пятница, 16.11.2018
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Матч на первенство мира08.11
Tata Steel Chess India09.11

Энциклопедия

Абрам ХАСИН

Как я стал спартаковцем

 

От редакции. 15 февраля заслуженный тренер СССР и РСФСР, международный мастер, гроссмейстер ИКЧФ Абрам Иосифович Хасин отметил день рождения. В настоящее время он с женой живет в Эссене (Германия). В соседнем доме – его дочь, международный мастер Анна Дергачева с мужем и годовалым сыном. К тому, что Абрам Иосифович рассказывает о своей жизни в этой публикации, считаем необходимым добавить, что, играя по переписке с 1968 года, он дважды становился победителем Олимпиад в составе сборной СССР, а во всех международных турнирах, за исключением одного, занимал первые места. Среди его учеников гроссмейстеры, тренеры, журналисты, комментаторы: Борис Гулько, Евгений Бареев, Леонид Юртаев, Яков Мурей, Наталья Коноплева, Вера Стернина, Елена Фаталибекова, Тамара Миногина, Марина Долматова, Марина Макарычева, Александр Злочевский, Александр Калинин, Владимир Чучелов, Илья Одесский… Он также сотрудничал с чемпионкой мира Ольгой Рубцовой, вице-чемпионом мира Давидом Бронштейном и многими другими известными шахматистами, тренировал женскую и студенческую сборные СССР.

Абрам Иосифович по-прежнему живо интересуется происходящим в шахматном мире и увлеченно анализирует. Для ChessPro он прокомментировал три примера из своего творчества.

Мне 89 лет. Как и у большинства моих сверстников, детство и отрочество были трудны. В девять лет я лишился отца, пережил голод в Киеве.

Не помню, сколько мне было лет, когда я научился играть в шахматы, наблюдая за игрой моего старшего брата. А в первом турнире участвовал в 1935 году. Однако теории я не знал совершенно. До сих пор помню начало одной партии. NN – Хасин. 1.d4 d5 2.c4 dxc4 3.e3 b5? 4.a4 c6 5.axb5 cxb5 6.Qf3. Здесь я еще не сдался, но партию, разумеется, проиграл. После провала в турнире я вернулся к футболу, волейболу и другим видам спорта.

Лето 1939 года я проводил в Москве – в гостях у маминого дяди, директора завода «Компрессор», Киселева Бориса Михайловича. К нам часто заходил (через балкон) его сосед. Мы с ним много играли в шахматы, а дядя поощрял мои победы материально. Возможно, это обстоятельство в какой-то мере повлияло на мое решение – начать заниматься шахматами.

Так, осенью 1939 года, я записался в секцию киевского Дворца пионеров и школьников. Заниматься пришлось немного, т.к. начиная с нуля, я постоянно набирал разряд (категорию) за разрядом. Помню до сих пор лекцию мастера А.М.Константинопольского «Испанская партия». Но вскоре я уже принимал участие в анализах вместе с Давидом Бронштейном, к тому времени выполнившим норму мастера, Анатолием Банником, Исааком Липницким и другими. Я быстро прогрессировал, заняв 2-е место в финале первенства Дворцов пионеров, вслед за Бронштейном. Летом 1941 года, будучи перворазрядником с одним кандидатским баллом, я уже участвовал в финале чемпионата Киева среди взрослых. Играли мы по вечерам, а днем я работал на заводе учеником токаря. После работы занимались допризывной подготовкой. Ночные смены (после игры) тоже бывали. Не помню, закончился ли турнир, но шел я, кажется, на последнем месте.

В войну я служил минометчиком. После тяжелого ранения в 1942 году под Сталинградом и ампутации обеих ног вернулся к шахматам в 1944 году. Кандидатом в мастера стал лишь в 1947 году в 24 года! Во время учебы в Институте иностранных языков я немного подрабатывал шахматным тренером в разных институтах.

В полуфинал чемпионата СССР впервые попал в 1949 году. Играл в Москве, одновременно принимая экзамены. Через год, в следующем полуфинале я выполнил норму мастера спорта СССР. В 50-е довольно успешно играл, входил в двадцатку сильнейших мастеров, 5 раз выступал в чемпионатах СССР. Но никогда не оставлял работы. Я проработал 11 лет в школе учителем английского языка.

Недавно Игорь Январев прислал мне свою книгу "Староиндийская в исполнении Тиграна Петросяна". Я начал просматривать старые партии, а на 402-й странице обнаружил свою партию из 24-го первенства СССР 1957 года. "Что-то уж больно лихо, – подумал я, – с чего бы это?» Потом вспомнил, что до этого уже обыгрывал Петросяна, затеяв острую игру в дебюте. Первые 17 ходов удалось восстановить, помнил я, что партия игралась в командном первенстве Москвы, но в каком году и что последовало дальше – загадка. Ее разрешил автор книги Январев, прислав мне распечатку партии.

Тигран Петросян – Абрам Хасин
Испанская партия C81
Москва 1956

1.e4! Известный мастер и крупный теоретик В.Раузер всегда ставил восклицательный знак к этому ходу, считая его сильнейшим. Петросян его почти не применял. Возможно, он подготовил для меня какой-то сюрприз в моей любимой французской защите.

Я ответил 1...e5, учитывая, что Петросян редко играл эти позиции.

После 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 a6 4.Ba4 Nf6 5.0-0 Nxe4 6.d4 b5 7.Bb3 d5 8.dxe5 Be6 белые избрали 9.Qe2. В настоящее время чаще играют 9.Nbd2 или 9.c3.

9...Nc5. Вероятно, сильнее 9...Bc5 10.Be3 Qe7 и т.д., но мне хотелось сыграть острый вариант, который, как мне думалось, я знаю лучше Тиграна.

10.Rd1 Be7.

11.Bxd5! Другие известные теории продолжения – 11.c4 и 11.Nc3. Я серьезно изучал 11.с4, хода 11.Nc3 не опасался.

11...Bxd5 12.Nc3 Bc4! Ферзь и пешка за ладью, слона и атаку!

13.Rxd8+ Rxd8 14.Qe3! Значительно слабее 14.Qe1? Nb4 15.Bd2 (15.Rb1?? Nxc2, и ферзь пойман!) 15...Nxc2 16.Qc1 Nxa1 17.Qxa1 b4 18.Nd1 Ne4, и у черных две ладьи за ферзя и лучшая позиция.

14...b4.

15.b3! Точнее, чем 15.Ne4 Rd1+ 16.Ne1 Nd4. Как защититься от угрозы 17...Nxc2? Например: 17.Nxc5 Nxc2 – у белых провисают 4 (!) фигуры. Крупных материальных потерь не избежать. Сильнее сыграл Родин с Ильгеном в командном чемпионате Германии, но это было уже позднее – в 1958 году, когда этот вариант активно разрабатывался советскими теоретиками. Последовало 17.Bd2!? Nxc2 18.Qxc5!

Позиция после "блестящего" 18.Qxc5 заслуживает диаграммы. По-моему, черные могли добиться выигрыша после 18...Rxe1+! (в партии последовало 18...Rxa1 19.Qxc4 Nxe1 20.Qc6+ Kd8 21.Qa8+ и после повторения ходов ничья) 19.Rxe1 Bxc5 20.Nxc5 (или 20.Rc1 Bb6! 21.Rxc2 Bd3 с лишним слоном) 20...Nxe1 21.Bxe1 Bxa2 22.Nxa6 Kd7. У черных в результате качество за пешку и активный король.

15...Be6. В партии Джурашевич – Кривец, Белград 1952 было 15...bxc3 16.Ba3 Nxb3 17.Bxe7 Nxa1 18.Bxd8 Kxd8 19.Qxc3 Bxa2 20.Qxa1 Bd5. На 57-м ходу черные добились ничьей. Вариант выглядит подозрительно, но я его не изучал.

16.Bb2. Как я втайне и надеялся, Петросян остается верен себе. Его девиз – профилактика. "Safety first", – говорят англичане. Не зная варианта, он не допускает вторжения ладьи на первую горизонталь. После 16.Ne4! Rd1+ 17.Ne1 Nd4! 18.Bb2 Nxc2 19.Qe2 Rxa1 20.Bxa1 Nxa1 21.Nxc5 Bxc5 22.Nd3! Bb6! 23.Nxb4 0-0 я видел партию Караклаич – Кривец, Любляна 1955, в которой встретилось 24.Qd1 Nxb3 25.axb3 f6 26.Nd5 fxe5 27.Nxb6 (опасность атаки миновала) 27...cxb6 28.Qd6 Bxb3 29.Qxb6 Bf7, и можно уже соглашаться на ничью. Знакома мне была и партия Шагалович – Равинский, Ворошиловград 1955. По-видимому, "минская школа" уже начала разработку этого варианта. Было найдено 24.Nc6! f6 25.Ne7+ (позднее выяснилось, что этот ход слаб) 25...Kh8 26.Qh5 Bf7 27.Qf5 fxe5 28.h4 Bc5 29.Qg5 Nc2, 0:1, 41 ход.

16...bxc3. После партии Петросян – Хасин теория варианта с жертвой ферзя дошла до глубокого эндшпиля. Готовясь писать эту статью, я дошел даже до позиций, где 2 слона успешно держали оборону против ферзя и пешки. Но так как я из прошлого века и компьютером для анализов не пользуюсь, не стану утомлять вас длинными вариантами. Партия продолжалась:

17.Bxc3 0-0 18.Nd4. Или 18.a4 Bf5! 19.b4 Ne6 20.b5 axb5 21.axb5 Bc5 22.Qe2 Ne7, и наступление белых пешек приостановлено.

18...Nxd4 19.Bxd4.

19...Nb7. Естественное для коня поле d7 я оставил для ладьи.

20.h3 Rd7 21.Bc3 Rfd8 22.Qe2 Nc5 23.a4 Bd5 24.Rf1. Петросян консолидирует позицию. Не в стиле Тиграна Вартановича ослаблять позицию на ферзевом фланге – 24.b4!? Ne4 25.Be1 Bb7 26.c4 Ng5, но лучше 26.f3 Ng5, и позиция черных предпочтительней. Проигрывает 25.Bb2? Bxb4 26.Qxa6 Bc5 27.Rf1 Nxf2 28.Rxf2 Be6, и от угроз Rd1+ или Rd2 нет защиты; или 25.Bd4? Bb7 26.c3 Bxb4 27.Rb1 Bxc3.

24...Ne4 25.Be1. Прикрывая пункты f2 и d2, а при случае и g3.

25...Bb7 26.Kh2. На 26.f3 последовало бы 26...Nd2! 27.Bxd2 (27.Rf2? Bc5) 27...Rxd2 28.Qc4 c5. Например, 29.e6 Bd5 30.exf7+ Bxf7 31.Qxa6 (не меняет дела 31.Qe4 Bf6) 31...Rxc2, и позиция белых разваливается. Или 29.Rf2 R2d4 30.Qe2 Bh4 31.Rf1 Bg3, и у белых нет полезных ходов. Самоубийственно 32.f4 (или 32.e6 Re8 33.exf7+? Kxf7, и пойман ферзь.) 32...Rd2.

26...Nd2 27.Rh1. Ладья возвращается на начальную позицию!

27...f6! Расчищая дорогу для чернопольного слона!

28.Qg4 fxe5 29.Qe6+ Kf8 30.f3. Здесь уже ничто не помогает. Разумеется, нельзя 30.Qxe5 Bd6.

30...Rd6. Включая ладью в атаку.

31.Qf5+ Rf6 32.Qxh7 e4 33.f4. Проигрывало и 33.fxe4 Nf1+.

33...Rxf4 34.Bg3 Nf1+ 35.Rxf1 Rxf1 36.Be5 Rf6! Это надежнее, да и сильнее в цейтноте, чем 36...Bf6. Можно было и получить мат, сыграв 36...Rf7 37.Qh8#

37.Bxf6 Bxf6 38.Qh8+ Ke7 39.Qh5 Rd5. Петросян сдался. Легко заметить, что последние ходы были сделаны в цейтноте.

Владимир Симагин – Абрам Хасин
Защита Нимцовича E21
Москва 1955

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nc3 Bb4 4.Nf3 0-0 5.Bg5 h6 6.Bh4 c5 7.Qc2 cxd4 8.Nxd4 Nc6 9.Nxc6 bxc6 10.e3 d5 11.Be2 a5 12.0-0 Ba6 13.Rfd1 Be7 14.Rac1 Qb8 15.Na4 Rd8 16.Bg3 Bd6 17.Nc5 Bxg3 18.hxg3 Bxc4 19.Bxc4 dxc4 20.Rxd8+ Qxd8 21.Qxc4 Qd2 22.Nb3 Qxb2 23.Qxc6 Rd8.

В этой сложной позиции, на первый взгляд, перевес у черных.

24.Qc7?! Ошибка. Опасно 24.Nxa5 Ng4! 25.Rf1 (единственный ход) 25...Rd1! 26.Rxd1 (грозил мат после Qxf2; не годилось 26.Qf3 Rxf1+ 27.Kxf1 Nh2+, и черные забирают ферзя) 26...Qxf2+ 27.Kh1 Qxg3 28.Kg1 Qxe3+! 29.Kh1 Nf2+ 30.Kh2 Qe5+ 31.Kg1 Nxd1, и у черных две лишние пешки в эндшпиле.

Упорнее 28.Qd6!!

Можно, конечно, дать вечный шах. Двумя путями: 28...Nf2+ 29.Kg1 Nh3+ 30.Kh1 (не поздно получить мат после 30.Kf1 Qf2#) 30...Nf2+ 31.Kg1 Nh3+ или 28...Qh4+ 29.Kg1 Qf2+ 30.Kh1 Qh4+.

Игру на победу продолжает 28...e5!

a) 29.Kg1 Qxe3+ 30.Kh1 Qg3 31.Kg1! Qh2+! 32.Kf1 Qh1+ 33.Ke2 Qxg2+ 34.Kd3 (34.Ke1? Qf2#) 34...Nf2+ 35.Kc3 Nxd1+ 36.Qxd1 Qxa2 37.Qd8+! Kh7 38.Nc4! (слабее 38.Nc6 Qe6 39.Ne7 f5!) 38...Qa7. Возможны и другие ходы, пешка е5 неприкосновенна;

b) 29.Qd8+! Kh7 30.Kg1! (30.Qd3+? g6 31.Kg1 Qh2+ 32.Kf1 Qh1+ 33.Ke2 Qxg2+ 34.Ke1 Qf2#) 30...Qxe3+ 31.Kh1 Qg3! 32.Kg1! (плохо 32.Qd3+? Qxd3 33.Rxd3 Nf2+ 34.Kg1 Nxd3) 32...Qh2+! 33.Kf1 Qh1+ 34.Ke2 Qxg2+ 35.Kd3 Nf2+ 36.Kc3 Nxd1+ 37.Qxd1 Qxa2 38.Nc4

38...Qa8! Этюдный ход. Я защищаю 8-ю горизонталь, занимаю важную диагональ. Может последовать, например, 39.Qd6 (не проходит 39.Nxe5? Qa5+, выигрывая коня, так как на 40.Kd4 последует 40...Qd8+ с выигрышем ферзя) 39...Qf3+ 40.Kd2 f6, и постепенно черные должны выиграть.

С учетом того, что у меня всегда в кармане вечный шах, да и пешку а2 можно было просто взять, понятно, почему Симагина не устраивало взятие пешки. Продумав минут 40, он сыграл "плотнее", не найдя 24.Qa4!, которого я опасался. Дело в том, что ферзь на а4 не только нападает на пешку а5, но и выполняет функции защитника, оберегая поля g4 и e4 от наскока коня и косвенно поле d1. 24...Qxc1+ теперь невозможно из-за 25.Nxc1, и поле d1 недоступно для ладьи. Я рассматривал также и другие возможности: 24...Qe2, 24...h5, 24...e5 и даже 24...Kh7 (прекрасный профилактический ход для цейтнота).

Интересно 24...Rd3, угрожая при случае Rxb3. Например, 25.Rc8+ Kh7 26.Nxa5, и здесь жадность наказывается путем 26...Qb1+ 27.Kh2 Rd1 28.g4 Ne4 (не нужно увлекаться погоней за королем, т.к. после 28...Rh1+? 29.Kg3 Ne4+ 30.Kf4 игра начинается с новой силой) 29.g3 Rd2! Скорее всего, с линией "с" белым пришлось бы распрощаться, но тогда и черная ладья на d3 не очень нужна. На поле d5 она нужнее.

Вероятно, 24...Rd5 – сильнейшее возражение на Qa4.

Далее могло последовать: 25.f3 Rd3 26.Re1 Rc3 со страшной угрозой 27...Rc2, а если 27.Nd4, то 27...Ra3 28.Qc2 Qxc2 29.Nxc2 Rxa2, и черные должны с лишней пешкой победить.

Или 25.e4 Ng4! с обеспеченной ничьей. Белые обязаны брать ладью, после чего у черных есть вечный шах, что меня успокаивало. А вариант 26.Rf1 после 26...Rd1 вообще ведет белых к проигрышу! Если белые берут ладью на d1, то я досчитал вариант до 27.Rxd1 (защищать пункт f2 ферзем путем 27.Qe8+ бесполезно из-за 27...Kh7 28.Qxf7 Qe2, и белые должны отдать вначале коня, а затем и ферзя – 29.Nd2 Qxd2 30.Qf3 Rxf1+ 31.Kxf1 Nh2+) 27...Qxf2+ 28.Kh1 Qxg3 29.Kg1 Ne3 30.Rd2 Qe1+ 31.Kh2 Nf1+ 32.Kg1 (32.Kh3 Qg3#) 32...Nxd2+ и на этом остановился.

Во время партии, признаюсь, долго рассчитывал последствия хода 24.Nxa5. Поскольку очень не люблю отдавать свои пешки :)) а от чужих не отказываюсь. Конечно, я видел вечный шах, но хотелось большего. Меня смущала возможность размена ферзей, а про "вилку" я как-то забыл. На d1 видел, а на d3 просмотрел. Бывает.

24...Rd5!? Восклицательный знак – потому что после этого хода я легко выиграл, вопросительный – потому что сильнее 24...Rd7! Я играл на цейтнот (что своим ученикам не советовал). После 24...Rd7! 25.Qc8+ (к мату вело 25.Qxa5 Qxc1+! 26.Nxc1 Rd1+ 27.Kh2 Ng4+ 28.Kh3 Nxf2+ 29.Kh4 Rh1#) 25...Kh7 26.Nxa5 (затягивает игру, но не спасает 26.Nd4 Qxa2) 26...Ra7 коня не спасти. Например: 27.Nb3 Rxa2 или 27.Rc2 Qb4 28.Nb3! (заметим, что после 28.Nc4 в этом варианте после 30...f5! мат неизбежен) 28...Qe1+ 29.Kh2 Ng4+ 30.Kh3 и здесь, не мучаясь поисками мата, вполне достаточно 30...Nxf2+ 31.Rxf2 Qxf2, и белым пора сдаваться.

25.Nxa5?? Говорят, что ошибки по одной не ходят. Данная партия лишний раз это подтверждает. Правда, после неизбежной потери пешки а2 спасение вряд ли возможно. 25...Rxa5 26.Qd8+ Kh7 27.Qd3+ Rf5 28.Rf1 g6, и белые сдались на 43-м ходу.

Абрам Хасин – Андрэ Лилиенталь
Шотландская партия C45
Чемпионат Москвы 1955

Любопытную миниатюру удалось создать, играя со знаменитым гроссмейстером Лилиенталем. В этой партии я решил сменить испанскую партию на шотландскую, но уже на восьмом ходу столкнулся с неожиданностью.

1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.d4 exd4 4.Nxd4 Bc5 5.Be3 Qf6 6.c3 Nge7 7.Bc4 Ne5 8.Be2 d5! Я встречался только с 8...Qg6. Как я узнал позже, 8...d5 применялось еще во времена Чигорина! После длительного раздумья я рокировал. Другой возможностью является 9.f4. Итак:

9.0-0.

9...h5!? Меня вполне устраивало 9...dxe4 10.Nd2 Qg6 11.Bh5. Во время обдумывания я опасался 9...Qg6. Сразу отбросил 10.f4 из-за 10...Qxe4, 10.Nf5 – из-за 10...dxe4. Мне не пришлось тратить время на 10.Nd2, 10.Nb5 и 10.Bh5, так как Лилиенталь сыграл иначе.

Кстати, в настоящее время теория как будто склоняется к 9...Qg6 10.Bh5!? Qxe4 11.Nd2 Qd3 (единственное) 12.N4f3.

Я попросил дочку поискать вариант в компьютере – у меня с этой адской машиной ничего не получается. Оказалось, что испытывалось 12...Bd6 13.Nxe5 Bxe5 14.Bc5 Bf6 15.Re1. Выглядит неплохо, но лично я бы попробовал защититься ходом 15...g6, чтобы перекрыть вертикаль «е» слоном на е6 с шансами реализовать лишнюю пешку.

Дает компьютер и какой-то вариант с многочисленными жертвами 12...Nxf3+ 13.Qxf3 Bxe3 14.Qxf7+ Kd8 15.Rae1! Bg5 (если не жадничать и отдать сразу фигуру обратно, то после 15...Qf5 16.fxe3! Qxf7 17.Rxf7 g6 18.Bf3 Be6 19.Rf6 Kd7 20.Nb3 b6 21.Nd4 Bf5 22.Nxf5 gxf5 23.c4 у белых явно лучше, хотя централизованное положение короля черных оставляет им некоторые шансы на спасение) 16.Rxe7 Bxe7 17.Re1.

Вариант я не успел записать до конца, так как дочь торопилась уйти по делам, а внука нам оставила.

Внука увели, будем анализировать этот вариант дальше уже без помощи компьютера: 17...Bf5 18.Rxe7 с угрозой 19.Re8+ Rxe8 20.Qxe8# 18...g6 19.Qf6, и белые выигрывают, или 17...Bd7 18.Rxe7 Bc6 19.Bg4! Qc2 (ферзь убегает от угрозы) 20.Rd7+ Kc8 21.Rxc7+ Kb8 22.Rxb7+ (можно и 22.Rc8+ Rxc8 23.Qf4+) 22...Bxb7 23.Qf4#.

Но вернемся к ходу в партии. Итак, ошеломившее меня 9...h5!? Вообще, я с подозрением отношусь к таким ходам в дебюте. Как-то, играя английское начало с бывшим своим учеником Борисом Гулько, я даже усмехнулся, но партию проиграл. Сейчас у меня нет желания разыскивать партии с этим ходом. Наверняка так играли много раз, и будет стыдно.

10.Nb5. Ходом h5 черные отняли поле h5 у слона. Конечно, нельзя теперь 10.Bxh5?? Qh4 11.g4 Bxg4. После 10.f4 мне не нравилось 10...Ng4.

Здесь я задумался. Очень хотелось сыграть 10.f3. Например: 10...dxe4 11.Nd2 exf3 12.Bxf3 Nxf3+ 13.Rxf3. Теперь не годится 13...Bg4? 14.Qa4+ Bd7 15.Qc4 Bxd4 16.Bxd4. Куда отступать ферзем, неясно, пешка с7 теряется. И при материальном равенстве (пока!) черным не позавидуешь. Но бить пешку е4 совсем не обязательно.

Хорошим позиционным продолжением было 10.Nd2 Ng4 11.Bxg4 hxg4 12.Re1 Qh4 13.Nf1. Теперь в случае 13...Bd6 (13...dxe4 после 14.Nb5 ведет к тяжелой позиции) 14.g3 белые после отступления ферзя играют е4xd5 с преимуществом. В партии же я остановился на более остром продолжении.

Лилиенталь задумался, а потом ответил 10...Qb6. Я долго считал 10...Bxe3 11.Nxc7+ Kd8! 12.fxe3 Qh4 13.Nxa8 Ng4. Простыми средствами черные получают опасную атаку на короля. Грозит мат в один ход, при любом ходе ладьей – в два хода. На 14.h3 (после 14.Bxg4 hxg4 позиция не внушала мне доверия) у черных выбор между типичной атакой 14...Qg3!? или ходом 14...Nxe3. Вариант выглядел подозрительным, и я решил проверить его. Вскоре заметил, что после промежуточного 13.g3! атака уже не опасна, а ладью можно забрать на ход позже.

Ходом 10...Qb6? Лилиенталь защитил слона и пункт с7, но возникла перегрузка! Я немедленно сыграл

11.Bxc5 Qxc5 12.Qd4!

Двойной удар! Этот убийственный ход опытный гроссмейстер просмотрел. Ферзь черных не может защитить пункт с7 и коня, а после 12...Qxd4 13.cxd4 материальные потери неизбежны. В этой красочной позиции Лилиенталь поздравил меня с победой. После мы анализировали позицию с единственно правильным 10...Bd6 и пришли к выводу: у белых лишь немного лучше. Во время анализа Лилиенталь был очень корректен, не доказывал, что у черных было лучше, не жаловался, что он "зевнул" и т.п. Вообще, это был прекрасный человек, замечательный шахматист и превосходный аналитик.

Почему я выбрал для статьи эти 3 партии из моей турнирной практики? После первой из них Тигран сказал мне: «Что же ты спартаковцев обижаешь?» и добавил, что видел мои партии с тогдашними спартаковцами Симагиным и Лилиенталем из прошлого чемпионата Москвы. «Переходи к нам в «Спартак», выбьем тебе полставки тренерские, будешь кадры готовить». Если вспомнить, что в школе я зарабатывал около 100 рублей, то дополнительные 60 рублей существенно повышали мой уровень благосостояния. Так я стал спартаковцем.

Все материалы

К Юбилею Марка Дворецкого

«Общения с личностью ничто не заменит»

Кадры Марка Дворецкого

Итоги юбилейного конкурса этюдов «Марку Дворецкому-60»

Владимир Нейштадт

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 1

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 2

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 3

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 4

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 5

«Встреча в Вашингтоне»

«Шахматисты-бомбисты»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 3-я»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 4-я»

«От «Ультры» – до «Эшелона»

Великие турниры прошлого

«Большой международный турнир в Лондоне»

Сергей Ткаченко

«Короли шахматной пехоты»

«Короли шахматной пехоты. Часть 2»

Учимся вместе

Владимир ШИШКИН:
«Может быть, дать шанс?»

Игорь СУХИН:
«Учиться на одни пятерки!»

Юрий Разуваев:
«Надежды России»

Юрий Разуваев:
«Как развивать интеллект»

Ю.Разуваев, А.Селиванов:
«Как научить учиться»

Памяти Максима Сорокина

Он всегда жил для других

Памяти Давида Бронштейна

Диалоги с Сократом

Улыбка Давида

Диалоги

Генна Сосонко:
«Амстердам»
«Вариант Морфея»
«Пророк из Муггенштурма»
«О славе»

Андеграунд

Илья Одесский:
«Нет слов»
«Затруднение ученого»
«Гамбит Литуса-2 или новые приключения неуловимых»
«Гамбит Литуса»

Смена шахматных эпох


«Решающая дуэль глазами секунданта»
«Огонь и Лед. Решающая битва»

Легенды

Вишванатан Ананд
Гарри Каспаров
Анатолий Карпов
Роберт Фишер
Борис Спасский
Тигран Петросян
Михаил Таль
Ефим Геллер
Василий Смыслов
Михаил Ботвинник
Макс Эйве
Александр Алехин
Хосе Рауль Капабланка
Эмануил Ласкер
Вильгельм Стейниц

Алехин

«Русский Сфинкс»

«Русский Сфинкс-2»

«Русский Сфинкс-3»

«Русский Сфинкс-4»

«Русский Сфинкс-5»

«Русский Сфинкс-6»

«Московский забияка»

Все чемпионаты СССР


1973

Парад чемпионов


1947

Мистерия Кереса


1945

Дворцовый переворот


1944

Живые и мертвые


1941

Операция "Матч-турнир"


1940

Ставка больше, чем жизнь


1939

Под колесом судьбы


1937

Гамарджоба, Генацвале!


1934-35

Старый конь борозды не портит


1933

Зеркало для наркома


1931

Блеск и нищета массовки


1929

Одесская рулетка


1927

Птенцы Крыленко становятся на крыло


1925

Диагноз: шахматная горячка


1924

Кто не с нами, тот против нас


1923

Червонцы от диктатуры пролетариата


1920

Шахматный пир во время чумы

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум