среда, 20.09.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Остров Мэн23.09
Клубный Кубок Европы07.10
Командный чемпионат Европы27.10

Юбилей

ПРИВИВКА СВОБОДЫ
К 85-летию Якова Нейштадта

Сам Яков Исаевич пишет, что этот юбилей – грустный. Не знаю, не знаю… Для него самого, возможно, и так: добрая половина жизни, как ни крути, уже позади. Но для меня 85-летие любимого мэтра – событие радостное, я бы даже сказал, духоподъемное. Не потому, что есть достойный повод выпить (для этого-то как раз повод не требуется), а от сознания великой, продлевающей жизнь силы, заложенной в свободном творчестве. И пока такие талантливые, остроумные, сильные духом люди еще населяют наш шахматный мир, я чувствую себя защищенным от носорогов, которые по-прежнему так и норовят вытоптать вокруг всё живое. С годами понял, что именно прививка свободы, полученная в юности от фронтовиков (Нейштадт, Хенкин, отец), во многом сформировала меня как личность. За это, как говорится, отдельное спасибо!

Сергей Воронков

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА ЮБИЛЯРА

Литератор, теоретик и историк шахмат Яков Исаевич Нейштадт родился в октябре 1923 года в Москве.

В годы войны окончил пехотное училище и лейтенантом, командиром стрелкового взвода и роты, участвовал в боях под Харьковом, Кривым Рогом, Кировоградом, в Молдавии. Был дважды ранен – в 1942 и 1944 годах.

После демобилизации окончил юридический факультет МГУ.

В 1955–1973 годах – ответственный секретарь журнала «Шахматы в СССР», в 1974–1979-м (до конца издания) – зам. главного редактора и главный редактор газеты «64».

Мастер в очной игре (1961), международный (1971) и заслуженный международный мастер ИКЧФ (2003).

Широкой известностью пользуются его книги, вышедшие в 13 странах. Это исследования творчества корифеев прошлого, дебютные монографии, руководства и пособия для совершенствования. На русском языке изданы: «Шахматы до Стейница» (1961), «Принятый ферзевый гамбит» (1965), «Отказанный ферзевый гамбит» (1967), «Каталонское начало» (1969 и 1986), «Первый чемпион мира» (1971), «250 ловушек и комбинаций» (1973), «Некоронованные чемпионы» (1975), «По следам дебютных катастроф» (1979), «Шахматный практикум» (т. I – 1980, т. II – 1997), «Шахматный университет Пауля Кереса» (1982), «Зигберт Тарраш» (1983), «Жертва ферзя» (1989), «Дебютные ошибки и поучительные комбинации» (2000 и 2003), «Стейниц. Искатель истины» (2004), «Когда не жаль ферзя» (2005). Вскоре в издательстве «Олимпия Пресс» выйдет учебник тактики «Ваш решающий ход».

Впереди вас ждут воспоминания юбиляра и примеры его шахматного творчества, но прежде – небольшой фотовернисаж, призванный наполнить живыми красками скупую информацию из «визитной карточки».

Карандашный портрет, сделанный фронтовым другом лейтенантом Грузинским. 1943 год.

Командир роты, гвардии лейтенант
Яков Нейштадт. 1944 год.

С Тиграном Петросяном и Михаилом Талем.
ЦШК, конец 60-х годов.

С Генной Сосонко, будущим гроссмейстером и живым классиком шахматной прозы. На полуфинальном матче претендентов Петросян – Корчной (Москва, 1971).

Со Львом Полугаевским в редакции журнала «Шахматы в СССР».

70-е годы, Москва.

90-е годы, Беэр-Шева.

Сеанс одновременной игры во Дворце пионеров.

С Леонидом Зориным, или Автор «Покровских ворот» на Гоголевском бульваре.

Личная полка юбиляра: книги Я.Нейштадта изданы на 13 языках!

Первая его книга вышла еще в середине 20-го века. А это уже урожай века 21-го…

«СКАЖИ ЕЩЕ СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ!»

Я родился – страшно даже подумать – в первой четверти прошлого века. Юбилей, что ни говори, грустный. Конечно, «мои года – мое богатство», но по сути, как это у Высоцкого: «Скажи еще спасибо, что живой!»

Так уж случилось, что моя жизнь, исключая войну и детские годы, связана с шахматами. Несколько любительских фотоснимков запечатлели меня рядом с известными людьми – чемпионами мира, гроссмейстерами. Относящиеся к ним забавные истории призваны сгладить чрезмерное присутствие юбиляра.

С Тиграном Петросяном на Шахматной олимпиаде в Болгарии. Золотые Пески, осень 1962 года.

На олимпиаде Петросян выступал на второй доске вслед за Ботвинником. Незадолго до этого он выиграл турнир претендентов на Кюрасао и в будущем году ему предстоял матч за высший титул. Я работал в редакции журнала «Шахматы в СССР». Посещая отдел шахмат Спорткомитета (находился он рядом с редакцией на одном этаже Центрального шахматного клуба), Тигран часто заходил к нам. «Хватит трудиться, Яша, – говорил он. – Чужие ошибки не исправишь, только свои добавишь. Пойдем лучше погуляем». Некоторое время мы жили почти рядом. И одним и тем же маршрутом – по Гоголевскому бульвару и Старому Арбату, не потерявшему еще свой исторический облик, – шли до Смоленской площади. Там я сворачивал к себе на Плющиху, а он переходил Бородинский мост – его первая московская квартира была в доме на набережной Тараса Шевченко. Наши отношения оставались доверительными еще многие годы.

Вскоре после победы над Ботвинником Петросян получил приглашение посетить Армению.

– Ну как съездил? – спросил я его по возвращении (не сомневаясь, что съездил он хорошо).

– Понимаешь, царем мог бы там быть. В деревнях руки целовали.

– А в городах?

– Обнимали. В Ереване первый секретарь встречал. На высшем уровне! Лучше я расскажу, как уезжал. На аэродром провожал второй секретарь ЦК. Ранним утром вереница машин направляется в аэропорт. По дороге секретарь спрашивает: «А ты барашка с собой везешь?» – «Зачем мне в Москву барашек?» – «А затем, что без барашка я тебя не отпущу. И не возражай».

Кавалькада разворачивается – мы едем на рынок. Он только что открылся. Завидев въезжающие машины, «по тревоге» выбегает рыночное начальство, на ходу застегивая белые халаты. Тормозим у павильона «Мясо». Короткая пауза, директор рынка (лично) передает сопровождающему нас сотруднику завернутый в целлофан внушительный сверток.

Меня здесь никто не знает, я подхожу ближе. Между тем торговля возобновляется. Очередь, которую оттеснили «по случаю спецмероприятия», занимает прежние позиции.

– А можно мне от того куска? – говорит ближайший к продавцу покупатель.

– А тебе от того куска, – как бы продолжая начатый разговор, отвечает продавец, – тебе от того куска, когда в шахматы хорошо играть будешь…

P.S. Только потом я вспомнил чем-то похожий рассказ Яши Эстрина о его первом посещении Тбилиси. Приехав на какое-то соревнование, он прямо из гостиницы пошел в парикмахерскую (электробритв тогда не существовало) и, когда его побрили, спросил:

– Где у вас касса?

Наивный вопрос удивил парикмахера:

– А тебя что, кассир брил, да?

С Михаилом Талем в пресс-бюро межзонального турнира в Риге, 1979 год.

Во время сеанса одновременной игры Стейница в Нью-Йорке один из зрителей заметил: «Удивительно, как такой больной человек добивается таких успехов!» (Стейниц заметно хромал и опирался на палку). Очевидно, сказал он это недостаточно тихо.

– Уважаемый господин, – неожиданно обратился к нему Стейниц. – Я все-таки играю не ногой…

Шахматы – не стайерский бег, но, как утверждают специалисты, в состязаниях на высшем уровне расходы энергии сопоставимы. От Ласкера до Каспарова, далее по списку, чемпионы мира в этой настольной игре физическим здоровьем не обделены. Исключение – «кудесник из Риги» Миша Таль. Страдая хронической болезнью почек, вызывавшей сильные боли, он не раз оказывался на больничной койке. Тем не менее относился к своему здоровью на редкость пренебрежительно.

В больницах у Миши всегда были шахматы. Из настольных игр он любил еще пинг-понг, но с ним в клиниках напряженка: нужен инвентарь – сетка, ракетки, стол – и, по крайней мере, способный двигаться партнер.

Однажды Таль перенес тяжелую операцию. Через несколько дней он стал ходить – «самое время» сыграть в настольный теннис. Увы, урологические больные к этой игре индифферентны. Но Таль был изобретателен не только на шахматной доске. Он нашел и партнера, и материально-технические средства! Достойным соперником оказался… санитар прозекторской, у которого были и сетка, и ракетки с мячом. А стол – похожие столики в прозекторской имеются (правда, предназначены они для другой цели)… Результат этого интересного поединка мне, к сожалению, неизвестен.

Более чем безразличным отношением к здоровью Таль давал соперникам серьезную фору. И, может быть, права была его мама, Ида Григорьевна, сказав однажды: «Миша никогда не уступил бы звания чемпиона, если бы между матчами его держали в тюрьме»…

С Борисом Спасским, конец 60-х годов.

В турнире с участием мастеров юный Спасский – тогда кандидат в мастера – впервые сыграл в 1951 году. В Риге проходил четвертьфинал 20-го чемпионата СССР.

ЭСТРИН - СПАССКИЙ
Дебют Понциани C44

1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.c3 f5 (контргамбит, предложенный автором дебюта 3.с3 Доменико Лоренцо Понциани в 1782 году) 4.d4 fxe4 5.Nxe5 Qf6 6.Nc4. Теоретическое продолжение – 6.Ng4 Qg6 7.Bf4 или 7.d5.

6…d5 7.Ne3 Be6 8.Bb5 Bd6 9.0-0 Nh6 10.f3. Эстрин полагал, что, подорвав пешку е4, он получит хорошую игру.

10…Qh4 11.g3.

Конечно, жертву слона Эстрин видел, но счел ее неопасной: белые фигуры сразу придут на помощь королю…

11…Bxg3 12.hxg3 Qxg3+ 13.Ng2 Bh3 14.Qe2 0-0 15.Qf2 Qg6 16.Be2 Rf6 17.f4 Nf5 18.Kh2 (угрожало 18…Nh4) 18…Qh6 19.Rh1 Bxg2+, и белым пришлось сдаться.

Партию соперники разбирать не стали. У выхода из турнирного зала Эстрин спросил у оказавшегося рядом Спасского:
– Как ты думаешь, Боря, где я ошибся? Жертва ведь вряд ли была корректной…

– Там у вас, Яков Борисович, везде было безнадежно, – приветливо отозвался юный шахматист.

Возразить Эстрин не успел – будущий чемпион мира, которому было тогда 14 лет, съехал по перилам вниз…

Вне шахмат Спасский запомнился мне способностями к пародированию, которые он демонстрировал в коридорах ЦШК. Репертуар был ограничен «ленинской тематикой»: малознакомым и совсем незнакомым людям Спасский рассказывал забавные анекдоты про вождя революции. Характерное для Ильича грассирование («вхаги находа и Тхоцкий…») в исполнении чемпиона мира выглядело особенно пикантно. Реакция слушателей была предсказуема: группа таяла. Кажется, Спасского это забавляло.

С Владимиром Симагиным (справа) и Анатолием Лутиковым. ЦШК, начало 60-х годов.

Володя Симагин был блестящим аналитиком (одно из доказательств – выигрыш 6-го чемпионата СССР по переписке). Тогда, и долго еще потом, после пяти часов игры (обычный контроль – 2,5 часа на 40 ходов) партия откладывалась, и домашний анализ играл важную, порой решающую, роль. В ответственных соревнованиях большую часть этой работы, нередко ночной, выполнял тренер – подопечный должен был выспаться перед следующей партией.

Симагин помогал Смыслову в знаменитом претендентском состязании 1953 года в Цюрихе, ставшем самым выдающимся турнирным достижением будущего чемпиона мира. Был Володя и тренером Котова. По шахматной части тот претензий к нему не имел, но в психологической подготовке (она тоже входит в обязанности тренера) обратил внимание на некоторые изъяны. Теперь уже не назову турнира, о котором шла речь, но веселый рассказ Котова в памяти остался.

– Тяжело играть за рубежом. Наши участники – это тоже соперники, и по сути дела ты один в чужом мире. Другое дело, когда с собой тренер. Он поможет, в трудную минуту поддержит, настроит на борьбу… А тут? Проиграл я отложенную, возвращаюсь в гостиницу. Настроение тяжелое. И вдруг навстречу Симагин – сразу стало как-то легче. «Ну как?» – спрашивает он. «Проиграл я, Володя». – «Я же вам говорил: вы понятия не имеете о таких позициях!..»

На одном из чемпионатов СССР, проходившем в Москве, мне довелось помогать Лутикову. Получив неожиданное приглашение, я спросил, каковы его дебютные предпочтения, что конкретно он играет, чтобы самому как-то подготовиться.

– Яков Исаевич, я ведь не дебютчик – мне бы только набросать позицию…

Он, конечно, лукавил, но, в самом деле, решающего значения дебюту не придавал и в дебри вариантов не углублялся. Шахматист исключительно изобретательный, он был особенно опасен в тактических осложнениях и в атаке.

Спустя много лет, когда его уже не было, я подумал: не тот ли его шутливый ответ предвосхитил гениальную идею фишеровских шахмат?..

Человеком Лутиков был скромным, держался просто, но любил выражаться витиевато. Узнав о присвоении ему звания гроссмейстера, открыл дверь соседней комнаты, в которой собирались шахматисты, и громко произнес:
– Доблестные доны! Неплохо было бы вам знать, что я – гроссмейстер.

Два Якова – Нейштадт и Эстрин.

Чемпион мира в игре по переписке и международный мастер в нормальных шахматах, автор книг по дебютной теории (созданный им с Пановым «Курс дебютов» являлся настольной книгой нескольких поколений шахматистов), вероятно, лучший в мире знаток защиты двух коней и итальянской партии, Яша Эстрин был моим школьным другом – до войны мы учились в одном классе.

Активно-наступательный характер Якова Борисовича сметал преграды, поставленные властями. В советское время соваться за рубеж было, как известно, заказано. Однако Эстрин сумел «пробить окно в Европу», организовав ни много ни мало… шахматное издательство в ФРГ! Под его чутким руководством владелец магазина по продаже и пересылке шахматной литературы переквалифицировался в издателя и в течение 20 лет выпускал шахматные книги. Добрый десяток наших гроссмейстеров и мастеров (и я в том числе) опубликовали свои труды в издательстве Руди Шмауса в Гейдельберге.

Поддерживая связи с организаторами и издателями, Эстрин регулярно получал письма из-за рубежа. Переписка с заграницей, мягко говоря, не поощрялась. Но Эстрина это не смущало – он даже бравировал знакомством с иностранными шахматистами и общественными деятелями. Однажды, когда в редакции «Шахмат в СССР» было много посетителей, Эстрин торжественно вынул из папки заграничный конверт.

– Кто тут может перевести с английского?

Наверняка содержание письма он уже знал и просто хотел похвастаться очередным издательским заказом. Я взял письмо.

– Уважаемый господин Эстрин, – сочинял я на ходу. – Спасибо вам за чертеж подводной лодки, который вы нам любезно прислали. Выплату мы произведем одновременно с гонораром за вашу прекрасную монографию «Защита двух коней». Ждем обещанный вами проект нового советского атомного реактора…

За время чтения посетителей заметно поубавилось. Оставшиеся веселились.

Этот снимок был опубликован осенью 1979 года в газете «64». Отдел «Тройной шах», рубрика «Наш конкурс», задание: найдите потерянную подпись (фото Б.Долматовского).

Признаюсь, я был удивлен, когда мне на стол положили огромную кипу писем – более 800. Ни один спорный дебютный вариант, ни одна головоломная партия не встретили такого массового отклика.

В предновогоднем, 52-м номере, на котором газета «64» закончила свое существование, я подвел итоги, назвав подписи, показавшиеся наиболее удачными. Среди них: «Опять отложили», «Как ты думаешь, Шарик, сеансер вернется?», «Уж полночь близится, а Фишера всё нет», «Мастерами не рождаются, а становятся», «Кому играть на первой доске?», «Gens una sumus – мы одна семья», «Надоело анализировать его партии по переписке…», «Нечего ломать голову – посмотри “Информатор”», «Все любят играть белыми», «Поистине нечеловеческая игра эти шахматы!» и даже двустишие:

Полкан на Мурку смотрит хмуро –
У Мурки лишняя фигура.

Тут небольшое отступление. Вскоре после прихода в «64» я имел повод сказать Рошалю: «Мы с вами не кинозвезды, и наши фотографии публиковаться в газете не будут». Полагаю, он огорчился, но виду не подал. Так было все шесть лет, что я там работал. Как известно, по истечении определенного времени рассекречиваются даже важнейшие государственные тайны. С тех прошло почти три десятка лет, и я должен признаться, что нарушил самим же установленное правило. На снимке изображены члены моей семьи: почти кавказская овчарка Найда и почти сибирская кошка Каисса (Александр Борисович знал это, но давний наш уговор не напомнил). Сознаваясь в злоупотреблении служебным положением, я передал редактору юбилейного материала вещественное доказательство: сделанный тогда же тем же фотографом «семейный портрет в интерьере».

ПРИМЕРЫ ТВОРЧЕСТВА ЮБИЛЯРА

Увы, мои практические достижения в шахматах заметно уступали литературным. Кандидатом в мастера я стал в 1950-м, а мастером – лишь в 1961 году. Как верно заметил Михаил Бейлин, играть в шахматы, все время занимаясь ими в редакции, – то же самое, что почтальону гулять после работы. Шутки шутками, но успеха такое совмещение не принесло никому. Впрочем, плохому танцору всегда что-нибудь да мешает…

Как-то Александр Маркович Константинопольский, мудрый наставник многих шахматистов, посоветовал мне применить дебютные познания и опыт анализа в игре по переписке. С тех пор я участвовал в двух чемпионатах Европы, выступал за сборную СССР на заочных олимпиадах, играл в турнире претендентов и затем в XII чемпионате мира. В 1971-м стал международным мастером, а недавно получил диплом заслуженного международного мастера ИКЧФ.

А гроссмейстером (ИКЧФ) я так и не стал. Правда, тот же Бейлин предложил за игру по переписке присваивать звание не гроссмейстера, а почтмейстера. Но даже это звание мне уже не завоевать, поскольку XII чемпионат был для меня последним. Заочные турниры, как известно, продолжаются по несколько лет. По правилам ИКЧФ выбывшим из соревнования (или умершим) в незавершенных партиях проставляются нули (не минусы, а именно нули). А снижать свой рейтинг не хочется…

НЕЙШТАДТ - БАРАНОВ
Москва 1949

23.f5! Жертвуя собой, пешки открывают ферзю доступ к полю b4.

23...exf5. Если 23...gxf5, то 24.Rg3. На 23...g5 решает 24.Qxh5 Qxf6 25.fxe6 Qf4 26.Rce1. Не помогает и промежуточный ход 23...Qh6 из-за 24.Rce1, например: 24...gxf5 25.Rg3, или 24...exf5 25.Re7 Nd5 26.Nxd5 Bxd5 27.Bxd5 Rxd5 28.Qf6, или, наконец, 24...g5 25.Qxg5 Qxg5 26.Nh7+ и Nxg5.

24.d5! От угрозы шаха на b4 удовлетворительной защиты нет.

24...Rd6 (24...Qh6 25.Qb4+ Kg7 26.Qd4!) 25.Nxh5 Qh6 26.Qe7+ Kg8 27.dxc6 Rf8 28.Rce1 Rxc6 29.Nf6+. Черные сдались.

НЕЙШТАДТ - АБРАМОВ
Москва 1953

Невзирая на ослабление своего королевского фланга, черные решили разрушить вражеский центр, сыграв 20...gxf5 и на 21.Qh421...fxe4. Последовало:

22.Nd5! Qd7. Если 22...Qd8 (22...Qxc2? 23.Nxe7+ и Qxh5+ с матом), то 23.Rxc8 Bxc8, и 24.g6! выигрывало партию: 24...fxg6 (24...exf3 25.Nxe7+ и Qxh5+; 24...Bf6 25.Nxf6+ exf6 26.Qxh5 fxg6 27.Qxg6+ Kh8 28.Qh5+ Kg8 29.Kh1) 25.Nxe7+ Kf7 26.Ng5+ Kxe7 (26...Ke8 27.Rxf8+ Bxf8 28.Nxc8 Qxc8 29.Qxe4+ или 27...Kxf8 28.Qf4+ Bf5 29.Nxg6+) 27.Nf7+.

23.Nf6+! Коня приходится взять, после чего вскрывается вертикаль «g».

23...exf6 24.gxf6. Под ударом ладья и конь, но черным надо защищаться от 25.Qg5.

24...Qf5. Если 24...Bxf6 25.Qxf6 Rxc2, то 26.Bh6, и черные получают мат.

25.Ne1! Решающее продолжение атаки, в то время как напрашивающееся 25.Rg2 exf3 26.Rxg7+ Kh8 27.Rg5 встречало опровержение: 27...Rg8 28.Qxh5+ Qh7. Парировалось и 27.Bg5: после 27...f2+! 28.Rxf2 Bf3 29.Qxh5+ Bxh5 30.Rxf5 Rc5 белым также не спастись.

25...Qe5 26.Rg2 Nd4. Или 26...exd3 27.Rxg7+ Kh8 28.Rg5 Qxe3+ 29.Kh2 Qe2+ 30.Rf2, и черным не избежать мата.

27.Rxg7+ Kh8 28.Bxd4 Qxd4+ 29.Rf2 Rc5 (29...Qc5 30.d4). От мата на h5 черные защитились, однако после 30.Qf4! игра окончилась – нет защиты от мата на h6.

НЕЙШТАДТ - ГИПСЛИС
Рига 1955

На 13...Na5 последовало 14.Bxe6 dxe6 15.Ng5 Bc5 16.Rd8! Отвлечение ферзя от контроля над полем h5.

16...Qxd8 17.Qh5 h6 18.Qg6 hxg5 19.hxg5+ Kg8 20.Qh5. Комбинация могла включать завлекающую жертву: 20.Rh8+ Kxh8 21.Qh5+ Kg8 22.g6, и после 22...Rf6 23.Qh7+ Kf8 24.Qh8+ Ke7 25.Qxg7+ Ke8 26.exf6 черные должны капитулировать.

Однако «тихий» ход ведет к цели быстрее. Впрочем, решало и 20.Rh7 (20...Rf7 21.Qh5), а также 20.Nh5 Rf7 21.Nf6+.

20...Nc4 21.g6 Qd2+ 22.Kb1 Na3+ (шах отчаяния) 23.bxa3. Черные сдались.

НЕЙШТАДТ - УУСИ
Чемпионат Москвы 1956

В позициях подобного типа полезно разменять чернопольных слонов, и белые сыграли 16.Bg5. Далее было:

16...Bxg5. Заслуживало внимания 16...f6, хотя и в этом случае как после 17.exf6, так и при отступлении слона инициатива оставалась на стороне белых.

17.Nxg5 Nf8 18.f4 f5. Черные загодя препятствуют f4-f5, однако после вскрытия центральной вертикали подвергаются прессингу.

19.exf6 gxf6 20.Nf3 Re7 (20...Qd7) 21.Ng3 (21.f5) 21...f5? Угрожало 22.f5, но теперь образуются непоправимые слабости на е6 и е5.

22.Qe3 cxd4 (вынужденно из-за угроз 23.Nxf5 и 23.dxc5) 23.Nxd4 Re8 24.Nc6 Qd6 25.Ne5 Re7 26.Nh5 Qc5. Размен ферзей не приносит облегчения.

27.Kh1 Qxe3 28.Rxe3 Ne8.

29.g4. Позиционное давление трансформируется в прямую атаку.

29...fxg4 30.Rg1 Ng7 31.Rxg4 Kh8 32.Nf6 Rcc7 33.Rh3. От мата нет защиты. Грозит 34.Rxh7+ Nxh7 35.Ng6 # или 34.Ng6+ Nxg6 35.Rxh7 #.

33...h5 34.Rxh5+, и мат следующим ходом.

НЕЙШТАДТ - БРОНШТЕЙН
Чемпионат Москвы 1956

Используя форпост е3 для создания атаки, черные перебросили ладью на королевский фланг:

28...Rc5 29.Rc1 Rh5 30.Qc3. Центральные вертикали в руках белых; вопрос в том, насколько опасны угрозы их королю.

30...Nf5 31.Nf3 Qe6 32.Qc4. Я начал было смотреть 32.g4 Nh4+ (на 32...Nd4 находилось 33.f5!) 33.Kg3 Nxf3 34.gxh5, но испугался отскоков коня и сделал естественный позиционный ход. Между тем вариант был в пользу белых: 34...Nd2 35.Qe5 Ne4+ 36.Kh2.

Здесь Бронштейн надолго задумался: ходом 32...Nh4+ он мог затеять интересные осложнения:

1) 33.gxh4 Qg4+ 34.Kh2 (34.Kf1? Qg3) 34...Rxh4+ 35.Nxh4 Qxh4+ 36.Kg1. Черным обеспечена ничья, но можно и поиграть: 36...Qg4+ 37.Kh1 Qh5+ 38.Kg1 Qxe2. Впрочем, после 39.Qd4 все равно надо давать вечный шах;

2) 33.Nxh4 Qg4. Теперь попытка сохранить фигуру путем 34.Rh1 гибельна из-за 34...Qxe2+ 35.Kh3 Qf3! с угрозой 36...Rxh4+ и Qh5# (на 36.Kh2 выигрывает 36...Qxh1+! 37.Kxh1 e2). Во время партии я собирался продолжать 34.Rdd1 Rxh4 35.Rh1 с вероятным ничейным исходом.

Бронштейн, однако, пошел иначе.

32...Qe7. Не использовав тактический шанс, черные оказываются бессильными перед вторжением тяжелых фигур.

33.Rcd1 b5 34.Qc6 Rf8 35.Rd7 Qa3. Тут я защитил пешку напрашивающимся ходом 36.Qc2, отвергнув 36.g4 Qxa2 37.gxh5 из-за 37...Qxe2+ 38.Kh3 Qf2. И тоже напрасно: после 39.Rg1 с угрозой Rxg6+ белые выигрывали во всех вариантах.

36...Rh8. Приходится: теперь уже 37.g4 грозило «со всеми удобствами».

37.Ng5 Qa6 38.a4. Тут я прошел мимо эффектного решения 38.Nxf7! Rxf7 39.R1d6!, завершавшего борьбу.

38...Qf6 (38...bxa4 39.bxa4 дела не меняло) 39.axb5. Стоит обратить внимание на печальное «эполетное» положение черных ладей.

39...Rh5 40.Nf3 Kg7 41.Qc6 Qb2 42.Qc4 Nh6 (опять угрожало 43.g4 Nh4+ 44.Kg3) 43.Ng5 Kg8 44.Rd8 Rxd8 45.Rxd8+ Kg7 46.Qd4+ Qxd4 47.Rxd4 f6 48.Rd7+ Kg8 49.Rxa7. Черные сдались. После 49...fxg5 50.b6 gxf4 51.b7 Rb5 52.Ra8+ они вынуждены отдать ладью.

ПАРТИИ ПО ПЕРЕПИСКЕ

НЕЙШТАДТ - СЕЙЛЕР
Европейский турнир мастеров, 1963-64

Грозит не только Ne4+, но и Ne8 с выигрышем пешки f6. Как продолжать наступление?

17.Re1 Ne8. Разумеется, не 17...Ne4+? ввиду 18.Rxe4 dxe4 19.Qh6 Rg8 20.Ng5.

18.Qh6 Nxf6 19.Ng5. Белые угрожают маневром Rh3-f3xf6, на проведение которого им нужно три темпа. За это время черные успевают защитить пункт f7 и освободить ладью для маневра Rg8-g7. После этого конь f6 готов будет нанести белым тяжелый урон – ферзь на h6 окажется в опасности... 

19...Qe7 20.Rh3 Rg8 (в случае 20...Kg8 21.Rf3 Rd8 угрозу жертвы на f6 возобновляет 22.Ree3) 21.Rf3 Rg7.

Пункт h7 защищен, угрожает 22...Nxg4, а также 22...Ng8. Но исход борьбы решили два отвлекающих удара.

22.Rxf6! Не будь этого хода, черные выиграли бы партию. Теперь же им приходится капитулировать.

22...Qxf6 23.Nxh7! Коня не взять из-за мата на f8. Остается лишь отдать ферзя после 23...Qxf2+ 24.Re2 (24...Qxh4 25.Qxh4 Rxh7), что, конечно же, безнадежно.

Черные сдались.

БИРНШТИЛЬ - НЕЙШТАДТ
Каталонское начало E03
Европейский турнир мастеров, 1963-64

1.Nf3 Nf6 2.c4 e6 3.g3 d5 4.d4 dxc4 5.Qa4+ Nbd7 6.Qxc4 a6 7.Bg2 c5 8.Qc2 b6. Как и при 8...b5, черные стремятся быстрее развернуть ферзевый фланг, избегая при этом возможного после 8...b5 подрыва 9.a4.

9.0-0 (9.dxc5 Bxc5 10.Ne5 неопасно ввиду 10...Nd5) 9...Bb7 10.dxc5 Bxc5 11.Nc3 Rc8. Черные гармонично расположили свои силы, белый ферзь на вертикали «с» – это основная его позиция в каталонском начале – испытывает некоторый дискомфорт.

Следующий ход белых приводит к ослаблению королевского фланга.

12.Rd1 b5 13.a3 Qb6. Белые перед дилеммой: отступить только что развитой ладьей или ослабить поле f3... 

14.e3. На 14.e4 могло быть 14...Ng4 15.Rf1 0-0 и затем Nge5 с отличной игрой.

14...0-0 15.Bd2. В случае 15.b4 Bd6 16.Bb2 перспективно 16...Ne5.

15...Qa7! (ферзь переходит на большую диагональ) 16.Qd3 Qa8 17.Qe2 Ng4 18.Be1 Nge5 19.Nxe5 Nxe5 20.e4. Контроль над полем d4 снят, и туда устремляется конь.

20...Nc6 21.b4 Nd4 22.Qa2 Bb6 23.a4 Qb8. Ферзь идет на королевский фланг, куда уже нацелены оба слона.

24.axb5 axb5 25.Rac1 Qe5 26.Kh1 Qh5 27.h3. На 27.f4 последовало бы 27...Rxc3 28.Bxc3 Ne2! 29.Be1 Bg1.

27...Rc4 28.f4 Rfc8 29.Qb2 f5!

Белые сдались.

КАРАФИАТ - НЕЙШТАДТ
II чемпионат Европы, 1964-65

Белые только что сыграли 40.Bg3-f2, парировав угрозу 40...Nf3+. Однако тактический удар 40...Re3!! заставил их сдаться. Комбинация, иллюстрирующая темы отвлечения, завлечения на вилку, перекрытия и связывания (41.Bxe3 Nf3+;   41.Qxe3 Nf1+;   41.Rd3 Nf3+).

НЕЙШТАДТ - ЭКСТРЁМ
Славянская защита D46
V чемпионат Европы, 1968-70

1.d4 d5 2.c4 e6 3.Nc3 c6 4.e3 Nf6 5.Nf3 Nbd7 6.Bd3 Bd6 7.e4 dxe4 8.Nxe4 Nxe4 9.Bxe4 0-0 10.0-0. Этот вариант славянской защиты (6...Bd6, 7...dxe4) считается трудным для черных, и я ожидал, что известный шведский мастер подготовил какое-то усиление.

10...Qc7 11.Bc2. Ставя ферзя впереди слона, белые создают угрозы королевскому флангу.

11...Re8 12.Qd3 Nf8. Выясняется, что ничего нового не придумано; следующий ход закрепляет преимущество белых.

13.c5! Bf4 14.Re1 b6 15.Bxf4 Qxf4 16.Ne5 Bb7 17.Re4 Qf6 18.Qg3 Ng6 19.Rae1 Qd8 20.Nxg6 hxg6 21.Rh4 bxc5 22.Qh3 Kf8 23.Rh8+ Ke7 24.Rxe8+ Qxe8 25.Bxg6 Kd8.

26.dxc5! За слона белые получат несколько пешек. При этом ферзевый фланг черных оказывается запечатанным.

26...fxg6 27.Rxe6 Qf7 28.Qd3+ Kc8 29.Qd6 Qd7 30.Rxg6 Ba6 (безрадостно и 30...Qxd6 31.cxd6 Rb8 32.Rxg7) 31.Qxc6+ Qxc6 32.Rxc6+ Kb7 33.Rg6 Rg8 34.h4. С армадой пешек слону не справиться.

34...Bd3 35.Rg3 Bb1 36.a3 a5 37.b4 axb4 38.axb4 Kc6 39.h5 Kb5 40.Rg5 Be4 41.f3 Bc6 42.h6 Kxb4 43.f4 Kc4 44.f5 Bd5 45.hxg7 Bf7 46.f6 Kd4 47.Kf2 Rc8 48.g4 Bg8 49.Rh5 Rxc5 50.Rh8. Черные сдались.

СТЕРУД - НЕЙШТАДТ
XII чемпионат мира, 1986-88

Эта позиция получилась из гамбитного варианта каталонского начала (E04): 1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.g3 d5 4.Bg2 dxc4 5.Nf3 a6 6.0-0 Nc6 7.e3 Bd7 8.Nc3 Bd6 9.Qe2 b5 10.Rd1 0-0 11.e4 e5 12.dxe5 Nxe5 13.Nxe5 Bxe5 14.Bg5 c6 15.Bxf6 (на 15.Bh3 черных выручает 15...Qc7!, и за пожертвованную пешку не видно компенсации) 15...gxf6.

На 16.Bh3 последовала позиционная жертва: 16...Bxh3 17.Rxd8 Raxd8. За ферзя черные получили только ладью и слона (лишняя сдвоенная пешка «f» не в счет). Смысл этого обмена – использовать силу слонов в открытой позиции и пешечное превосходство на ферзевом фланге. И еще: объектом нападения станет слабая пешка е4.

18.f4 Bd4+ 19.Kh1 Bc8 (место слона – на b7) 20.Rd1 Rfe8 21.Kg2 c5. Готовя осаду пункта е4.

22.a3 Rd6 23.Qh5 Bb7 24.Qg4+ Kf8 25.Qf5 Rde6 (25...Bxc3? 26.Qxc5) 26.Qxh7 Bxc3 27.Qh6+ Kg8 28.bxc3 Bxe4+ 29.Kf2.

Теперь настало время образовать проходную:

29...b4 30.axb4 cxb4 31.cxb4 c3 32.f5. В пользу черных и 32.Rc1 c2 33.Qh5 Rd8 34.Qg4+ (34.f5 Re5) 34...Kf8 35.Qe2 Bg6.

32...c2 33.Rc1 Rd6 34.g4 Re5 35.h4 Red5 36.h5 Rd2+ 37.Kg3 Rd1. Белые сдались.

Все материалы

К Юбилею Марка Дворецкого

«Общения с личностью ничто не заменит»

Кадры Марка Дворецкого

Итоги юбилейного конкурса этюдов «Марку Дворецкому-60»

Владимир Нейштадт

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 1

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 2

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 3

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 4

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 5

«Встреча в Вашингтоне»

«Шахматисты-бомбисты»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 3-я»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 4-я»

«От «Ультры» – до «Эшелона»

Великие турниры прошлого

«Большой международный турнир в Лондоне»

Сергей Ткаченко

«Короли шахматной пехоты»

«Короли шахматной пехоты. Часть 2»

Учимся вместе

Владимир ШИШКИН:
«Может быть, дать шанс?»

Игорь СУХИН:
«Учиться на одни пятерки!»

Юрий Разуваев:
«Надежды России»

Юрий Разуваев:
«Как развивать интеллект»

Ю.Разуваев, А.Селиванов:
«Как научить учиться»

Памяти Максима Сорокина

Он всегда жил для других

Памяти Давида Бронштейна

Диалоги с Сократом

Улыбка Давида

Диалоги

Генна Сосонко:
«Амстердам»
«Вариант Морфея»
«Пророк из Муггенштурма»
«О славе»

Андеграунд

Илья Одесский:
«Нет слов»
«Затруднение ученого»
«Гамбит Литуса-2 или новые приключения неуловимых»
«Гамбит Литуса»

Смена шахматных эпох


«Решающая дуэль глазами секунданта»
«Огонь и Лед. Решающая битва»

Легенды

Вишванатан Ананд
Гарри Каспаров
Анатолий Карпов
Роберт Фишер
Борис Спасский
Тигран Петросян
Михаил Таль
Ефим Геллер
Василий Смыслов
Михаил Ботвинник
Макс Эйве
Александр Алехин
Хосе Рауль Капабланка
Эмануил Ласкер
Вильгельм Стейниц

Алехин

«Русский Сфинкс»

«Русский Сфинкс-2»

«Русский Сфинкс-3»

«Русский Сфинкс-4»

«Русский Сфинкс-5»

«Русский Сфинкс-6»

«Московский забияка»

Все чемпионаты СССР


1973

Парад чемпионов


1947

Мистерия Кереса


1945

Дворцовый переворот


1944

Живые и мертвые


1941

Операция "Матч-турнир"


1940

Ставка больше, чем жизнь


1939

Под колесом судьбы


1937

Гамарджоба, Генацвале!


1934-35

Старый конь борозды не портит


1933

Зеркало для наркома


1931

Блеск и нищета массовки


1929

Одесская рулетка


1927

Птенцы Крыленко становятся на крыло


1925

Диагноз: шахматная горячка


1924

Кто не с нами, тот против нас


1923

Червонцы от диктатуры пролетариата


1920

Шахматный пир во время чумы

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум