суббота, 30.07.2016
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Sinquefield Cup04.08
Олимпиада. Баку01.09

Интервью

Владимир БАРСКИЙ
международный мастер

КОРЧНОЙ О ЗОЛОТОЙ МОЛОДЕЖИ

Мой товарищ, большой любитель шахмат Александр Быковский с детства болеет за Корчного. Мало того, что он родился в один день со своим кумиром – 23 марта (правда, на 38 лет позже), так еще и вырос в диссидентской среде, в которой поддерживать любимца советского народа Анатолия Карпова считалось «не комильфо».

Недавно у Александра возникла идея – написать о Викторе Львовиче книжку. Поразмыслив, выбрали тему с условным названием «Корчной против шахматных внуков»: мы хотим рассказать о жизни легендарного гроссмейстера в последние 10-15 лет, о его встречах за доской с игроками, которые младше на несколько поколений. Бесспорно, Виктор Львович Корчной – уникальное явление в мире шахмат, его победы над молодыми гроссмейстерами словно раздвигают границы времени. Не берусь судить о том, каким он был в молодости, но даже в почтенном возрасте Корчной решительно не хочет становиться белым и пушистым. Он резок и бескомпромиссен в суждениях, высокопрофессионален в своем отношении к шахматам, крайне требователен и к себе, и к другим. Далеко не все его высказывания справедливы и тем более безобидны, но с ним никогда не бывает скучно.

Александр давно мечтал познакомиться с Виктором Львовичем, и вот представился удобный случай: Корчной приехал в Суздаль на Мемориал Ботвинника.

17 августа, в день 100-летнего юбилея Патриарха, на турнире был выходной. В 6 утра мы выехали из Москвы, в 9.30 были на месте. Виктор Львович со своей супругой Петрой только-только закончили завтрак и вышли из ресторана.

Увидев нас издалека, Корчной воскликнул: «О, это ко мне!» Петра собиралась на экскурсию по городу, которую устроили организаторы, и звала с собой мужа, но Корчной отшутился:

– Я не езжу по экскурсиям. Чукча не экскурсант, чукча сам экспонат!

День удался на славу – теплый, солнечный. Мы устроились на скамейке прямо во дворе гостиницы. Конечно же, людей, родившихся в один день, не могли не волновать различные астрологические вопросы. Корчной высказал интересную мысль:

– Люди, родившиеся между созвездиями, имеют больше энергии, они черпают ее из двух созвездий. Не случайно Ленин, Сталин, Гитлер – они все родились в 20-х числах. Поскольку сам я появился на свет божий 16-го, оставалось только позавидовать этим счастливым людям.

Мы рассказали Виктору Львовичу о своем книжном замысле, о том, что некоторые молодые гроссмейстеры (например, Никита Витюгов, Руслан Пономарев, Борис Гельфанд) по нашей просьбе поделились своими впечатлениями от общения с Корчным за доской либо во время совместной работы над шахматами. На вопрос, не хочет ли он получить распечатки с этими рассказами, Корчной ответил отрицательно:

– Я не собираю такие вещи. У меня обычная, примерно 40-метровая квартира; где же я буду все это хранить?

У Виктора Львовича было в тот день отличное настроение, он много шутил, вспоминал дела давно минувших дней, легко перепрыгивая на волнах памяти и на 30, и на 50 лет назад. Когда же речь зашла о современных шахматистах, я попросил разрешения включить диктофон.

Не размениваясь по мелочам, Корчной первым делом дал характеристику лидеру мирового рейтинг-листа:

– Я не вижу у Карлсена шахматных данных и не совсем понимаю, почему он добивается таких невероятных успехов. Я догадываюсь почему, но это не имеет прямого отношения к шахматам.

В новое издание книжки моих избранных партий (она вышла к 80-летию Корчного на английском языке – В.Б.) я добавил кое-что. Например, партию, которую выиграл в матче 1974 года у Мекинга. Центральная партия всего матча – седьмая. Я мог ее проиграть, и тогда Мекинг, возможно, выиграл бы матч. Я был переигран в дым!.. Мне все же удалось отложить партию в эндшпиле без пешки. Он крупный шахматист, выиграл два межзональных турнира, а я без пешки; в общем, я себя похоронил… И что же? Я выиграл эту отложенную! Без пешки, в эндшпиле! И задумался: как же такое возможно?

Рассказ о партии я начинаю так: «В мире шахмат есть несколько человек с совершенно невероятными гипнотическими способностями. Я считаю, что Энрике Мекинг находится в группе из трех человек, которые добивались успехов не всегда шахматным путем. Это Михаил Таль, Магнус Карлсен и Энрике Мекинг».

Я это написал. Кто мне возразил? Каспаров не согласен, но это его дело! У меня свое представление о жизни и свое представление о шахматистах. Человек, который за доской заставляет соперника играть так, как он хочет. Потом он приходит домой, а противника напротив нет; и в результате он проигрывает ничейную позицию. Это не шахматы, а совсем другое! Вот так.

На эту тему я еще разговаривал с Иванчуком. Вот я смотрю партии и не понимаю, как гроссмейстер может сделать ход ферзь d1-d2 против Гири в защите Грюнфельда. Это такой некрасивый ход; гроссмейстер не может так пойти! Это что-то ненормальное.

М. Карлсен – А. Гири
Вейк-ан-Зее 2011
Защита Грюнфельда D76

1.d4 Nf6 2.c4 g6 3.g3 Bg7 4.Bg2 d5 5.cxd5 Nxd5 6.Nf3 Nb6 7.Nc3 Nc6 8.e3 0-0 9.0-0 Re8 10.Re1 a5

11.Qd2 e5 12.d5 Nb4 13.e4 c6 14.a3 cxd5 15.axb4 axb4 16.Rxa8 bxc3 17.bxc3 Nxa8 18.exd5 Nb6 19.Rd1 e4 20.Ng5 e3 21.Qb2 Qxg5 22.Bxe3 Qg4. Белые сдались.

Я сказал об этом Иванчуку, а он ответил: «Ну, это одна партия». А я думаю, что можно насчитать много таких партий. Это что-то не то, это связано с психикой, но подобная игра не имеет отношения к чистым шахматам. Вот поэтому я так отношусь к Магнусу Карлсену.

– Думаете, он воздействует на соперников?

– Вероятно. Я еще сказал Иванчуку: «Я завидую двум людям, вам и Каспарову, по-хорошему завидую: потому что вы смогли столько красивого внести в шахматы. А еще я не по-хорошему завидую Магнусу Карлсену: человеку, который не работает над шахматами и при этом добивается огромных успехов, левой рукой обыгрывает всех, кого хочет!» Иванчук ответил, что он видит в Магнусе Карлсене какую-то работу мысли, что не случайно тот придумывает такие странные ходы. В общем, мы разошлись во мнениях. Кроме того, у меня осталось впечатление, что Иванчук не понял мою мысль о том, что ему я завидую по-хорошему, а по-плохому – Магнусу Карлсену! (смеется). Вот так! Можете писать!

– А вы считаете, что сильный ход в подавляющем большинстве случаев должен быть эстетически красивым?

– Я бы так не сказал, что обязательно эстетически красивым. Но неэстетичные ходы человека-гроссмейстера нервируют. Неэстетичный ход – это чрезвычайное происшествие!

– Очень интересное рассуждение. А вот совсем недавно на Суперфинале чемпионата России Морозевич в партии с Грищуком сыграл Qd1-e2, загородив тем самым слона f1. Тоже плохой ход?

– Может быть, это был королевский гамбит? Я видел, он так играл в королевском гамбите.

– Приятно, что вы помните ту партию (Морозевич – Соколов, Сараево 2000), ведь ту новинку удалось придумать как раз мне!

А. Морозевич – И. Соколов
Сараево 2000
Королевский гамбит С34

1.e4 e5 2.f4 exf4 3.Nf3 Ne7 4.d4 d5

5.Qe2!?

– Да? Поздравляю вас!

– Спасибо. Но на сей раз он сыграл так в ферзевом гамбите.

А. Морозевич – А. Грищук
Москва 2011
Ферзевый гамбит D31

1.d4 d5 2.c4 e6 3.Nc3 Be7 4.cxd5 exd5 5.Bf4 c6 6.e3 Bf5 7.h3 Nd7 8.Nf3 Qb6

9.Qe2!?

– Нет-нет, это ничего! Наоборот – очень живо!

– Но ведь Карлсен сейчас на самом верху, он первый номер рейтинг-листа.

– Удивительно! Я не могу признать, что это правильно.

– И при этом он отказался от борьбы в матчах претендентов.

– Да, я об этом тоже хотел сказать. И вот еще что. Сергей Карякин и Магнус Карлсен недавно разделили первое место на турнире в Румынии, и на обложке шахматного журнала напечатали снимок: счастливый Карякин и улыбающийся сквозь зубы Карлсен. Я бы хотел сказать Карякину: конечно, это очень приятно – сфотографироваться с первым шахматистом мира. Но не нужно забывать, что Вы, Карякин, хотите стать чемпионом мира, и для этого Вы отправились в Москву. А Магнус Карлсен – он принципиально стоит на позициях не профессиональных, а любительских. Вот он любитель, и он прибивает профессионалов! То есть Магнус Карлсен – он против Вас! Против Вас лично как претендента на мировое первенство. Вы не забывайте этого, Карякин, когда фотографируетесь с ним! Это все, что я хотел сказать.

– Вы знакомы с Сергеем Карякиным?

– Нет, не знаком. Но я вижу, что он нормальный человек.

– Он очень приятный, интеллигентный, доброжелательный. Но не слишком ли он мягкий для того, чтобы стать чемпионом мира?

– Такая мысль мне в голову не приходила. Ничего не могу сказать по этому поводу.

– А кого из молодых шахматистов вы считаете наиболее талантливыми и перспективными?

– Я не подготовлен к этому вопросу. Я действительно мало слежу за шахматами, поскольку плохо отношусь к Интернету. Могу сказать только, что Непомнящий тоже поднимается, но мне кажется, иногда он делает неожиданные ходы просто для того, чтобы было неожиданно.

– С кем из молодых вам интересно было играть? Вы, например, не так давно обыграли Каруану…

– С Каруаной дело обстояло так. Я проиграл ему до этого несколько партий, причем в одной из них просрочил время в лучшем положении. Это значит, что не было никаких бонусов за сделанный ход. А за доской я видел, что у него тоже было плохо со временем, и он очень волновался. Я воспринял это не так, как нужно, и после партии сказал ему, что он не будет играть в шахматы! Причем надо отметить, что он уже в этот момент играл! Но выглядело так, что он не будет играть в шахматы, потому что он слишком сильно волновался во время партии. Я не учел, что у него был цейтнот, а он не привык сидеть в цейтноте. Короче, я извиняться не собираюсь, но он-то запомнил мои слова, передал их людям!

– Пожаловался на вас, да?

– Пожаловался – это очень сильное слово. Но, тем не менее, пожаловался! (смеется). Вот так.

– Виктор Львович, вы не раз говорили, что после 1981 года спортивная составляющая шахмат для вас сведена к минимуму, поскольку вы перестали бороться за корону. Сейчас для вас имеет значение, против кого вы играете – в ветеранском турнире или против молодежи?

– Я думаю, возраст соперника не играет никакой роли.

– Все равно, кто сидит напротив – Аниш Гири или Лайош Портиш?

– Да. Скажем, незадолго до турнира в Суздале я играл в чемпионате Швейцарии. Нет, возраст соперников не играет роли.

Опасаясь, что своими расспросами утомили Виктора Львовича, мы с Александром думали было потихоньку откланяться, но Корчной захотел продолжить общение и пригласил нас в свой номер, в котором – по легенде – останавливался Д.А.Медведев во время визита в Суздаль. Потом возникла идея посидеть в кафе. Говорили обо всем: о войне, о советской жизни, о литературе, о музыке, но главным образом – о шахматах. Конечно, говорил в основном Корчной, а мы слушали Мэтра с открытым ртом. Почему? Вроде бы, ничего сенсационного он не сказал, и далеко не со всеми его словами я был согласен. Знаю, что Корчной бывает очень разным, что он крайне субъективен в оценках и категоричен в выводах. Наверное, все дело в том, как он себя ведет, как разговаривает, как относится к собеседнику. Во всем видна личность огромного масштаба, и для этой личности главное дело на земле – это шахматы.

Процитирую Никиту Витюгова, который три года назад провел два сбора с Виктором Львовичем и после этого за короткий период прибавил почти 100 пунктов Эло: «Наверное, все люди в какой-то момент задаются вопросом о значимости того, что они делают в жизни. Надо ли отдавать этому все свои силы, или это чисто техническая работа ради денег, и все? Тогда меня занимал именно такой вопрос: тем ли я занимаюсь? С одной стороны, шахматы – это здорово, интересно, но вот у врачей, учителей – работа реальная, а что такое шахматы? Так, игра, нечто абстрактное. Безусловно, пример Виктора Львовича меня вдохновил. Я видел, что легендарный гроссмейстер, человек и вне шахмат с мировым именем с полным осознанием того, что он делает, посвящает шахматам буквально все свое время, каждую минуту своей жизни! Конечно, это оказало на меня сильное воздействие».

Во время нашей короткой встречи в Суздале мы с Александром Быковским ощутили то же самое: человек с мировым именем живет шахматами, думает о них ежеминутно. Такая невероятная увлеченность любимым делом встречается в наши дни нечасто, а воздействие на людей оказывает колоссальное. Воздействие, которое вдохновляет и, я бы сказал, освежает наше восприятие жизни.

Все материалы

К Юбилею Марка Дворецкого

«Общения с личностью ничто не заменит»

Кадры Марка Дворецкого

Итоги юбилейного конкурса этюдов «Марку Дворецкому-60»

Владимир Нейштадт

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 1

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 2

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 3

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 4

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 5

«Встреча в Вашингтоне»

«Шахматисты-бомбисты»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 3-я»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 4-я»

«От «Ультры» – до «Эшелона»

Великие турниры прошлого

«Большой международный турнир в Лондоне»

Сергей Ткаченко

«Короли шахматной пехоты»

«Короли шахматной пехоты. Часть 2»

Учимся вместе

Владимир ШИШКИН:
«Может быть, дать шанс?»

Игорь СУХИН:
«Учиться на одни пятерки!»

Юрий Разуваев:
«Надежды России»

Юрий Разуваев:
«Как развивать интеллект»

Ю.Разуваев, А.Селиванов:
«Как научить учиться»

Памяти Максима Сорокина

Он всегда жил для других

Памяти Давида Бронштейна

Диалоги с Сократом

Улыбка Давида

Диалоги

Генна Сосонко:
«Амстердам»
«Вариант Морфея»
«Пророк из Муггенштурма»
«О славе»

Андеграунд

Илья Одесский:
«Нет слов»
«Затруднение ученого»
«Гамбит Литуса-2 или новые приключения неуловимых»
«Гамбит Литуса»

Смена шахматных эпох


«Решающая дуэль глазами секунданта»
«Огонь и Лед. Решающая битва»

Легенды

Вишванатан Ананд
Гарри Каспаров
Анатолий Карпов
Роберт Фишер
Борис Спасский
Тигран Петросян
Михаил Таль
Ефим Геллер
Василий Смыслов
Михаил Ботвинник
Макс Эйве
Александр Алехин
Хосе Рауль Капабланка
Эмануил Ласкер
Вильгельм Стейниц

Алехин

«Русский Сфинкс»

«Русский Сфинкс-2»

«Русский Сфинкс-3»

«Русский Сфинкс-4»

«Русский Сфинкс-5»

«Русский Сфинкс-6»

«Московский забияка»

Все чемпионаты СССР


1973

Парад чемпионов


1947

Мистерия Кереса


1945

Дворцовый переворот


1944

Живые и мертвые


1941

Операция "Матч-турнир"


1940

Ставка больше, чем жизнь


1939

Под колесом судьбы


1937

Гамарджоба, Генацвале!


1934-35

Старый конь борозды не портит


1933

Зеркало для наркома


1931

Блеск и нищета массовки


1929

Одесская рулетка


1927

Птенцы Крыленко становятся на крыло


1925

Диагноз: шахматная горячка


1924

Кто не с нами, тот против нас


1923

Червонцы от диктатуры пролетариата


1920

Шахматный пир во время чумы

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум