Юрий Васильев, спецкор "СЭ",-
специально для ChessPro

НЕЧАЯННАЯ РАДОСТЬ, ОТЧАЯННАЯ ГРУСТЬ

ПУШКИН, Я И МАРИЯ

Утром, заглянув в зал, где проходило заключительное заседание Президентского совета ФИДЕ, я услышал, как Кирсан Илюмжинов, напутствуя арбитра Гийссена, произнес кодовое имя: "Жуков".

Хорошо информированный Герт уже и так все знал: первый ход в первой партии будет делать вице-премьер правительства России.

Напряженное ожидание начала матча, казалось, висело в раскаленном воздухе Элисты. Мне сообщили доверительно, куда прибывают джипы с участниками матча, я, наивный, хотел заснять момент, когда они ринутся из недр авто навстречу судьбе. Вместе со мной ждала и болгарская девушка Мария. Просто Мария. Но из Болгарии.

В кустах притаился и выкрашенный в серебристый цвет А.С. Пушкин. Он видал и не такое. Но не в Элисте. Выход больших шахматистов из больших машин не удался. Надсадно взревев, уродливый автоколосс японского происхождения пролетел мимо меня в ворота. Я только успел разглядеть сквозь затемненное стекло напряженное лицо Сильвио Данаилова, он сидел рядом с водителем. И я, и Мария Просто ушли несолоно нахлебавшись. Второй джип - черного цвета - столь же уродливо-непропорциональный, я не стал ждать. Лишь проводил его глазами.

Однако надо было, огибая кордоны милиции, успеть в зал, время было без пяти три.

На плечах старых знакомых подхожу к Дому приемов.

Окликаю своего старого приятеля Валерия Крылова, массажиста, врача, писателя, фотографа, и просто славного парня. Он испуганно озирается. Кто его окликнул так: "Валера"?

Воткнувшись в густую толпу, еле протиснулся. Зал был заполнен под завязку.

ЧАЙХАНА В ПУСТЫНЕ

Упоминавшуюся в первом репортаже стеклянную ширму никто не стал разбирать, организаторы придумали другой ход: нас запустили на сцену и разрешили заснять волнующий момент запуска матча. Гийссен, дипломат старой школы, разумеется, не стал пускать часы: высокие гости слегка просрочили время. Но вот, толпа фоторепортеров расступилась, и высокие гости вышли на сцену. Во время зачитывания приветствий Крамник и Топалов с отсутствующими лицами сидели за шахматным столиком.

Однако на этом снимке видно, как более опытный чемпион-"классик" применяет прием своего великого предшественника на троне - маленький зондаж через пальчик! Ну, как тебе вся эта суета, друг-Веселин? Непривычно? Привыкай.

Наговорившись вволю, большие люди приступили к свои непосредственным обязанностям. Жукову надо было делать первый ход. Он этим и собирался заняться. На этом снимке вы наблюдаете интересный момент. Вам не кажется, будто Крамник Жукову показывает, что надо пойти королевской пешкой? Мне так показалось. Более того, поначалу даже Жукову так показалось!

Но, господа, это был Мираж. Чайхана в пустыне. Оптический обман.

Пешка пошла на поле d4!

Веселин с каменным лицом встал и расправил плечи, когда сделал свой ход 2…е6. Крамник слегка задумался. Первая развилка у богатыря наметилась…

ШТЕМПЕЛИ, СТАРШИЕ БРАТЬЯ

А нам вежливо, но настойчиво порекомендовали идти на пресс-конференцию больших людей.

Вячеслав Фетисов, великий хоккеист, ныне министр спорта (его должность имеет более официальное название, типа начальник агентства и т. д., но министр - оно как-то понятней).

Александр Жуков ясно кто.

Кирсан Илюмжинов - это и так всем известно.

Перед началом пресс-конференции высокие гости занялись несколько странным делом: они штемпелевали конверты с символикой матча. Самым основательным штемпелевщиком оказался легендарный хоккеист.

Я не выдержал даже и крикнул: "Шайбу! Шайбу!" И не был выведен бдительной милицией, как ни странно.

Пресс-конференция прошла нормально. В штатном режиме.

После чего высокие гости заняли места у телеэкрана в пресс-центре.

К ним присоединились адвокат Андрей Макаров, ныне знатный думец, и другой известный политик Александр Починок. Им давали пояснения гроссмейстеры Эрнесто Инаркиев и появившийся несколько позже Сергей Рублевский.

- Как позиция, Сережа? - спросил я у Рублевского.
- Я все равно ничего не скажу, - быстро вымолвил секундант чемпиона-классика. Но потом смягчился и проговорил миролюбиво. - Хорошая позиция.
К этому моменту она, действительно, была еще хорошая.
Состоялся разговор с политиком Починком. Спросил у него, какая у него квалификация.
- Был первый по составлению задач, - сказал политик. - Но сейчас с грустью замечаю, что голова отказывается вспоминать шахматные варианты…
Ну, главное, чтобы она не отказывалась вспоминать положение дел на политической доске.
Это я подумал, а сказал другое:
- Сейчас для запоминания существуют наши меньшие железные братья.
А может большие.
Политик вежливо улыбнулся.

МЕТАМОРФОЗЫ

Позиция на доске тем временем претерпевала метаморфозы. Сначала она, как заметил выше Сергей Рублевский и примкнувший к нему Мигель Ильескас (тут же отомкнувший, впрочем), была хорошей. О чем свидетельствовали и наши старшие металлические братья: Рыбка, Фриц, Шреддер. Но потом все как-то заметаморфозилось… Наши братья-болгары оживились. Вы видите, как пресс- атташе Топалова Живко Гинчев (мой собрат по прическе) подошел к корреспонденту крупнейшей болгарской газеты "Труд" и говорит ему об этом с улыбкой.

Макс Длуги, бывший наш и давно уже американский гроссмейстер, приехал на Президентский совет ФИДЕ с коммерческим предложением от канадских бизнесменов. Но не встретил понимания, так как было утверждено более выгодное для ФИДЕ - другое предложение от Бесселя Кока (об этом поговорим отдельно, на досуге, со знающими людьми). Узнав, что позиция оценивается в пользу черных, он удивился: "Кто говорит?" Когда я ему сообщил, кто, он только пожал плечами: "У белых никак не хуже".

Впрочем, не хуже, но и не лучше: игра! Острая игра! В этой игре ошибся - первым и последним - чемпион мира Топалов. Просто чемпион, как он себя справедливо называл до матча.

Разные чувства владели участниками матча в Элисте, когда они отправились на пресс-конференцию, обязательную по контракту.

Вся журналистская рать не ведает жалости.

После партии состоялась пресс-конференция.

Не стало ли жалко Крамнику своего соперника, когда тот грубо ошибся? Крамник, порывшись в душе, ответил искренне: нет, не стало. Это - игра. Это - нервы. Это - матч. Ошибки неизбежны.

Топалова спросили, на что он рассчитывал, играя этот эндшпиль без пешки? Веселин ответил, что о такой позиции, которую он получил, может мечтать любой игрок. Без риска проиграть.

Но риск проиграть всегда есть. И лучше всего это знает теперь Сильвио. Которого я заснял, когда ему предстояло ответить на звонок из Болгарии: "Что произошло?!"

Но как им объяснишь? Это - Матч. Это - Нервы.

А.Девяткин: «Субъективные заметки»
Ю.Васильев: «Победное многоточие»
Ю.Васильев: «В ожидании Армагеддона»
Ю.Васильев: «Комфорт и риск»
Ю.Васильев: «Счастье на работе»
Ю.Васильев: «Черная полоса»
Ю.Васильев: «Кризис преодолен?»
А.С.Никитин: «Мне стыдно...»
Ю.Васильев: «Хроника скандала»
Конфликт: «День за днем»
Ю.Васильев: «Кто кого теперь замочит, и где?»
Ю.Васильев: «Просите, и Вам дадут»
Ю.Васильев: «Летите, голуби, летите!»