ChessPro online

nolletov

вернуться в форум

19.06.2006 | 20:23:04

Главная  -  Творчество масс  -  Проза

1

арт.

created 2004.06.10 20.00.00

03.09.2017 | 12:35:34
Сайт

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
тема может быть переименована -

хочу собрать сюда все тексты пользователя nolletov
как я вижу все эти тексты родились когда-то, где-то, давно и т.д.
не вижу резона в их перепечатке у нас (но это дело автора), в принципе, достаточно ссылки,
но отдельная тема для каждого текста - перебор.

2

nolletov

01.09.2017 | 18:44:02

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
ВЛАДИМИР НОЛЛЕТОВ

ИНТЕЛЛИГЕНТ, ИЛИ СПОР О СТАЛИНЕ

Ливень обрушился на город внезапно.
Застигнутые врасплох пешеходы спешно искали укрытие.
Шлепая по лужам и громко смеясь, под навес автобусной остановки вбежали два парня и девушка. Они промокли до нитки. Вскоре под навес зашел статный человек с седой головой.
– Вот уж поистине льет как из ведра, – бодро произнес он.
– Да уж, – басом ответил один из парней, широкоплечий приземистый крепыш с квадратной челюстью.
Седой сел на скамейку. Молодые люди продолжали стоять в углу остановки. Второй, высокий, худощавый, жилистый, с короткими рыжеватыми волосами, покачал головой.
– Представляю, что сейчас у нас творится. Крыша в нашем подъеэде протекает. Как сильный дождь – на лестнице сплошные Ниагарские водопады. Сколько раз мэрии – наша хрущевка на ее балансе – сигнализировали. Ноль реакции. Только обещают. – На его веснушчатом лице изобразилось искреннее недоумение. – Я не врубаюсь: неужели в городском бюджете нет бабок одну крышу залатать? Куда они деваются?
– А то ты, Димон, не знаешь, где бабки оседают, – пробасил крепыш.– За это прежнему мэру срок и влепили.
Под навес вбежал невысокий лысый человек в очках. Лишь на висках и затылке сохранились темные с проседью волосы.
– Разверзлись хляби небесные, – негромко, как бы самому себе, сказал он, Лицо у него было угрюмое, с желчными складками у рта.
Девушка хихикнула. Она была довольно миловидна. Большие серые глаза смотрели весело. Русые волосы были собраны на затылке в пучок. С него капала вода.
Лысый снял очки, достал из кармана брюк мокрый платок и стал вытирать стекла. Убедившись в бесполезности этого занятия, спрятал платок, надел очки и присел на вторую скамью.
– А я-то, наивный человек, думал, что новый мэр злоупотреблять коррупцией не будет, – с улыбой заметил рыжий. Девушка хихикнула снова,
– Ага, ты думал…– буркнул крепыш. – Все они одинаковые. Сталина на них нет,
Седой повернул к нему свое гладкое открытое лицо, одобрительно посмотрел на него ясными голубыми глазами. Они очень гармонировали с сединой.
– Вот это верно. Иосиф Виссарионович порядок бы быстро навел, – охотно подхватил он эту тему. – Сталин как никто о простом народе заботился.
Лысый нервно поправил очки, скосил на седого умные карие глаза, хотел что-то сказать, но промолчал.
– Моя бабка рассказывала, что он цены снизил после войны, – сказал Димон.
– Снизил! – подтвердил седой. – А в каком состоянии экономика тогда была! Но Сталин постарался и снизил.
Лысый вдруг резко повернулся к нему.
– О народе заботился, говорите? А раскулачивание?
Несколько секунд седой смотрел на него изучающим взглядом. Наконец, спокойно спросил:
– А что раскулачивание?
– Как что? Самых трудолюбивых и предприимчивых крестьян, – горячо заговорил лысый, – лишали всего. Семьи раскулаченных, с детьми, со стариками, выбрасывали на необжитых землях. Одни выживали, другие погибали. В результате раскулачивания и насильственной коллективизации, которые Сталин начал в двадцать девятом году, сократился сбор зерна, скота стало меньше. Свиней и овец – вдвое. Возник искусственный голод тридцать второго и тридцать третьего годов. Даже на Украине, которая веками была житницей страны, голодали. Голод был страшный! Миллионы умерли. И это вы называете заботой о простом народе?
– Миллионы? – строгим голосом переспросил седой. – Где вы эти цифры взяли? Где документы, их подтверждающие? Это все домыслы. Кабинетные гипотезы. Это во-первых. А во-вторых, без раскулачивания и коллективизации не было бы индустриализации. А без индустриализации мы бы войну не выиграли. Ведь так? Что замолчали?
– Думаю, индустриализацию можно было провести и без таких диких мер… К слову, многие пленные пошли в армию Власова, потому что их родителей раскулачили!.. А знаете, хорошо, что мы этот разговор начали. Меня всегда мучил и мучает вопрос: как можно, зная о репрессиях, защищать Сталина? Ведь сталинисты в своем большинстве вроде бы нормальные люди. Не глупые, не злые. Почему же они его защищают? Для меня это величайшая загадка!
– А я так скажу. Сталин войну выиграл! Страну спас! Как можно его за это не уважать?
– Ну, не он один выиграл. И военачальники выиграли, и армия, и народ. Что касается войны, Сталину многое можно в вину поставить. Во-первых, армию обезглавил репрессиями. В первые месяцы войны миллионы в плен попали! Из-за неумелого руководства. Когда видишь карту военных действий начала войны, не по себе становится: сплошные мешки и котлы. Миллионы в плену оказались. История не знала подобной военной катастрофы. Во-вторых, недоумение вызывают его действия перед самой войной. Сколько сигналов было, что Гитлер нападет, но Сталин не хотел этому верить, надеялся, что войны удастся избежать. Не придвинул армию к границе…
– Вы считаете, что лучше разбираетесь в военной стратегии, чем Сталин?
Лысый быстро выставил по направлению к седому руку с поднятой ладонью.
– Запрещенный прием! Воспитанные люди – а я не сомневаюсь, что вы воспитанный человек – в споре не должны касаться личности оппонента. Это главное правило любой дискуссии. Кстати, к этому приему обычно прибегают, когда аргументов не хватает… А ночью 22 июня он утвердил странную директиву. С одной стороны, войска приводились в боевую готовность, с другой стороны, они не должны были поддаваться ни на какие провокации. Что значит – не поддаваться на провокации? Как определить, что провокация, а что – настоящие боевые действия? Командующие округами были сбиты с толку. В-третьих, в первые дни войны Сталин практически устранился от руководства, уединился на даче. Пока к нему не явилась делегация военных и не убедила вернуться. Но! – Он снова выставил вперед ладонь, заметив, что седой порывается возразить. – Его вклад в победу, конечно, большой. Это надо признать. – Седой удовлетворенно кивнул головой. – Но ведь это не в малейшей степени не снимает с него ответственности за преступления.
– Это какие такие преступления?
– Дождь скорее кончится, чем я смогу их все перечислить, – мрачно пошутил лысый. – Одно я уже назвал – раскулачивание. А тысячи священнослужителей да и просто верующих, отправленных в ГУЛАГ за их убеждения? Это не преступление? Я атеист, но это меня не могут не возмущать. А что произошло после присоединения Прибалтики, восточной Польши и Западной Украины? НКВД хватало там и отправляли в ГУЛАГ совершенно невинных людей: интеллигентов, предпринимателей, зажиточных крестьян. Каким потрясением это было для местных жителей! Они ничего подобного не видели и даже предположить не могли, что такое возможно. – Внезапно он вскочил и заходил взад и вперед. Ботинки хлюпали от попавшей внутрь воды, но он не обращал на это внимания. – Почему там русских не любят? Именно из-за этих действий грузина Сталина. А выселение чеченцев, калмыков, балкарцев, крымских татар? Выселение народов в двадцатом веке! Это методы деспотов древней Ассирии.
– Так они же предателями оказались. Фашистов с радостью встречали, помогали им.
– Весь народ – предатели? Разве такое может быть?.. Женщин, стариков, детей везли как скот в товарных вагонах, выгружали в казахских степях. Многие погибли. И как это неблагородно: мужчины на фронте с фашистами сражаются, а их семьи выселяют. Многие деяния Сталина отмечены неблагородством. Большинство белоэмигрантов, возвратившихся в СССР, были репрессированы. Заманили и посадили! – Он продолжал быстро ходить, глядя себе под ноги и лишь изредка оглядываясь на седого. – А какая еще страна так поступала со своими военнопленными? Ведь советских военнопленных, только что освободившихся из фашистских концлагерей, отравляли в ГУЛАГ! Как это все неблагородно!
– А случай с Жигаревым не доказывает его благородства? – спросил седой.
Лысый остановился перед ним.
– А что произошло?
– Вот видите, вы даже не знаете. Маршал авиации Коновалов в своих воспоминаниях об этом пишет… Настоятельно рекомендую прочесть эту книгу… Так вот, во время войны он был свидетелем, как командующий авиацией Жигарев убеждал Сталина, что на заводах простаивают семьсот самолетов, потому что военные специалисты отказываются их принимать из-за недоработок. Там же был нарком авиапромыщленности. Тот заявил, что самолеты стоят из-за нехватки летчиков. Разница существенная, согласитесь. В конце концов выяснилось, что Жигарев врал. Сталин побледнел, потом покраснел. Медленно подошел к Жигареву, поднял руку… Но не ударил, только сказал: «Подлец! Вон!» И что вы думаете? Он Жигарева не расстрелял, не арестовал. Только в должности понизил. Кто бы еще мог так благородно, великодушно поступить?
Лысый присел на скамейку.
– Честно говоря, не вижу в этом особого благородства. За что расстреливать?.. Не ударил! Какой добрый! Да уже одно его поползновение ударить возмущает… Что ж, весьма показательно, что у вас не нашлось более убедительных доказательств сталинского благородства и великодушия.
К остановке, поднимая тучи брызг, подъехал автобус. Открылись дверцы, но никто не вышел и не вошел. Очевидно, все пятеро оказались на остановке из-за дождя. Автобус немного постоял и уехал.
– Почему же? Старший сын Сталина Яков ведь в плен попал. Немцы предлагали обменять его на Паулюса. Сталин отказался. Сказал, что солдата на фельдмаршала не меняет. Это разве не благородно?
Лысый немного помолчал и неохотно произнес:
– Этот его поступок вызывает уважение. Здесь мне нечего возразить.
– То-то. Еще один факт приведу. Поразительный факт! В седьмом году его первая жена, Екатерина Сванидзе, красавица, заболела брюшным тифом. А денег вызвать врача у Сталина не было. Вернее, деньги были. Он тогда хранил деньги партийной ячейки, экспроприированные. Но он из этих денег ни рубля не взял. Жена умерла.
– Никогда об этом не слышал. Это, конечно, тоже достойно уважения. Если это правда. Хотя… В такой ситуации, думаю, можно было и взять. Взаимообразно. Потом объяснить. Никто бы его не осудил. Нет, мне эта история кажется совершенно неправдоподобной.
– Не смог он взять! Такой был человек. Принципиальный! А ведь как он ее любил! Когда гроб с ее телом в могилу опустили, он следом прыгнул. Не хотел оттуда вылезать. Пришлось силой вытаскивать.
– Любил, а в тридцатые годы всех ее родственников уничтожил.
– Говорю же: принципиальным он был. А как он переживал, когда его вторая жена, Надежда Аллилуева, покончила с собой. Часами сидел у ее могилы. Говорил, что сам жить не хочет.
– Так он ее до смерти и довел. Грубостью своей.
Ливень не ослабевал. По улице и тротуарам уже текли мутные ручьи.
– Опять голословные утверждения. Надежда Аллилуева застрелилась, потому что ее головные боли мучили. У нее было неправильное сращение костей черепа. Отсюда – невыносимые боли… Враги Сталина пытаются изобразить его каким-то монстром. А он человек был, живой человек. Да, с непростым, может быть, характером. С непростым, потому что горячим был. Сильно чувствовал. Ни в любви, ни в ненависти удержу не знал.
– Не знаю, как насчет любви, но про сталинскую ненависть вы выразились совершенно верно. Врагов он уничтожал беспощадно. Троцкий даже в Мексике от его ненависти не спасся. Впрочем, Сталин уничтожал не только врагов. Он расправлялся со всеми, кто представлял, как ему казалось, опасность для его власти. Истребил большинство старых большевиков. Было репрессировано больше половины депутатов семнадцатого съезда партии, «съезда расстрелянных», как его потом назвали.
– Вы кто по нации, если не секрет?
– Русский.
– Тогда вы уже за то должны Сталина уважать, что он за русских всегда был. По его плану, все национальные образования должны были входить в РСФСР как автономии. Ленин его план отверг. Был создан СССР. И вот что мы сейчас имеем… А в 1945 году Сталин поднял тост «За русский народ!» Не за советский, заметьте. Он говорил, что русские – это самая выдающаяся нация из всех наций СССР.
Лысый помолчал. Вздохнул.
– Приятно такое слышать, конечно. Хотя русские пострадали от его репрессий не меньше других… В этом вопросе нельзя переходить определенную черту. Восхваление одной нации может перерасти в национализм и шовинизм. Я русский, и горжусь этим, но русский национализм не приемлю.
– Сталин был интернационалистом.
– Тогда почему он после войны развязал антисемитскую кампанию?.. Кстати, его поведение в последние годы очень показательно. Он – на вершине могущества. Победил всех врагов, и внутренних, и внешних. Казалось бы, можно успокоиться, забыть о репрессиях. Так ведь нет. Кроме упомянутой кампании по борьбе с космополитизмом, антисемитской по сути, Сталин организовал «ленинградское дело» и «дело врачей». На многих известных партийцев и военачальников органы начали собирать компромат. Можно только гадать, во что бы это вылилось, проживи Сталин дольше. Такое впечатление, что скучно ему было без репрессий. Его природа требовала с кем-то бороться, преследовать, уничтожать… Единственное оправдание Сталину я нахожу в том, что в его натуре было что-то нездоровое, патологическое. Патологическая подозрительность, патологическая жестокость. Константин Симонов, который Сталина знал хорошо, тоже говорил о патологии.
– В эти годы по его приказу ядерной оружие создали. Причем в рекордные сроки. На Западе изумились.
– И сильно огорчились, – вставил Димон.
– За это его надо похвалить, не спорю. Я ненавижу Сталина, но не хочу…
– Мужик, тебе лично Сталин что плохого сделал? – особенно низким голосом спросил крепыш, и его нижняя челюсть слегка выдвинулась вперед. Лысый не ответил, даже головы не повернул, лишь нахмурился. – Я смотрю…
– Ну Вадик, – с мягким укором прервала крепыша девушка. Он замолчал.
– … не хочу его, как он сам писал в одной статье, «огульно охаивать», – закончил фразу лысый. – Его хорошие дела я признаю. Должен признавать. Должен быть объективным. Истина превыше всего. Но, повторяю, ничто не может оправдать сталинских преступлений.
– Что вы заладили: преступления, преступления, – с досадой произнес седой. – Вы докажите.
– То, что Сталин разрешил расстреливать детей с двенадцати лет, это не преступление?
– Это кто вам сказал?
– Это постановление 8 апреля 1935 года было напечатано в газетах.
– Во-первых, подпись Сталина под этим постановлением не стоит, во-вторых, о расстрелах там ни слова не сказано.
– Вы же прекрасно знаете, что без Сталина ничего не делалось.
– Жуков говорил, что многое делалось без его ведома.
– Постановление, напечатанное в газетах – без его ведома? Это было невозможно. Про расстрелы… Да, прямо о расстрелах там не говорится. Только о применении «всех мер уголовного наказания». Поэтому судам и прокуратурам было позже разослано секретное – уже секретное – разъяснение Вышинского, что к таким мерам относится и расстрел. На проекте разъяснения Сталин написал «за» и расписался.
– Это могли потом сфабриковать.
– Как неубедительны ваши возражения! Неужели вы сами этого не чувствуете? Сам сталинский режим был преступен и бесчеловечен. Сколько невинно загубленных жизней, сломанных судеб! Уничтожались лучшие люди. Прошедщие ГУЛАГ вспоминают, что нигде не встречали столько высокообразованных, воспитанных, порядочных, духовно независимых людей, как там. Не было им места в той системе. – Он вновь встал и зашагал по остановке. – При Сталине могли посадить за что угодно. За дворянское происхождение, за опоздание на работу на несколько минут, за подобранные на поле колоски, за приверженность генетике, за хвалебный отзыв о зарубежной технике, за знакомство с иностранцами, за анекдот о Сталине, за то, что не донесли о таком анекдоте. – Он говорил взволнованно. Его пальцы нервно подрагивали. – Могли посадить «по подозрению в шпионаже». Это официальная формулировка. Вы только вдумайтесь! То есть официально признавалось, что человека могут осудить без доказательства его вины, только по подозрению. Неужели вы действительно хотите, чтобы это все вернулось? Как может не вызывать негодования такое попрание справедливости, здравого смысла, милосердия, всех человеческих норм? – Лысый окинул взглядом всех присутствующих. – Ну как? Как? – Он вопрошал со страдальческими нотками в голосе. – Это выше моего понимания!
– Мужик, сядь, а? – пробасил Вадик. – Не мельтеши.
Лысый сел. Порывистым движением зачем-то снял и снова надел очки. Помолчал. И заговорил снова.
– Я вижу лишь одно объяснение. Сердца сталинистов так жаждут любить Сталина, что они остаются глухи к доводам рассудка. Скажут себе: «Все сфабриковано», и отметают проблему. И со спокойной совестью любят Сталина. И не хотят вдуматься, насколько смехотворно такое утверждение. Хорошо, пытки-то на следствиях – чудовищные пытки – вы же не будете отрицать?
– И здесь нет доказательств, – покачал головой седой.
– Как нет? – воскликнул лысый. Он хотел вскочить, но сдержался. – А шифротелеграмма тридцать девятого года за подписью Сталина? В ней он подтверждал, что пытать можно, что пытки разрешены с тридцать седьмого года.
– Фальшивка. При Хрущеве состряпали.
Лысый беспомощно развел в стороны руки.
– Даже не знаю, что сказать… Всегда в тупик становлюсь, когда оппонент отказывается признавать очевиднейшие факты. Что-то похожее испытываю, когда мне пытаются доказать, что человек произошел не от обезьяны. Хорошо, а тысячи свидетельств, воспоминаний тех, кто через пытки прошел? Что же, они тоже это все придумали? Ну это же несерьезно – такое отрицать. Эта мерзкая практика – избивать, пытать подозреваемых – у нас до сих пор не изжита. С этим-то вы не станете спорить? Вот вам страшный отголосок сталинизма!
Девушка села на скамейку лысого, на самый край.
– Значит, так надо было, – твердо сказал седой. – Сталин все делал для укрепления страны. Надо понимать, какая тогда, до войны, обстановка была. Страна находилась во враждебном окружении. Была угроза нападения. Поэтому Сталин хотел обезвредить пятую колонну. Жесткие меры были необходимы.
– Этими жесткими мерами Сталин лишь ослабил страну… Жесткие меры… Достоевский писал, что самая совершенная цивилизация не имеет право на существование, если для ее построения потребовались слезы хоть одного замученного ребенка.
– Ну, нашли на кого ссылаться.
– Ссылаюсь на одного из величайших писателей всех времен. Если не величайшего.
– Достоевский для меня не авторитет.
– То есть, вы пытки не осуждаете?
– В наше время осуждаю. А тогда, значит, они были нужны.
Лысый снова развел руками. Потом кивнул головой.
– Для меня очень важно было такой ответ услышать.
Минуту длилось молчание. Ливень стучал по навесу. Он, кажется, стал еще сильнее.
Наконец, лысый тяжело вздохнул.
– Бесполезна наша дискуссия, – заговорил он. – Никогда сталинисты и антисталинисты друг друга не поймут. Слишком разное у них видение мира, слишком разные системы ценностей. – Он встал и опять заметался по остановке. Вадик что-то пробурчал себе под нос. Он глядел на лысого с неприкрытой враждебностью, рыжий – с плохо скрываемой насмешкой, седой – строго, а девушка – с любопытством. – Для антисталиниста огромное значение имеют такие понятия как свобода слова, свобода творчества, свобода самовыражения…
– В нашем доме антисталинистка живет, – хмыкнул Димон. – Мало того, что алкашка конченная, так еще и дура дурой. Ей, ясное дело, без свободы творчества никак нельзя!
Все, кроме лысого, засмеялись.
– Я обобщенный портрет рисую, – парировал он на ходу. И продолжал: – Сталинист к этим понятиям равнодушен. Его вполне устраивает, что кто-то другой, вождь, генеральный секретарь, решает за него, что есть истина. Он чувствует себя комфортно в такой ситуации. Не видит в этом ничего унизительного. – Он дрожащими пальцами поправил очки. – Для антисталиниста…
– Перебью, – поднял слегка руку седой. – Свобода творчества, говорите? А знаете, что в наших театрах показывают? Сплошной разврат. Это, дескать, передовое искусство.
– Есть моральная черта, которую нельзя переходить. Я не приемлю мат на сцене, разнузданность, извращения. И все это, чтобы обратить на себя внимание, сотворить сенсацию… да просто ради денег… Не это означает свободу творчества.
– Но вы же, наверно, против цензуры?
– Против. Запрещать может только суд… Но вернемся к нашим баранам…
– В смысле? – подозрительно спросил Вадик.
– Крылатое выражение. То есть вернемся к главной теме… Для антисталиниста высшая ценность – человеческая личность. Он считает, что государство создано для людей. Всякое ущемление прав человека вызывает у него возмущение. Сталинист уверен, что люди созданы для государства. Человеческую личность он не только не считает высшей ценностью, он вообще не очень высоко ее ставит. Нарушение прав человека его не возмущает. Нет чего-то в его душе… чего-то такого, где это возмущение загорается. Его даже пытки – пытки! – не вомуща…
– Был опрос, – перебил его Димон. – Оказалось, больше половины россиян Сталина одобряют.
Лысый резко стал.
– И это печально. Не только печально – страшно! Если бы опрашивали только интеллигенцию, результат был бы другой. А к мнению интеллигенции надо прислушиваться.
– К мнению народа надо прислушиваться, – убежденно сказал Димон. – Народ сою страну любит. Народ свою страну никогда не предаст. Не то что интеллигенты-либералы.
– Да уж, – поддержал его Вадик.
Седой одобрительно кивал головой.
– А себя вы либералом считаете? – спросил лысого Димон, ехидно прищурив свои серо-зеленые глаза.
– Да. Хотя и с определенными оговорками. Есть либералы, которым патриотизма не хватает. От таких я отмежевываюсь.
– Не надо ля-ля! – пробурчал Вадик. – Все либералы одинаковые.
– А знаете, как либералов в интернете называют? – спросил Димон.
Лысый помрачнел.
– Высказывания в интернете – это тема особая. Зайдешь на иной сайт, почитаешь комментарии минуту (а я, как правило, только читаю) – и на весь день настроение испорчено. Сколько хамства, сколько махрового бескультурья. Сколько злобы. Сколько желания побольнее унизить, оскорбить другого человека. обычно совершенно незнакомого.
– В интернете ведь можно оскорблять безнаказанно, – вздохнула девушка.
– Вот именно! Оскорбляют женщин, оскорбляют старших... И какая нетерпимость к иному мнению! А ведь еще великий французский философ Вольтер говорил: «Мне глубоко чуждо ваше мнение, но я готов отдать жизнь за ваше право его высказывать». Кстати, вот вам еще один отголосок сталинизма. Не погубил бы Сталин настоящую интеллигенцию, и не было бы таких комментариев. И, – он мельком взглянул на Вадика, – не обращались бы на улице к незнакомым людям «мужик» и на «ты». Это бы считалось верхом бестактности.
Тот сердито фыркнул.
– И в этом у вас Сталин виноват! – воскликнул седой. Щеки его порозовели. – Недоброжелатели Сталина все на него готовы свалить!.. Вы вот что скажите. Почему либералы так стране навредили, когда к власти пришли? Враг так не навредит!
– Да, ошибок много было, – раздраженно ответил лысый. – Но перемены-то были необходимы. Люди свободу получили…
– Свободу грабить и убивать? Свободу помирать от голода?
Лысый глядел ему в глаза и молчал.
– Вот таких Сталин и сажал, – сурово продолжал седой. – И правильно делал. Мало еще посадил. – Он оглянулся на молодых людей, как бы ища поддержки.
Лысый сжал кулаки. То ли хотел унять дрожь в пальцах, то ли почувствовал гнев.
– Я бы сейчас, – загудел Вадик, – всех этих…
– Вадик! – поспешно сказала девушка.
– Ладно, культурно скажу. Я бы всех либералов на зону отправил.
– Слушайте, слушайте, что наша смена говорит, – сказал седой. Он помолчал немного и добавил с глубоким чувством: – Эх, был бы Сталин жив!
– Рабские души! – закричал вдруг лысый.
– Закрой хайло, а? – грозно пробасил Вадик. – А то я за себя не ручаюсь.
Девушка всплеснула руками.
Неожиданно лысый начал выкрикивать ругательства. Это был отборный, замысловатые мат.
Все с изумлением уставились на него. Квадратная челюсть Вадика отвисла. Димон цокнул языком. Этот звук как будто отрезвил лысого. Он осекся, открыл рот и застыл в таком положении.
– Во выдал! – искренне восхитился рыжий. – Мой респект. Я так не умею. Но! – Он выставил вперед ладонь, как это делал лысый. – Воспитанные люди при даме не матюгаются. Это верх бестактности.
Лысый встрепенулся и выскочил на улицу, под ливень. Тут же вернулся, посмотрел в сторону девушки, не прямо на нее, а на рукав платья, и пробормотал скороговоркой:
– Простите ради бога.
Потом повернулся и, быстро шагая по лужам, стал переходить дорогу.
– Дождь-то как по лысине барабанит! – хохотнул Димон.
– Э-эх. – Седой покачал головой. – Вот он свое нутро и показал.
Мимо лысого на большой скорости пронесся джип, обдав его грязными брызгами с головы до ног. Словно в наказание за переход дороги в неположенном месте. Парни захохотали. Седой усмехнулся.
Лысый с немым укором посмотрел на удаляющуюся машину, потом достал платок, вытер лицо и лысину. И зашлепал по воде дальше.
Девушка грустно глядела ему вслед.

2017 г.
номер сообщения: 23-51-15015

3

nolletov

02.09.2017 | 05:28:54

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
ВЛАДИМИР НОЛЛЕТОВ
ДВОРЯНЕ В СССР
Как ни истребляли, ни изгоняли, ни изводили дворян при советской власти, все же в первом государстве трудящихся они играли заметную роль. Стоит ли этому удивляться, если сам организатор Октябрьской революции Ленин был дворянином. Впрочем, родители его происходили из мещан. Отец получил потомственное дворянство, когда Володе Ульянову исполнилось 11 лет.
Из польских дворян был руководитель вселявшей ужас ЧК (позднее стала ОГПУ) Дзержинский. Он не был чужд благородных поступков. Во время гражданской войны в руки красных попала беременная жена белогвардейского генерала Слащева. Дзержинский приказал переправить ее через линию фронта к мужу. Его преемник Менжинский и Владимир Бонч-Бруевич, революционер и партийный деятель, – также польские дворяне. Дворянское происхождение у Луначарского, у Крупской, у Чичерина. Дворянином был Орджоникидзе. Наверное, именно из-за этого, из-за своего благородного характера, он покончил с собой. Не смог смириться со сталинскими методами.
Из дворян была первая в мире женщина-посол Александра Коллонтай (в девичестве Домонтович). В юности отказалась выйти замуж за адъютанта царя Александра Третьего. Коллонтай, дочь генерала, выбрала в мужья бедного офицера. Потом оставила его и сына, чтобы полностью отдаться революционной деятельности. Считала, что брак, семья ограничивают свободу женщины. Мужчины удивительно легко подпадали под ее чары. После революции вступила в гражданский брак с балтийским матросом, позднее командармом Дыбенко, который был младше ее на 17 лет. Через несколько лет они расстались, причем по ее инициативе.
Необычна судьба княгини Евгении Шаховской. Она стала одной из первых женщин-авиаторов в России и первой в мире военной летчицей. Во время первой мировой войны заподозрена в шпионаже в пользу Германии и приговорена к смертной казни. Царь заменил этот приговор пожизненным заключением. Освобождена после Февральской революции. Примкнула к большевикам. Работала следователем в киевской ЧК. Отличалась жестокостью. В 1920 году 31-летняя красавица-княгиня в ходе ссоры с коллегами-чекистами была застрелена.
Революционеры братья Федор Раскольников и Александр Ильин-Женевский (их настоящая фамилия – Ильин) – дворяне по матери. Раскольников в 20-30-е годы работал дипломатом. В 1938 году отказался возвращаться в СССР, предвидя свой арест. Написал знаменитое «Открытое письмо Сталину», в котором осуждал репрессии. Оно было опубликовано через час после его смерти в Ницце в 1939 году. По одной версии он умер от пневмонии, по другой – убит агентами НКВД. Его жена Дариса Рейснер, революционерка, комиссар Балтийского флота, происходила из дворянского рода Хитрово. Его брат Ильин-Женевский был не только партийным деятелем, но и известным шахматистом (выиграл одну партию у чемпиона мира Капабланки). В 1941 году погиб под бомбежкой при эвакуации из Ленинграда.
Видный партийный деятель, один из организаторов красного террора в Крыму Пятаков – тоже дворянин. Расстрелян в 1937. Дворянка по матери революционерка Евгения Бош. Дворянином был отец Меркулова – наркома госбезопасности. А мать происходила из грузинских князей Цинамдзгеришвили. В 1953 Меркулов был расстрелян как приспешник Берии. Дворянская кровь текла в Ульрихе (мать – дворянка) и в Вышинском (из старинного польского дворянского рода), ключевых фигурах в сталинских репрессиях. Простые советские люди заслушивались гневными речами генерального прокурора Вышинского против врагов народа, насыщенными изощренными оскорблениями. Они и не подозревали, что он сам совершил такое преступление перед советской властью, что его первым надо расстрелять! После Февральской революции комиссар милиции Вышинский (тогда меньшевик) подписал распоряжении «о неукоснительном выполнении <…> приказа Временного правительства о розыске, аресте и предании суду, как немецкого шпиона, Ленина». Поэтому, может, так усердствовал в обличениях. Сталин об этом знал, но Вышинского не трогал, полагая, очевидно, что с таким компроматом тот будет самым преданным слугой. С подчиненными Вышинский был груб, со Сталиным и Молотовым – подобострастен. Трудно отыскать что-то дворянское в этой одиозной личности. Совершенно не походил на дворянина Маленков, возглавивший советское правительство после смерти Сталина. Хотя отец его был из македонских дворян.
Военачальник-дворянин подавляет крестьянское восстание. Из какой это эпохи? Екатерины Второй? Нет, это 1921 год. Советский полководец Тухачевский расправляется с тамбовскими крестьянами, восставшими против власти большевиков. Парадоксы истории… Маршал Тухачевский нажил, не в последнюю очередь из-за своего происхождения, много недоброжелателей. Это и предопределило его падение и гибель.
Кроме Тухачевского было еще немало видных советских военных дворянского происхождения. Член Реввоенсовета Альтфатер. Брусилов, совершивший во время первой мировой войны знаменитый прорыв австро-венгерского фронта. Занимал высокие посты в Красной Армии.
Евгений Беренс. В 1919-1920 командовал Морскими Силами Республики. Между прочим, немного позднее его брат Михаил принял командование над белогвардейской Русской эскадрой, базировавшейся в Тунисе.
Михаил Беклемишев. Один из создателей первой русской подводной лодки «Дельфин» и ее первый командир. После революции начальник одного из отделов Главного управления кораблестроения. Несколько раз его, бывшего царского генерала, арестовывали, но отпускали.
Граф Игнатьев. В 1925 году, живя во Франции, передал советскому правительству вложенные на его имя во французские банки 225 000 000 рублей золотом, принадлежавших России. Белоэмигранты негодовали. Вернувшись на родину, занимал высокие должности в армии.
Царский и советский генерал Михаил Бонч-Бруевич (брат Владимира Бонч-Бруевича). После революции отказался от предложения большевиков стать Верховным главнокомандующим. В 1931 году арестован, вскоре освобожден.
Лукирский. После февральской революции стал генералом. Добровольно вступил в Красную Армию. В 1930 году арестован и осужден. Через год освобожден. Произведен в комдивы. В 1938 арестован и расстрелян.
Барон Михаил фон Розенберг был военным конструктором и при царе, и при советской власти. Дети тоже стали военными конструкторами. Сын Михаил – дважды лауреат Сталинской премии. Дочь Вера участвовала в разработке башни танка Т-34. Она также получила Сталинскую премию.
Карбышев. Из татар-кряшен( татар, принявших православие). Подполковник царской армии. В декабре 1917 вступил в Красную армию. В 1940 произведен в генералы. В 1941 при попытки выйти из окружения контужен, взят в плен. В концлагере Маутхаузен был на морозе облит водой и превращен в ледяной столб.
Из шляхетского рода был отец маршала Рокоссовского, одного из самых талантливых полководцев Великой Отечественной войны. В 1937 Рокоссовского арестовали, обвинили в связях с польской и японской разведками, пытали. Однако он ни себя, ни других не оговорил. В 1940 освобожден.
Дворянка по происхождению – летчица Гризодубова. Она первой из женщин стала Героем Советского Союза.
Из немецкого дворянского рода патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй (в миру Ридигер).
Велик вклад дворян в советскую науку и искусство.
Это знаменитые ученые Мичурин и Тимирязев.
Это Циолковский, заложивший основы современной космонавтики. Из польских дворян. Обилие польских фамилий объясняется тем, что среди поляков процент дворян традиционно был необычайно высок. В 1919 его арестовали, несколько недель допрашивали на Лубянке, затем освободили. Мой отец, молодой сельский учитель тогда, послал Циолковскому восторженное письмо, в котором писал о своем решении посвятить жизнь космонавтике. В ответ тот выслал ему несколько своих книг. Факт, говорящий многое о Циолковском как человеке.
Чижевский, основоположник аэроионификации (люстра Чижевского), космической биологии, гелиобиологии, злектрогемодинамики. С 1935 года на него начались гонения. В 1939 в Нью-Йорке состоялся первый международный конгресс по биологической физике и космической биологии. Чижевский был избран почетным президентом. Но советские власти его за рубеж не пустили. Конгресс выступил с инициативой выдвинуть его на соискание Нобелевской премии. Однако Чижевский был против, опасаясь, очевидно, что его жизнь в СССР может осложниться. Тем не менее он в 1942 попал в ГУЛАГ.
Биолог и генетик Тимофеев-Рессовский, прообраз главного героя романа Даниила Данина «Зубр». Поражал окружающих независимостью и смелостью своих политических высказываний. В 1925 году стал работать в Германии, в Институте исследований мозга (как советский ученый). Вместе с Дельбрюком, будущим нобелевским лауреатом, создал первую биофизическую модель структуры гена. Узнав о начавшихся репрессиях, отказался возвращаться в СССР. Во время войны продолжал работать в Германии. Это можно объяснить тем, что он был всецело поглощен научными интересами. Впрочем, Тимофеев-Рессовский выдавал нужные справки сбежавшим «остарбайтерам», а его сын, участник подпольной антифашисткой организации, погиб в концлагере. Дождался прихода советских войск, сохранив коллектив и оборудование своего отдела института. Несмотря на это, получил 10 лет лагерей как изменник Родины.
Инженер, строитель первых советских ГЭС Генлих Графтио из голландского дворянского рода. В 1921 арестован. Освобожден после вмешательства Ленина.
Востоковед Ольденбург – министр народного просвещения Временного правительства, на протяжении четверти века секретарь Академии наук(1904-1929),с 1930 года руководитель Института востоковедения. Он, как и биохимик Энгельгардт, – из немецких дворян. Химик-органик, изобретатель противогаза Николай Зелинский. Много лет директором Государственного Эрмитажа был археолог и египтолог Борис Пиотровский. Теперь Эрмитаж возглавляет его сын востоковед Михаил Пиотровский. Историк, создатель пассионарной теории этногенеза Лев Гумилев – сын поэтов Анны Ахматовой и Николая Гумилева. Неоднократно был арестован, много лет провел в лагерях. Также в дворянской семье родился ученый и писатель-фантаст Обручев. Многолетний президент АН СССР Келдыш во всех анкетах смело писал: «из дворян». Из княжеского рода физик, академик РАН Георгий Голицын.
Основоположник коллоидной химии почв Константин Гедройц и одна из первых в мире женщин – профессоров хирургии Вера Гедройц из литовского княжеского рода. В первую мировую войну Вера Гедройц обучала сестринскому делу императрицу и великих княжон Ольгу и Татьяну, потом руководила их работой в лазарете. Украинской дворянкой была мать Вернадского, создателя учения о ноосфере. По материнской линии из польских дворян философ Шпет. В 1935 арестован, в 1937 расстрелян как участник антисоветской организации. Из древнего армянского рода происходила мать священника Павла Флоренского, талантливого ученого и философа, погибшего в лагере. А мать физиолога Орбели – урожденная княжна Аргутинская.
Главный пролетарский поэт – дворянин Маяковский. Из дворян прозаики А.Н.Толстой (советский граф, как его называли), Пантелеймон Романов, Ольга Форш (дочь царского генерала), Вишневский, Мариенгоф, Чулков, Зощенко, Андроников, Олег Волков. Из польских дворян Олеша и Александр Грин (настоящая фамилия – Гриневский). Из обрусевших шведских дворян Штильмарк, сочинивший в лагере роман «Наследник из Калькутты».
В 1934 году был арестован вместе со старшей дочерью Варварой детский писатель князь Владимир Сергеевич Трубецкой (псевдоним В.Ветов). Их сослали в Узбекистан. Век назад жена декабриста Трубецкого, осужденного на каторгу, поехала к нему в Сибирь. Теперь жена другого князя Трубецкого добровольно, вместе с детьми, отправилась в Андижан, место его ссылки. Там в 1937 году его и троих старших детей арестовали. Князь и двадцатилетняя Варвара были расстреляны. Григорий и Александра попали в лагерь. Вдова Елизавета Трубецкая в 1943 году посажена в бутырскую тюрьму, где через месяц умерла.
Отец писателя и поэта, лауреата шести Сталинских премий Константина Симонова – из дворянской семьи армянского происхождения, генерал-майор царской армии. А мать – урожденная княжна Оболенская. Отцом прозаика Юрия Нагибина был дворянин Кирилл Нагибин. В 1920 его расстреляли большевики. Писатель появился на свет уже после гибели отца. Отчество он получил от отчима Марка Левенталя.
Уже при Брежневе по обвинению в антисоветской пропаганде был арестован критик и писатель Андрей Синявский, печатавшийся на западе под псевдонимом Абрам Терц. Сидел в лагере.
Из дворян по материнской линии писатели Аркадий Гайдар, Крымов, братья Валентин Катаев и Евгений Петров (настоящая фамилия Катаев: погиб на фронте в 1942 году), Борис Васильев. Писательница Татьяна Толстая – внучка А.Н. Толстого.
Из боярского рода автор текста гимна Советского Союза баснописец и детский поэт Сергей Михалков. Дворяне – поэты Ахматова, Кузмин, Городецкий, Абашидзе ( из грузинского княжеского рода), Ошанин. Поэт и переводчик Лозинский.
Композитор Богословский, написавший такие известные песни, как «Любимый город», »Спят курганы темные», »Темная ночь», »Шаланды». В 1934 году, после убийства Кирова, все дворяне подлежали высылке из Ленинграда. Богословский, рискую свободой, если не жизнью, не уехал. Каким-то чудом о нем тогда не вспомнили.
Автор известных романсов Фомин. Год композитор отсидел в бутырской тюрьме. Умер в 1948 в забвении (романс официально считался чуждым жанром). А через двадцать лет Пол Маккартни решил попробовать себя в качестве продюсера и предложил никому не известной певице Мэри Хопкин спеть песню «Those Were The Days» – англоязычную версию романса Фомина «Дорогой длинною». Успех был ошеломляющий. Песня шесть недель возглавляла английский хит-парад, опережая песни Битлз. Ее запели во всем мире. Вот только на всех пластинках с этой версией единственным автором указан американец, написавший английский текст.
Композитор-авангардист князь Андрей Волконский, »рюрикович». Родился в Женеве, в 1947 с родителями приехал в СССР. Учился в Московской консерватории, отчислен. Создал ансамбль старинной музыки «Мадригал». В 1972 уехал на Запад. Его сын князь Пеэтер (Петр) Волконский – известный эстонский рок-музыкант и актер.
Дворянского происхождения певицы Обухова, Зарудная, Гвердцители, Отиева (из рода армянских князей Аматуни). Певцы Вертинский (по матери), Вячеслав и Игорь Войнаровские (из польских дворян). Музыкальный и театральный критик Соллертинский. Балерина Лепешинская. Дирижер Мравинский. Виолончелисты Леопольд и Мстислав Ростроповичи. Пианист Рихтер (по матери).
Создатель Мавзолея архитектор Щусев тоже дворянин. Из польских дворян художник Малевич, автор знаменитого «Черного квадрата». В 1930 году арестован как германский шпион, через несколько месяцев освобожден. Дворянка – скульптор Мануйлова, Народный художник Киргизской ССР.
Из дворян актрисы Мария Андреева, Любовь Орлова, Гиацинтова, Окуневская(6 лет в тюрьмах и лагерях), Добржанская, Людмила Гурченко (по матери). Актеры Массальский, Вельяминов(9 лет в лагерях), Стеблов, Лев Дуров. Из польских дворян актер Вацлав Дворжецкий. С 1929 по 1937 год находился в лагерях, на самых тяжелых работах. В 1941 вновь арестован. Освобожден в 1946 году. Его сыновья Владислав и Евгений тоже стали актерами. Из польских дворянских родов также Аросева (по матери) и Олег Янковский.
Создатель жутковатых образов Бабы-Яги и Кащея Милляр из французского дворянского рода де Мильё. Фамилия была изменена, дворянская приставка убрана. Милляр скрывал не только свое происхождение, но и то, что прекрасно владел французким и немецким. Даже это могло стать компрометирующим фактом в то время. Из дворянского рода, берущего свое начало во Франции, актер Георгий Менглет и его дочь актриса Майя Менглет. Из французских дворян и прадед Натальи Варлей инженер Евгений Барбот де Марни.
Дворяне по происхождению режиссеры Немирович-Данченко, Тарковский. Режиссер и актер Никита Михалков, режиссер Андрей Кончаловский – сыновья Сергея Михалкова.
Кто-то погиб во время революции и гражданской войны. Самый известный пример – поэт Гумилев. Расстрелян в 1921 году как участник контрреволюционного заговора. В 1919 одесская ЧК арестовала и приговорила к расстрелу гениального шахматиста Алехина. Спасло его вмешательство в последний момент одного видного большевика. Вскоре Алехин эмигрировал и через несколько лет стал чемпионом мира.
А сколько еще известных дворян эмигрировало после революции! Писатели Бунин, Мережковский, Гиппиус, Зайцев. Поэты Северянин (троюродный брат Александры Коллонтай), Ходасевич (из польской дворянской семьи). Композитор Рахманинов. Лингвист и философ князь Николай Сергеевич Трубецкой (брат Владимира Трубецкого). Выступал против национал-социализма, называл его биологическим материализмом. В 1938 после аншлюса Австрии подвергся преследованиям со стороны гестапо (он жил тогда в Вене). При обыске часть рукописей была конфискована. Был на три дня арестован. Вскоре после этого умер от инфаркта.
Немало дворян было среди лучших представителей интеллигенции, высланных в 1922 году из Советской России. Например, философы Бердяев, Иван Ильин, писатель Осоргин. Может ли быть правильной власть, которая, чтобы себя сохранить, вынуждена избавляться от интеллектуального цвета нации? Ответ очевиден. Все же при Ленине только выслали. При Сталине неугодных уже не высылали. Их ждал или расстрел, или ГУЛАГ.
Кто-то прославился уже за границей. Например, писатель Владимир Набоков. Или Анна Марли (урожденная Бетулинская), автор знаменитой «Песни партизан», ставшей гимном Французского сопротивления.
Кто-то родился за границей и прославился. Это актриса Марина Влади (настоящая фамилия Полякова-Байдарова или де Полякофф-Байдарофф). Это кинорежиссер Роже Вадим (псевдоним Владимира Племянникова). Первый же фильм Роже Вадима «И Бог создал женщину» сделал знаменитыми и его самого, и его жену Брижит Бардо.
Некоторые эмигранты-дворяне возвращались. Литературный критик князь Святополк-Мирский, став марксистом, вернулся в СССР в 1932. Был завсегдатаем дипломатических раутов: советская власть хотела показать свою лояльность к бывшим аристократам. Однако терпела эта власть князя недолго. В 1937 он был арестован по подозрению в шпионаже и через два года умер в лагере. Возвратился Куприн. В 1939 вернулась на родину поэтесса Цветаева. Через два года она повесилась.
Скольких талантов лишилась наша культура в результате Октябрьской революции!
Дворянам, не имевшим заслуг перед советской властью, приходилось совсем плохо. По крайней мере, до прихода к власти Хрущева. Они были сознательно и цинично поставлены на грань выживания. Их выгоняли из домов и квартир, отнимали все имущество, не принимали на работу, не принимали в высшие учебные заведения. Они терпели оскорбления и унижения. С их-то гордостью, с их чувством чести! О том, что предки многих из них столько сделали для славы России, никто и знать не желал. Особенно враждебно относились к дворянам титулованным. В годы сталинских репрессий могли отправить в лагерь за одно только дворянское происхождение. Тех, кто после революции уехал, клеймили, называли врагами и предателями, и в то же время расправлялись с теми, кто уехать не захотел. Как это по-сталински! Дворянам приходилось скрывать свое происхождение, писать в анкетах: »из служащих». Некоторые искренне приняли советскую власть. Столетиями дворяне были опорой власти, поэтому они, возможно, генетически предрасположены к поддержке существующей власти. Но большинство дворян, пока до них не доходили репрессии, просто честно и добросовестно выполняли свою работу. Дворянство – это прежде всего внутренняя порядочность.
номер сообщения: 23-51-15016

4

nolletov

02.09.2017 | 05:32:10

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
ВЛАДИМИР НОЛЛЕТОВ
ГИБЕЛЬ РУССКИХ ПОЭТОВ
Как много русских поэтов умерло не своей смертью! Грибоедов растерзан религиозными фанатиками в Тегеране. Рылеев повешен как один из руководителей восстания декабристов. Пушкин убит на дуэли. Лермонтов убит на дуэли. Гумилев расстрелян как участник контрреволюционного заговора. Есенин повесился. Маяковский застрелился. Цветаева повесилась. Мандельштам погиб в лагере. Клюев, Клычков, Орешин, Олейников, Корнилов, Васильев расстреляны в годы сталинских репрессий. Рубцов задушен своей невестой.
Как это объяснить? Почему поэты – понятно. Они мечтательнее, впечатлительнее, иррациональнее других людей. Значит – уязвимее. Но почему именно русские поэты? Нет ни одной другой страны, где бы столько поэтов умерло насильственной смертью. В России, пожалуй, погибло известных поэтов больше, чем во всех европейских странах, вместе взятых. Здесь две причины. Первая причина – политическая. Это жестокость советской системы. На ее совести не только казненные поэты. Она косвенно виновата и в смерти Маяковского, Цветаевой. Нельзя полностью исключать и версию о причастности агентов ОГПУ к гибели Есенина. Вторая причина – психологическая. Душа поэта иррациональна. Русская душа иррациональна. Душа русского поэта иррациональна вдвойне.
номер сообщения: 23-51-15013

5

nolletov

02.09.2017 | 10:19:57

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
ВЛАДИМИР НОЛЛЕТОВ

ЛЮБОВЬ НА ВСЮ ЖИЗНЬ

Знаменитый художник Сальвадор Дали до двадцати пяти лет боялся и избегал женщин. Все изменилось в 1929 году, когда он увидел русскую жену поэта Элюара Елену Дьяконову. Супруг звал ее Гала. Дали влюбился в нее сразу и навсегда.
Гала ответила взаимностью. Она ушла от мужа. Однако Элюар продолжал ее любить, надеялся на ее возвращение. Дьяконову трудно назвать красавицей, но пылкость и решительность ее натуры, обаяние, ум, высокая образованность покоряли мужчин. Стоит сказать, что у многих известных европейских деятелей культуры были русские жены. Например, у писателя Роллана, композитора Кальмана, художников Пикассо и Леже… Видимо, именно люди искусства могут оценить по достоинству душевное богатство русской женщины, ее способность проникнуть во внутренний мир любимого мужчины.
В любви Дьяконовой к Дали было, несомненно, и что-то материнское. Он был моложе ее на 10 лет. Она решала все бытовые проблемы. Супруг был беспомощен в обыденной жизни. Гала выбирала и покупала краски и кисти. Рекламировала и продавала его картины. В этом ей помогали практическая смекалка и безошибочная интуиция. Дали мог без помех творить. Она позировала мужу для многих его картин. Он восхищался ее фигурой.
Гала пестовала и лелеяла художественный талант мужа, вникала во все детали его творчества. Настояла на том, чтобы Дали больше внимания уделял технике письма. Очевидно, под ее влиянием в сюрреалистических картинах художника стали появляться элементы классической живописи.
Она давала советы в выборе друзей, которые всегда оказывались правильными. С одобрением относилась к его эпатажным, экстравагантным поступкам, не без основания полагая, что они способствуют популярности супруга. Гала была для испанского художника, как когда-то для французского поэта, неисчерпаемым источником вдохновения. Дали боготворил жену. Называл ее своим двойником, цементом его личности. Говорил, что она взяла на себя бремя его существования.
Однако в пожилом возрасте между супругами начались ссоры. Гала жила в подаренном мужем старинном замке. Без ее письменного разрешения Дали не имел право там показываться. У нее появились молодые любовники, в том числе известный рок-певец Джефф Фенхольт. Дали терпел измены жены. Он по-прежнему любил ее.
Они были вместе 53 года. Гала ушла из жизни в 1982 году, в возрасте 88 лет. Ее смерть стала для художника тяжелым ударом. Он впал в глубочайшую депрессию, граничившую с помутнением рассудка. Почти не рисовал, не разговаривал, издавал лишь нечленораздельные звуки.
Сальвадор Дали пережил супругу на семь лет.
номер сообщения: 23-51-15012

6

nolletov

02.09.2017 | 10:22:07

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
ВЛАДИМИР НОЛЛЕТОВ

БИТВА ПОД БУХАРОЙ

Человек не может сразу оценить правильно событие, случившееся в его жизни.
В 1511 году Мавераннахр захватил потомок Тимура Бабур. Позади осталась ожесточенная борьба с предводителем кочевых узбекских племен Шейбани-ханом. Все было в этой борьбе: натиск кочевников, бегство из родной Ферганы в Афганистан, год правления в Самарканде, бегство из Самарканда, заключение союза с иранским шахом. В битве с иранцами Шейбани-хан был разгромлен и убит. Теперь Бабур с беспечностью поэтической натуры (он был еще и поэтом, писавшем на староузбекском языке) предавался в Бухаре пирам и развлечениям. Не встревожило его и известие о приближении к Бухаре небольшого войска под командованием Убайдуллы, племянника Шейбани-хана. Как, наверное, потешался Бабур в душе над легкомыслием молодого Шейбанида, дерзнувшего напасть на него. Ведь армия Бабура превосходила по численности армию Убайдуллы во много раз. Однако случилось невероятное. Бабур потерпел жестокое поражение. Можно представить, какие душевные муки он испытал. Опять он бежал в Афганистан. Через полгода Бабур попытался с помощью шаха вернуть Мавераннахр. Но безуспешно. Убайдулла разбил огромное иранское войско наголову. Больше Бабур не решался воевать с Шейбанидами.
Поневоле обратил он свои взоры в другом направлении, на юго-восток, на Индостан. Северная Индия была раздроблена на мелкие государства, воевавшие между собой. В случае вторжения в Индию Бабур мог рассчитывать и на поддержку пришлых мусульманских феодалов, боровшихся за власть с феодалами местными, исповедовавшими индуизм. С немногочисленной, но хорошо вооруженной армией, состоявшей из тюрок, таджиков и афганцев, он в 1525 году начал индийский поход. Выиграв два решающих сражения (в одном его войско уступало по численности противнику почти в десять раз!), Бабур вступил в Дели и основал империю Великих Моголов, просуществовавшую два с половиной столетия. И вошел в историю как один из великих завоевателей Востока.
А что бы было, если он одержал бы под Бухарой победу? Несомненно, его бы ждала многолетняя изнурительная борьба с Шейбанидами. Он мог и погибнуть в этой борьбе. И даже если Бабуру удалось бы отстоять свои владения, мы бы его знали лишь как талантливого поэта и писателя-мемуариста.
Не было бы счастья, да несчастье помогло!
номер сообщения: 23-51-15017

7

nolletov

02.09.2017 | 10:25:41

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
ВЛАДИМИР НОЛЛЕТОВ

СКАНДАЛ В ШАХМАТНОМ КЛУБЕ

Вчера узнал, что осенью умер Ян Израилевич Золотовицкий. Оказывается, все эти десять лет, с того памятного турнира, он продолжал жить в нашем городе. И не сыграл ни в одном соревновании. Даже ни разу не появился в клубе. При его-то любви к шахматам. Не мог, значит, простить…
Кажется, он был литературоведом. Хорошо помню его худое нервное лицо, умные и в то же время наивные серые глаза. Был он молчалив, замкнут, всегда погружен в свой внутренний мир.
Запомнился мне и тот чемпионат города. Еще никогда Золотовицкий не играл так сильно. За три тура до финиша он опережал ближайших конкурентов на два очка. Никто уже не сомневался, что он займет первое место. В седьмом туре Ян Израилевич встречался с Бондаревым, единственным в городе мастером, нашей гордостью. Бондарев прославился тем, что в полуфинале первенства СССР победил гроссмейстера.
Золотовицкий появился в клубе незадолго до начала тура. Узнал результаты жеребьевки и подошел к судейскому столу.
– Эту партию я играть не буду,– негромко сказал он.– Засчитайте мне поражение.
Бондарев, уже ждавший его за шахматами, покраснел.
– Почему не будете? – строго спросил Хапоткин – главный судья турнира и директор шахматного клуба. Он не любил Яна Израилевича.
– Я не хочу называть причину,– еще тише ответил Золотовицкий.
Мастер посмотрел на судью и сделал примирительный жест.
– Нельзя просто так отказываться от игры,– с суровой наставительностью произнес Хапоткин, не замечая или не желая замечать знаков Бондарева. И он, и Золотовицкий были людьми принципиальными, но если принципиальность Яна Израилевича вредила только ему самому, то от хапоткинской принципиальности всегда страдали другие.– В отборочном вы с Ильиным не захотели играть, теперь вот – с Василием Алексеевичем. Или объяснитесь, или я исключу вас из соревнования.
– Как? – растерянно пробормотал Золотовицкий и поправил задрожавшими пальцами очки.
Арбитр стал перебирать бумаги на столе, давая понять, что он все сказал.
– Хорошо, исключайте! – запальчиво воскликнул Ян Израилевич, повернулся и ушел. Ушел навсегда.
Лишь Бондарев, инструктор клуба Фрид и я понимали, в чем дело.
Конечно, выход лидера из турнира вызвал много разговоров, но настоящее потрясение наши шахматисты испытали десятью днями ранее. Когда я в тот вечер вошел в клуб, вокруг одного из шахматных столов происходило столпотворение. С трудом протиснулся я сквозь толпу и увидел зрелище необычное и отталкивающее. Кандидат в мастера Остапчук, брезгливо кривя губы, играл в блиц с каким-то низеньким человеком. Незнакомец был плохо одет, небрит. Под мохнатыми бровями недобро горели маленькие глазки. В левой руке он держал виноградную кисть, время от времени сдавливал ее и слизывал стекавший по предплечью сок.

– Флаг! – вдруг рявкнул он и взмахом головы откинул со лба светлый чуб. Что-то блатное было в его голосе, в его ужимках.
Флажок на часах Остапчука действительно упал. Он пододвинул незнакомцу спичку.
– Ставка – десятка,– шепнул кто-то рядом со мной.
Леха – так звали новичка – играл замечательно. На ходы соперника отвечал с невероятной быстротой, тратя из отпущенных на партию пяти минут не больше трех, при этом совершенно не допуская просмотров. Он обладал незаурядными тактическими способностями. Теорию Леха знал недостаточно хорошо и в серьезной турнирной партии, наверное, уступил бы Остапчуку.
Остапчук проигрывал партию за партией. Наконец он встал. Возле Лехи лежало восемь спичек, у него не было ни одной.
– Ас! Что еще сказать… – смущенно развел Остапчук руками.
Они вышли в коридор: расплачиваться на виду у всех было не принято.
– Есть мне достойный противник в этом городе? – насмешливо спросил победитель, возвращаясь.– Где ваш мастер знаменитый? Давайте его сюда!
Мастер в тот день отсутствовал. Все посмотрели на Фрида. В молниеносной игре он превосходил в городе всех, включая Бондарева. После недолгих уговоров инструктор сел против Лехи.
– Только не бейте так по часам,– предупредил он, неодобрительно покосившись на виноград.
Леха ловко слизнул сок с руки.
– Понял, начальник.
Снова стремительно замелькали над доской две руки и застучали кнопки часов. И совсем скоро болельшики довольно загудели: Леха в сицилианской защите попался на форсированный теоретический вариант и потерпел жестокое поражение.
– Во фраернулся,– буркнул он и достал новую гроздь из кулька.
Во второй партии Фрид просрочил время. Проиграл он и следующую.
– Сигизмундик, соберись,– взывал к нему кто-то из зрителей.
Однако гость одерживал одну победу за другой. При счете 5:1 инструктор посмотрел, который час.
– Все, клуб закрывается.
Когда Леха, откровенно потешаясь над нами и куражась, ушел, один из завсегдатаев клуба задумчиво сказал:
– По-моему, я о нем слышал. Все приметы сходятся. Недавно он всех в Уральске обыграл, а до этого – в Актюбинске. Разъезжает по городам, нигде больше двух дней не задерживается… Гастролер! Шахматный гастролер.
На следующий день в клубе Бондарев и Золотовицкий играли в блиц. Мы с Фридом наблюдали за их матчем. Больше в клубе никого не было.
– А-а, ты здесь, волк позорный! Паскуда! – неожиданно раздалось у меня за спиной.
Я обернулся. Рядом стоял Леха и буравил своими глазками Бондарева. Тот продолжал играть с невозмутимым, хоть и покрасневшим, лицом.
– Что такое? Прекратите! – всполошился инструктор.
Однако Леха, не обращая на него внимания, осыпал мастера витиеватыми ругательствами.
Ян Израилевич зевнул ферзя и остановил часы. Бондарев грузно поднялся и шагнул к Лехе.
– Хватит! Убирайся!
– Бабки гони! – выкрикнул тот в ответ и отступил назад.
– Уходите сейчас же! – поддержал мастера Фрид и добавил: – Мы милицию вызовем!
Эти слова подействовал мгновенно. Ругаясь и угрожая, Леха попятился и исчез в коридоре.
– Продолжим,– сказал Бондарев, сел и стал расставлять фигуры.
– Вот хам,– покачал головой инструктор.– Чего он хотел-то, Василий Алексеевич?
Мастер перевел стрелки и заговорил:
– Да года три назад подошел он ко мне в парке, предложил сыграть. По десятке. Раньше я его не видел. Я поддатый был, но, думаю, с этим-то я справлюсь. Одну ему партию проиграл, вторую… Не может быть, думаю, чтобы я не отыгрался. Дальше играем. Он побеждает и побеждает… Стало темнеть, он уже денег требует. Я проиграл больше стольника. А у меня с собой только двадцать рублей было. Что делать? Я говорю: «А ты кто, вообще, такой? Как фамилия?» Он: «На кой тебе моя фамилия?» Вижу, занервничал. «Тип ты какой-то подозрительный,– говорю.– Не скажешь, кто ты есть,– милицию позову!» Его как ветром сдуло…
Все это Бондарев рассказал тоном человека, который хотя и сознает, что поступил не совсем правильно, но считает ниже своего достоинства изворачиваться, скрывая правду. Наступило молчание.
Мастер сделал первый ход и нажал на кнопку. Часы Золотовицкого шли, но он не прикасался к фигурам. Вдруг он встал и сказал:
– Я играть не буду.
И вышел из зала. Через день начался тот самый городской чемпионат.
номер сообщения: 23-51-15009

8

nolletov

02.09.2017 | 10:27:45

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
Владимир Ноллетов

На базаре роман Пруста
Продавали за гроши.
Девальвация искусства.
Девальвация души.
номер сообщения: 23-51-15029

9

nolletov

02.09.2017 | 12:22:07

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
ВЛАДИМИР НОЛЛЕТОВ
БОРИС МОКРОУСОВ
В четырехлетнем возрасте я увидел фильм «Свадьба с приданым». И был потрясен песнями «На крылечке» и «Хвастать, милая, не стану». Это самое сильное и яркое впечатление раннего детства. Написал их композитор Борис Андреевич Мокроусов.
Он родился в 1909 году в Канавино, под Нижним Новгородом, в семье железнодорожника. Очень любил родную природу, Волгу, гордился, что он волжанин.
Учился в Горьковском музыкальном техникуме, подрабатывал тапером. Затем поступил в Московскую консерваторию. Окончил ее в 1936 . Первая его песня, ставшая известной, – «Милый мой живет в Казани».
После начала войны Мокроусов служил на Черноморском флоте. «Это был блестящий морской офицер, – вспоминал певец Бунчиков. – Красивый, строгий, учтивый». В 1942 композитор пишет суровый, чеканный марш «Песня защитников Москвы», а в 1943 – знаменитый «Заветный камень». Мужественность и мощь звучат в этом произведении. Утесов говорил, что кроме царь-пушки и царь-колокола есть и царь-песня. Это «Заветный камень». Дунаевский называл «Заветный камень» лучшей песней о войне.
В 1948 Мокроусов за песни «Хороши весной в саду цветочки», «Песня о родной земле», «Одинокая гармонь», «Заветный камень» получил Сталинскую премию. Деньги это были немалые. Можно было, например, купить несколько дач. Но он распорядился премией иначе. В деревенской пивной, недалеко от Дома творчества композиторов, он угощал водкой всех желающих, в основном совершенно незнакомых людей. Ящики с водкой даже ставили на обочину дороги. Через две недели Сталинская премия была пропита… Выпить Борис Андреевич любил. Может, поэтому и умер рано, в 59 лет. Во всем он был очень русским, и в этом тоже.
Конец сороковых и начало пятидесятых – пик в творчестве композитора. Именно тогда появляются его шедевры – «Сормовская лирическая», «На крылечке», «Мы с тобою не дружили», «Осенние листья». Популярность Мокроусова в то время была огромной. Его песни сразу подхватывала и пела вся страна. Их исполняли самые известные певцы – Лемешев, Пирогов, Рейзен, Отс, Шульженко, Утесов, Бернес.
Его произведения исполнялись и за рубежом. Ив Монтан пел «Одинокую гармонь» и «Когда поет далекий друг». Кроме французского, песни Мокроусова звучали на польском, финском, китайском, корейском, японском…
У него есть песни на гражданскую тему («Зацветает степь лесами», «Когда весна придет, не знаю», «Это вам, романтики», «Ярославна»), о моряках («Море шумит», «Прогулка», «Скрылись чайки»), о солдатах («Дорожка фронтовая», «Жди солдата», «Возраст призывной»). Но больше всего у Мокроусова песен о любви: «Назначай поскорее свидание», «Костры горят далекие», «Ясной ночкою», »Вечерком на реке», «Ты рядом», «Буду ждать тебя», «Всегда ты хороша», «Вьется в даль тропа лесная» и многие другие.
«Мокроусов – истинный лирик, – писал поэт Марк Лисянский, – он всегда мне представлялся Сергеем Есениным в музыке». Поэт так описывает свою первую встречу с ним: «Дверь мне открыл красивый, широкоплечий, плотный, крепкий, выше среднего роста, светлокудрый и голубоглазый человек в белой рубашке с лихо расстегнутым воротом. Что-то в нем было волжское, бурлацкое, разинское и в то же время очень простое и бесхитростное. Ничего от знаменитости. Открытый теплый взгляд из-под темных аккуратных бровей, добрая улыбка…»
Сходился с людьми Мокроусов нелегко, но подружившись, становился другом искренним и верным. С ним дружили многие композиторы, певцы, поэты-песенники.
Лисянскому принадлежат слова «Осенних листьев» – одной из лучших лирических песен. У нее было множество исполнителей: Обухова, Нечаев, Красовицкая, Алла Иошпе, полька Пшибыльска, Пугачева, молодая певица Зара и даже Аркадий Райкин.
В творчестве Мокроусова часто встречается шутка. Он и в жизни шутку любил, обладал замечательным чувством юмора.
Все его песни – и веселые, и грустные, и даже мужественные песни военных лет – отличаются задушевностью, проникновенностью. Композитор говорил, что в песню надо вложить душу, без этого она ровно ничего не стоит. И его душа – страстная, добрая, чуткая – видна в каждой песне. Его произведения отмечены высоким вкусом, чистотой и благородством чувств.
Обычно Мокроусов, работая над песней, сначала писал мелодию, а уже потом поэт сочинял слова.
Он пробовал себя в разных жанрах. Написал симфонию, оперу «Чапай», оперетту «Роза ветров». Популярны были танцы из этой оперетты. Но главной его любовью была песня. Кстати, деление на так называемую серьезную музыку и так называемую легкую весьма условно. Музыка делится на хорошую и плохую. Хорошая песня может быть глубже, содержательней, серьезней иной симфонии. Песня относится к классической музыке, как поэзия к прозе. Утверждение, что классическая музыка выше песни равносильно утверждению, что проза выше поэзии.
Последней работой Мокроусова – и какой удачной! – стала музыка к первой серии «Неуловимых мстителей». Когда начались съемки второй серии, композитора не стало. На режиссера фильма Эдмонда Кеосаяна личность Мокроусова произвела очень сильное впечатление: «Он был нежнейшим, искренним человеком. Да это же понятно, это видно по его музыке. Доброты он был неповторимой. <…> И, конечно, он был бесконечно ранимым, незащищенным, как всякий по-настоящему большой талант. <…> Есть у меня горькое, неутихающее чувство боли. Когда я вспоминаю о Борисе Андреевиче Мокроусове, великом русском песеннике (я не преувеличиваю – великом!), перед глазами встает картина – грустная, неповторимая, последняя… Гроб… И некому поднять.<…>Поднимали мы его со своими, «неуловимыми» – четверо пацанов 14 – 15-летних и я<…>Нет, не так должно было проводить в последний путь Бориса Андреевича Мокроусова. Не так!»
Не дожил композитор до успеха своей «Вологды». Интересна история этой песни. Написана она была вскоре после войны, но осталась незамеченной. В 1956 ее спел Нечаев. Однако и на этот раз она не завоевала популярности. Лишь в 1976, когда песню исполнил ансамбль «Песняры», она стала знаменитой. Спеть «Вологду» «Песняров» уговорил – с большим трудом – один из участников ансамбля, вологжанин. А если бы не уговорил?
Советская песня – это особое, уникальное явление. Сколько прекрасных мелодий! Сколько талантливейших композиторов! И Мокроусов – в первом ряду. Вот только званиями и наградами избалован он не был. Сталинская премия второй степени и звание заслуженного деятеля искусств Чувашской АССР – это явно мало для композитора такого масштаба. При всей своей доброте и мягкости Мокроусов в вопросах творчества был принципиален, тверд, упрям. Говорил то, что думал. Мог быть резок в оценках и суждениях. Правдивость была свойством его натуры, отмечал композитор Терентьев. Кто-то обижался. В Союзе композиторов у него были недоброжелатели. Некоторые обвиняли Мокроусова в «цыганщине». Это его-то, автора «Заветного камня»! Возможно, причина в этом.
Но главное, что его лучшие песни продолжают звучать. Это важнее любых премий и званий.
Три человека особенно близки и дороги мне: Лев Толстой, Достоевский, Мокроусов.
номер сообщения: 23-51-15011

10

nolletov

03.09.2017 | 06:20:11

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
ВЛАДИМИР НОЛЛЕТОВ

МЫСЛИ

Судьбы нет. Есть воля человека, среда и случай. Из их столкновений, переплетений и складывается человеческая жизнь.

Есть два суррогата бессмертия – дети и творчество.

Есть две святыни – истина и человеческая личность.

Самое здоровое психическое состояние – это безумное состояние любви.

Самое большое несчастье – утратить способность чувствовать себя несчастным.

Самая стройная и законченная философская система ничего не стоит, если она создана без участия сердца.

Слепая вера – от робости души и лености ума.

Прогресс – это увеличение доли культурных и порядочных людей.

Люди должны быть добрыми и гордыми, но чаще бывают или добрыми и не гордыми, или недобрыми и гордыми.

Люди не жалеют о том, что случилось в их жизни. Они жалеют о том, что не случилось.

Какие ошибки могут совершать люди, подчиняющие простые человеческие чувства отвлеченной идее!

В отношениях между людьми прав тот, кто сильнее любит.

Суть человека проявляется не столько в его поступках, сколько в его отношении к ним.

Никто не заслуживает так уважения, как русская женщина, и ни к кому не относятся с таким неуважением, как к русской женщине.

Русские превосходят всех в отзывчивости и уступают всем в культуре общения.

И реанимация, и эвтаназия спасают людей. Реанимация – от смерти, эвтаназия – от жизни.

Самоубийцы реже всего встречаются среди очень сильных и среди очень слабых людей. Сильным хватает сил самоубийство не совершить, слабым не хватает сил самоубийство совершить.

Лучше жизнь с девяноста девятью процентами страдания и одним процентом радости, чем жизнь без страдания и радости.

Скриншот – это селфи компьютера.

Самое обидное – понять, что надо жить не будущим, а настоящим, когда остается только прошлое.
номер сообщения: 23-51-15005

11

xajik

03.09.2017 | 11:50:28

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
Достаточно наивно, но забавно. как по мне .
А могу я или кто-то в этой ветке предлагать свои варианты-или корректировать авторские? Могло бы получиться интересное совместное произведение.
Например.
Судьба есть Это как одежда.
Реанимация и эвтаназия пытаются "спасти". Реанимация от быстрой смерти, эвтаназия-от долгой смерти (от постоянных реанимаций).

Есть 2 святыни. Все может быть святым и нет ничего святого. ( но совсем уж банально и избито в такой формулировке)

ПС. Мне почему то пришла ассоциация с тамадой ( и даже тамадой-аферистом, без обид ). Фразы просто универсальные по конструкции и содержанию на определенном этапе "подпития" компании.
Никто не заслуживает так уважения, как русская женщина, и ни к кому не относятся с таким неуважением, как к русской женщине.
Вместо "женщина" можно подставлять почти все , "за что пьют", меняя антураж.
номер сообщения: 23-51-15006

12

nolletov

03.09.2017 | 15:18:43

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
Hajik Спасибо за комментарии.Критику я люблю,если она не злобная.С обшей оценкой не согласен,но афоризм о русской женщине действительно неудачен,признаю.Неудачна и формулировка афоризма о святынях.Я ее смягчил, убрал слово "лишь".И зря.На самом деле афоризм звучит так:"Существуют лишь две святыни и т.д.Коллективное творчество только приветствую.Ваш вариант афоризма о реанимации остроумнее моего.
номер сообщения: 23-51-15018

13

nolletov

03.09.2017 | 15:20:35

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
art. Я хотел бы удалить все свои публикации.Как это сделать?
номер сообщения: 23-51-15019

14

арт.

created 2004.06.10 20.00.00

03.09.2017 | 15:32:37
Сайт

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
а зачем вы их сюда принесли, если не секрет?
номер сообщения: 23-51-15020

15

nolletov

03.09.2017 | 16:05:49

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
арт.Сейчас понял,что они не очень подходят для этого сайта.
номер сообщения: 23-51-15021

16

nolletov

03.09.2017 | 16:07:33

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
арт.Сожалею,если создал проблемы и неудобства.
номер сообщения: 23-51-15022

17

арт.

created 2004.06.10 20.00.00

03.09.2017 | 16:26:56
Сайт

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
если судить по заголовкам - очень даже подходят "для этого сайта"
удалить не проблема, жалко лишь потраченного времени.
номер сообщения: 23-51-15023

18

LB


Петербург

03.09.2017 | 17:12:22
Сайт

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
Не надо удалять, по-моему. Для нашего форума, действительно, вполне подходит.
номер сообщения: 23-51-15024

19

masterd

философ и сильный кмс
Москва

03.09.2017 | 17:18:46
Сайт

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
nolletov:
Прогресс – это увеличение доли культурных и порядочных людей.
В отношениях между людьми прав тот, кто сильнее любит.
оба раза очень хорошо сказано. Иногда если от человека остается лишь одна подобная осмысленная фраза - уже не зря прожил. А Вы вроде как можете еще написать... так что? Пишите еще. Успехов!

__________________________
Если Ваша философия не делает Вас счастливым, то грош ей цена.
номер сообщения: 23-51-15025

20

nolletov

03.09.2017 | 18:32:54

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
masterd:
nolletov:
Прогресс – это увеличение доли культурных и порядочных людей.
В отношениях между людьми прав тот, кто сильнее любит.
оба раза очень хорошо сказано. Иногда если от человека остается лишь одна подобная осмысленная фраза - уже не зря прожил. А Вы вроде как можете еще написать... так что? Пишите еще. Успехов!


Спасибо!
номер сообщения: 23-51-15026

21

xajik

03.09.2017 | 19:51:21

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
nolletov: Hajik Спасибо за комментарии.Критику я люблю,если она не злобная.С обшей оценкой не согласен,но афоризм о русской женщине действительно неудачен,признаю.Неудачна и формулировка афоризма о святынях.Я ее смягчил, убрал слово "лишь".И зря.На самом деле афоризм звучит так:"Существуют лишь две святыни и т.д.Коллективное творчество только приветствую.Ваш вариант афоризма о реанимации остроумнее моего.

Мне показалось. что Вы все таки немного обиделись на мой коммент. Зря.
Жанр максим или афоризмов в современном времени в чистом виде уязвим к критике и к вольному "использованию" (трактовке). Такое обобщение легко высмеять или довести до некоторого абсурда контрпимером, или другие варианты. Но в таком минусе есть и соответствующий плюс. Пускай "высмеивается", обрабатывается и дополняется и обрастает от этого глубиной и дополнительными смыслами.
имхо
номер сообщения: 23-51-15027

22

nolletov

03.09.2017 | 22:39:03

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
hajik,все совершенно верно за исключением того,что я обиделся.
номер сообщения: 23-51-15028

23

VicS

Любитель

06.09.2017 | 23:16:52

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
рОман?
И это точно стихи?
номер сообщения: 23-51-15030

24

nolletov

20.09.2017 | 06:03:13

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
VicS,думаю,что это все же стихи.Видел, как на вещевом рынке книги классиков мировой литературы,в неплохом состоянии,продавали по смехотворной цене.Общие тетради стоят дороже!Это меня поразило.Что касается ударения...Да,лучше: "...книгу Пруста..."
номер сообщения: 23-51-15034

25

onedrey

20.09.2017 | 06:16:53

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
Я бы хотел свои книги классиков забесплатно раздать, но мама пока против. В телефоне же всё есть!)
номер сообщения: 23-51-15035

26

nolletov

20.09.2017 | 07:18:35

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
onedrey,этот случай был лет 15 назад.
номер сообщения: 23-51-15036

27

nolletov

22.09.2017 | 14:59:14

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
ВЛАДИМИР НОЛЛЕТОВ

ЭТИ СТРАННЫЕ ШАХМАТИСТЫ…

– Почки у Фишера больные были,– говорил Юрий Глебович, маленький старичок в очках.– Необходима была операция. А он от нее отказался. От этого и умер… Шах!.. Не любил и боялся врачей, говорят.
Он, я и сероглазый, рыжеусый казах по имени Бауржан играли в шахматы «на вылет». Еще один сосед по купе, Иван, худощавый мужчина средних лет, от игры уклонился. Он сразу привлек мое внимание. Иван был тих, даже застенчив, выглядел рассеянным, растерянным, чем-то встревоженным. Он все время листал свою записную книжку и что-то подсчитывал, но теперь поднял на старичка свои синие детские глаза.
– Выходит, его странности в конце концов его и погубили,– заметил я.– Он же всегда со странностями был.
– Да, непредсказуемый был человек,– сказал Бауржан.
Эта тема заинтересовала всех. Лишь две пожилые женщины у противоположного окна говорили о своем.
– Именно,– согласился Юрий Глебович.– Стал чемпионом мира – и бросил играть. Титул свой отказался защищать. А ведь шахматы были для него всем. Большую часть гонорара за первый матч со Спасским пожертвовал какой-то секте…
Иван снова углубился в подсчеты, отметил что-то в блокноте, вздохнул и сказал вполголоса Бауржану:
– Не попал я в тему…
Судя по всему, они были давно знакомы. Бауржан сделал нетерпеливое и досадливое движение рукой и придвинулся поближе к столику.
– Был евреем, по крайней мере по матери, – и стал ярым антисемитом, называл холокост выдумкой, – продолжал Юрий Глебович, не отрывая взгляда от доски. – Был американцем – и возненавидел Америку, радовался терактам одиннадцатого сентября. Скитался по свету, без дома, без семьи…
– Возвращаться-то в США он не мог, – заметил я. – Там бы он десять лет тюрьмы получил. Свой второй матч со Спасским Фишер сыграл в Югославии и тем самым нарушил эмбарго против этой страны. А на письменное предупреждение госдепартамента он и в переносном, и в прямом смысле наплевал…
– Все-таки американские власти Фишера за это наказали: аннулировали паспорт, когда он жил в Японии. Он об этом не знал. Японцы за нарушение паспортного режима посадили его на восемь месяцев в тюрьму… Ну, теперь вам моих проходимцев не удержать!
– Опасные проходные, что и говорить,– согласился я.– Только вам мат в три хода.
– Промедлили вы с рокировкой,– сказал Бауржан.
– Совершенно верно… Думал: еще успею,– сокрушенно вздохнул Юрий Глебович, уступая ему место. Он немного помолчал, потом заговорил вновь: – У многих шахматистов странности были, не у одного Фишера. Пол Морфи в двадцать один год всех в мире победил. И навсегда оставил шахматы! Из-за несчастной любви как будто. А Стейниц, первый чемпион мира? Тот вообще с ума сошел.
– Это потому, что они гении,– заметил Иван.– Шахматы здесь ни при чем. Гениальность – это уже отклонение от нормы.
Я возразил:
– А по-моему, именно шахматисты – и гении, и простые смертные – чаще других совершают непонятные поступки…
– Совершенно верно,– вставил старичок, глядя на безбрежную степь за окном.
– Когда я инструктором шахматного клуба работал,– продолжал я,– много таких примеров видел. Был у нас страстный любитель блица, Сергей Лысых, кандидат в мастера. Играл от открытия клуба до закрытия. И внезапно пропал. Через четыре года я столкнулся с ним в автобусе. Он сказал, что в шахматы больше не играет и никогда в жизни не будет играть. Вот что он рассказал. Играли они дома с соседом в блиц. В острой позиции Лысых нашел неожиданную комбинацию и поставил эффектный мат. Смотрит: сосед обмяк, голову уронил. Сердце не выдержало! Так за доской и умер. С тех пор Лысых даже видеть шахматы не может.
Или вот Касым. Тоже все свободное время в клубе проводил. Весельчак был… Рокировка невозможна: король уже ходил… Играет, а сам напевает вполголоса. Неожиданно он изменился. Мрачным стал. Раздражительным. Не показывался по несколько дней. А затем и совсем исчез. Вдруг узнаем: покончил с собой! (Иван оторвался от записной книжки и испуганно посмотрел на меня.) Касым всю жизнь проработал на мебельной фабрике. Любил свою работу, считал фабрику вторым домом. После перехода к рынку она стала частным предприятием. Касыма, как и многих других, уволили. Он не мог понять, почему, за что. Каждое утро приходил на родную фабрику. Протестовал, требовал восстановить. Наконец, новому хозяину это надоело. Касыма вытолкали на улицу. Он пришел домой и повесился… – Мы помолчали.– Нельзя, конь связан. Это мат.
– Красиво,– покачал головой Бауржан.– Нет, вас только Ваня может обыграть.
Иван уже спрятал блокнот и внимательно и беспокойно слушал мой рассказ. Мы уговорили его сесть за доску. Он видимо не хотел играть, но и не хотел отказывать нам в просьбе.
Он безупречно разыграл дебют и в сложной позиционной борьбе стал ход за ходом меня переигрывать. Вдруг Иван «зевнул» качество.
– А взять мастера Сауле Акжанову,– опять заговорил я.– Сколько о ней писали в свое время!
– Помню, помню,– живо откликнулся Бауржан.– Надеждой республики ее называли… А потом – ни строчки.
– Это она с чиновником из шахматной федерации поругалась. И решила больше не выступать в соревнованиях. В расцвете сил!
– И кому она что доказала? – Бауржан был искренне огорчен.– Кого наказала? Того чиновника что ли? Себя!
– В том-то и дело. Загубила свою спортивную карьеру, свой талант… Сколько подобных историй я знаю.
– Может, это только исключения,– нервно заметил Иван.– Большинство шахматистов – люди рациональные, прагматичные. Они живут больше рассудком, чем эмоциями.
Бауржан посмотрел на него с сочувствием, даже тихо вздохнул.
– Ну, не знаю,– сказал я.– По моим наблюдениям шахматистам больше, чем другим людям свойственна незащищенность перед реальностью, неадекватная реакция на нее…
– Совершенно верно,– добавил Юрий Глебович.– Неадекватность, именно.
– Как же это связано с самими шахматами? – спросил Иван. Его, видимо, удручали наши доводы.
– Связь есть, и самая прямая.– Старик поправил очки и заговорил веско, с расстановкой, словно читал лекцию.– У меня своя теория на этот счет. Шахматы – это наиболее оторванный от реальной жизни вид человеческой деятельности. Это особый, замкнутый в себе мир. И шахматисты большую часть своей жизни проводят в этом мире… Недавно Карпов сказал в интервью, что у всех великих шахматистов или тяжелый характер, или ярко выраженная форма шизофрении…
– Карпов! – вдруг воскликнул Иван. Он повернулся к своему приятелю.– Ну да, Карпов. Как просто!
Мы недоуменно переглянулись. Иван рассеяно посмотрел на доску и сделал ход. Это была ошибка. С помощью несложного тактического удара я выиграл ферзя. Мой противник сдался.
– Поздравляю,– сказал удивленно Бауржан.– У пятикратного чемпиона области выиграли!
Чемпиона поражение, кажется, не особенно расстроило. Он сел на прежнее место, раскрыл записную книжку и углубился в расчеты. Затем показал книжку Бауржану (тот скривился) и негромко, но взволнованно произнес:
– Смотри, вот тут Карпов. Он ведь недавно свою кандидатуру на пост президента ФИДЕ выдвигал…
– А Каспаров неожиданно его поддержал,– вставил старичок.
– Да,– повернулся к нему Иван.– Но переизбрали Илюмжинова.
– Карпов еще в суд на него подал: тот якобы баллотировался с нарушениями. Иск отклонили.
– Да.– Иван снова обратился к Бауржану: – Смотри: вот здесь Илюмжинов. Какую тему не угадал! А это…
– Какие люди! Далеко собрался? – раздался вдруг насмешливый голос.
В проходе стояли двое. Молодые, здоровые, нагловатые. Они смотрели на Ивана. Он побледнел.
– Пойдем, побалакаем.
Иван покорно встал и пошел за ними. Бауржан заерзал на сиденье. Наступило молчание. Только наши соседки вели оживленную беседу, не обращая ни на кого внимания.
– Какие-то проблемы? – спросил, наконец, старичок.– И причем здесь Карпов? Он кроссворд решает?
– Ваня считает, что открыл секрет… – начал Бауржан и тут же замолк. Иван вернулся.
– Это они,– произнес он обреченно.– Сказали: последний срок – десять дней.
Бауржан лишь покачал головой. Иван сидел, грустно глядя себе под ноги. Мы молчали. Вдруг он встал.
– Ты куда, Ваня?
– Я… Я сейчас,– едва слышно ответил он и двинулся по проходу в сторону, противоположную той, откуда сейчас пришел. Бауржан немного подождал.
– Он убежден, что раскрыл секрет одной лотереи. Долго искал закономерность и, говорит, нашел. Они там якобы зашифровывают выигрышные номера в слова, фамилии, которые у всех на слуху, связаны с какой-то актуальной темой. Каждой цифре соответствует определенная буква…– Поезд замедлил ход. Мы подъезжали к какой-то станции.– Я глубоко в его объяснения не вникал, все это чушь полнейшая. Кто, значит, тему, слова угадает, тот выиграет. В общем, он теперь все бабки на билеты тратит. Естественно, почти всегда в пролете. Занимает деньги, с условием, что поделится выигрышем. В такие долги залез. Кредиторы…
– Еще одно подтверждение моей теории,– констатировал Юрий Глебович.
– Кредиторы счетчики включили. Ваня и у этих крутых приличную сумму занял. Они ему сейчас ультиматум поставили. А это ребята серьезные…
Поезд остановился. Внезапно одна из наших попутчиц вскрикнула. Мы обернулись. В окошке напротив мелькали вагоны встречного поезда. Казалось, наш поезд едет, а тот стоит. Женщина привстала и широко открытыми глазами глядела на что-то за окном.
– Клава, смотри! Мужик под поезд бросился!.. Да это же наш, тут сидел. Синеглазый… О-ох!

номер сообщения: 23-51-15038

28

nolletov

22.09.2017 | 15:02:24

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
ВЛАДИМИР НОЛЛЕТОВ

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ

Странно ушел Гик. Сидел с отрешенным видом в углу, почему-то уже в пальто, смотрел в пол. Вдруг у него вырвалось: «Э-эх! Одна у меня радость осталась – теплая шапка!» Он усмехнулся, нахлобучил шапку и, ни на кого не глядя, ни с кем не прощаясь, ушел.
Орлову, и так уже измотанному конфликтами этого дня, пришлось одному проводить воскресный блицтурнир. Участников набралось как никогда много. Он едва успевал записывать результаты, переводить стрелки часов, объявлять, кто с кем играет. Блицтурнир затянулся допоздна.
Домой он пришел совершенно опустошенным. Тяжелым выдалось это воскресенье. Он винил во всем Гика. И ругал себя за то, что помог ему устроиться на эту работу. Они были инструкторами шахматного клуба.
Зазвенел телефон. Это звонила Регина, жена Гика. Оказывается, он до сих пор не пришел домой. Это было странно.
Полулежа на диване, закинув руки за голову. Орлов заново переживал события этого дня.
Так получилось, что заключительный тур полуфинала первенства города, судьей которого был Орлов, совпал со стартом детского турнира. Здесь судейство вместо заболевшего директора клуба – опытного судьи – поручили Гику. Орлов сомневался, что он справится. Арбитром Гик бы никудышным, а судить детские соревнования, пожалуй, труднее всего. Ведь нет болельщиков более пристрастных и предвзятых, чем родители.
В клуб он пришел задолго до начала состязаний. Как всегда во время судейства, он был предельно собран, напряжен. Была очередь Гика делать уборку, но тот опаздывал. Орлов уже домывал полы, когда показалась полная, солидная фигура Гика.
– Виноват! Сорок минут автобус ждал! – Гик вынул, отдуваясь, из сумки книгу.– Какого я писателя открыл! Нароков. «Мнимые величины». Читаю – не могу оторваться. – Затем достал рулон ватмана и с гордостью развернул.– Всю семью заставил трудиться.
То была таблица женского чемпионата города – поручение директора. Орлов взглянул на аляповато сделанную таблицу бегло и равнодушно. Он торопился: вот-вот могли появиться первые участники, а он не хотел, чтобы они видели его со шваброй в руках. Гик ожидал, очевидно, горячих похвал. Лицо его выразило разочарование, но только на мгновение. С тем же видом человека, очень довольного собой, он протянул Орлову листок бумаги.
– Больше мы с тобой должны денег зарабатывать, Сережа. Жена уже недовольство высказывает. У меня несколько идей возникло.
Идеи эти были пронумерованы, некоторые, видимо особенно ценные, – подчеркнуты.
Получали они в самом деле немного, Зарплата инструкторов слагалась из денег за прокат шахмат и часов, судейских и, главное, тридцати процентов от взносов «уикэндовских» блицтурниров. Кроме того, они взялись выполнять обязанности уборщицы. Возможно, в их работе и можно было что-то улучшить, но предложения Гика были наивны и нереальны. Орлов даже не дочитал до конца.
– Нет, не то. – Он вернул листок. Гик переменился в лице, но промолчал.– Ты сейчас часы подготовь. Контроль – полтора часа. Если надо – заведи.
Наконец, соревнования начались. На втором часу игры в зал, где проходил полуфинал, заглянул Гик с и заговорщицким видом позвал Орлова. Он повел его в комнату инструкторов. Здесь все было готово к чаепитию.
– Коржики необыкновенные! Жена испекла. Это – медовые. Это – яичные. Садись.
– Яша, чай потом, после тура. Мы не можем надолго отлучаться.
И словно в подтверждение его слов послышался недовольный женский голос:
– Арбитр!
Они вышли в коридор. К Гику подскочила мама одного из участников детского турнира.
– Где вы пропадаете? Мой Петя проиграл несправедливо! Жижикин дочке подсказывал! И я видела, и другие… У них целая система разработана. Если ход Жижикиной, она пальчиком то над одной фигурой водит, то над другой. А сама – зырк на папочку. Кивнет он головой чуть-чуть, значит, этой фигурой надо ходить. Таким же манером он ей подсказывает, на какое поле пойти…
Она, оглядываясь на Гика, направилась в зал, где играли дети. Тот с озабоченным видом последовал за ней.
Орлов вернулся в свой зал. Прошелся между столиками, понаблюдал за поединком Мкртчана и Хавкина. В нем решалось, кто из них выйдет в финал. Оба были шахматистами амбициозными, вспыльчивыми, и эта партия беспокоила его. Однако пока все протекало мирно. А вот в соседнем зале, кажется, разгорался скандал. Он заглянул туда и увидел такую картину. Петя громко плакал. Еще громче плакала его победительница Аня Жижикина. Петина мама кричала: «Ей подсказывали. Партию надо переиграть!» Гик был в замешательстве. Один Жижикин сохранял спокойствие и добродушно отвергал все обвинения.
– На доске мат,– промямлил Гик.– Черные проиграли.
– Прекрасно! Тогда мы выходим из турнира. Верните взнос. Пойдем, сынок!
Гик поспешно отдал деньги. Когда Петя с мамой ушли, Орлов отвел Гика в комнату, соединявшую оба зала.
– Зачем ты деньги вернул? Турнирные взносы не возвращаются.
– Я свои отдал.
– Еще лучше! Ну ладно. Это мы решим. А что она там о свидетелях говорила? Надо было у них спросить.
– Ну какие свидетели, Сережа? – поморщился Гик.– мы же не следователи… Да я сам видел, что Жижикин подсказывал.
Орлов удивленно посмотрел на него.
– И что же ты сделал?
– Встал возле их столика, как будто партией заинтересовался, и загородил Жижикину.
– И что, так все время и стоял? А почему ему замечание не сделал?
– Да неудобно как-то. Взрослый человек… А потом он ушел, и я решил чай поставить.
Орлов лишь развел руками.
– Где судья? – донесся вдруг капризный голос Хавкина.
– Требую ничью,– нервно заговорил он, когда Орлов вошел в зал.– Белые играют на время. Ходят слоном туда-сюда.
– Не туда-сюда, а перевожу фигуру на лучшую позицию, – возразил Мкртчан . – Не туда-сюда!
У белых оставалось пять минут. У черных – одна. Запись партии уже не велась. Положение на доске было равным. По новому правилу ФИДЕ шахматист мог потребовать ничью, если у него осталось меньше двух минут, а соперник играет на время, то есть делает бесцельные ходы, ожидая паления флажка у противной стороны. Это правило можно трактовать очень широко, поэтому оно сразу стало постоянным источников конфликтов и мукой для судей.
– Продолжайте, – сказал Орлов. – Я посмотрю, потом приму решение.
В зал заглянул толстый мальчик в очках. Это был Гилязетдинов, главный фаворит турнира школьников.
– Сергей Петрович, у меня две минуты осталось, Я хочу ничью, а судьи нет.
Орлов нашел Гика в комнате инструкторов с чашкой чая в одной руке и с коржиком в другой.
– Я только на минуту. Так есть захотелось!– с виноватым видом объяснил Гик. Поесть он любил.
– До конца тура осталось совсем немного. Неужели нельзя было потерпеть? Там тебя Гилязетдинов ищет.
Гик поставил чашку и поспешил в свой зал. Орлов вернулся в свой, подошел к столику, где играли Мкртчан и Хавкин. В соседнем зале загромыхал бас тренера Мальцева:
– Какая еще ничья! – Заскрипели половицы, и в дверном проеме показалась богатырская фигура. Никогда не видел Орлов Мальцева таким сердитым. – Сергей, можно тебя на секунду? – В отсутствие директора Орлов чувствовал себя ответственным за все происходящее в клубе. Он пошел с Мальцевым в другой зал.– У моего пешка лишняя, и времени больше, а он ничью присудил!– гремел тренер.– Мы неделю к этой партии готовились. И вообще. За порядком не следит, книгу все читает. Безобразное судейство.– Они остановились у ленты, разделявшей игроков и зрителей, напротив столика, за которым сидели мальцевский ученик и Гилязетдинов. Рядом стоял растерянный Гик. Мальцев посмотрел ему в глаза и повторил: – Бе-зо-бразное! Или партия продолжается, или я пишу протест.
Лицо Гика стало надменным.
– Ничья, – объявил он безапелляционным тоном. Гик был мягок, уступчив, панически боялся скандалов, но когда он чувствовал себя оскорбленным, в нем просыпался характер гордый и достаточно сильный.
Мальцев повернулся к Орлову, как бы ища поддержки. Тот развел руками.
– Я вмешиваться не могу. Все решает судья.
– Тогда попрошу лист бумаги!
Орлов направился к себе. Хавкин и Мкртчан спорили.
– У черных флажок упал.– Мкртчан показал на циферблат.
– Белые играли на время,– стоял на своем его противник.
Орлов немного подумал.
– Я игры на время не заметил. Белые выиграли.
– Не заметили? – язвительно спросил Хавкин.– А как вы могли заметить? Вас же не было. Я продаю протест!
Орлов покраснел. Он считал протест чем-то позорным для судьи. С ним такое случилось впервые.
– Это ваше право,– буркнул он и отошел к другому столику, где начинался цейтнот.
И в который уже раз за сегодняшний день услышал:
– Судья! Судья! – Возгласы доносились из зала напротив.– У белых часы стоят!
Он пошел туда. Гика не было. Он завел часы, покачал головой (Говорил же: «Заведи!») и отправился его искать. Тот с мрачным видом шагал взад и вперед в конце коридора. И тут Орлов не выдержал.
– Ты что здесь делаешь? – заорал он.– Там у тебя в трех партиях цейтнот обоюдный! Сейчас же иди в зал!
Гик вздрогнул, челюсть его на миг отвисла. Он засеменил, почти побежал, по коридору, изо всех сил стараясь сохранить достоинство.
Вскоре тур закончился. Столкнувшись с Гиком в смежной комнате, Орлов сказал:
– А Мальцев был прав, это игровая позиция. Нельзя в таких случаях ничью присуждать. Я же объяснял.
– Гилязетдинов показывал варианты,– возразил Гик холодно и высокомерно.– Везде ничья.
– Да не должен он был ничего показывать! – Орлов все больше раздражался.– Эти варианты ему надо было во время игры найти. Выходит, ему его же цейтнот помог: если бы он время экономнее расходовал, пришлось бы ему за доской ничьей добиваться. А так осталось две минуты, потребовал ничью и – пожалуйста. Где же логика?
Гик не отвечал. Это был их последний разговор…
В половине одиннадцатого он набрал номер Гика. Тот все еще не появился. Загулять Гик не мог: он был трезвенником и примерным семьянином. Что же произошло?
Гик как-то рассказал Орлову такой случай. Он возвращался вечером из клуба, спустился в подземный переход недалеко от своего дома. Внезапно из темноты выступил молодой парень, приставил к нему нож и потребовал денег. Гик продолжал идти, надвигаясь на него своим массивным телом. Парень растерялся, отошел в сторону. Гик, не ускоряя шаг, продолжил свой путь… А если они снова встретились? Если тот, с ножом, на этот раз не растерялся?
Он позвонил снова, рассказал Регине об этом происшествии. Она сказала, что сын с другом уже спускались в тот переход. Сама она звонила в милицию, во все больницы. Никаких следов.
Он заходил по комнате.
В каком приподнятом настроении появился сегодня в клубе Гик. И в каком ушел! Бестактен был с ним Орлов. А его крик! Ему стало стыдно.
Они познакомились лет тридцать назад в шахматном кружке Дворца пионеров. Яша запомнился ему самолюбивым, обидчивым подростком, немного не от мира сего. Вновь они встретились много лет спустя, случайно, на улице. Страна тогда уже перешла к рыночным отношениям. Гик показался ему каким-то растерянным, потрепанным жизнью. Он рассказал Орлову, что год назад потерял хорошую работу, сейчас получает пособие по безработице, что каждый месяц надо проходить через унижения, чтобы его получить. И охотно согласился работать инструктором.
Он ходил по комнате и думал о Гике.
В прошлом году директор клуба послал Яшу встретить шахматиста из района. Тот не приехал. Яша в мороз ждал его на остановке два часа. И, похоже, ждал бы еще, если бы Орлов не пришел за ним и не привел в клуб. Нет, в халатности и разгильдяйстве Гика обвинить было нельзя.
Когда директор хотел похлопотать в спорткомитете о присвоении Яше первой судейской категории, тот был против, считая (совершенно справедливо, между прочим), что не заслужил это звание.
Вспомнились их разговоры о литературе, философии. Лишь с ним мог Орлов серьезно беседовать на такие темы. Иногда они покупали друг у друга книги, при этом долго и своеобразно торговались: один хотел подороже купить, другой – подешевле продать. Однажды Яша пришел неожиданно в гости с двумя тяжелыми сумками. В одной были книги (лишни, по его словам; подарок Орлову), в другой – всякие яства. Он любил дарить и угощать.
– Какой забавный, – с улыбкой сказала после его ухода жена. – Я дверь открываю, он стоит, с ноги на ногу переминается. Потом представился: «Инструктор шахматного клуба Яков Гик». Это большой ребенок…
Он еще раз позвонил. Яша не вернулся.
Он вспомнил один Яшин звонок. Тогда у Орлова умер брат, жена лежала в больнице. Яша был немногословен: «У тебя есть рассказ Попова «Ленин в Брюсселе»? Прочти его. Когда у меня плохое настроение, я обязательно его читаю».
Личность Ленина всегда интересовала Орлова. Для него одинаково неприемлемым было и обожествление вождя до перестройки, и глумление над ним потом. В Ленине он видел фигуру трагическую. Ему было непонятно, как по вине человека, хорошего по своей натуре и воспитанию, могло совершиться столько зла. Он нашел рассказ. Действие происходит в эмиграции. В гости к автору приходит Ленин, сразу замечает, что тот чем-то расстроен, и своим деликатным участием рассеивает мрачное настроение хозяина. То ли от чтения с теплотой написанного рассказа, то ли от самого звонка, ему в самом деле стало легче.
Сейчас он почему-то представил, как этот рассказ читает Яша. Удобно устроился дома в своем огромном кресле, причмокивает от удовольствия (есть у него такая манера), умиляется ленинской чуткости. Наверное, в такие минуты он вполне счастлив. Это его мир, мир книг, мир высоких мыслей и чувств. Как трудно ему, вероятно, возвращаться в реальность, непонятную, чуждую. В юности и Орлов испытывал дискомфорт от таких возвращений в реальную жизнь. Потом он приспособился – душу приспособил – к среде, к работе, и жить стало удобнее.
Орлов то ложился на диван, то вскакивал и ходил из угла в угол. Как же он до сих пор не замечал, что рядом такой человек. Глубоко порядочный. Непоколебимо честный. Настоящий интеллигент… Настоящий человек! А ведь Яша всегда тянулся к нему, хотел стать ему другом. Может, и считал, что они друзья.
В час ночи раздался звонок. Орлов бросился к телефону. Он узнал хрипловатый голос мастера Тепловицкого.
– Яша пропал! Мне сейчас звонила его жена, спрашивала, не у меня ли он. В клубе сегодня ничего не произошло?
Орлов все рассказал, смягчив, правда, краски.
– Так, так… – Теплицкий помолчал. – Яша же немного со странностями. Раньше он в престижной фирме работал. Программистом. Как-то шеф (хам, кстати) накричал на него. Яша встал и ушел. И до двух ночи бродил по году. Его тогда в больницу положили…
Этого Орлов не знал. Он долго ходил по комнате. Больше он не скажет Яше ни одного резкого слова. Они обязательно станут настоящими друзьями! С этой мыслью он прилег на диван и задремал.
Проснулся он на рассвете и тут же позвонил Гикам. Яша не пришел.
Он не нашелся ни через неделю, ни через месяц, ни через год. Он исчез навсегда. И навсегда осталось у Орлова в душе чувство вины.
номер сообщения: 23-51-15039

29

masterd

философ и сильный кмс
Москва

22.09.2017 | 20:53:02
Сайт

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
Замечательные рассказы, хоть и грустные
Пишите еще... Спасибо!

__________________________
Если Ваша философия не делает Вас счастливым, то грош ей цена.
номер сообщения: 23-51-15040

30

nolletov

22.09.2017 | 22:45:55

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
Спасибо! Рад, что понравилось.
номер сообщения: 23-51-15041

31

nolletov

26.09.2017 | 10:53:35

все его сообщения:
за день, за месяц,
за все время
Первая десятка лучших шахматистов всех времен мне видится такой: 1.Морфи 2.Стейниц 3.Ласкер 4.Капабланка 5.Алехин 6.Ботвинник 7.Фишер 8.Карпов 9.Каспаров 10.Карлсен. Карлсен попал сюда за удивительный рейтинг 2014 года - 2889! Долго выбирал между Ботвинником и Талем. Остальных включил в десятку без особых колебаний.
Интересна десятка Фишера с его комментариями. Он составил ее, если не ошибаюсь, в шестидесятые годы. Привожу то, что осталось в памяти. За дословную точность цитат не ручаюсь.
1.Стаунтон ("Изучая партии Стаунтона, я открыл, что они полностью современны".) 2.Морфи ("Морфи побил бы любого из живущих сегодня".) 3.Стейниц 4.Чигорин 5.Тарраш ("Его игра была остра как бритва".) 6.Капабланка 7.Алехин ("Он никогда не был моим героем, я никогда не следовал его стилю игры... Алехин развивался медленнее, чем большинство... За доской он излучал мощное влияние, действовавшее на его противников устрашающе".) 8.Решевский 9.Таль ("Он ждет одного хода-выстрела".)10.Спасский ("Спасский сидит за доской с тем же каменным выражением, когда матует или когда его матуют. Он может отдать фигуру, и вы никогда не знаете, зевок это или фантастически глубокая жертва".)
Ласкеру, как ни странно, места в десятке не нашлось. Примечательна характеристика Тарраша, одного из столпов позиционной игры.
номер сообщения: 23-51-15045