понедельник, 11.12.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
London Chess Classic01.12
Суперфинал чемпионата России02.12
«Щелкунчик»18.12

Энциклопедия

Игорь ЯНВАРЕВ
международный мастер

От редакции. Вашему вниманию предлагаются фрагменты готовящейся к изданию книги, посвященной творчеству Т. Петросяна.

От автора

Быстро бежит время… Словно мелькающие кадры киноленты, сменяются события, поколения, эпохи. На шахматном небосклоне появляются все новые и новые созвездия имен. Но достижения корифеев прошлых лет не меркнут и не становятся менее значимыми. Творчество чемпионов мира всегда актуально, ибо каждый из них, опираясь на опыт предшествующих поколений и собственный талант, привносил в шахматы что-то свое, открывал какие-то новые грани, раздвигая границы понимания и определяя направления развития игры.

В сравнении с другими выдающимися шахматистами, наследие Т. В. Петросяна изучено пока мало. Его творчество оставалось как бы в тени - что и понятно: своеобразная манера мышления, не очень зрелищный, рациональный и осторожный стиль - все это затрудняло комментирование и восприятие его партий. Конечно, никто не мог бы объяснить игру Петросяна лучше, чем он сам, но трагически сложилась его судьба - слишком рано он ушел из жизни, многого не доделал, многого не успел… Остались многочисленные почитатели его таланта, шахматисты, которые у него учились и его знали, остались его замечательные идеи, глубокие статьи, размышления о шахматах и, главное, - сыгранные им прекрасные партии. В одном из последних своих интервью Петросян отмечал:

"Останется тот или иной шахматист в истории, зависит не только от его результатов, но и от его творчества. Для меня, например, не имеет значения, был или не был шахматист чемпионом мира. Главное, чтобы он оставил после себя замечательные партии. Разве достаточно писалось в свое время о Нимцовиче? А теперь многие известные шахматисты (в том числе, например, Ларсен и я) называют себя его последователями. Бронштейн тоже не был чемпионом мира, однако его партии от этого хуже не стали.

Мне, конечно, было бы приятно увидеть про себя книгу при жизни. Но ее нет, и я не огорчаюсь. Если я сумел в шахматах что-то создать, то вычеркнуть это невозможно. Придет время, найдутся шахматные аналитики, историки, исследователи, которые разложат все по полочкам и определят мое место в шахматах. Но если бы я мог предположить, что, скажем, лет через пятьдесят после смерти мое шахматное творчество никого не будет интересовать, мне было бы сейчас очень обидно".

Мне кажется, такое время подведения итогов настало - "большое видится на расстоянии". Не претендуя на полное, всестороннее исследование, автор (в меру своих скромных способностей) попытался рассказать о творчестве девятого чемпиона мира на примере его коронного дебюта - староиндийской защиты.

Несколько слов о самой книге и истории ее создания.

Мысль написать о Тигране Петросяне возникла у меня давно, еще в студенческие годы. Правда, должен признаться, что мой выбор тогда был скорее случайным. Когда пришла пора огласить тему дипломной работы - а эта пора, как известно, всегда приходит внезапно, я, сам не зная почему, почти наугад назвал творчество Петросяна. И вдруг, неожиданный подарок судьбы - каким-то образом (благо, мы оба "спартаковцы") об этом узнал Тигран Вартанович - заинтересовался, позвонил… и предложил сотрудничество! Мы познакомились в 1977-м году - как в голливудской истории - именитый гроссмейстер, прославленный экс-чемпион мира и обыкновенный, ничем не примечательный кандидат в мастера, в то время - студент 3-го курса шахматной специализации института физкультуры.

Общение с такой личностью, конечно, производит неизгладимое впечатление и глубоко врезается в память. До сих пор вижу прямую, добрую улыбку Петросяна. С благодарностью вспоминаю, как он по-отечески опекал меня и всячески помогал. Он охотно согласился стать научным руководителем моей работы и отнюдь не был "свадебным генералом" - написал, как полагается, о ней отзыв, помогал литературой, привозил бюллетени турниров, в которых участвовал, а в июне 1979-го, несмотря на недомогание и большую загруженность, приехал в институт, чтобы лично присутствовать на защите диплома. И сейчас, словно величайшая реликвия, хранится у меня этот "отзыв" - два листочка машинописного текста с автографом девятого чемпиона мира, где, в частности, отмечались самостоятельность выводов, сделанных И. Январевым, и проявленный им при подготовке дипломной работы "незаурядный дар изыскателя" (где-то мне удалось "раскопать" партию одного из ранних турниров Петросяна, которой, как оказалось, не было даже у него самого).

В течение двух лет мы регулярно встречались на сессиях только что созданной тогда всесоюзной школы Петросяна, где он учил уму-разуму подрастающее поколение шахматистов "Спартака", а автор этих строк (опять же, с подачи Петросяна) находился на правах "вольного слушателя". Я готовил материалы, отчитывался о проделанной работе; Тигран Вартанович вносил коррективы, намечал, что еще предстоит сделать. В перерывах между занятиями мы часто гуляли, беседовали, обсуждая разные проблемы. Петросян рассказывал о себе, вспоминал прошлое, высказывал свою точку зрения на происходившие в шахматном мире события. Запомнились благожелательная, творческая атмосфера, царившая на занятиях школы, сплоченный тренерский коллектив (экс-чемпиону мира активно помогали: А. Никитин, Н. Рашковский, А. Капенгут, Н. Зильберман, Э. Шехтман), а также прибывшие со всех уголков страны симпатичные и талантливые ребята - первый набор: В. Купоросов, И. Новиков, Б. Канцлер, И. Челушкина; впоследствии к ним присоединились Б. Гельфанд, С. Матвеева и др.

К одной из таких встреч я подготовил несколько партий, сыгранных Петросяном в 70-е годы. Как-то получилось, что это были в основном "староиндийские". "А что, хороший материал. Покажи ребятам - им будет полезно", - предложил Петросян. Естественно, он не мог удержаться и сам присутствовал на лекциях, вставляя по ходу свои замечания. К следующей сессии я прокомментировал еще несколько партий. Потом - еще...

Разумеется, некоторые дебютные варианты сейчас устарели, а точнее, вышли из моды, но это - не главное. Автор видел свою задачу прежде всего в том, чтобы раскрыть богатейший шахматный мир Петросяна и посмотреть на развитие стратегии староиндийской защиты (и многие другие шахматные вопросы) через призму его творчества. Я старался не злоупотреблять компьютерным анализом и не углубляться слишком в теоретические тонкости, ибо шахматная правда все же больше заключена в идеях, нежели в длинных, запутанных вариантах. Основной упор в комментариях делался на рассмотрение типичных ситуаций, возникающих в данном дебюте, и на освещение переломных моментов борьбы. Зато я старался по возможности бережно относиться к тому, что было написано ранее другими шахматистами, в особенности самим Петросяном. Хотелось уйти от штампов и разрушить некоторые предвзятые представления о его игре, которые, к сожалению, оказались довольно живучими. И еще, очень хотелось бы, чтобы за событиями на шахматной доске читатель увидел живого человека со всеми его противоречиями и переживаниями - торжествующего, сомневающегося, ошибающегося. Возможно, кому-то все это покажется старомодным, но книга, в общем-то, так и задумывалась - как повествование о шахматах в стиле "ретро".

АТАКУЕТ ПЕТРОСЯН!

"Атака!... Как много в этом звуке…" Агрессивный принцип, заложенный в шахматной игре, наиболее ярко выражается в атаке, и прежде всего - в атаке на короля. Кто из нас, шахматистов не поддавался ее чарующему обаянию, не испытывал творческой радости от удачно проведенного финала, найденной красивой комбинации, не восхищался блестящими творениями в этой области великих мастеров прошлого и настоящего.

Играть постоянно в атакующем стиле на высшем уровне трудно - слишком искушенные противники, слишком велик риск. А чрезмерного риска, как мы знаем, Петросян старался избегать. К тому же атака для него не была самоцелью - комбинировал и атаковал он лишь тогда, когда видел в этом необходимость. Возможно, поэтому многие отказывали ему в комбинационном мастерстве. Перед матчем 1966-го года Таль, например, отмечал, что "чемпион мира сам драку не затевает, но всегда дает сдачи". Еще более определенно высказался Панов. Он не сомневался в том, что Спасский "будет, подобно русалке, тащить упирающегося Петросяна в омут не поддающихся абсолютно точному расчету осложнений…" Перелом в общественном мнении произошел после 10-й и 12-й партии. Вот несколько высказываний:

"Мы хорошо знаем Петросяна как глубокого стратега, отличного защитника, знатока эндшпиля. Но в этом матче мы видим еще нового Петросяна. Он жертвует, атакует, контратакует. Одним словом, вырисовывается опаснейший тактик" (М. Эйве);

"Игра Петросяна в партиях, которые я имел возможность лично наблюдать вместе с группой английских любителей шахмат, посетивших Москву, во всех нас неизмеримо увеличила уважение к его таланту. Мне думается, что такой же сдвиг во мнениях будет происходить во всем мире..." (Б. Вуд - редактор журнала "Chess").

Атакующий жанр в староиндийском творчестве девятого чемпиона мира представлен достаточно широко, что в общем неудивительно - дебют-то ассиметричный, боевой. За редким исключением атаки Петросяна имеют солидный стратегический базис, вытекают из требований позиции, но в то же время они энергичны, остроумны и несут свой особый колорит. Это напоминает творческую манеру Капабланки с его знаменитыми "маленькими комбинациями". Эйве прав: чтобы так умело сочетать в игре стратегию и тактику, нужно быть прежде всего хорошим тактиком.

На наш взгляд, для Петросяна, строившего обычно свою игру "от обороны", была характерна скорее контратака, хотя, если представлялась возможность, он мог с величайшим искусством, энергично и красиво атаковать.

Филип - Петросян
Международный турнир
Ереван, 1965

Своеобразно разыгранное начало (1.d4 g6 2.g3 Bg7 3.Bg2 c5 4.c3 Qc7 5.Nf3 Nf6 6.0-0 0-0 7.b3 d6 8.Bb2 Nc6 9.c4 e5 10.d5 Na5 11.Ne1 Rb8 12.Nc2 Bd7 13.Nd2 Nh5 14.e4 Bh6) привело к характерной староиндийской позиции.

Слово Т. Петросяну:

"Борьба ведется в основном вокруг движения пешек "f". Пока что и белая, и черная пешки лишены подвижности. Для белых ход f2-f4 приведет к материальным потерям, а для черных ход f7-f5 позиционно невыгоден, так как после размена на f5 придется предоставить в распоряжение белых поле е4".

15.Re1 Rbe8 16.Ne3 b6 17.Bc3 Ng7 18.Qe2.

Очень пассивно. Лучше 18.Ng4, практически вынуждая размен белопольного слона, ибо на 18...Bg5 крайне неприятно 19.f4!

18...f5 19.ef gf.

Черные опередили противника и захватили стратегическую инициативу. Правда, как отмечает Петросян, образовавшаяся пешечная пара e5, f5 временно лишена активности, но у черных есть хороший ресурс усиления позиции - перевод коня с а5 на f7.

20.Ndf1 Nb7 21.g4?

"Неудачный ход. Если белые хотели двинуть эту пешку, целесообразнее было предварительно сыграть 21.h3 " (Т. П.).

21...Bxe3 22.Nxe3 fg 23.Nxg4 Qd8!

"Сильнейшее продолжение. Перебрасывая ферзя на королевский фланг, черные прочно удерживают инициативу" (Т. П.).

24.f3 Nh5 25.Bd2 Nf4 26.Bxf4 Rxf4.

"Положение белых позиционно проиграно. Черные могут сочетать атаку на королевском фланге с угрозой перевода игры в эндшпиль. Ведь у белых "плохой" слон" (замечание, весьма характерное для Петросяна! - И. Я.).

27.Nf2 Qh4 28.Ne4 Kh8.

Ход с далеким прицелом. Искусство атаки - это не только нахождение эффектных ходов, но и умение предугадать направление главного удара, все к нему подготовить (см. примечание к 36-му ходу).

29.Ng3 Nd8.

"Пришла очередь давно намеченного маневра коня. Характерно для чемпиона мира, что даже в пылу самых жарких тактических сражений он не забывает об осуществлении основного стратегического плана" (А. Суэтин).

30.Qf2 Qh6 31.Re4 Nf7 32.Kh1 Rf6 33.Rg1.

Упорнее 33.Rae1 (А. Суэтин).

33...Ng5 34.Re3.

"Последние защитительные ходы белых, сделанные в основном на всякий случай, начисто лишили короля подвижности, создав для черных любопытную тактическую возможность" (Т. П.).

34...Qxh2+!

Не очень сложно, но весьма эффектно! Подобные жертвы - большая редкость в гроссмейстерской практике. Один из очевидцев партии вспоминал, что в этот момент произошел забавный эпизод.

В Армении любят шахматы, и поболеть за прославленного земляка приходило много народу, даже те, кто совсем не умел играть. И вот, когда ферзь черных неожиданно для многих побил защищенную пешку, зал загудел и начал шумно перешептываться - неужели зевок? Послышались возгласы: "Что он делает? Верни ход назад, не позорь нацию!" Судья вышел на авансцену, поднял руку, призывая к тишине. Тщетно. Филип сделал ответный ход, и Петросян погрузился в размышления. Тем временем атмосфера в зрительном зале все более накалялась. Кто-то из болельщиков даже вскочил с места и с досады хлопнул в ладоши: "Надо же, и тут не везет. Армянская судьба..." Наконец возмущение докатилось и до туговатого на ухо Петросяна. Он бросил в зал гневный взгляд, сделал какой-то сердитый жест, на что публика среагировала эмоционально: "Он слепой, он ничего не видит!" Судье ничего не оставалось, как пригласить соперников продолжить партию за кулисами. Еще минут через десять на демонстрационной доске появилась табличка, извещавшая о победе Тиграна Петросяна.

Половина зала - то ли со стыда, то ли от нечаянной радости - покинула свои места.

35.Kxh2 Rh6+ 36.Bh3.

Исключительно красивый финал получался в главном варианте после 36.Nh5 Rxh5+ 37.Kg3 Rg8!! со смертельной угрозой шаха конем на е4 или е6 (указано Т. Петросяном).

36...Nxh3 37.Nf5.

Филип решил "умереть стоя" - отчаянный прыжок коня приводит к быстрой развязке. Затягивало сопротивление 37.Kg2 Nxf2 38.Kxf2, хотя и здесь у черных выигранное окончание.

37...Bxf5 38.Qf1 Nf4+ 39.Kg3 Rg8+ 40.Kf2 Nh3+.

Белые сдались, так как на любое отступление короля следовало бы 41...Rxg1 с "матом" ферзю.

Нередко приходится слышать о так называемом "комбинационном зрении" или "чувстве атаки". Правомерно ли говорить об интуиции там, где, казалось, должен решать расчет? Конечно. Ведь часто, начиная атаку, шахматист видит лишь общие контуры и не может в силу объективных причин рассчитать все до конца. Именно в такие моменты и приходит на помощь интуиция. Она позволяет шахматисту лучше почувствовать "ритм" позиции, подсказывает ему, следует ли переходить к решительным действиям или, может быть, подвести резервы, побуждает искать его тот единственный "нужный" ход, который, как ему кажется, обязательно должен быть и т. п. Таким образом, не только облегчается нахождение правильного решения, но и экономятся силы, что немаловажно с практической точки зрения.

Отличной иллюстрацией к сказанному является следующая миниатюра.

Петросян - Кастро М.
XVIII Олимпиада
Лугано, 1968

1.d4 Nf6 2.c4 g6 3.Nc3 Bg7 4.e4 d6 5.Be2 c6?!

Уже на 5-м ходу мексиканский мастер допускает неточность, что придает партии учебный характер.

Итак, задача первая - "дебютно-логическая": в чем основной недостаток сделанного черными хода, и какую систему следует сейчас избрать белым?

6.f4.

Логично. Белые исходят из того, что после теоретического 5...0-0 они должны были бы приоткрыть свои дебютные планы, теперь же можно с выгодой перейти к варианту четырех пешек, где ход с7-с6, как известно, черным не особенно нужен.

6...h5?

Опасаясь е4-е5, черные допускают резкое ослабление королевского фланга. Относительно меньшим злом была бы рокировка или 6...e5, хотя после 7.de de 8.Qxd8+ Kxd8 9.Nf3 инициатива у белых (указано И. Болеславским и А. Константинопольским).

Задача вторая, более конкретная: стоит ли белым играть 7.e5?

7.Nf3.

Пожалуй, не стоит. Никаких реальных выгод 7.e5 белым не сулит например, 7...Ng4 8.h3 Nh6 9.g4?! de 10.fe c5! с контригрой.

7...Bg4.

Принципиальный момент. Есть ли у белых основания, чтобы сразу "наказать" противника за дебютные "вольности", или будет лучше просто закончить развитие, сохраняя ясный перевес? Выбор ответственный и трудный - вот где без интуиции не обойтись!

8.Ng5!

Энергично используя уязвимые точки в расположении противника. Петросян тонко подметил, что без белопольных слонов (размен которых практически неизбежен) угроза е4-е5-е6 становится крайне неприятной. Безусловно, это решение подсказано скорее чувством, нежели расчетом.

Конечно, как бы белые ни продолжали, перевес им гарантирован, но в таких случаях главное - "не продешевить". Слабее шаблонное 8.e5 ввиду 8...Nh7!? То же можно сказать и о продолжении 8.0-0 d5, например: 9.e5 Ne4 или 9.ed cd 10.Qb3 Nc6 11.Qxb7 Na5 12.Qb5+ Bd7 13.Qc5 dc, и у черных еще теплится надежда.

8...Qc7.

Как показывают дальнейшие события, ферзь на с7 расположен неудачно. Однако неясно, имелась ли вообще у черных здесь удовлетворительная защита. Едва ли лучше 8...0-0 9.e5 Bxe2 10.Qxe2 Ng4, и после примерного 11.e6 f5 12.h3 Nf6 13.Be3 рано или поздно решает атака на королевском фланге. Если 8...e6, то 9.e5 с последующим Nс3(g5)-е4, захватывая ослабленный пункт d6.

9.e5 Bxe2 10.Qxe2 Nh7 11.Nxh7 Rxh7 12.Ne4!

На g5 устремляется другой конь, попутно грозит 13.Nxd6+.

12...d5 13.Ng5 Rh8.

14.f5!

В сочетании со следующим ходом - выигрывающий маневр. Пешечная цепь черных разрывается сразу в нескольких местах.

14...gf 15.e6! f6 16.Nf7 Rh7 17.0-0.

Исход борьбы предрешен. Черный король окружен, от страшной угрозы Rf1:f5:h5 защиты не видно. О таких "мелочах", как неиграющий слон g7, мы даже не говорим.

17...dc 18.Rxf5 Qb6 19.Be3 c5 20.d5 Nd7.

Агония.

21.Rxh5 Rxh5 22.Qxh5 Qxb2 23.Nd6++ Kd8 24.Qe8+.

Черные сдались.

Следующие материалы: "ИСКУССТВО ЗАЩИТЫ" и "ВЕЛИКИЙ МАСТЕР ПРОФИЛАКТИКИ"

Все материалы

К Юбилею Марка Дворецкого

«Общения с личностью ничто не заменит»

Кадры Марка Дворецкого

Итоги юбилейного конкурса этюдов «Марку Дворецкому-60»

Владимир Нейштадт

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 1

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 2

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 3

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 4

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 5

«Встреча в Вашингтоне»

«Шахматисты-бомбисты»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 3-я»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 4-я»

«От «Ультры» – до «Эшелона»

Великие турниры прошлого

«Большой международный турнир в Лондоне»

Сергей Ткаченко

«Короли шахматной пехоты»

«Короли шахматной пехоты. Часть 2»

Учимся вместе

Владимир ШИШКИН:
«Может быть, дать шанс?»

Игорь СУХИН:
«Учиться на одни пятерки!»

Юрий Разуваев:
«Надежды России»

Юрий Разуваев:
«Как развивать интеллект»

Ю.Разуваев, А.Селиванов:
«Как научить учиться»

Памяти Максима Сорокина

Он всегда жил для других

Памяти Давида Бронштейна

Диалоги с Сократом

Улыбка Давида

Диалоги

Генна Сосонко:
«Амстердам»
«Вариант Морфея»
«Пророк из Муггенштурма»
«О славе»

Андеграунд

Илья Одесский:
«Нет слов»
«Затруднение ученого»
«Гамбит Литуса-2 или новые приключения неуловимых»
«Гамбит Литуса»

Смена шахматных эпох


«Решающая дуэль глазами секунданта»
«Огонь и Лед. Решающая битва»

Легенды

Вишванатан Ананд
Гарри Каспаров
Анатолий Карпов
Роберт Фишер
Борис Спасский
Тигран Петросян
Михаил Таль
Ефим Геллер
Василий Смыслов
Михаил Ботвинник
Макс Эйве
Александр Алехин
Хосе Рауль Капабланка
Эмануил Ласкер
Вильгельм Стейниц

Алехин

«Русский Сфинкс»

«Русский Сфинкс-2»

«Русский Сфинкс-3»

«Русский Сфинкс-4»

«Русский Сфинкс-5»

«Русский Сфинкс-6»

«Московский забияка»

Все чемпионаты СССР


1973

Парад чемпионов


1947

Мистерия Кереса


1945

Дворцовый переворот


1944

Живые и мертвые


1941

Операция "Матч-турнир"


1940

Ставка больше, чем жизнь


1939

Под колесом судьбы


1937

Гамарджоба, Генацвале!


1934-35

Старый конь борозды не портит


1933

Зеркало для наркома


1931

Блеск и нищета массовки


1929

Одесская рулетка


1927

Птенцы Крыленко становятся на крыло


1925

Диагноз: шахматная горячка


1924

Кто не с нами, тот против нас


1923

Червонцы от диктатуры пролетариата


1920

Шахматный пир во время чумы

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум