среда, 20.09.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Клубный Кубок Европы07.10
Командный чемпионат Европы27.10

Детали


 

МИХАИЛ АНТИПОВ: «ТАКИХ УСПЕХОВ ЕЩЕ НЕ БЫЛО»

обсудить

Победителем чемпионата мира 2015 года среди юниоров стал россиянин Михаил Антипов. Победа в последнем туре позволила ему догнать лидера – рейтинг-фаворита, поляка Яна-Кшиштофа Дуду. Только третий (!) дополнительный показатель решил судьбу золотой медали: соперники Михаила набрали в сумме на одно очко больше, чем соперники Яна-Кшиштофа.

Новый чемпион мира ответил на вопросы ChessPro и прокомментировал одну из своих партий.

– Михаил, с какими надеждами вы ехали в Ханты-Мансийск? Как менялось настроение по ходу чемпионата?

– Конечно, хотелось сыграть как можно лучше, но основной задачей было выдержать такую дистанцию, потому что у меня всегда были проблемы с игрой в длинных турнирах. Я редко выдерживал больше 9 туров. Даже те турниры, в которых было 11, заканчивались не очень удачно для меня. В прошлом году в бильском опене я после 9 туров шел на 4-м месте и имел неплохие шансы на призы, но проиграл последние две партии, в итоге занял 18-е.

В Ханты-Мансийске со старта начал бороться за высокие места. Немножко огорчила неудача в третьем туре, когда я не выиграл абсолютно выигранную позицию. Расслабился в тот момент, когда надо было собраться и дожать. После этого в течение всего турнира старался настраивать себя на то, чтобы при получении хорошей позиции не терять концентрацию и реализовывать преимущество.

Мне не понравились только две партии: с Али Маранди в 6-м туре я сделал белыми ничью; не очень хорошо себя чувствовал с самого утра, во время игры тратил много времени, рассчитывал что-то одно, пропускал простой ответ за противника… Вторая – с Баджарани в 10-м. Я довольно интересно разыграл дебют, выиграл пешку, после чего нужно было пойти на жертву качества, получая компенсацию, достаточную не только для игры на ничью. Позиция была очень интересная, с обоюдными шансами. И вот в тот момент, когда появилась эта проблема, я не рассматривал сильнейшее продолжение. Мне почему-то казалось, что после него у меня хорошей позиции в принципе быть не может. Сделал плохой ход. К счастью, соперник не заметил немедленного простого выигрыша и перешел в эндшпиль с лишним качеством. Правда, тоже технически выигранный, но в своем цейтноте я попытался обострить игру, поймать какие-то шансы. Видимо, соперник расслабился, несколько раз подряд просчитался и получил чуть ли не хуже.

– В заключительном поединке с Рамбальди не обошлось без чемпионского везения…

– Конечно, я не совсем доволен тем, что в последнем туре играл объективно плохо. Надеялся на другой характер борьбы – что получу перевес и буду давить, но пошло совсем иначе. Во время партии понимал, что уже сказывается усталость – хотя бы по тем вариантам, которые считал. Он пожертвовал мне пешку, я решил ее съесть, имея в виду определенную позицию, но упустил из виду простой ответ, после которого получалась та самая позиция, только у черных было темпа три лишних минимум, моя атака не успела начаться. В какой-то момент было совсем проиграно, но я не терял надежд на спасение. О выигрыше и не мечтал, однако соперник не выдержал напряжения и допустил две грубые ошибки подряд.

– В эти трудные минуты мысли о спортивном результате посещали?

– В этом плане я не очень переживал, так как полагал, что даже в случае победы занимаю второе место. Дополнительные показатели у меня перед последним туром были чуть хуже, и мои соперники в этот день вроде бы играли не особенно хорошо. А в случае поражения я все равно занимал второе место. В самом худшем варианте – третье, если Блюбаум на третьей доске не выигрывал. Так что я играл «для себя», старался показать максимально лучший результат.

– Какие партии удались?

– Больше всего доволен партией с ван Форестом. Не только эффектной концовкой, но и ходом 15.Rc1 с идеей развить инициативу жертвой пешки. Правда, должен признать, что в дебюте я не был готов как следует, не знал хода 11…Qd7, после которого у меня ничего хорошего нет – у черных два слона и отличная позиция.

С Блюбаумом была довольно интересная партия, хотя в тот момент, когда я перехватил инициативу и получил перевес, сказались некоторые мои недостатки. Я пошел на напрашивающееся агрессивное продолжение вместо того, чтобы еще немного усилить позицию. Я подвыпустил, соперник даже мог сделать ничью, перейдя в чуть-чуть лучший эндшпиль. Но для этого ему надо было посчитать непростой вариант, который я за доской тоже не видел. И не уверен, что увидел бы, будь я на его месте.

– Раз зашел разговор о недостатках – как в целом охарактеризуете свой стиль, какие у вас сильные стороны?

– Люблю играть за доской. Не привык выходить в какие-то дебютные баталии. Я не склонен к спокойной позиционной игре; люблю интересные позиции, где можно обострить. В то же время мне нравится играть эндшпиль. Правда, в упомянутой партии 3-го тура я не выиграл выигранный ладейник, но причины допущенной ошибки чисто психологические. С другой стороны, я в этом чемпионате выиграл много неясных окончаний. Удавалось дожимать соперников, «пересиживать».

– С чего началось увлечение шахматами, откуда взялись эти предпочтения?

– Началось с того, что я увидел в детском садике, как дети играют в эту игру, и попросил родителей научить меня.

– Интересно. Гораздо чаще родители сами учат.

– Нет, тут была моя инициатива. Потом меня отдали в кружок. В детстве у меня была склонность к математике, я значительно опережал детей своего возраста, и скорее всего, за счет этого у меня сразу пошли хорошие результаты в шахматах. Я занимался во Дворце пионеров у В.А. Черного, а с 10 лет тренируюсь у С.В. Долматова.

– Любовь к эндшпилю, очевидно, от Сергея Викторовича?

– Конечно. Я считаю, что это его заслуга. Он поставил хорошую технику, и я часто выигрываю ничейные позиции и спасаю проигранные, порой с довольно сильными шахматистами.

– Какие памятные турнирные успехи можете назвать? Победа в чемпионате мира, наверно, самый крупный?

– (с улыбкой) Ну разумеется. Выше пока трудно придумать. В 2012 году (мне было 14) я играл в опене Bosna в Сараево. Сейчас состав там стал значительно слабее, а тогда я уже в первом туре попадал на соперника с более высоким рейтингом. Стартовал я не очень удачно, возможно, из-за трудного перелета. Первую партию проиграл, хотя почти все время имел хорошие шансы на ничью, вторую сыграл вничью с шахматисткой, значительно уступающей в рейтинге. А после этого собрался и остаток турнира провел на очень хорошем уровне. Не спорю, что во многом мне везло. Например, в одной партии соперник на 40-м ходу подставил фигуру – на ход позже этого не случилось бы, и не факт, что мне удалось бы выиграть ту позицию. В итоге поделил 1-3 место, по дополнительным показателям занял второе.

Еще был очень тяжелый турнир в Риге в 2013 году, в первую очередь из-за погодных условий – каждый день жара под 35 градусов, и игра проходила в помещении, которое невозможно было как следует проветрить. Стартовые партии были не очень сложными, но начиная с 4-го тура каждый поединок был серьезным испытанием. В целом результат получился хороший, хотя бы потому, что я выдержал.

– На юношеском чемпионате мира всем трудно выдержать дистанцию в 13 туров или это зависит от физической подготовленности?

– Я считаю, трудно всем. Чтобы убедиться в этом, можно просто посмотреть на партии заключительных туров. Совершались примитивные ошибки, несвойственные шахматистам такого уровня. Та же ошибка, которую совершил мой соперник в последнем туре... Видно, что причины не шахматного плана, всему виной усталость. Сам я бегаю по утрам, принимаю холодный душ перед партией. В Ханты-Мансийске, правда, в какой-то момент пришлось от этого отказаться, потому что я заболел.

– Каков ваш турнирный график? Сколько турниров в год играете, есть ли любимые места на шахматной карте?

– В основном выбираю турниры, в которых я не находился бы в числе ведущих по рейтингу, чтобы можно было играть с более сильными шахматистами. Третий год подряд играю за команду в испанской лиге. Получается, наверно, партий 80 в год. Думаю, больше не стоит.

– Успеваете все анализировать?

– Да, конечно. После соревнования разбираю партии – с тренером и самостоятельно.

– Где учитесь?

– В РГГУ на психолога-педагога.

– Это тоже собственный выбор?

– Да. В первую очередь я пошел туда потому, что меня всегда интересовала психология – она помогает разобраться в себе, понять, почему другие люди совершают те или иные поступки. Хотелось решить какие-то свои проблемы. Считаю, что учеба в университете мне очень сильно помогает. Сейчас, когда вижу свои ошибки в турнирах, я лучше понимаю, почему их допустил. Очень часто они связаны не с шахматными проблемами, а с психологическими.

– А как с детской любовью к математике?

– В школе не составляло никакого труда учиться хорошо, были только некоторые проблемы с геометрией, а по алгебре всегда были пятерки. Но сейчас изучение математики меня не особо привлекает.

– Чем еще интересуетесь, помимо шахмат и психологии?

– В музыке предпочитаю рок – Linkin Park, Skillet, System of a Down, Muse. Спортом как зрелищем – футбол, хоккей – не очень интересуюсь. В детстве увлекался компьютерными играми, сейчас играю гораздо меньше, свободного времени не так много, не хочется его на это тратить. В какой-то момент увлекался просмотром соревнований по компьютерным играм. Если в этом разбираться, то зрелище может быть не менее интересным, чем футбол.

– Шахматы в интернете не обошли вас стороной?

– Да, конечно. Раньше играл на «Шахматной планете», сейчас хочу перейти на ICC.

– Это для развлечения или имеет какие-то тренировочные цели?

– Иногда для наигрывания схем, но больше для поддержания игровой формы. И для того чтобы не проводить свободное время бездумно.

– С кем из сверстников поддерживаете дружеские и творческие отношения?

– В основном с Гришей Опариным, с которым мы вместе занимаемся у Долматова, и Алиной Бивол. Есть еще несколько друзей, встречаемся на соревнованиях, общаемся.

– Кто из великих повлиял на ваше творчество? Есть у вас кумиры в шахматах?

– По моему стилю можно догадаться, что мне нравится игра Фишера, Таля. Из нынешних, конечно, Карлсен сильно отличается от других. Из сверстников очень нравится игра Раппорта. В последнее время у него результаты упали, но думаю, вскоре он вернется на свой уровень.

– Чего теперь ожидаете от своей карьеры, где будете выступать в ближайшее время?

– Понятно, победа на чемпионате мира прибавила уверенности. Таких успехов еще не было, это своеобразный толчок. Постараюсь показывать результаты на том же уровне. Точно буду играть в следующем году в Гибралтаре, а в конце этого года – в турнире «Щелкунчик».

– Спасибо за беседу и удачи!

Фото: Владимир Барский

Комментирует Михаил Антипов

Михаил Антипов – Маттиас Блюбаум
Французская защита С00

Михаил Антипов – Йорден ван Форест

Все о турнире

 

Последние турниры

13.08.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

01.08.2017

Общий призовой фонд – 300 тысяч долларов, победитель получает 75 тысяч.

24.07.2017

Бильский фестиваль проходит в 50-й раз.

15.07.2017

.

01.07.2017

В мужском и женском турнире 5 победителей вышли в Суперфинал.

28.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

21.06.2017

Общий призовой фонд – 150 тысяч долларов.

05.06.2017

Норвежский супертурнир прошел в пятый раз.

29.05.2017

22 лучших игрока получают право участия в Кубке мира.

12.05.2017

5 победителей получили право выступить в Кубке мира.

10.05.2017

Традиционный турнир возобновился после двухлетнего перерыва.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум