те годы это было достаточно редкое явление среди шахматистов. И это делало Анатолия Александровича достаточно одиноким на шахматных соревнованиях. Ведь большинство его коллег «употребляли», и довольно крепко…

Украинский Маэстро признавал только один «допинг» – яблоко. Известный шахматный журналист и выдающийся гроссмейстер Сало Флор как-то писал: «Мы, обитатели этой «ложи мудрости» (места для прессы – В.С.), следим за каждым ходом, каждым движением участников. У каждого из них есть свои привычки, своя манера игры. Например, Банник уже в течение многих лет всегда кладет на столик большое яблоко. Когда позиция полностью определяется, он берет нож, разрезает яблоко и съедает его с аппетитом».

Незабываемые шахматные мгновения (из архива В.Сергеева).

«Если Небо обделит меня счастьем, я восполню это величием своей добродетели. Если Небо заставит меня до изнеможения трудиться, я противопоставлю этому возвышенность своего сердца. Если Небо не даст мне удачи, я пробьюсь к ней, идя своим путем. Что может Небо поделать со мной?»  (Хун Цзычен, «Вкус Корней»)

Вспоминается забавный эпизод, имевший место на одном украинском турнире 1979 года. В турнирном зале нередко становилось довольно шумно, а судейская коллегия фактически самоустранилась. Особенно подогревал «градус» напряжения один молодой человек атлетического телосложения, вероятно, от скуки заглянувший «на огонек». На робкое замечание организаторов он ответил нецензурной бранью. Но мгновенно успокоился, почувствовав железное рукопожатие Анатолия Банника, в сопровождении которого был вынужден покинуть турнирное помещение.

Нелишне заметить, что иногда судейская нерасторопность провоцирует создание конфликтной ситуации. Анатолий Александрович утверждал, что некоторые судьи совершенно неправильно понимают свою роль, амбициозно считая себя главными действующими лицами шахматного спектакля. «Клоуны, – добродушно посмеиваясь, ворчал он, – ведь в сущности судьи – обслуживающий персонал, как официанты в ресторане...». Киевский маэстро никогда не боялся открыто высказывать свое мнение, даже понимая, что друзей ему это отнюдь не прибавит.

В 1979–1986 годах мне довелось шесть раз встретиться за доской с Анатолием Александровичем. Все партии прошли в интересной и напряженной борьбе, а счет оказался равным – 3:3. В 1980 году мы вместе защищали цвета украинской дружины на командном первенстве всесоюзного общества «Спартак».

Групповое фото (и его фрагмент) участников командного чемпионата ЦС ДСО «Спартак» (Судак, 1980) с целым созвездием имен. В частности, на фрагменте: нижний ряд слева направо: 1. Любовь Жильцова, 2. Альберт Капенгут; верхний ряд справа налево: 1. Анатолий Банник, 2. Марк Усачий... 4. Владимир Сергеев (над Капенгутом) (из архива В.Сергеева).

В 1981 году Банник был моим тренером на юношеском первенстве Украины. А за несколько недель до этого старта юниорская сборная Украины триумфально победила на XVI Всесоюзной Спартакиаде школьников (Вильнюс, 1981), о чем в свое время довольно подробно было рассказано на страницах журнала «64 – Шахматное обозрение» (№ 17, 1981). Костяк этой команды составляли киевляне, в т.ч. спартаковцы Ирина Березина и Владимир Сергеев. И именно их по-отечески опекал на турнире А.Банник. В памяти запечатлелось торжественное открытие, на котором украинскую сборную встречали продолжительными аплодисментами. А затем начались трудовые будни. Студенческое общежитие с комнатами на десяток коек... Вместе со всеми разместился там и Анатолий Александрович, хотя ему и было предложено более комфортное жилье.

Необыкновенно интересным и полезным было общение с этим мудрым человеком. Мне стало понятно, что у Банника нет разочарования и сетования на свою судьбу. У него был чисто христианский подход к жизни. Возможно, в этом проявилось и влияние его отца-священника.

Этими качествами Анатолий Александрович напомнил Старика – героя Эрнеста Хемингуэя: «Мне просто не везет. Однако кто знает? Может, сегодня счастье мне улыбнется. День на день не приходится. Конечно, хорошо, когда человеку везет. Но я предпочитаю быть точным в своем деле. А когда счастье придет, я буду к нему готов».

В 1994 году 72-летний Анатолий Банник, не испытав горечи поражения, выиграл сильный мастерский турнир в Киеве, проведенный Советом еврейского общества Украины и посвященный 135-летию Шолом-Алейхема. В этом соревновании выступала и гроссмейстер с мировым именем – Лидия Семенова.

Новый импульс

Осенью 1998 года Анатолий Банник под тяжестью забот в борьбе за выживание принял кардинальное решение – сделать «длинную рокировку», а попросту говоря, уехать на постоянное проживание в Германию вместе с женой. Они поселились в небольшом баварском городке Штраубинг. Земля Баварии гостеприимно приняла шахматного ветерана. Как выяснилось, его тут хорошо знали и помнили. Дело в том, что после Второй мировой войны, в результате эмиграции большого количества людей на Запад (главным образом по политическим причинам), именно столица Баварии стала центром хорошо организованной и социально активной украинской диаспоры в Западной Европе.

Переезд дал новый импульс шахматной активности Банника. Он уже в октябре 1998 года принял участие в одном из рапид-турниров, снова начал комментировать для украинских изданий свои партии с выдающимися гроссмейстерами. Приезжий из Украины активно включился в местную шахматную жизнь.

Одно немецкое издание с красноречивым названием «Второе дыхание» писало об украинском чемпионе: «Он сразу обращает на себя внимание. Крепенький такой, ширококостный. И выражение лица, непокорный седой чуб, внимательный прищур, сжатые губы – все выражает характер, о каких говорят «крепкий орешек». Анатолий Банник в самом деле «из наших», крестьянского корня из Сумской области, станция Ямполь. Главная его любовь – шахматы. Игра хитрая, умная, требующая волевого настроя… Едва оказавшись в Штраубинге, неуемный мастер снова ринулся в привычные баталии. К слову, шахматная дружина города настолько усилилась, что впервые вышла на уровень общебаварских состязаний. На командных и личных турнирах на первой доске, как и бывало, играет мастер спорта Анатолий Александрович Банник».

После очередного турнира в Штраубинге, 2002 г.

После очередного турнира в Штраубинге, 2002 г.

Декабрь 2001 года оказался особенно счастливым для Анатолия Александровича. Он отпраздновал «золотую свадьбу» с Этель Марковной, затем свое 80-летие. И наконец, приехала с мужем и внуком дочь Марианна. Вся семья собралась вместе!
Вспоминает дочь Марианна:

«И только одно недоразумение с любимым и обожаемым моим папой имело место. Оно связано с моим поступлением в Киевский университет им. Тараса Шевченко. Папа вел в журнале «Наука і суспільство» («Наука и общество» - В.С.) шахматную рубрику, сотрудничая и с издательством «Радянська Україна» («Советская Украина» - В.С.). Я попросила его организовать звонок из редакции в помощь мне в поступлении. Но тут папа был категоричен: “Нет! Читай “Прапороносцев“ (“Знаменосцев” – В.С.) Олеся Гончара!”».

Марианна поступила на престижный факультет романо-германской филологии, а урок отца твердо усвоила: «Я всегда буду благодарна отцу за то, что он дал возможность быть самостоятельной и независимой. И полагаться только на свои силы. Он никогда не читал нотаций, но пример его собственной жизни воспитывал лучше любых нравоучений. Но однажды он заметил: “Чтобы побеждать – надо уметь и иметь силы проигрывать!”. По-моему, гениально сказано. Сильным, настоящим спортсменом, истинным украинцем!».

Кстати, пять побед в украинских чемпионатах до сих пор остаются рекордным показателем. Анатолий Александрович так и остался «только» мастером спорта, но это – настоящий Маэстро с большой буквы.

Говоря о Баннике, будет уместно провести историческую параллель. Однажды один из друзей сказал знаменитому историческому деятелю и философу Катону-старшему; «Какое безобразие, что в Риме тебе до сих пор не воздвигли памятник! Я обязательно позабочусь об этом». «Не надо, –  ответил Катон, –  я предпочитаю, чтобы люди спрашивали, почему нет памятника Катону, чем почему он есть».

Предлагаем вниманию наших читателей три знаменитых партии Анатолия Банника, где им были повержены титаны шахмат – Тигран Петросян, Михаиль Таль и Виктор Корчной. Киевлянин взял верх над Корчным, фактически опровергнув рискованный дебютный эксперимент противника, Петросяна переиграл в острой комбинационной схватке, а Таля заставил сложить оружие своей тонкой позиционной стратегией.

Примечания Анатолия Банника. А их корректировка сделана Владимиром Сергеевым и Петром Марусенко. Эти уточнения даются курсивом.

Банник – Корчной
Защита Алехина B02
Финал ХХІ чемпионата СССР, Киев, 1954

1.e4 Nf6 2.e5 Nd5 3.Nc3. Белые отказались от более острых продолжений, просто предлагая размен коней. Макс Эйве в позиции коня на с3 заметил аналогию с венской партией и назвал это продолжение венско-алехинским вариантом. Здесь черным нет смысла отступать конем. Алехин считал достаточным для равенства 3...e6. Далее в партии Земиш – Алехин (Будапешт, 1921) было 4.Nxd5 exd5 5.d4 d6 6.Nf3 Nc6 7.Be2 Be7 8.Bf4 0-0 9.0-0 f6! 10.exf6 Bxf6 с равными шансами.

3...Nxc3. Этот размен также позволяет удержать равенство: 4.dxc3 d6 5.Nf3 dxe5 6.Qxd8+ Kxd8 7.Nxe5 Ke8 8.Bc4 e6 9.0-0 (9.f4 Bc5 10.b4 Bd6 11.0-0 Nd7 12.Nd3 = Шальнев – Сергеев, Киев, 1986). 9...Bd6. Белые опередили черных в развитии, к тому же лишив короля рокировки, но без ферзей позиция имеет контуры многофигурного эндшпиля, в котором черные получили компенсацию в виде пешечного перевеса на королевском фланге. Это и определило главный мотив борьбы в партии Банник – Бронштейн (28-й чемпионат СССР, Москва, 1961): 10.Re1 Nd7 11.Nf3 Nb6 12.Bd3 f6 13.Nd4 Kf7 14.Nb5 Bd7 15.c4 Na4 16.Nxd6+ cxd6 17.b3 Nc5 18.Ba3 a5 19.Rad1 Bc6 20.Bf1 Rhd8= .

4.dxc3 g6. Корчной избрал сложную систему защиты. Фианкеттированный слон не оказывает влияние на ферзевый фланг белых, а вот пешечная структура дает возможность открыть линию «h» с мощной атакой.

5.Nf3 Bg7 6.Bf4 d6 7.Qd2 Nc6 8.0-0-0 Bg4 9.exd6 cxd6 10.Be2 Qa5 11.a3 0-0. Через несколько ходов выяснится, что черного короля стоило спрятать на противоположном фланге.

12.Bh6 Qb6. Оптимистическое решение, лучше смотрелось 12...Bxh6!? 13.Qxh6 Qh5?! 14.Qe3 Kg7 , ставя небольшую позиционную ловушку: 15.h4?! Bxf3 16.Bxf3 Qh6! =. Но после профилактического 15.Kb1!? перспективы белых лучше. Позиция черных просто требует подключения ферзя к защите королевских редутов: 12...Bxf3!? 13.Bxf3 Bxh6 14.Qxh6 Qe5! , и интрига в партии сохранялась – В.С., П.М.

13.h4 Bxf3 14.gxf3 Rfc8.

Интерес представляла позиционная жертва качества в стиле Владимира Симагина 14...Bf6!? , который в партиях с Люблинским (Москва, 1939) и Пановым (Москва, 1943), в схожей ситуации не останавливался даже перед жертвоприношением Bh8!, желая уберечь чернопольного слона от размена. – В.С., П.М.

15.Bxg7 Kxg7 16.h5 Qxf2. Сильнее было 16...Rh8 , хотя после 17.h6+ Kg8 ладья надолго попадала в клетку. Теперь атака развивается стремительно.

17.hxg6 hxg6 18.Qh6+ Kf6 19.Qf4+ Kg7.

Возможно, Корчной недооценил промежуточный ход ладьей с последующей комбинацией.

20.Rh2 Qc5 21.Rh7+ Kxh7 22.Qxf7+ Kh6 23.Rh1+ Qh5 24.Qf4+ Kg7 25.Rxh5 gxh5 26.Qg5+ Kf7 27.Qxh5+ Ke6 28.Qg4+ Kf6? И здесь Корчной не на высоте. После 28...Kf7 29.Bc4+ Ke8 30.Be6 Kd8 31.Bxc8 Rxc8 белым еще необходимо доказывать преимущество ферзя с пешкой над ладьей и конем. Теперь же черный король нигде не найдет себе убежища.

29.Bc4 Nd8 30.Qh4+ Kf5 31.Qh7+ Kf4 32.Qxe7 Kxf3 33.Qxd6 a6 34.Bd5+ Kg4 35.Qf6 Rab8 36.Bf3+ Kg3 37.Be4 Nc6 38.Qg5+ Kf2 39.Qg2+. Черные сдались. После 39...Ke1 40.Bd3 черный король на месте белого визави получает мат.

Банник – Петросян
Сицилианская защита B99
XXIV первенство СССР, Москва, 1957

1.e4 c5 2.Nf3 d6 3.d4 cxd4 4.Nxd4 Nf6 5.Nc3 a6 6.Bg5 e6 7.f4 Be7 8.Qf3 Qc7 9.0-0-0 Nbd7 10.Qg3. Активней испытанное 10.g4. Ход в партии дает возможность Петросяну наступлением пешек королевского фланга завоевать центральный пункт е5 и получить активную позицию.

10...h6 11.Bh4 g5 12.fxg5 Rg8.

Плохо 12...Nh5 из-за 13.Qe3! , и белые во всех вариантах получают ощутимый перевес:

a) 13...Rg8 14.Be2

a1) 14...Bxg5 15.Bxg5 Rxg5 16.h4 ;

a2) 14...Rxg5 15.Kb1 (Сразу выигрывает 15.Bxh5! Rxh5 16.Bxe7 Kxe7 17.Nf5+ – В.С., П.М.) 15...Ng7 ;

a3) 14...hxg5 15.Nxe6 (Еще проще 15.Bxh5! gxh4 16.Nxe6 – В.С., П.М.) 15...fxe6 16.Bxh5+ Kd8 17.Bg3 ;

b) 13...Ne5 14.Be2 Nc4 15.Bxc4 Qxc4 16.g4 (16.e5!!) 16...Ng7 (16...Nf4 17.Qxf4 hxg5 18.Bxg5 e5 19.Qd2 Qxd4 20.Bxe7 Qxd2+ 21.Rxd2 Kxe7 22.Nd5+ Kf8 23.Nb6) 17.gxh6 Bxh4 18.hxg7 Rg8 19.Qh6.

13.Be2. Обходя десятой дорогой сразу две западни: простую тактическую – 13.gxf6 Rxg3 14.fxe7 Rxc3! и более сложную позиционную – 13.g6 Rxg6 14.Nxe6 Qb8 (14...Qa5 15.Nd5) 15.Ng7+ Kf8 16.Ne6+ Kg8 17.Qh3 Ne5.

13...Ne5. На 13...hxg5 я заготовил 14.Bxg5 Nh7 15.Nxe6 , после чего у черных большой, но малоприятный выбор, например: 15...fxe6 16.Bh5+; 15...Bxg5+ 16.Qxg5 ; 15...Qc6 16.h4.

14.g6. Белые пытаются организовать игру по линии «f». Другого удовлетворительного плана не видно. Поэтому слон не должен отступать.

14...Rxg6 15.Qh3 b5 16.a3 Bb7 17.Rhf1. Можно было сыграть 17.Bxf6 Rxf6 , но это отвлекало от намеченного плана. У Тиграна Вартановича была такая поговорка: «Пусть он играет, а мы посмотрим – чей пункт старше»! Через ход мне представился прекрасный случай применить это правило против его автора..

17...Nxe4 18.Bh5 Nxc3. Не удовлетворяло моего партнера и 18...Bxh4 19.Bxg6 Bg5+ 20.Kb1 Nxc3+ 21.bxc3 Nxg6 22.Nxe6 , и очень хорошо, потому что иначе у нас бы не было сегодня этих воспоминаний. (“Это неплохо еще и потому, что после 22...Qc4 у черных удовлетворительная позиция. Например, 23.Nxg5 hxg5 24.Rfe1+ Kf8 25.Rxd6 Qh4 – В.С., П.М.).

19.Nxe6!

В тот момент, когда страсти бушевали по две стороны рампы, за кулисами меня перехватил словоохотливый Флор и спросил: «А разве так можно играть?» Я не замешкался с ответом: «Талю – можно. А мне разве нет?!» Саломон Михайлович промолчал и в ближайшем номере журнала «Огонек» напечатал вторую половину диалога как афоризм, не указав авторства. Сразу после окончания партии мне предложили написать развернутые комментарии для бюллетеня. Позиция с диаграммы зачастила на страницах шахматных изданий и стала предметом изучения аналитиков.

Эта игра сначала меня интересовала, но потом к настоящим комментариям присоединились доморощенные «аналитики», которые стали мне просто надоедать своими дырявыми вариантами и рекомендациями. Какой бы вывод ни был сделан – я твердо убежден, что именно здесь было сломлено сопротивление «железного» Тиграна.

А.Хасин, который сделал компилятивный анализ для сборника «Шахматы за 1957 год», дает варианты, один из которых на 20% больше самой партии.

19...Qc4. Главные страдания аналитиков развернулись вокруг продолжения 19...Rxe6 20.Qxe6 (20.Bxf7+ Nxf7 21.Qxe6 Ng5) 20...Nxd1

a) 21.Rxf7 Nxf7 22.Qxf7+ Kd7 23.Qxe7+ (23.Kxd1 Bxg2 24.Bxe7 Qc4) 23...Kc6 24.Qe4+ Kb6 25.Qd4+ Qc5 26.Qxd1 Bxg2 ;

b) 21.Bxf7+ Kd8 22.Bh5 Qd7.

Далее Хасин делает вывод: «Мы не можем привести здесь все возможные варианты атаки, но предполагаем, что черные могут успешно защищаться и имеют во всех случаях некоторые шансы на выигрыш»...Все возможности успешной защиты на недостаточные продолжения атаки они рассмотрели, а более-менее пристойные продолжения наступления – не захотели...Еще раз повторяю: «Мой девятнадцатый ход решил судьбу партии!»

На самом деле, Банник прав с той точки зрения, что за белых Хасин приводил не сильнейшие ходы. Например, в варианте а) белым следовало продолжать 25.Qf4! (вместо 25.Qd4+). Далее возможно 25...Bxg2 26.Bxd1 Rg8 27.Bg3 Bd5 28.Qxh6 с примерно равной позицией. Мог защититься Петросян и позже. Но все же можно согласиться с киевским мастером и в том, что разобраться в таком лабиринте вариантов за доской практически невозможно – В.С., П.М.

20.Bxg6 Ne2+. Черные растерялись...Как рассказал потом Петросян, он намечал 20...Qxh4 , но заметил, что 21.Nc7+ Kd8 22.Qxc3 давало белым решающую атаку, а я в этом варианте собирался придержать коня на е6 и сразу сыграть 21.Qxc3 fxg6 22.Qc7.

Черным тогда следовало бы избрать 21...Nxg6. Например, 22.Nc7+ Kd7 23.Nxa8 Bxa8 , но все равно у белых оставался большой перевес – В.С., П.М.

Вполне возможно, что достаточную защиту обеспечивало 20...Bxh4 , но после каскада вариантов двух предыдущих ходов это уже никого не интересовало.

Интуиция не подвела Банника. Действительно, этот ход спасал черных. Например, 21.b3 Qc8 22.Ng7+ Kf8 23.Qxh4 Ne2+ 24.Kb1 Nc3+ 25.Kc1 Ne2+ или 21.Bxf7+ Nxf7 22.Qf5 Bg5+ 23.Nxg5 Ne2+ 24.Kb1 hxg5 25.Rde1 Ne5 26.Rxe2 Bd5 27.Rxe5+ dxe5 28.Qxe5+ Kd7 29.Rd1 Qa2+ 30.Kc1 Kc6 31.Qf6+ Be6 32.Qe7 Qa1+ 33.Kd2 Qa2 34.Kc1 с ничьей в обоих случаях – В.С., П.М.

После хода в партии черные беззащитны.

21.Kb1 Bc8 22.Ng7+ Kf8 23.Bxe7+ Kxg7 24.Bf5 Nf4 25.Rxf4 Qxf4 26.Bxc8. Черные сдались.

Сало Флор: «По теории вероятности самые опасные противники те, которые не выиграли еще ни одной партии. Ведь Банник отправился из Киева в Москву не для того, чтобы делать ничьи и проигрывать. «Но почему как раз у меня?» – спросил Петросян. Ответить на это трудно. Видимо, выбор у Банника уже был небольшой – турнир подходит к концу. Очевидцы рассказывают, что обычно весело настроенный Петросян был очень огорчен своим поражением. Это вполне понятно, если посмотреть на турнирную таблицу. Но не слишком ли это узко, только подсчитывать очки?» («Шахматы в СССР», № 5, 1957).

А.Банник комментирует партию матча Ботвинник – Петросян. Киев, 1963 г. (из архива А.Банника)

А.Банник комментирует партию матча Ботвинник – Петросян. Киев, 1963 г. (из архива А.Банника)

Банник –  Таль
Французская защита C19
XXV первенство СССР, Рига, 1958

Как впоследствии вспоминал Анатолий Александрович, Борис Спасский тогда остроумно заметил, что это была партия столетия между Толем и Талем, закончившаяся победой Толя! – В.С., П.М.

В середине 50-х годов начался феерический взлет Михаила Таля, одним из этапов которого стал финал ХХV чемпионата СССР, проходивший в столице Латвии. Позднее тренер рижанина Александр Кобленц вспомнил, что один родственник его любимца сделал предостережение: «Миша, ты победишь всех, но остерегайся Банника». Однако избежать поражения будущему чемпиону мира не удалось. В книге своих воспоминаний А,Кобленц писал: «Мы решили избрать французскую защиту, так как Миша ее никогда не применял. Мы были уверены, что выбор окажется для противника, крепкого, но чуть шаблонно мыслящего шахматиста, в известной степени сюрпризом».

1.e4 e6 2.d4 d5 3.Nc3 Bb4 4.e5 c5 5.a3 Bxc3+ 6.bxc3 Ne7 7.Nf3. Сам Таль тут охотно играл 7.Qg4 , как, например, за год до этой встречи против Петросяна.

7...Qc7 8.a4. Белые готовят Bа3..

8...b6 ..а черные Bа6, чтобы разменять своего «чудесного» французского слона.

9.Bb5+ Bd7. Непоследовательно. Заслуживало внимания 9...Nec6 10.0-0 Ba6 , но в те времена Таль никогда не ходил в дебюте одной фигурой дважды. После 11.Ng5 Bxb5 12.axb5 Ne7 черных ожидала нелегкая защита.

Тут Банник не совсем прав: после 13.Qh5 позиция черных попросту безнадежна – В.С., П.М.

10.Bd3 Nbc6 11.0-0 c4 12.Be2 f6 13.Re1 (13.Ba3!?) 13...0-0. В дальнейшей игре белым удается оккупировать пункт е5 и взять под контроль диагональ. Михаил Ботвинник в подобных ситуациях делал рокировку в длинную сторону и объявлял охоту на чернопольного слона (см. его партии с Погребысским, Толушем и другими).

14.Ba3 Rf7 15.Bd6 Qd8 16.Bf1 Nf5 17.Ba3 fxe5?! 18.Nxe5 Nxe5 19.Rxe5 Bxa4 20.Rxe6 Qd7 21.Re5 Bc6.

Разменяв свою слабую пешку е6 на мою а4, Таль, вероятно, подумал, что получил достаточные контршансы в виде отдаленной проходной пешки, и спланировал рейд коня по маршруту, надеясь завладеть инициативой на ферзевом фланге. Однако не тут-то было. Белые маневром своего ферзя надолго заставляют черных перейти к тяжелой защите. Открытая линия «е» с опорным пунктом е5, слабая пешка «d» и плохое взаимодействие черных фигур определяют реальный перевес белых, а выход их второго слона поставит черных на колени

22.Qh5! g6. На запланированное 22...Nd6 есть ответ 23.Rxd5!, и позиция черных разваливается: 23...Bxd5 24.Qxd5 Rd8 25.Qxd6 Qxd6 26.Bxd6 Rxd6 27.Bxc4.

23.Qg5 Qd8 24.Qg4 Qd7 25.g3! Открывая дорогу другому слону, после чего черным станет просто тесно в собственном доме.

25...Re8. Снова плохо 25...Nd6 26.Qxd7 Rxd7 27.Bh3 Rdd8 28.Re6 , и черные не имеют спасения от доминации белых слонов.

26.Rae1 Rxe5 27.Rxe5 Nd6 28.Qh4! Еще не поздно было ошибиться в тематическом варианте: 28.Qxd7 Rxd7 29.Re6 Nb5.

28...Nf5. Своевременная помощь второго слона после ведет к победе: 28...Nb5 29.Bh3 Qc7 30.Re7 Rxe7 31.Bxe7 Nxc3 32.Qf6.

29.Qg5 Ng7 30.h4! Rf5 31.Qe3 Rxe5 32.Qxe5 h5.

Во время партии я «бухгалтерией» не занимался, но интересно то, что на поле е5 уже побывали пять белых фигур, используя его как форпост. Теперь с решающим эффектом туда стремится попасть слон. Последним своим ходом Таль создает убежище для короля и препятствует h4-h5. В те годы считалось, что Таль не предлагает ничьих. Но в этот момент он нарушил эту традицию.

33.Qf6 Qe6 34.Qf8+ Kh7 35.Qb8 Qd7 36.Bd6 a5? Ведя тяжелую защиту, рижанин попал в небольшой цейтнот и импульсивно делает давно задуманный ход, который оказался ошибочным. 36...Ne8 37.Be5 Qb7 38.Qd8 Qd7 39.Qg5 предоставляло такую необходимую для перестройки черных фигур паузу. На этот случай я собирался активизировать королевского слона и, если это не даст выигрыша, то провести g3-g4.

37.Be5 Ne8. В случае дальнейшего продвижения крайней пешки белые проводили решающую атаку: 37...a4 38.Qf8 a3 39.Bh3 Qb7 40.Be6 g5 41.Bf7.

38.Qxb6 a4.

39.Qc5. В цейтноте противника я погорячился, сразу решало 39.Bh3! Qb7 40.Qc5 a3 41.Qf8 Ng7 42.Be6 g5 43.Bf7.

39...Kg8 40.Bh3 Qxh3 41.Qxc6 Kf7 42.Qb7+.

Здесь партия была отложена, но и без тщательного домашнего анализа ясно, что черные обречены – они теряют центральные пешки, а движение их единственной надежды а4 опаздывает.

42...Kf8 43.Qxd5 Qc8 44.Qb5 Qa8 45.Qc5+ Kf7 46.Qxc4+ Kf8 47.d5 a3 48.Qc5+ Kf7 49.c4 a2 50.Ba1 Qa6 51.Qd4 Nf6 52.d6. Черные сдались.

Во время партии с Михаилом Талем, Рига, 1958 г. (из архива А.Банника)

Во время партии с Михаилом Талем, Рига, 1958 г. (из архива А.Банника)

Вспоминает А.Кобленц: «Началась игра, и до 30-го хода, казалось, все протекает нормально. В зале рядом со мной сидел Ефим Столяр – он был секундантом одного участника турнира. Неожиданно Столяр толкнул меня в бок и, наклонившись ко мне, шепнул: «Смотри, твой чего-то качается, как лунатик, вот-вот клюнет носом на шахматную доску». Мне поведение Таля к концу этой встречи также показалось странным. А на 36-м ходу он, к моему ужасу, сделал явно ошибочный ход, продвинув крайнюю пешку ферзевого фланга. Партия была отложена в проигрышном для Миши положении.

На следующий день выяснилось вот что. После перенесенного гриппа сестра из поликлиники ежедневно приходила делать Мише уколы витамина «С», однако по ошибке она впрыснула ему в этот день нимбутал – чудесно действующее снотворное, и к концу партии Мишу стало неумолимо клонить ко сну».

Позволю себе коротко прокомментировать воспоминания авторитетного тренера. Пропущенная из-за болезни Таля, наша партия состоялась в день доигрывания. Приблизительно через час сцена опустела, и мы остались одни. Зрителей в зале было немногим более половины. Мои немногочисленные «болельщики» – те участники чемпионата во главе с Корчным, которые в соответствии с турнирным расписанием еще должны были играть с Талем, притаились в глубине сцены, и ни один из них не подошел к нашей доске. Они внимательно следили за игрой по демонстрационной доске. Во время партии соперник неоднократно убегал из-за стола, и мы почти вместе не сидели, потому что я тоже не утруждал себя излишними размышлениями: игра была ясна для меня от начала и до конца. А относительно глубокого сна своего любимца старый маэстро ошибся, так как в тот вечер Таль был в прекрасной форме, но это, как и предостережения, ему не помогло…

Так играл Анатолий Банник

В заключение приводим (уже без комментариев) еще ряд примеров творчества киевского мастера. «В активе Банника победы почти над всеми нашими ведущими гроссмейстерами. В партиях украинского мастера неизменно чувствуется наступательная мощь, своеобразный подход к решению шахматных проблем» («А.Баннику – 50 лет», «Шахматный бюллетень», № 4, 1971).

Флор – Банник
Каталонское начало E02
Полуфинал XVIII первенства СССР, Тарту, 1950

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.g3 d5 4.Bg2 dxc4 5.Qa4+ Nbd7 6.Nf3 a6 7.Nc3 Rb8 8.Qxc4 b5 9.Qd3 Bb7 10.0-0 c5 11.dxc5 Bxc5 12.Be3 0-0 13.Rac1 Rc8 14.Bxc5 Rxc5 15.Nd2 Bxg2 16.Kxg2 Qc7 17.Nb3 Rc4 18.Rfd1 Rc8 19.a3 h6 20.Qd6 Qa7 21.f3 Nb6 22.e4 R4c7 23.Na5 Na4 24.Qd2 Nxc3 25.bxc3 Rd7 26.Qb2 Rxd1 27.Rxd1 Qe3 28.Qd2 Rxc3 29.Qxe3 Rxe3 30.Ra1 Re2+ 31.Kh3 g5 32.g4 Re3 33.Kg2 Nd7 34.Nc6 Rc3 35.Nd4 Ne5 36.a4 b4 37.Rb1 a5 Белые просрочили время 0–1

Банник – Петросян
Защита Нимцовича E56
Командное первенство СССР, Тбилиси, 1951

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nc3 Bb4 4.Nf3 c5 5.e3 0-0 6.Bd3 d5 7.0-0 Nc6 8.a3 Ba5 9.cxd5 exd5 10.dxc5 Bxc3 11.bxc3 Bg4 12.Rb1 Qc7 13.Qc2 Rac8 14.a4 Bxf3 15.gxf3 Ne5 16.Be2 Qd7 17.Kg2 Rc6 18.Rg1 Qc8 19.Qd2 Nc4 20.Qd4 Rxc5 21.Kh1 Rc6 22.e4 Re8 23.Bh6 g6 24.exd5 Rxe2 25.dxc6 Qxc6 26.Rg3 b6 27.Rd1 a5 28.Kg2 Re5 29.Rg5 Re2 30.Rd5 1–0

Банник – Лилиенталь
Испанская партия C97
Полуфинал XXII первенства СССР, Ереван, 1954

1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 a6 4.Ba4 Nf6 5.0-0 Be7 6.Re1 b5 7.Bb3 0-0 8.c3 d6 9.h3 Na5 10.Bc2 c5 11.d4 Qc7 12.Nbd2 Bd7 13.Nf1 Nc4 14.b3 Nb6 15.Ne3 c4 16.Ba3 Rfe8 17.bxc4 Nxc4 18.Nxc4 bxc4 19.Rb1 Bf8 20.Qd2 Rab8 21.Rbd1 Rb6 22.Bb4 Qa7 23.Qe3 Rbb8 24.Qe2 Qc7 25.Rd2 a5 26.Ba3 Nh5 27.Qd1 Nf4 28.dxe5 Bxh3 29.exd6 Qd7 30.Nh4 Re5 31.Re3 Rg5 32.Rg3 Rxg3 33.fxg3 Bg4 34.Qe1 Ne2+ 35.Rxe2 Bxe2 36.Qxe2 Bxd6 37.Bxd6 Qxd6 38.e5 Qc5+ 39.Kh2 Re8 40.Qe4 g6 41.Nf3 Qb5 42.Qf4 Re7 43.Qf6 Re6 44.Qd8+ Re8 45.Qc7 h6 46.Be4 g5 47.Bc6 Qc5 48.Qd7 Re6 49.Bd5 Re7 50.Qd8+ Kg7 51.Qd6 1–0

Авербах – Банник
Староиндийская защита E66
Командное первенство СССР, Ворошиловград, 1955

1.c4 c5 2.g3 Nf6 3.Bg2 Nc6 4.Nc3 g6 5.Nf3 Bg7 6.d4 0-0 7.0-0 d6 8.d5 Na5 9.Nd2 a6 10.Qc2 Rb8 11.b3 b5 12.Bb2 bxc4 13.bxc4 e5 14.Nd1 Bd7 15.Bc3 Qc7 16.e4 Ne8 17.Ne3 f5 18.exf5 gxf5 19.Bh3 e4 20.Rab1 Rxb1 21.Rxb1 Bd4 22.Nxe4 Bxe3 23.Bxa5 Bxf2+ 24.Qxf2 Qxa5 25.Qd2 Qxd2 26.Nxd2 Kf7 27.Rb7 Ke7 28.Nb3 Rf7 29.Na5 Kf6 30.Kf2 Kg6 31.Rb6 f4 32.Bxd7 fxg3+ 33.Kxg3 Rxd7 34.Rxa6 Kf5 35.Kf3 Re7 36.Ra8 Nf6 37.a4 Re4 38.Rf8 Rh4 39.Nb7 Ke5 40.Rf7 Rxc4 41.a5 Rc3+ 42.Ke2 Ne4 43.Rxh7 Kxd5 44.h4 Kd4 45.Rh6 Re3+ 46.Kf1 d5 47.a6 c4 48.h5 c3 49.Rc6 Rf3+ 50.Kg1 Rf8 51.h6 Ke3 52.Nd6 Rg8+ 53.Kh2 Nxd6 54.Rxc3+ Kd4 55.h7 Rh8 56.Rc7 Nb5 57.Rd7 1/2

Рагозин – Банник
Ферзевый гамбит D53
XXIII первенство СССР, Ленинград, 1956

1.c4 Nf6 2.Nc3 e6 3.d4 d5 4.Bg5 Be7 5.e3 h6 6.Bh4 Ne4 7.Bxe7 Qxe7 8.Nge2 Nxc3 9.Nxc3 dxc4 10.Bxc4 0-0 11.Qh5 Nd7 12.0-0 Nf6 13.Qe5 Bd7 14.Rfd1 Rfd8 15.d5 Rac8 16.Bb3 Kf8 17.dxe6 Bxe6 18.Bxe6 fxe6 19.Nb5 Rxd1+ 20.Rxd1 a6 21.Nd4 Kf7 22.h3 Qd6 23.Qxd6 cxd6 24.Nb3 Ke7 25.Rc1 Rxc1+ 26.Nxc1 e5 27.Kf1 Ke6 28.Ke2 Kd5 29.Nb3 b6 30.f3 Nd7 31.h4 Nc5 32.Kd2 Nxb3+ 33.axb3 e4 34.Kc3 h5 35.b4 exf3 36.gxf3 g5 37.Kd3 gxh4 38.Ke2 Ke5 39.Kf2 d5 40.Kg2 d4 41.exd4+ Kxd4 42.Kh3 Ke3 43.Kxh4 Kxf3 44.Kxh5 0–1

Лисицын – Банник
Английское начало A37
XXIII первенство СССР, Ленинград, 1956

1.Nf3 g6 2.g3 Bg7 3.Bg2 c5 4.c4 Nc6 5.Nc3 d6 6.d3 Nh6 7.Bd2 Nf5 8.0-0 0-0 9.Qc1 Rb8 10.Rb1 Bd7 11.e4 Nfd4 12.Nxd4 Nxd4 13.Bh6 b5 14.Bxg7 Kxg7 15.cxb5 Bxb5 16.Qe3 e5 17.f4 f6 18.h4 Bc6 19.Rf2 Qe7 20.Rbf1 exf4 21.gxf4 f5 22.Qg3 Rbe8 23.Rd2 a5 24.Ne2 Nxe2+ 25.Rxe2 fxe4 26.Bxe4 Qf6 27.f5 Bxe4 28.dxe4 Qd4+ 29.Rff2 Rxf5 30.Rd2 Qxe4 31.Rfe2 Qb1+ 32.Kh2 Rxe2+ 33.Rxe2 Re5 34.Rf2 Qe4 35.Rf4 Qe3 36.Rf3 Qe1 37.Qxe1 Rxe1 38.Rd3 Re2+ 39.Kg3 Rxb2 40.Rxd6 Rxa2 41.Rc6 Rc2 42.Ra6 Rc3+ 43.Kg2 Rc4 44.Ra7+ Kh6 0–1

Банник – Котов
Сицилианская защита B80
Полуфинал XXV первенства СССР, Киев, 1957

1.e4 c5 2.Nf3 e6 3.d4 cxd4 4.Nxd4 Nf6 5.Nc3 d6 6.g3 Be7 7.Bg2 a6 8.0-0 Qc7 9.Nce2 Nbd7 10.h3 Nc5 11.g4 g5 12.Ng3 Rg8 13.c4 Ncd7 14.b3 Ne5 15.Be3 Bd7 16.a4 h5 17.Nf3 Nxf3+ 18.Bxf3 hxg4 19.hxg4 Nh7 20.a5 Bc6 21.Bb6 Qc8 22.b4 Nf8 23.Rc1 Ng6 24.b5 Bd7 25.Nh5 Ne5 26.Be2 f6 27.c5 dxc5 28.Bxc5 Bxc5 29.Nxf6+ Ke7 30.Nxg8+ Qxg8 31.Rxc5 Qh7 32.Kg2 Ng6 33.Rh1 Nf4+ 34.Kf3 Qf7 35.Kg3 Rf8 36.f3 Nxe2+ 37.Qxe2 Qf4+ 38.Kg2 Bxb5 39.Rh7+ Kd6 40.Rxb5 axb5 41.Qd3+ Kc6 42.Qc3+ 1–0

Банник – Корчной
Французская защита C05
XXV первенство СССР, Рига, 1958

1.e4 e6 2.d4 d5 3.Nd2 Nf6 4.e5 Ng8 5.Bd3 b6 6.c3 Qd7 7.Ne2 Nc6 8.Nf3 Bb7 9.Qc2 h6 10.Nf4 Na5 11.0-0 Ne7 12.Nh5 0-0-0 13.Qe2 Kb8 14.Nd2 c5 15.dxc5 bxc5 16.b4 cxb4 17.cxb4 Nac6 18.a3 Nf5 19.Bb2 d4 20.Nc4 Rc8 21.Rfd1 Nh4 22.f3 Nf5 23.Ng3 Nxg3 24.hxg3 f5 25.Rac1 h5 26.Qf2 g5 27.b5 Nd8 28.Bf1 Bc5 29.Bxd4 Qd5 30.Nd6 Bxd4 31.Rxc8+ Bxc8 32.Qxd4 Qxd4+ 33.Rxd4 Rh7 34.Nxf5 Nf7 35.Nd6 Nxe5 36.Re4 Nf7 37.Nxc8 Kxc8 38.Rxe6 h4 39.Re7 1–0

Фурман – Банник
Принятый ферзевый гамбит D27
XXV первенство СССР, Рига, 1958

1.d4 d5 2.c4 dxc4 3.Nf3 Nf6 4.e3 e6 5.Bxc4 c5 6.0-0 a6 7.Qe2 b5 8.Bb3 Bb7 9.Nc3 cxd4 10.exd4 Be7 11.Ne5 0-0 12.Nxf7 Rxf7 13.Qxe6 Qf8 14.Re1 Nc6 15.Bf4 Rd8 16.Rad1 Bd6 17.Qf5 Ne7 18.Bxd6 Nxf5 19.Bxf8 Kxf8 20.Bxf7 Kxf7 21.d5 h6 22.Re5 Nd6 23.f3 b4 24.Na4 Nc4 25.Re2 Nxd5 26.b3 Na3 27.Nc5 Bc6 28.Red2 a5 29.Nd3 Re8 30.f4 Nc3 31.Rf1 Bb5 32.Rf3 Kg8 33.h4 Rd8 34.f5 Nab1 35.Rdf2 Rxd3 36.Rf4 Rd2 37.Rxd2 Nxd2 38.Kf2 Nxa2 39.g4 Nc3 40.g5 Nde4+ 41.Ke3 Nd5+ 42.Kxe4 Nxf4 0–1

Спасский – Банник
Королевский гамбит C36
Полуфинал XXVIII первенства СССР, Ростов-на-Дону, 1960

1.e4 e5 2.f4 exf4 3.Nf3 d5 4.exd5 Nf6 5.Bc4 Nxd5 6.0-0 Be6 7.Qe2 Be7 8.d4 0-0 9.Bb3 Bf6 10.c4 Ne3 11.Bxe3 fxe3 12.Qxe3 c5 13.d5 Bg4 14.Nc3 Nd7 15.Qf4 Bxf3 16.Qxf3 Bd4+ 17.Kh1 Ne5 18.Qg3 Bxc3 19.Qxc3 Qd6 20.Ba4 f6 21.Rae1 a6 22.Bc2 g6 23.Re4 Rae8 24.Rfe1 Re7 25.Qg3 Rfe8 26.Ba4 Rb8 27.Bd1 Kg7 28.Bg4 Rbe8 29.h4 b5 30.b3 Rb8 31.h5 bxc4 32.bxc4 Reb7 33.Be6 Rb1 34.Qf4 Rxe1+ 35.Rxe1 gxh5 36.Qg3+ Kh8 37.Qh4 Kg7 38.Rf1 Qe7 39.Qxh5 Rb2 40.Qf5 Rd2 41.Qf4 Rd4 42.Qg3+ Ng6 43.Re1 f5 44.Bxf5 Qh4+ 45.Qxh4 Rxh4+ 46.Kg1 Rxc4 47.Rd1 Rd4 48.Rxd4 cxd4 49.d6 Kf6 50.Kf2 Ne5 51.Bxh7 Ke6 52.Kg3 Kxd6 53.Kf4 Nd7 54.g4 Nc5 55.Bf5 a5 56.g5 Ke7 1/2

Банник – Смыслов
Английское начало A25
XXVIII первенство СССР, Москва, 1961

1.c4 e5 2.Nc3 Nc6 3.g3 d6 4.Bg2 Be6 5.d3 Qd7 6.h3 g6 7.Nf3 h6 8.Nd5 Bg7 9.e4 Nge7 10.Bd2 f5 11.Qc1 g5 12.b4 fxe4 13.dxe4 Ng6 14.c5 dxc5 15.Qxc5 0-0-0 16.b5 Bxd5 17.exd5 Qxd5 18.Qxd5 Rxd5 19.bxc6 e4 20.cxb7+ Kb8 21.Rb1 exf3 22.Bxf3 Rd6 23.Be3 Ne5 24.Be2 Nc6 25.0-0 Bd4 26.Rfc1 Bb6 27.Bf3 Nd4 28.Bg4 Kxb7 29.Rc4 Rhd8 30.a4 a5 31.Rc5 Ka7 32.Re5 Nc6 33.Re4 Bxe3 34.Rxe3 Rb8 35.Rc1 Rb4 36.Rec3 Kb6 37.Kg2 Rxa4 38.Bh5 Ra2 39.Bf3 Nd4 40.Rb1+ Nb5 41.Rcb3 c6 42.Bxc6 Kxc6 1/2

Банник – Спасский
Испанская партия C63
XXX первенство СССР, Ереван, 1962

1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 f5 4.Nc3 fxe4 5.Nxe4 d5 6.Ng3 Bd6 7.d4 exd4 8.Nxd4 Qe7+ 9.Be3 Bd7 10.Ngf5 Qe5 11.Nxd6+ Qxd6 12.Bxc6 Bxc6 13.Qh5+ g6 14.Qg5 Ne7 15.0-0-0 h6 16.Qg3 0-0-0 17.Bf4 Qd7 18.Qa3 Kb8 19.Rhe1 Rh7 20.Bxh6 Nf5 21.Nxc6+ Qxc6 22.Bg5 Rc8 23.h3 d4 24.g4 Nd6 25.Qd3 Qd5 26.h4 Qxa2 27.Qxd4 Qa1+ 28.Kd2 Qa5+ 29.b4 Qb5 30.Kc1 b6 31.Re5 Qa6 32.Kb1 Nc4 33.Rd5 Na3+ 34.Kc1 Nc4 35.Rd3 b5 36.Rd8 Rxd8 37.Qxd8+ Kb7 38.Qd5+ c6 39.Qd4 Rf7 40.Bf6 Qa4 41.Qd8 Qxb4 42.Rd7+ Rxd7 43.Qxd7+ Kb8 44.Qe8+ Kb7 45.Qe7+ Qxe7 46.Bxe7 Ne5 47.h5 Nxg4 48.hxg6 Nh6 49.Bf8 Ng8 50.Kd2 a5 51.Ke3 Kb6 52.Kd4 b4 53.Ke5 Kb5 54.Ke6 a4 55.Kf7 b3 56.cxb3 axb3 57.Ba3 Nh6+ 58.Kg7 Nf5+ 59.Kf6 Nd6 60.Ke6 Ne8 61.f4 c5 62.f5 c4 63.f6 Nxf6 64.Kxf6 c3 65.g7 Ka4 66.Bd6 1–0

Банник – Штейн
Сицилианская защита B47
XXX первенство СССР, Ереван, 1962

1.e4 c5 2.Nf3 Nc6 3.d4 cxd4 4.Nxd4 e6 5.Nc3 a6 6.g3 Qc7 7.Bg2 Nf6 8.0-0 Be7 9.b3 0-0 10.Bb2 Nxd4 11.Qxd4 d6 12.Rac1 b5 13.Nd1 Bb7 14.Ne3 Rfd8 15.c4 b4 16.c5 dxc5 17.Qxb4 Rd7 18.Qc3 Rad8 19.Rfd1 Rxd1+ 20.Rxd1 Rxd1+ 21.Nxd1 Bf8 22.Qd3 Nd7 23.Ne3 Be7 24.Nc4 Bc6 25.Qc3 Bf6 26.e5 Bd8 27.Qd3 Bxg2 28.Kxg2 Qc6+ 29.Qf3 Qxf3+ 30.Kxf3 Bc7 31.Ke4 f5+ 32.exf6 gxf6 33.f4 Kf7 34.f5 h5 35.Bc1 Ke7 36.Bf4 Bxf4 37.gxf4 Nf8 38.Ne3 h4 39.fxe6 Nxe6 40.Nf5+ Kf7 41.Nxh4 Nc7 42.Kd3 Nd5 43.Kc4 Nxf4 44.Kxc5 Nd3+ 45.Kc4 Nf4 46.a4 Ke6 47.b4 Nd5 48.Kc5 Nc3 49.a5 Na4+ 50.Kc6 Nb2 51.b5 1–0

Бронштейн – Банник
Испанская партия C65
Спартакиада народов СССР, Москва, 1963

1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 Nf6 4.d3 d6 5.c4 Bg4 6.Nbd2 Be7 7.h3 Bd7 8.Nf1 a6 9.Ba4 0-0 10.Ng3 g6 11.0-0 Rb8 12.Bxc6 Bxc6 13.Bh6 Re8 14.Qd2 Nd7 15.Nh2 b5 16.cxb5 Bxb5 17.f4 f6 18.a4 Bc6 19.d4 exd4 20.Qxd4 d5 21.Rac1 Rb4 22.Qd2 Ba8 23.Rfd1 Qb8 24.Ng4 Rxb2 25.Qe1 Rb3 26.Ne2 c5 27.f5 g5 28.exd5 Bd8 29.Qd2 Qb4 30.Nc3 Qd4+ 31.Kh1 Qxd2 32.Rxd2 Ba5 33.Re2 Rxe2 34.Nxe2 Kf7 35.Rd1 Rb4 36.d6 Rxa4 37.Ng3 Bc6 38.Nh5 Bc3 39.Rc1 Ra1 40.Rxa1 Bxa1 41.Bg7 a5 42.Nh6+ Ke8 43.Ng4 a4 44.h4 a3 45.hxg5 a2 46.gxf6 Bd4 47.f7+ Kd8 48.Bxd4 cxd4 0–1

Банник – Ивков
Французская защита C19
Матч Югославия – СССР, Риека, 1963

1.e4 e6 2.d4 d5 3.Nc3 Bb4 4.e5 Ne7 5.Nf3 c5 6.a3 Bxc3+ 7.bxc3 Qa5 8.Bd2 Nbc6 9.a4 Bd7 10.Be2 c4 11.0-0 f6 12.exf6 gxf6 13.Nh4 0-0-0 14.Bh5 Rhg8 15.g3 Ng6 16.Ng2 Nce7 17.Re1 Nf5 18.Bg4 Rde8 19.Bxf5 exf5 20.Rxe8+ Rxe8 21.Qh5 Re7 22.Ne3 Kb8 23.Nxf5 Bxf5 24.Qxf5 Qd8 25.h4 a6 26.a5 Ka7 27.h5 Nf8 28.Bh6 Qd7 29.Qxf6 Rf7 30.Qb6+ Ka8 31.Re1 Re7 32.Rxe7 Qxe7 33.Be3 Ne6 34.g4 h6 35.Bxh6 Nf4 36.Bxf4 Qe1+ 37.Kg2 Qh1+ 38.Kg3 Qh3+ 39.Kxh3 1/2

Банник – Таль
Сицилианская защита B80
XXXII первенство СССР, Киев, 1964/1965

1.e4 c5 2.Nf3 e6 3.d4 cxd4 4.Nxd4 Nc6 5.Nc3 Qc7 6.g3 a6 7.Bg2 Nf6 8.0-0 Be7 9.b3 d6 10.Bb2 0-0 11.Rc1 Rd8 12.Qd2 Rb8 13.Rfd1 Nxd4 14.Qxd4 b5 15.Nb1 Bb7 16.c4 e5 17.Qe3 b4 18.Nd2 Nd7 19.Nf3 Bc6 20.Rc2 a5 21.Ne1 Qb6 22.Qxb6 Rxb6 23.Nd3 f6 24.Bc1 Ra8 25.Be3 Nc5 26.Bxc5 dxc5 27.f4 Rd8 28.Rcd2 Rb7 29.Kf2 Rbd7 30.Ke2 Rd4 31.fxe5 Bxe4 32.Nf4 Rxd2+ 33.Rxd2 Rxd2+ 34.Kxd2 Bb1 35.Kc1 Bf5 36.Bd5+ Kh8 37.Be6 fxe5 38.Bxf5 exf4 39.gxf4 Bd6 40.h3 Bxf4+ 41.Kd1 1/2

Штейн – Банник
Французская защита C10
XXXII первенство СССР, Киев, 1964/1965

1.e4 e6 2.d4 d5 3.Nd2 dxe4 4.Nxe4 Be7 5.Nf3 Nf6 6.Bd3 Nbd7 7.Qe2 Nxe4 8.Qxe4 c5 9.Bd2 cxd4 10.Qxd4 Nf6 11.Qh4 Nd5 12.Qg3 Bf6 13.0-0-0 Qc7 14.Rhe1 Qxg3 15.hxg3 Bd7 16.Ne5 Bxe5 17.Rxe5 h6 18.c4 Nf6 19.Bb4 0-0-0 20.Ra5 a6 21.Bc3 Bc6 22.f3 Rhg8 23.b4 Ne8 24.Rc5 Kb8 25.Be5+ Ka7 26.Bh7 Rxd1+ 27.Kxd1 Rh8 28.Be4 Bxe4 29.fxe4 f6 30.Bd4 Kb8 31.e5 Nc7 32.Ke2 Rd8 33.Be3 f5 34.Ra5 b5 35.Bc5 bxc4 36.Bd6 Kb7 37.Bxc7 Kxc7 38.Rxa6 c3 39.b5 Rd5 40.a4 Rd2+ 41.Ke3 Rxg2 42.Rxe6 Rxg3+ 43.Kf4 Rg4+ 44.Kxf5 Rc4 45.Re7+ Kc8 0–1

Банник – Сергеев
Староиндийское начало A09
Мемориал Липницкого, Киев, 1979

1.Nf3 d5 2.g3 g6 3.Bg2 Bg7 4.c4 d4 5.d3 e5 6.0-0 Ne7 7.Na3 c5 8.Nc2 Nbc6 9.Rb1 a5 10.e3 0-0 11.exd4 exd4 12.Ng5 h6 13.Ne4 b6 14.b3 f5 15.Nd2 Ra7 16.a3 Qd6 17.b4 axb4 18.axb4 cxb4 19.Nf3 Bd7 20.Bf4 Qc5 21.Nd2 Na5 22.Nb3 Nxb3 23.Rxb3 Ba4 24.Rb2 b5 25.cxb5 Rc8 26.Qe1 b3 27.Nb4 Qxb5 28.Qe6+ Kh7 29.Nd5 Rc6 30.Qf7 Nc8 31.Nc7 Rcxc7 32.Bxc7 Nd6 33.Qe6 Rxc7 34.Qxd6 Rc2 35.Rbb1 Qxd3 36.Bd5 Rc8 37.Bf7 Rc6 38.Bxg6+ Kg8 39.Qd5+ 1–0

Банник – Гофштейн
Английское начало A34
Фестиваль украинского «Спартака», Киев, 1983

1.c4 Nf6 2.Nc3 c5 3.g3 d5 4.cxd5 Nxd5 5.Bg2 Nc7 6.d3 e5 7.f4 exf4 8.Bxf4 Nc6 9.Bxc6+ bxc6 10.Qa4 Qd7 11.Nf3 f6 12.Bxc7 Qxc7 13.Nd5 Qb7 14.0-0 c4 15.Rac1 Be6 16.Nf4 Bf7 17.Rxc4 Bxc4 18.Qxc4 0-0-0 19.Rc1 Qb6+ 20.Kf1 Kb8 21.Rc3 Bb4 22.Rb3 a5 23.a3 c5 24.d4 Rc8 25.d5 g5 26.Ne6 g4 27.Nh4 a4 28.Rd3 Ba5 29.Nf5 1–0

Кишнев – Банник
Ферзевый гамбит D37
Фестиваль украинского «Спартака», Киев, 1983

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nf3 d5 4.Nc3 Be7 5.Bf4 0-0 6.e3 c5 7.dxc5 Bxc5 8.a3 Nc6 9.Qc2 Qa5 10.Rd1 Be7 11.Rd2 h6 12.cxd5 Nxd5 13.Nxd5 exd5 14.Be2 Be6 15.0-0 Rac8 16.Qd3 Rfd8 17.Bd1 Bf6 18.b4 Qb6 19.Bc2 Kf8 20.Rfd1 a5 21.b5 Ne7 22.Qh7 Bg4 23.a4 Qe6 24.e4 Rxc2 25.Rxc2 Ng6 26.Bc1 Bxf3 27.gxf3 d4 28.Rc5 Qh3 29.Rf5 Ke7 30.Ba3+ Ke6 31.Rd5 Nh4 0–1

 
CHESSPRO ONLINE

Последние турниры
12.04.2017

За победу в первом круге начисляется 2 очка, за ничью – 1 очко; во втором – 1 очко и 0,5 очка соо

28.03.2017

Призовой фонд 194 тысячи долларов, первый приз 50 тысяч долларов.

22.03.2017

Призовой фонд 90 тысяч долларов, первый приз 20 тысяч долларов.

20.02.2017

Гарантированный призовой фонд – 140 000 евро (с учетом призового фонда блицтурнира).

Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум